Регистрация!
Регистрация на myJulia.ru даст вам множество преимуществ.


Рубрики статей:









Наши рассылки



Люди обсуждают:




Сейчас на сайте:

Lucita812 Людмила Викторовна

Зарегистрированных: 2
Невидимых: 2
Гостей: 79


Тест

Тест Что для Вас важнее – семья или работа?
Что для Вас важнее – семья или работа?
пройти тест


Популярные тэги:



Наши рассылки:

Женские секреты: знаешь - поделись на myJulia.ru (ежедневная)

Удивительный мир Женщин на myJulia.ru (еженедельная)



Подписаться письмом





Река забвения (Рассказ)

Река забвения (Рассказ)

… Юля отложила в сторону общую тетрадку, в которой был написан от руки незамысловатый увлекательный рассказ в детективном стиле. Время её ночного часового дежурства подходило к концу. Голова её была светлой и ясной, несмотря на усталость и поздний час. Юля ещё была под впечатлением от прочитанного. Рассказ она прочла дважды и в её душе вспыхнула надежда о том, что может быть теперь она сумеет воплотить свою мечту в жизнь. Читая рассказ, написанный молодой женщиной журналисткой, которая отбывала свой срок наказания в женской колонии вместе с Юлей, она поняла, что встретила человека, способного описать её жизнь. Юля решила дождаться утра, и не откладывая разговор в долгий ящик, поговорить на эту тему с Алёной. Неудобство составляло то, что они жили по разным отрядам, хотя женская колония была и невелика, но зачастую найти нужного человека в нужное время было сложно. Правда они вместе учились в одной группе на курсах компьютерной грамотности, но тогда разговор бы пришлось переносить на вечернее время, так как занятия начинались с 16:30 до 18:00 часов. Поговорить во время занятий не было возможности. Алёну невозможно было оторвать от компьютера. Казалось, что в это время для неё ничего не существует, кроме монитора компьютера, в который был устремлён её взгляд. Но собственно не это беспокоило Юлию, а то, как Алёна отреагирует на её предложение и захочет ли вообще писать рассказ о её жизни, похожей на жестокий роман…
Мечта об этом у Юли родилась давно, но со временем она переросла в навязчивую идею. Юля искала пути к её осуществлению. Самой писать о себе не получалось. В колонии было немало одарённых женщин, пишущих стихи, рассказы, заметки в местную газету и она не раз подходила и беседовала с ними, но к сожалению её, беседы не приносили ожидаемого результата. Загруженные своими проблемами эти женщины не могли в полной мере понять, чего от них хотела Юля. Было ужасно досадно, но она и сама понимала, что уровень познания в творчестве у этих женщин невелик.
Ей было из чего делать подобные выводы, Юля любила прессу, больше чем книги…
Утро встретило Юлю свежестью и прохладой. Осень заявляла о своих правах. С деревьев осыпалась листва, доставляя хлопоты осуждённым женщинам, следящим за чистотой территории колонии. Алёну она нашла на «курилке».
Разговор с Алёной получился длинным. Выслушав Юлю, Алёна согласилась описать её жизнь в форме рассказа. Эйфория от предвкушения достижения своей мечты, охватила Юлю. Подготовка была не долгой. Алёна была внимательным слушателем и вот первые строки рассказа легли на лист бумаги…
… В детский дом Юленька Рюмшина попала в возрасте 13 лет. Все свои годы детства Юля вспоминала, как страшный сон. Кроме неё в семье был ещё младший брат Славик. Когда именно начался их семейный кошмар и, что послужило причиной этому Юля не могла сказать, она была тогда ещё слишком мала. Страх, который довелось ей переживать изо дня в день, ещё долго преследовал её. Может быть, отношения родителей к друг другу, когда-то и были иными, но память Юли упорно восстанавливала только картины, где отсидевший когда-то и за что-то отец жестоко избивает мать, которая не в силах выносить каждодневные побои, безбожно пьёт, забывая обо всём, заглушая свою боль и любовь к своим детям. Пришёл день, когда она бросила и детей и мужа. Её старшая сестра Раиса, забрала детей к себе, но вскоре определила племянников в детские дома. Сначала Славика, а потом и Юлю. До 16 лет Юля была воспитанницей детского дома, после чего вновь вернулась под кров родной тётушки. Славик воспитывался в другом детском доме, в другом городе. Не смотря, что брат и сестра регулярно встречались с друг другом по выходным дням, они постепенно становились чужими друг другу. Жестокая школа выживания отдаляла их друг от друга, а тираническое воспитание тёти Раи не сближало их. Слишком рано повзрослев, они уже понимали, что каждый из них своё место под солнцем должен завоёвывать сам, борясь за своё существование, не имея никакой опоры и поддержки от взрослых.
После окончания школы Юля попала полностью под власть своей тёти, которая, зная о её незащищённости, просто использовала Юлю, как бесплатную рабочую силу, беспрестанно напоминая ей, что в жизни за всё нужно платить. Юлины слёзы раздражали тётю Раю, настраивая её более агрессивно против Юли, и она научилась скрывать их. Юля терпела всё, осознавая, что не может поступать иначе. Кроме этого крова над головой у них со Славиком больше не было ничего. Её заветной мечтой в то время, было желание покинуть дом тёти, где казалось, что даже стены отвергают её саму и её братишку. Отец не проявлял к ней должного интереса. Если кто-то видел их вместе, то отец обязательно говорил, что Юля не его дочь. Причину такого поведения отца Юля узнала позже. Однажды отец, решил забрать её к себе. Придя в родительский дом, Юля застала там собутыльника отца. Отец распив по видимому ещё не одну бутылку с «другом» выпроводил его, после чего попытался грубо изнасиловать дочь. От неизбежного Юлю спасла тётя, которая пришла за ней. Забрав Юлю с собой, она долго выспрашивала её о поведении отца, но Юля молчала. Она не хотела говорить с тётей о происшедшем инциденте у неё с отцом. Для себя же она поняла, что не воспитывая её, отец не воспринимал её, как дочь, он видел в ней созревшую молодую девушку, которую хотел использовать, считая, что имеет на это все права. Юля была благодарна тёте за её своевременный приход и своё спасение, но свои чувства ничем не выдала…
После случившегося в доме отца тоталитарный режим Юлиной жизни удвоился, хотя тёти Раи и не удалось ничего выпытать у племянницы. Всё же своим женским чутьём она догадывалась об инциденте. Годы, проведённые в детском доме, для Юли показались раем в сравнении с тем периодом жизни, что она прожила под опекой тёти до замужества.
Мысли о замужестве часто посещали Юлю. Как большинство девчонок, она в мечтах представляла, как она встретит своего принца на белом коне, который вызволит её из замка злой колдуньи…
Со своим будущим мужем Юля познакомилась на свадьбе своей близкой подруги, где она была свидетельницей, а он свидетелем. Высокий парень, шатен с привлекательной внешностью, казался Юле чуть ли не идеалом мужской половины человечества. Звали его Алексеем. Он был старше Юли почти на 6 лет. Юля и не предполагала, что вызовет к себе неподдельный интерес этого парня. Сама Юля была небольшого роста с хорошо сложенной фигурой и хоть сама она не считала себя красивой, многие считали её очень симпатичной и общительной. Никто не мог даже и предположить, что за её весёлостью, скрывалось страдание…. Вопреки всяким предположениям Алексей после свадебного вечера пошёл провожать Юлю домой.
Спустя два месяца Алексей засватал Юлю. От природы впечатлительная, Юля в дни подготовки к её свадьбе буквально была сама не своя. Она суетилась, не зная усталости, и при этом улыбка не покидала её лица. Радость Юли была не понятна тётушке и, глядя на девушку, та ворчала, но Юля только улыбалась в ответ. Она была счастлива тем, что наконец-то покинет стены ненавистного ей дома и навсегда избавится от тёткиной опеки, тем более он решили с Алексеем, что теперь Славик будет жить с ними…
После свадьбы Алексей увёз Юлю в свою квартиру, которую он получил, работая механиком лифтов. Юлю не смущало, что квартира их находилась на девятом этаже девяти этажного дома. Она радовалась этой квартире, где отныне ей предстояло быть полновластной хозяйкой…
Алексей любил Юлю и всё своё свободное время посвящал ей. Казалось, что судьба наконец-то смилостивилась над Юлей, но всё-таки какой-то надлом остался в девушке, она так и не смогла полюбить Алексея, хотя испытывала к нему глубокое чувство признательности и благодарности. Юля всячески старалась создать в доме уют, чтобы как-то сгладить свою нелюбовь к Лёше. Неизвестно бы как сложились их отношения в дальнейшем, но Юлю спасло рождение сына. Своего первенца они назвали Витей. Всю свою первородную материнскую любовь она отдавала ребёнку. Лёша так же любил сына и ещё больше Юлю. Временами проявляющуюся холодность Юли к нему, он относил за счёт её усталости и занятости по хозяйству и заботой о малыше…
Через два года Юля родила своего второго сына Артурчика. Счастливый Алексей души не чаял в детях и жене. Юля полностью посвятила себя своим сыновьям, она была счастлива. Алёшей она могла только гордиться. Его мать, свекровь Юли, любила её и внуков. Она была для Юли первой помощницей и советчицей. Выйдя замуж за Алексея, восемнадцатилетняя Юля всегда со вниманием относилась к матери Алёши и с радостью принимала её советы…
Порой Юле казалось, что со временем, возможно, она сможет полюбить Алексея. Такого человека просто невозможно было не любить. Юля чувствовала себя виноватой перед ним, но старалась, ни словом, ни жестом не огорчить его, чтобы он не догадался об истинных её чувствах, потому что знала, что может ранить его и сделать глубоко несчастным человеком. Юля уважала чувства Лёши к себе и к детям, поэтому и берегла их.
Её надеждам не суждено было сбыться. Устроив детей в детский сад, Юля устроилась на работу в метрополитен. Как-то вместе с напарницей она была приглашена на празднование дня рождения подругой сотрудницы, которая часто посещала сотрудницу Юли в рабочее время. Цель столь частых визитов этой дамы была довольно проста, так как она приходила лишь для того чтобы поболтать, покурить или просто убить время, следя за регулярным отправлением и прибытием электропоездов метро.
Юля сама не знала, почему вдруг согласилась пойти в гости к малознакомой особе, которую звали Светланой. Скорее всего, её привлекло желание развеяться и хотя бы маленьким развлечением скрасить каждодневную бытность её существования.
Такой опрометчивый шаг Юли, стал в последствии для неё злым роком судьбы…
На именинах Юля познакомилась с Николаем. Ничего особенного не было в этом парне. Небольшого росточка, в общем-то, с простой малопривлекательной внешностью и большими усами, которые ему совсем были ни к лицу и топорщились. Из-за этих-то усов Юля мысленно прозвала Николая тараканом. Он со своей внешностью, если бы снялся в кино в «Мухе - Цокотухе», всем нам знакомой сказке с детства, то за роль таракана, наверное, получил бы самое меньшее это приз зрительских симпатий. Николай даже без грима и специальной подготовки выглядел сердитым и злобным. Такое Юлино сравнение не мало позабавило её. Конечно, Николай не был актёром, и его внешность не имела ничего общего со сценическим амплуа, но в нём всё-таки что-то было необычное, что притягивало к нему внимание. Работал Николай простым шофёром. На протяжении всего вечера Коля оказывал Юле всяческие знаки внимания, шутил, рассказывал анекдоты и очень старался понравиться Юле. По окончанию вечеринки, Коля вызвался проводить Юлю. Много было сказано слов ни о чём, и вдруг совершенно неожиданно Коля предложил Юле выйти за него замуж. Принимая столь поспешное предложение за шутку, Юля старалась отшутиться.
После упомянутой вечеринки Коля стал часто появляться у Юли на работе. Они стали встречаться тайно. Коля продолжал настаивать на своём предложение. Юля старалась уйти от ответа и вот однажды, поняв, что влюблена в Николая, она ему сказала о том, что она замужем и имеет двоих детей, но это нисколько не смутила Николая, а напротив он с удвоенной силой стал настаивать на браке. Не выдержав столь бурного натиска, Юля наконец-то дала согласие.
На другой день Николай подогнал свой грузовик, загрузил в него Юлины вещи, забрал её с детьми в дом своей матери. Алексея Юля покинула тайно. Никто из родственников Юли не знал о её шаге. Переехав к Николаю, она уволилась с работы. Детей в сад она не водила.
Новая свекровь приняла Юлю настороженно. Нет, она не относилась к ней и её детям плохо, но и не проявляла особой радости.
Вскоре выяснилось, что Юля беременна. Николая это известие обрадовало, а вот свекровь беременность Юли приняла в штыки. Она часто и подолгу беседовала с Колей, стараясь внушить ему, что Юля далеко не порядочная женщина, что беременна, возможно, от другого мужчины и что сын её полный идиот, потому что решил повесить себе на шею чужих детей. Соседям о Юли она говорила, что Юля вовсе не жена Коле, а дальняя родственница, которая приехала погостить к ним.
Для Юли подобные разговоры были унизительны. Видя её старания и холодность с непониманием своей матери, Коля решил съехать на квартиру. Сняли они половину квартиры у пожилой пары. Казалось, можно было бы уже вздохнуть по свободнее, но их спокойствие длилось не долго.
Прошло уже почти два месяца, как Юля тайно покинула Алексея. За это время она не бывшему мужу, ни тётке не давала о себе никаких известий, избегая встреч с общими знакомыми.
От кого и как тётя Рая узнала о её местонахождении для Юли до сих пор неизвестно, но в один день она появилась на пороге ими снимаемой квартиры, устроив Юле грандиозный скандал.
Юле было не впервой слышать оскорбления тётки в свой адрес, но то, что она услышала в этот раз, ранило её до глубины души. Юля понимала, что никакие её доводы не смогут оправдать её поступок в глазах тёти, и тем более, когда та бросила ей в лицо фразу о том, что Юля стала похожа в своём поведение на мать свою. В довершении всего тётка забрала Юлиных детей, бросив ей на прощание, что Юля не достойна воспитывать их и что, если она не одумается, то тётя приложит все усилия, чтобы лишить Юлю материнских прав.
После ухода тёти с детьми, квартира опустела, Юля в истерике металась по квартире, не зная, что предпринять. Отчаяние овладело ею. Слова утешения пожилой женщины, хозяйки квартиры, которая ко всему увиденному и услышанному отнеслась с пониманием, не принесли Юле никакого облегчения. Коля вообще ко всему отнёсся с холодностью. У Юли было ощущение, что Колю устраивает такой ход вещей. Несколько раз Юля порывалась поехать к тётке и забрать детей, но Коля её останавливал тем, что убеждал её, что её дети тётке не нужны и рано или поздно, та сама приедет и вернёт детей.
Некоторое время спустя тётка действительно приехала, но не для того, чтобы вернуть детей ей.
Дети были у Алексея. Тётка сообщила об этом Юле и то, что Алексей пока временно не может ухаживать за детьми, так как сломал ключицу, но детей отдать Юле отказался, даже на время. Из всего этого следовало, что Юля должна отправиться в квартиру своего бывшего супруга и заняться детьми, в противном случае она их просто никогда больше не увидит.
За то время, что она не видела своих малышей, Юля извелась и поэтому, не задумываясь, дала согласие. Коля на её решение отреагировал враждебно. Не смотря на его угрозы и упрёки, Юля отправилась в квартиру Алексея. Он встретил Юлю сдержанно, дети с радостью. Юля ещё раз убедилась в благородстве Алексея. За её поступок он не осудил Юлю, не сказал ей ни единого слова упрёка, но ей было ужасно стыдно перед этим родным и всё-таки чужим человеком.
Коля долгое время не появлялся. Юля, убеждённая в своей любви к нему молча страдала. Алёша относился к Юле, как прежде, оберегая её, как раньше в моменты её беременности. Было всё так, что Юле её знакомство с Николаем показалось просто сном. Дети посещали детский сад, Алексей и его мать были предельно внимательны и корректны с Юлей. Всё было, как в прежние времена, но лишь с той разницей, что Юля больше не делила постель с Алексеем.
Алёша пошёл на поправку и немного погодя вышел на работу. Юля тоже устроилась на работу делопроизводителем в местный следственный изолятор. Беременность её протекала благополучно, и работа приносила ей каждодневное облегчение от размышлений о своей дальнейшей судьбе. В её мыслях постоянно присутствовал Николай, но гордость Юле не позволяла ей напомнить ему о себе, а сам он как будто забыл о ней, так же, не подавая о себе никаких вестей. Через знакомых Юля узнавала о Николае, но сама не решалась ни звонить ему, ни тем более встретиться с ним…
Как-то тётка в разговоре с Юлей сообщила ей, что отец Юли находится в следственном изоляторе за какое-то преступление и что скоро должна приехать Юлина мать. Последнее известие о матери возмутило её. Она так и не смогла простить свою мать за то, что та бросила своих детей, поэтому, когда кто-либо заговаривал о её матери, она постоянно говорила, что её мать для неё умерла. В этот раз она сказала тётке, что возможно приедет её сестра, но не мать Юли, что у Юли нет матери и не будет никогда. Как обычно тётя при таком Юлином восприятии начинала читать Юле мораль, которая на Юлю не производила никакого воздействия. Свою точку зрения Юля менять не собиралась.
Пользуясь своим служебным положением, Юля разыскала отца в СИзо. Ей почему-то очень хотелось посмотреть на него такого, заключённого и униженного. Она не видела отца с того злополучного дня, о котором она никогда не забывала. Подойдя к его камере, она назвала его полные данные официальным тоном. Он подошёл и поинтересовался, есть ли для него какие-нибудь бумаги. Юля ответила, что нет, и отошла. Отец не узнал её, лишь сказал о ней сокамерникам, что Юля очень симпатичная женщина и похожа чем-то на его жену. Усмехнувшись услышанному Юля ушла и больше не проявляла не малейшего желания увидеть отца вновь, но этот её визит и слова отца на всю жизнь врезались в её память…
Юля была уже на седьмом месяце беременности и уже готовилась к декретному отпуску, когда наконец-то появился Николай. Он долго вымаливал прощения, уговаривал Юлю вернуться к нему ради ребёнка, которого она носила. Юля рада была бы вернуться, но вопрос о детях стол ребром. Сговорившись с Алексеем, что дети останутся с ним с условием, что Юля будет их постоянно видеть, она вернулась к Николаю. Сначала всё было хорошо, даже с матерью Николая у Юли сложились добрые отношения, но позже Николай стал чаще пить, постоянно упрекал и оскорблял Юлю по поводу её ухода, стал поднимать на неё руку, совершенно не считаясь с тем, что она беременна. Мать Коли часто вставала на защиту Юли. Отрезвев, он на коленях просил прощение и клялся Юле, что никогда, ничего подобного он себе больше не позволит. Как правило, клятвы его хватало только до следующей пьянки и всё повторялось. Юля стала часто избитая уходить к Алексею. Николай приходил за ней и умоляя возвращал Юлю обратно. Последняя ссора их произошла перед родами. Колю вместе с Юлей пригласили на вечеринку. Изрядно подвыпив он не считаясь с гостями стал оскорблять Юлю и несколько раз ударил её. Разбушевавшегося пьяного Николая не могли урезонить, и Юле беременной пришлось спасаться бегством. Добравшись до дома матери Николая, она рассказала её о случившемся. Ночью у Юли начались схватки. Пьяный Николай заявился лишь под утро. С трудом матери пришлось объяснить ему, что происходит. Наконец-то поняв в чём дело он отвёз Юлю в роддом. После рождения третьего сына, которого она назвала Денисом, не смотря на посещения её в роддоме Колей и его матерью, она твёрдо решила не возвращаться больше к Николаю.
Из род. дома её с Дениской забрал Алексей. Дениску записали на фамилию Алексея, так как развод с Юлей оформить не успели. Алёша радовался малышу, как родному сыну. Видя его отношение к ребёнку, сердце Юли наполнилось болью и безграничной обидой за Колю.
Любовь Алексея к Юле вспыхнула с новой силой, и он не раз заводил с ней разговор о том, что у них есть ещё время всё начать сначала, он не скрывал своих чувств, но Юля не могла переступить через себя. В её глазах Алексей был только отцом её детей и лучшим другом. Юля уже начала осознавать, что её любовь к Николаю была не настоящей, но что-то необъяснимое тянуло её к нему. Она по-прежнему думала о нём неотступно. Получался какой-то заколдованный круг. С одной стороны Юля понимала, что такой человек не сможет дать ей больше, чем Алексей, но с другой стороны ей почему-то не хватало именно такого человека, как Николай. Почему так происходило в её душе, она не могла найти более толкового ответа не только для кого-либо, но в первую очередь и для себя. Её чувство зародившейся было любви к Николаю, растаяло со скоростью снежинки, попавшей на горячую ладонь, и теперь она с чувством глухого пыталась расслышать звуки музыки, которые впрочем, слышать не могла, но тем сильнее становилось её стремление к достижению цели. Может быть, ещё немного времени и она бы смогла сама сыграть «реквием» своим чувствам к Николаю, но у неё не было этого времени.
Дениске исполнилось два месяца, когда Николай вновь появился в её, а вернее в их жизни. Юля уже с ребёнком вернулась вновь к Николаю. Мать Коли встретила Юлю радушно. С какой-то особенной нежностью она отнеслась к Дениске, признав его своим внуком.
Приблизилось время развода. В судебном заседании согласие Юли передать детей старших на воспитание Алексею вызвало толки и недоуменнее, при этом Алексей очень благородно отстаивал свои права и полностью оправдывал поведение Юли.
По решению суда сыновья Виктор и Артур официально были переданы на воспитание Алексею, а Дениска остался с Юлей. Юля не была лишена материнских прав и имела полное право заботиться о детях и видится с ними.
Никто не смог понять поступок Юли, кроме неё самой и Алексея. Чувство вины Юли перед Алексеем не имело границ, и если бы она настояла, то и Витюшка и Артурчик остались бы с нею, но она не могла так поступить с Алексеем, зная о его безграничной любви к детям и к ней. Она отняла у него любовь к себе, обрекая его на всю жизнь быть несчастным с любой другой женщиной, но отнять у него ещё и детей она не посмела. Это была плата любви и благородству Алексея. Больше ничего она не могла дать этому человеку, так любившему её. Она понимала, что платит слишком дорогую цену, но жить вместе с Алексеем лишь для того, чтобы не лишать его детей для неё было невозможно. Юлю утешало то, что с ней остался Дениска и она, как мать имеет полное право воспитывать и заботиться о Витюшке с Артуркой. Она не отреклась от них, она по-прежнему их очень любила. Она доверила их жизни любящему и родному человеку, под его сильную и надёжную защиту.
После развода Юля с Николаем узаконили свои отношения. Пройдя процедуру установления отцовства, Дениска стал носить фамилию Николая. Свекровь лелеяла ребёнка. Дениска был для неё каким-то неземным существом, что ещё больше сблизило её с Юлей.
Заключив брак с Юлей, и оформив сына, Николай возымел все права на «собственность». Он запретил Юле посещать Алексея и видеться с детьми. Ничто не трогало сердце Коли, ни слёзы Юлины, ни убеждения матери его. Юля сделала вид, что смирилась с запретом мужа, но тайно продолжала видеться с детьми, в чём не мало помогала ей свекровь. Став чрезмерно подозрительным, Николай настоял на снятии квартиры, хотя место в доме матери было достаточно. Они вновь переехали в квартиру пожилой четы, у которых и раньше снимали жильё. Пожилые люди приняли их с радостью.
После их отъезда серьёзно заболела мать Коли. Юля ездила и ухаживала за ней. Когда состояние её ухудшилось, и её поместили в больницу, Юля ночевала там и как могла, поддерживала больную женщину. Положение её было не из лучших. У матери Коли обнаружили рак, но ей ничего не говорили. Чувствуя свою приближающуюся смерть, она часто говорила об этом Юле. Она просила Юлю бросить её сына и найти для себя достойного человека, потому что её сын не сможет никогда оценить Юлю по достоинству и дать ей то счастье, которое она заслуживает. Когда приходил в больницу Николай, то мать часто ему говорила, что Юля живёт с ним, пока она жива, жалеет её, а не его и что ради неё Юля терпит от него все его проступки и прощает. Конечно, подобные разговоры не вносили лад в семейную жизнь Юли, но запретить говорить об этом больной женщине на рубеже жизни и смерти, Юля не могла. Юля очень сильно привязалась к матери Николая и любила её.
Пришёл день, когда мать Коли умерла. У Юли была невыразимая боль утраты. Она сделала похороны более достойными. Видя её старания люди говорили, что не стоило тратить такие деньги на похороны и прочее, но Юля никого не слушала. Похороны матери для Николая были лишь поводом для очередного запоя. Он не переживал смерть матери в такой степени, как её переживала Юля. Справив поминки, Юля с Николаем вновь вернулись на квартиру. Николай узнав, что Юля тайно видится с детьми, стал её жестоко избивать, в результате чего приходилось обращаться в больницу. В такие моменты Николая охватывал страх вовсе не за здоровье Юли, а за то, что его могут посадить, так как чаще всего результатом его избиения были тяжкие телесные повреждения. Знакомому врачу в больнице о получении травм она врала, объясняя всё неосторожностью и падениями. Однажды после очередного обращения Юли к этому врачу обязательно с присутствием Николая, врач, выслушав очередное Юлино враньё, заявила, что ещё хотя бы одно Юлино «падение» и она сама лично подаст в суд на Николая.
Некоторое время спустя Николай собрав свои вещи, сообщил Юле, что ему необходимо некоторое время пожить в доме матери. Юля не стала возражать. К тому времени она морально устала от присутствия Николая в её жизни и была рада небольшой передышке. Ко всему прочему ей стало известно, что Алексей решил с детьми и со своей матерью уехать из страны. Она не могла решить для себя верит она этому известию или нет. Сомнения терзали её, но в глубине души всё же мерцал огонёчек надежды.
Узнав подробности об Алексее и детях, она впала в панику. У Юли было одно желание отправиться к тётушке и высказать ей всё, что она о ней думала. Дело в том, что её родная тётя подыскала жену. Девушку из другой страны, которая была согласна выйти замуж и воспитывать чужих детей, но с условием, что и Алексей и его дети уедут вместе с ней на её родину. Обо всём этом никто не собирался сообщать Юле. Поэтому когда ей стало всё известно, было уже поздно, ни детей, ни Алексея в стране уже не было. Впасть в полное отчаяние ей не дал Дениска.
Николай изредка появлялся не надолго и исчезал. Юле правда было не до него. Она уже подумывала о том, чтобы порвать с ним окончательно, но для этого ей нужно было жильё, не просто арендованное, а собственное. Кто-то посоветовал ей устроиться в ЖЭК дворником, так как они получают квартиры в первую очередь. Юля обошла не один ЖЭК прежде, чем нашла желаемое. Она честно объяснила причину своего желания работать дворником начальнику ЖЭКа. Выслушав её и оценив её положение, начальник ЖЭКа взяла её на работу.
Николай не спешил возвращаться к ней, находя массу отговорок. До Юли стали доходить слухи о том, что у него появилась другая женщина. В очередной приход Николая Юля поставила ему условия на выбор или возвращение в семью к нормальному образу жизни или его уход из семьи навсегда. Дней десять Николай был с семьёй. На одиннадцатый день, придя с работы из ЖЭКа, она обнаружила исчезновение не только Николая, но и вещей. От хозяйки квартиры она узнала, что Николай вывез сам все вещи, объяснив, что они с Юлей решили вернуться в дом матери и жить там. Юля осталась с Дениской на руках только в тех одеждах, что были одеты на них. Николай не оставил даже распашонок и игрушек ребёнку. Узнав о том, как с ней поступил муж, сотрудники собрали для Юли с Дениской всё самое необходимое для жизни. Юля была им благодарна.
Наконец-то она получила желанную квартиру. Из дворников Юлю сразу же перевели на должность паспортистки на место ушедшей в декретный отпуск работницы. Юля стала зарабатывать больше, что позволило ей оформить кредиты на мебель и многое другое.
О Николае ей доходили всякие слухи, но Юля старалась не слушать, так как для неё этот человек больше не представлял никакого интереса.
Юле довелось пережить ещё не одно унизительное столкновение с прошлым, связанное с Николаем. Больше всего ей запомнились два случая…
Вместе со всеми сотрудниками ЖЭКа Юля была приглашена на празднование рождения ребёнка к сотруднице, вместо которой она работала. Придя в гости, она от души поздравила счастливую маму и прошла в комнату, чтобы взглянуть на ребёнка и оставить свой подарок. Малыш был очаровательным. В комнате среди подарков она заметила несколько знакомых игрушек. Подозрение, возникнув внезапно, мучили её на протяжении всей вечеринке. Сначала она пыталась убедить себя в том, что такие игрушки можно приобрести в любом «детском мире», хотя цена им была не малая, но вскоре она отказалась от этой мысли. Здравый смысл подсказывал ей то, что купить то конечно можно, но тогда одна или две были бы выбраны на её вкус, но не как несколько. Терзаясь Юля не выдержала и улучшив момент поинтересовалась у хозяйки, где та приобрела такие замечательные игрушки. Хотя она и предполагала, откуда появились у сотрудницы эти игрушки, но откровенный ответ ничего не подозревающей сотрудницы сразил её. Игрушки в подарок малышу сотрудницы преподнёс Николай. Это были те игрушки, которые она покупала для Дениски, и которые Николай вывез с вещами после их разрыва. Юле не было жаль игрушек, но ей было обидно за сына, отец, которого, отняв их у родного сына красивым жестом дарит игрушки любовнице, после рождения ею ребёнка, да ещё и не его. После такого сообщения от сотрудницы Юля больше не могла находиться на этой вечеринке, хотя и ничем не выдала того, что творилось в её душе в данный момент. Извинившись, она ушла, сославшись на то, что ей необходимо окончить незаконченные и запланированные на этот день дела.
… От знакомых Юля знала, что Николай живёт с её приятельницей, с которой у него возникли отношения ещё, когда была жива его мать, и у которой как было известно, родилась дочь от него. Ребёнок был слабым на здоровье и капризным, о чём ей говорила сама приятельница. Зная обо всём, Юля не питала враждебности к приятельнице, но и ничего не рассказывала ей о своей жизни с Николаем. Как-то придя в гости к Юле вместе с полуторамесячной девочкой, она, изрядно выпив, стала жаловаться Юле о своей тяжёлой жизни с Николаем. Выслушав её, Юля сказала своей приятельнице, что когда-то это всё она испытала на себе и теперь слышать и знать о таких вещах она не имеет ни малейшего желания. Её ответом приятельница была удивлена, так как в большинстве случаев по слухам Юля с Николаем были замечательной семейной счастливой парой, и что в их разрыве виновна Юля, решившая вдруг вернуться к своему первому мужу. Юля не хотела ни перед кем оправдываться и что-то кому-то доказывать, поэтому и не опровергала эти слухи. Её жизнь с Дениской была куда лучше без присутствия в ней Николая.
Под действием спиртного её приятельница уснула и пусть бы спала, но девочка бесконечно капризничала и Юля не могла её успокоить, к тому же ребёнка нужно было кормить грудным молоком. Несколько раз она пыталась растолкать пьяную приятельницу, но её попытки ни к чему не привели. Изрядно помучившись, Юля позвонила Николаю и предложила ему приехать к ней и забрать свою сожительницу вместе с ребёнком. Николай впервые после их разрыва перешагнул порог Юлиной квартиры. Его очень удивил тот факт, что за сравнительно короткое время Юле удалось не только получить квартиру, но и со вкусом её обставить. Грубо разбудив пьяную женщину, он увёз её вместе с ребёнком. Спустя некоторое время он стал часто наведываться к Юле под тем или иным предлогом. Как-то придя к Юле, Николай завёл разговор о её квартире в том плане, что квартира очень хорошая, но не мешало бы в ней сделать ремонт, и предложил свои услуги. Зная, что у Николая золотые руки она согласилась. Начав ремонт, Николай как бы в шутку предложил Юле некоторую сумму денег положить ему на счёт. Юля поняла его намёк на оплату его работы и положила деньги на счёт Николаю, о чём в дальнейшем пожалела, так как работа прекратилась из-за попоек Николая, и она была вынуждена нанимать мастеров для окончания ремонта. Выйдя из запоя, Николай появился у Юли, как ни в чём не бывало, и не мало не смущаясь тем, что его работу сделали другие. Полученные деньги от Юли он возвращать ей не собирался, но не это поразило Юлю, а его не знающая никаких границ наглость, когда он ей вновь предложил сойтись. Юля негодуя выставила за дверь Николая. Затаив на неё зло, он стал часто наведываться выпившим и устраивать пьяные дебоши и скандалы. Сначала она пыталась своими силами урезонивать разбушевавшегося экс супруга, но тот, обнаглев, стал поднимать вновь на неё руку. Скоро терпение её лопнуло, и она обратилась за помощью к знакомому участковому, которого знала по работе. Так Юля познакомилась с Вазгеном. Это был вежливый и корректный мужчина. Выслушав Юлю, он обещал ей оказывать всяческое содействие. По началу Юлю с Вазгеном связывало только желание избавиться от не в меру назойливого Николая. Вазген тоже вроде не проявил к Юле излишнего внимания, выполняя обещанное Юле по долгу службы. Вазген часто заходил в ЖЭК. О нём ходили разные слухи, но почти вся женская половина ЖЭКа была в него влюблена. Юля же слушая восторженные отзывы своих подруг относилась ко всем этим разговорам скептически. Как-то с техником и Вазгеном ей довелось проводить паспортный режим. Находясь в одном из девятиэтажных жилых домов, на некоторое время был отключен свет и кабина лифта, в котором они все трое поднимались, зависла. Света в кабине не было, и Юля отчётливо слышала возню Вазгена с техником и их судорожные вздохи. Хотя она ничего и не видела, но чувствовала себя очень неловко, как будто оказалась в ненужном месте, в ненужное время. Несколько минут, что не было света, ей показались вечностью. Когда же загорелся свет, техник и Вазген оправляя свои одежды виновато улыбаясь, посмотрели на Юлю. Юля ничем не выдала своего чувства брезгливости и лишь отвернулась от них, готовясь к выходу из плавно поднимающегося лифта. Вскоре об этом маленьком недоразумении она забыла.
ЖЭК, в котором работала Юля относился к крупному авиастроительному предприятию, филиалы от которого находились ещё и в других странах. Пользуясь преимуществом командировок, большинство сотрудников использовали их в личных целях. Юля не была исключением. Оформив себе командировку, она улетела в Москву на несколько дней, где намеревалась сделать ряд покупок, необходимых и дефицитных в то время товаров. Приобретя всё для себя необходимое, она вернулась назад. Её поездку омрачила сложная фолекулярная ангина, возникшая из-за резкой смены климатических поясов. Взять больничный после командировки Юля не решилась и вышла на работу вопреки здравому смыслу. Высокая температура не спадала, и ужасно болело горло. Видя её состояние, девчата предложили Юле пойти вместе с ними в сауну, поход в которую они запланировали заранее. Раньше Юле не приходилось бывать в сауне, но она много слышала о целительных свойствах финских бань. Поддавшись на уговоры она поехала. Сухой жар парной значительно облегчил её дыхание, боль в горле стала стихать. Примерно после часа периодических посещений парной, Юля почувствовала себя почти здоровой и уже намеревалась покинуть подруг, когда к ним неожиданно присоединились двое мужчин, специально для этого приехавших в сауну. Одним из мужчин был Вазген. Его появление в сауне очень удивило Юлю. Пока мужчины раздевались, дамы разогретые жаром парной и спиртным шушукались по поводу Вазгена. Почти всем им хотелось завладеть этим мужчиной, пусть даже на короткое время. Юле такой поворот событий совсем не нравился и решив ещё раз посетить парную, она твёрдо решила уехать домой.
Поплотнее закутавшись в простынь, она вошла в парную. От неожиданности она замерла у порога. На верхней полке сидел Вазген. Юля развернулась и извинившись хотела уйти, когда её остановил голос Вазгена:
- Юльчик, куда же вы? Вы пришли попариться и увидев меня убегаете. Не бойтесь, лучше поднимайтесь ко мне, здесь жара побольше.
Юля, как под действием гипноза взяла дощечку для сидения и поднялась, но на вторую полку, сев спиной к Вазгену. Всё в ней напряглось до предела. Ей казалось, что ещё чуть-чуть и её шикарные волосы, распущенные и скрывающие её спину встанут дыбом. Вазген провёл рукой по её волосам, сказав:
- Какие у вас красивые волосы.
- Не трогайте! – Юля капризно тряхнула своей головкой.
То, что произошло в следующую минуту, она никак не ожидала. Вазген, повернув Юлю к себе лицом, взял её аккуратно за подбородок и нежно поцеловал в губы. Юлю как будто всю пронзило электрическим током. Его поцелуй был так нежен, что у Юли закружилась голова. Не в силах оторваться от Вазгена она полностью погрузилась в его поцелуй. После первого последовал второй, третий и дальше уже счёт потерялся во времени. Юля прежде никогда не испытывала такого наслаждения от поцелуев. Кроме этих поцелуев Вазген не позволил себе ничего лишнего. Сауну в тот день они покинули вместе. Продолжительное время они ещё гуляли по ночному городу. Проводив Юлю до её дома, Вазген предложил ей встречаться, уверяя её, что имеет к ней серьёзные намерения. Юля отказывалась, но под влиянием его убеждений быстро от отказа перешла к согласию. Они договорились встретиться на следующий день вечером после работы.
После ухода Вазгена, Юля, поднявшись в свою квартиру, эту ночь провела без сна. Её губы хранили вкус поцелуев. Она ещё не вполне осознавала всю полноту своих чувств…
На следующий день Вазген зашёл за Юлей на работу. Вместе они поужинали в дорогом ресторане, где Вазген предложил ей продолжить вечер в более интимной обстановке, в квартире его друга. Юля согласилась. Близость этого человека вызывало в ней чувство схожее наверно с прыжком парашютиста, когда одновременно возникали страх, восторг, безграничность пространства, неповторимое ощущение лёгкости и полёта, и всё же безропотная надёжность и сила. Такое Юля испытывала впервые по отношению к мужчине.
В квартире друга Вазгена они провели полную ласк и нежности незабываемую ночь. Впервые Юля поняла, что значит принадлежать мужчине и телом и душой. В ней каждая клеточка её тела тянулась к Вазгену, готовая ответить на его ласки, уловить желание. Ночь пролетела незаметно. Они оба не ощущали усталости, не было обычного пресыщения и поэтому оторваться друг от друга или хотя бы на некоторое время разжать объятия было ужасно трудно…
С тех пор они стали встречаться чуть ли не каждый день. Вазген не скрывал от Юли, что он женат и имеет двоих детей. Брак его уже был в стадии развода, причиной которого было то, что его жена не могла ужиться с его родителями, и хотя они жили отдельно от них, каждый их приезд обязательно заканчивался скандалом. Юле было трудно поверить в слова Вазгена и в то, что его жена, которая устраивала его во всех отношениях, не могла найти общий язык с его родителями. Причина развода выглядела настолько для Юли не актуально, что у неё возникло странное желание познакомиться поближе с его женой и детьми. О своём желании она сообщила Вазгену, что его очень удивило. Сначала он наотрез отказался знакомить Юлю со своей женой, но Юля была настойчива в своей просьбе. Что двигало ею на это знакомство, было трудно понять. Она осознавала, что причина развода Вазгена с женой кроется не в ней, но и поверить сказанному Вазгеном она почем-то не могла.
Знакомство состоялось в один из выходных дней. Договорившись заранее, Юля должна была приехать к Вазгену, как его партнёр по бизнесу и привезти деньги, что в общем-то было чистой правдой, кроме их отношений, которые они пока решили скрыть от жены Вазгена. И так купив детям сладости и бутылку хорошего коньяка с коробкой конфет, Юля с трепетом в душе позвонила в дверь квартиры Вазгена. Дверь ей открыла довольно-таки симпатичная невысокая девушка, в ней по внешности сразу же определялось, что она по национальности армянка… Юля назвалась и объяснила ей причину своего визита тем, что она обещала Вазгену занести ему деньги. Юлю пригласили войти. Принесённые Юлей деньги и угощения быстро возымели действие. Для Юли был накрыт стол. Двое очаровательных детей мальчик и девочка разглядывали Юлю по-детски восторженными глазами. Сами же хозяева квартиры были к ней доброжелательны и любезны. Видя их отношение к ней и к друг другу, трудно было поверить, что эта семья на грани распада. В душу Юли закрались сомнения в отношении искренности Вазгена. Ревность неприятным огнём опалила сердце Юли. Всё время, что она находилась с ними за столом, Юля старалась контролировать свои слова и эмоции, чтобы не выдать истинных своих чувств. Она всячески старалась поддерживать разговор. Жену звали Софьей, а дочь с сыном Аида и Арчи.
Покинув квартиру Вазгена с его семьёй, Юля взяла такси и поспешила домой. Ей необходимо было побыть наедине с собой и оценить создавшуюся ситуацию. Она чувствовала себя обманутой. Не находя себе места, Юля металась по квартире. Дениска мирно посапывал в кроватке, ему было уже два года. Глядя на сынишку, она вспомнила о других своих сыновьях. Вазгену о них она ничего не говорила. Боль за разлуку с ними стала атрибутом её жизни. Юля боялась ещё и чужих детей оставить обездоленными. Она прекрасно видела, как дети Вазгена относятся к нему, и с какой нежностью он относится к своим детям. Её такая страстная любовь к Вазгену не была похожа на те чувства, что она испытывала когда-то к Николаю. Её любовь была чистой, благородной, а не эгоистичной, как раньше. Ей не хватало мужества тот час отказаться от Вазгена. За какой-то месяц их встреч, она уже не могла представить себе дальнейшую жизнь без его присутствия в ней. Так и не придя ни к какому решению, она решила дождаться встречи с Вазгеном и серьёзно поговорить с ним.
Вазген был, как всегда нежен с ней и внимателен. Юля уже не раз замечала, что он имеет на неё какое-то гипнотическое воздействие…
Находясь рядом с ним, Юля поняла всю нелепость задуманного ею разговора. Видя его неизменное отношение к ней, она просто уверовала в то, что если бы Вазген любил свою жену, то не смог бы так относиться к ней. В конце концов, Юля же не настаивала на том, чтобы ради неё он бросил детей. Сделав такие выводы, Юля на время успокоила свою совесть.
Однажды, покинув свою заветную квартиру, они решили заскочить на работу к Вазгену, а после отправиться куда-нибудь поужинать. Увлёкшись разговором, подходя к опорному пункту, они не сразу заметили сидящих на скамейке мужчину и женщину. На встречу им со скамейки поднялись Софья и Николай, о чём-то беседующие до появления Юли и Вазгена. По взглядам Софьи и Николая, Юля с Вазгеном поняли, что скрывать их отношения больше не имеет никакого смысла. Вазген отвёл Софью в сторону для разговора с ней. Юля осталась с Николаем наедине. Ей не было никакой необходимости что-то объяснять Николаю. С ним у неё давно было всё кончено. Молча с убийственным спокойствием, Юля выслушала ряд упрёков и оскорблений со стороны Николая, и послав его подальше, совершенно равнодушно развернулась и пошла домой, давая возможность Вазгену всё поставить на свои места с Софьей. Николай растерянно потоптался на месте, смотря вслед уходящей Юле, после зло сплюнул и направился прочь. Юле было ужасно любопытно, как Вазген объяснит своей жене их отношения, но она понимала, что это объяснение должно произойти без её участия. Она больше не сомневалась в чувствах Вазгена к ней.
Дождавшись телефонного звонка от Вазгена, Юля поспешила к нему на встречу. Ужинали они, как обычно в одном из облюбованных ими ресторане. За ужином у них произошёл серьёзный разговор. Было решено, что Вазген в скором времени переедет к Юле, но будет посещать своих детей регулярно. Юля была рада такому решению, потому что им больше не придётся ни от кого скрывать свои отношения.
На следующий день в её квартире прозвенел звонок. Открыв дверь, она увидела Софью. Юля пригласила её в квартиру. Разговор был их натянуто вежливым. Софья в общем-то не претендовала на Вазгена, но как поняла Юля, та искала повод к компенсации за мужа. Юля заверила молодую женщину, что и она и Вазген будут с радостью помогать ей и детям. После ухода Софьи у Юли осталось впечатление, что та что-то не договорила. О визите Софьи она сообщила Вазгену. Он обещал сам во всём разобраться. Поговорив с Софьей, Вазген сообщил Юле, что та требует ей купить холодильник и полностью одеть детей и её. Юля не видела причины отказывать Софье в её желании. Купив всё просимое Софьей, они вместе отвезли ей и Вазген смог переехать к Юле.
Счастье Юли невозможно было передать словами. Для своего любимого мужчины она была готова на любые жертвы. Она выполняла его любые желания. Вазген пожелал навестить своих родных в Ереване и они с Юлей стали готовиться к поездке. В то время в Ереване шла война, там было трудно и с продуктами, и с одеждой и со многими другими необходимыми вещами. Набрав всё, что было нужно с огромными сумками, с маленьким Дениской они отправились в поездку.
Родители Вазгена встретили их очень радушно. Юля с Вазгеном уговорились о своих отношениях пока не говорить родителям, поэтому Юля с Дениской выделили место в спальне вместе с матерью Вазгена. Юля быстро освоилась с обстановкой. С родителями Вазгена, особенно с матерью и сестрой у неё были добросердечные отношения. Мать Вазгена плохо говорила по-русски, но не смотря на это они с Юлей прекрасно понимали друг друга. Из разговоров с матерью и сёстрами Вазгена Юля поняла, как плохо к ним относилась их невеста Софья, что очень сильно возмутило Юлю. Ей так же рассказали, что Софья обманом женила Вазгена на себе, хотя родители были против, но из-за ребёнка не стали вмешиваться в жизнь сына, а после появился и ещё один ребёнок. Видя их лояльное отношение, Софья наглела буквально на глазах. Она всё больше и больше требовала, не желая видеть их затруднений, не считаясь с их положением в стране. Сама же Софья даже не думала о том, чтобы самой оказывать им должное внимание как снохе. Во время приездов родителей Вазгена, она не беспокоилась об их удобстве и пище. Такое отношение к своим родителям Вазген стерпеть не мог, поэтому он и подал на развод. Уходить ему было некуда и он очень любил детей. Так и получилось, что после развода он жил в квартире жены, что ту в общем-то устраивало. Помимо того, что она получала алименты на детей, она взимала плату с Вазгена за его проживание в её квартире. Юля впервые слышала подробности семейной жизни Вазгена. Сам же Вазген не говорил ей ничего подобного о своей бывшей жене, кроме фразы, что та не может ладить с его родителями. Это был большой плюс Вазгену, который отказывался пачкать имя женщины, являющейся матерью его детей.
Во время их поездки в Ереван Юля была уже беременна почти на пятом месяце. В связи с чем ей приходилось очень трудно, особенно когда Вазген решил навестить ещё одну свою сестру, живущую за несколько километров от Еревана, которые нужно было преодолеть по снегу пешком с огромными сумками и Дениской. Окрылённая любовью Вазгена, Юля преодолевала все трудности с радостью и улыбкой. Она была безгранично предана Вазгену и то, что он находился с ней рядом придавало ей силы, не смотря на ей страх перед взрывами, которым казалось не будет конца.
Перед отъездом их Вазген допоздна разговаривал с отцом. Уже вернувшись домой Юля узнала о чём они проговорили до глубокой ночи. Вазген рассказал отцу об их отношениях с Юлей.
Вскоре по приезду Юля попала в больницу. Перенесенные ею трудности не замедлили сказаться на её здоровье. Юля потеряла ребёнка из-за открывшегося маточного кровотечения. Вазген успокаивал Юлю, тем что у них впереди целая жизнь и она ещё родит ему ребёнка. Он окружил её своим вниманием. В её палате каждый день были свежие цветы, для неё было самое лучшее лечение и обслуживание. Горечь и чувство вины за потерянного ребёнка не проходили. Она знала, что Вазген очень хотел этого ребёнка, не смотря на то, что Софья ему поставила условие, что если Юля родит от него ребёнка, то она переведёт их детей на свою девичью фамилию.
Выписавшись из больницы, Юля была ещё слаба и врачи порекомендовали ей некоторое время побыть дома, чтобы окрепнуть.
Как-то позвонила Софья и сообщила, что дочь Аида заболела. Вазген, взяв деньги уехал к дочери. Прождав весь вечер Вазгена, Юля начала нервничать. Дождавшись 22:00 часов вечера, она не выдержав позвонила в его опорный пункт. Трубку никто не снимал. Почти за полночь Вазген позвонил, сообщил, что у ребёнка высокая температура и что он вынужден остаться ночевать. Это сообщение не вызвало радости в Юле, но она не могла запретить ночевать Вазгену у постели больного ребёнка. Утром Вазген заскочил домой переодеться и позавтракать. Когда он входя на кухню стал поправлять ворот рубашки Юля заметила у него на шее засос. Остановив его, она потребовала объяснений. Вазген объяснил, что когда он уснул, Софья специально сделала это, видимо для того, чтобы их поссорить. Слыша от родителей о характере Софьи и её поступках, Юля поверила Вазгену.
Выйдя на работу Юлины сотрудницы стали говорить Юле, что во время её болезни, они видели Вазгена то с одной женщиной, то с другой. Юля не верила ни одному их слову, считая, что они наговаривают ей на Вазгена чисто из зависти. Она помнила ещё те времена, когда каждая из них хотела бы оказаться на её месте. Её близкие друзья часто говорили ей, что она сделала неправильный выбор, что человек, с которым она живёт не достоин её. Эти разговоры обижали Юлю. Для неё Вазген был идеальным супругом, прекрасным любовником и верным другом. Тем более они уже подали заявление в ЗАГС и она с нетерпением ждала конца определённого срока, чтобы узаконить свои отношения со своим кумиром. Она несколько раз съездила в Москву. В перевозках различных товаров ей помогал муж соседки Ахмат, работавший проводником на Московском поезде. Юля была очень привязана к его жене Валентине. У этой пары была незавидная судьба. Ахмат был много моложе т. Вали, которая не смотря на свой возраст сохранила следы былой красоты. Всегда подтянутая она вызывала восхищение у Юли. Вазгену тоже нравилось общение с этой женщиной и он ничего не имел против, когда Юля засиживалась у неё по-женски болтая. В последнее время т. Валя очень сильно болела. Причину болезни она скрывала от всех и только Юля знала, что её муж Ахмат систематически избивает её будучи пьян. Однажды, зайдя к ней, она обнаружила т. Валю лежащей на полу. Юля подняла женщину с полу, и не обращая внимания на её возражения, вызвала «неотложку». Т. Валю положили в больницу. Юля навещала её регулярно. После выписки, она предложила Вале поговорить с Ахматом и подключить к этому Вазгена, но она была категорически против, утверждая что разговор с Ахматом пользы ей не принесёт, а только навредит ей.
Юля возвращалась из очередной поездки из Москвы. На вокзале её встречал Вазген. Поезд приехал ранним утром. Встретив Юлю Вазген нанял такси и загрузив товар отправились домой. По дороге Вазген рассказывал новости происшедшие в её отсутствие. Он сообщил Юле, что здоровье т. Вали ухудшилось, и что она очень просила Юлю по приезду зайти. Подъехав к подъезду их дома Юля увидела т. Валю нетерпеливо выглядывавшую из окна своей веранды, выходившей окнами во двор. Юля приветливо помахала ей рукой. Та в ответ крикнула ей приветствие и просила обязательно зайти, она для Юли приготовила её любимую жаренную картошку, и у неё есть к ней разговор. Юля пообещала зайти чуть попозже. Выполнить своё обещание Юле не удалось. Соскучившись за время разлуки, Юля с Вазгеном побросав вещи, искупавшись, отправились в спальню. Во время секса Юля внезапно почувствовала острую боль внизу живота. От боли Юля неожиданно закричала. Боль не проходила. Напуганный Вазген суетился возле неё, помогая ей одеться. Спускаясь по лестнице очень осторожно, они решили до больницы дойти пешком, так как сесть в машину для Юли оказалось невозможным. В больнице, видя как забегали врачи, она с тревогой спросила у знакомого врача, что случилось с ней. Врач попыталась её успокоить, что в принципе ничего страшного не случилось, но Юле срочно нужна операция. Юлю уложили на каталку. Живот у Юли раздувался на глазах. Юля наблюдала за всем происходящим как бы со стороны. Врач не отходила от неё, успокаивая Юлю. У Юли лопнул яичник. Операция длилась два часа и прошла успешно. Через несколько дней Юле сняли швы и она потребовала выписать её домой.
Приехав домой, Юля некоторое время набиралась сил. Т. Валя обеспокоенная здоровьем Юли постоянно узнавала о её состоянии, будучи сама практически прикована к постели. Окрепнув Юля первым делом посетила больную женщину. Та в разговоре с ней упомянула о желании Юли узаконить отношения с Вазгеном. Юля подтвердила своё желание и сказала, что до регистрации осталось два дня. Т. Валя умоляла отказаться от регистрации с Вазгеном, объясняя Юле, что не хочет, чтобы Юля повторила её ошибку с Ахматом. Юля принялась убеждать т. Валю, что её Вазген вовсе не такой, как Ахмат, что он очень любит Юлю, и что за всё время их проживания он не позволил ни одного грубого слова по отношению к ней…
В ту же ночь т. Валя умерла. От Ахмата было мало толку и хлопоты о похоронах Юля взяла на себя. Поминки она так же устроила сама. Ахмат запил очень сильно, продавая всё из квартиры т. Вали, а вскоре и сам пропал в неизвестном направлении. Больше Юля о нём не слышала.
Так случилось, что регистрация расстроилась из-за похорон т. Вали. Желание т. Вали сбылось вопреки всем Юлиным расчётам. Они так и не узаконили свои отношения с Вазгеном…
Жизнь продолжалась. Юля купила первый автомобиль «Фольксваген». Вазген радовался, как ребёнок. Его вид с тех пор, как он начал жить с Юлей сильно изменился. Одевался он теперь в дорогие костюмы, которые очень ему шли, придавая ему элегантный шарм. Рабочая папка его была из натуральной кожи, а теперь вот добавилась машина. Юля тоже не отставала от него. Она всегда одевалась со вкусом в дорогую и красивую одежду. Её норковая шуба вызывала не мало завистливых взглядов. Когда Юля вместе с Вазгеном появлялись в людных местах, то она с удовольствием отмечала, как люди провожают их восторженными взглядами. Дом её был полной чашей.
По просьбе Вазгена они решили приобрести для старшей его сестры с сыном однокомнатную квартиру и обставить её. Пока шли ремонтные работы в квартире и закупалась мебель, старшая сестра Вазгена с ребёнком жила у них. По окончанию ремонта, они отпраздновали новоселье и Юля, благодаря своим связям оформила прописку сестре и племяннику, не смотря на все сложности. Вазген готовился поступать в академию, но вместо этого попал в больницу.
Приехал отец Вазгена. Юля встретила его, как подобает. Они вместе навестили Вазгена в больнице. С приездом отца на Юлю навалились проблемы. Она жила, как по расписанию. Дом, работа, больница, дет. сад, дом. Всё было бы ничего, но отец Вазгена с первого дня своего приезда пил не зная меры. Юля терпеливо прибирала за ним, но когда он начал дебоширить и оскорблять её, Юля просто позвонила сестре Вазгена и напомнила ей, что он всё же не только отец Вазгена, но и её. Сестра забрала отца к себе. О его поведении она не говорила Вазгену, не жаловалась. Вазген обо всём узнал по выходу из больницы. Отец Вазгена пришёл к ним и долго извинялся перед Юлей.
Позже приезжала мать Вазгена, которой срочно требовалась операция и лечение. После матери переехала к ним и младшая сестра Вазгена. К тому времени Юля с Вазгеном приобрели ещё одну машину «БМВ». Юле уже не хватало времени заниматься домашним хозяйством, они взяли домработницу, свою соседку. Юле тоже необходима была машина, но Вазген категорически был против того, чтобы Юля садилась за руль и поэтому наняли для её машины шофёра.
Жизнь Юли можно было бы назвать счастливой, если бы не то обстоятельство, что Вазген гулял и его враньё переходило всякие возможные и невозможные пределы. Бывшая жена Вазгена взирала на мучения Юли с улыбкой. Как-то Вазген после посещения своих детей вновь пришёл с неприличным засосом. Юля не стала устраивать ему допрос, но решила сама выяснить происхождение засоса. Для этого она и поехала к Софье. Дети Вазгена встретили Юлю с радостью и восторгом, они очень любили её и Юля никогда не обделяла их своим вниманием. Софья встретила Юлю прохладно. На заданный Юлей вопрос об отношениях её с Вазгеном, Софья ответила ни мало не смущаясь, что они с Юлей поменялись ролями, что теперь Юля жена Вазгену, а она ему любовница и он очень часто приезжает к ней с одним лишь желанием заняться с Софьей сексом. Юля слышала и не верила. Видя, что Юля не верит Софье, та предложила ей это доказать, но с условием, что Юля ей оплатит. Юля согласилась. Они договорились, что как только Вазген приедет к Софье, та позвонит Юле и посадит на окно спальни куклу и Юля может войти и увидеть всё своими глазами. В ожидании событий Юля очень мучилась, её терзали сомненья и ей очень бы хотелось, чтобы всё, что она услышала от Софьи оказалось бы враньём, но проверить это можно было только так, как они договорились с Софьей. Цена за истину, назначенная Софьей была высока, но деньги были ничто по сравнению с желанием Юли узнать правду.
Когда Софья по телефону сообщила Юле, что Вазген уже у неё, у Юли внутри будто что-то оборвалось. Пересиливая слабость, охватившую Юлю, она поехала у дому Софьи. Окна спальни дома выходили на торговые ряды. Взглянув на окно, Юля увидела сидящую на подоконнике куклу. Сердце учащенно забилось. Юля прохаживалась вдоль коммерческих ларьков, постоянно посматривая на окно спальни. Время будто остановилось. Порой Юле начинало казаться, что она не выдержит этой пытки, что это всё происходит не с ней. Не в силах больше справляться с собой, Юля уже хотела уехать, чтобы не видеть этого окна и этой бездушной куклы, когда увидела, что кукла резко поменяла своё положение на окне. Почти бегом Юля направилась к дому, она не помнила, как оказалась у дверей и стала звонить. Сначала никто не открывал, потом за дверью послышались лёгкие шаги Софьи и голос Вазгена спросил:
- Кто там? Кого принесла нелёгкая?
- Это Юля, – ответила ему Софья, пропуская Юлю в квартиру, она взглядом показала Юле на дверь спальни.
Пройдя, Юля увидела метавшегося по комнате Вазгена, который старался торопливо одеться. Разбросанные вещи и его растерянный вид без брюк, красноречиво говорил о том, что здесь происходило всего несколько минут назад, расправленная постель была смята и в воздухе стоял характерный запах от разгорячённых тел. Увидев Юлю Вазген попытался что-то сказать, но Юля опередив его начала кричать что-то оскорбительное и ему, и Софье. Софья же смотрела на всё с ехидной улыбкой и совершенно не реагировала на Юлины высказывания, давая понять Юле, что она свои деньги честно отработала. Всё что Юля хотела узнать, она узнала, больше ей нечего было делать в этом доме, и не обращая внимания на попытки со стороны Вазгена остановить её, она поспешно покинула дом. Вазген последовал за ней, но Юля остановив такси, быстро села в него и уехала. Она не поехала домой, так как дома была его младшая сестра и Юле не хотелось объяснять кому либо своё состояние и слёзы. Она остановила такси у малознакомого кафе. Ей хотелось побыть одной там, где её никто не знает, где никто не будет лезть к ней с расспросами и дурацким сочувствием. В полутёмном зале кафе она села в дальний угол за малоприметный столик и заказала себе кофе. Углубившись в свои горькие мысли, она не заметила, когда ей подали кофе. Юля не помнила сколько она просидела там, думая о том, что она ничем не заслужила такого отношения к ней любимого мужчины, ставшего смыслом её жизни. Она никогда не давала ему повода усомниться в её верности к нему. Она имела право требовать такого же отношения к себе. Для неё было трагедией узнать о его измене, лицемерии и вранье. Она хотела только, чтобы он безраздельно принадлежал ей, так как она принадлежала только ему. Она не могла делить его ни с кем…
Время шло и как бы то ни было, но нужно было ехать домой…
Приехав домой, Юля отказалась ужинать, сославшись на усталость и головную боль, она ушла в спальню. Пришедший Вазген, нашёл Юлю в спальне в слезах, лежащую на кровати и почти до крови, кусавшую свою руку. Он стал успокаивать Юлю, говоря ей, что Софья специально всё подстроила, что у него с Софьей ничего не было, и что он любит только одну её и никто ему так не нужен, как она…. Их помирила постель.
Юля поставила условия Вазгену, что теперь если он захочет увидеться с детьми, он будет их забирать к ним домой на какое угодно время. Вазген выполнил её условия. Забирая детей, они часто выезжали за город, устраивали пикники по-семейному с шашлыками с напитками для детей.
Юле предложили обмен её машины «Фольксваген» на квартиру в том же доме на одной площадке, где жила старшая сестра Вазгена. Посоветовавшись дома, они с Вазгеном решили дать согласие на обмен и квартиру оформить на племянника, поселив в неё младшую сестру Вазгена.
Юля была душой привязана к своей квартире, с получением которой в её жизнь вошёл Вазген, но он настаивал сменить квартиру на большую, так как подрастал Дениска и ему нужна была отдельная комната. Юля решила не продавать свою квартиру, а просто дополнительно купить другую и заново обставить Подыскав в соседнем доме подходящую квартиру, они купили её и затеяли ремонт, наняв мастеров Вазген сам контролировал ход ремонта практически постоянно находясь в новой квартире вместе с мастерами. Когда рабочие задерживались, Юля готовила для них ужин.
Вазген позвонил и сообщил Юле, что рабочие решили задержаться, и что необходимо позаботиться об ужине для них. Юля приготовила плов и отправилась в квартиру. Вазгена на месте не оказалось. Отдав ужин работникам, Юля отправилась в опорный пункт, но и там Вазгена не было. Юле сказали, что он был недавно, но куда-то ушёл. Кто-то сказал, что скорее всего Вазген у Алёны. Такое предположение удивило Юлю, и она поинтересовалась, кто же это. Ей объяснили, что Вазген с ней встречается и назвали номер дома. Больше Юля ни о чём не спрашивала, она ушла домой. Вернувшемуся Вазгену она ничего не сказала. На следующий день она через знакомую выяснила адрес Алены и отправилась к ней. Дверь открыла ей молодая девушка с ребёнком, которому было примерно месяцев шесть. Спросив разрешение, Юля вошла в квартиру. Убожество в котором жила эта молодая девушка не вызывало бы отвращения, если бы в нём было чисто. В квартире стоял запах детской мочи и затхлости, бельё постельное было застирано до серого цвета. Свои расспросы Юля начала издалека. Алёна отвечала ей, скорее всего даже не подозревая с кем ведёт разговор. От Алёны она услышала, что они с Вазгеном встречаются, что Вазген помогает ей материально, недавно купил квартиру, в которой идёт ремонт, обещал жениться на Алёне. От Вазгена Алёна знала, что он сожительствует с одной немолодой женщиной…. Услышав последнее Юля объяснила Алёне кто она и почему интересуется Вазгеном. Узнав, что Юля и есть сожительница Вазгена, Алена была искренне удивлена. Во время разговора Юля заметила, что Алёна неоднократно с вожделением посматривала на её дорогую кожаную куртку. Юля спросила Алёну нравится ли ей её куртка. Алёна ответила, что очень нравится. Тогда Юля предложила ей сделку. От Алёны требовалось, чтобы она собралась и поехала вместе с Юлей и всё что она рассказала Юле, так же чтобы рассказала в присутствии Вазгена, и тогда куртка будет принадлежать Алёне. Алёна согласилась и поехала вместе с Юлей.
Оставив Алёну в такси, Юля поднялась домой и позвала Вазгена на улицу. В это время он обедал и нехотя последовал за Юлей, вслед за ним вышла и младшая его сестра. Юля подошла к машине и попросила Алёны выйти из машины. Увидев Алёну, Вазген всё понял и на некоторое время остановился в растерянности, видно соображая, как ему поступить. Вышедшая его младшая сестра спросила у Юли, о том, что происходит. Юля подвела её к Алёне, познакомив их, она сообщила, что это её новая сноха. Юля расстегнула куртку, собираясь снять её и отдать Алёне, но та воспротивилась и не взяла. Юля пожала плечами и повернувшись пошла прочь от дома. Вазген кинулся догонять её, прося, чтобы она подождала, что он ей всё объяснит…. Юля ничего больше не желала слушать, его враньё ей было больше не нужно.
Ей хотелось уйти, как можно дальше от всех. Отвязавшись от Вазгена, она взяла такси и поехала к своей близкой подруге, которая работала на кладбище. Прогуливаясь с ней по дорожкам, посыпанным песком между могилками, Юля рассказала ей о своей беде, захлёбываясь слезами. Подруга смотрела на неё от удивления расширенными глазами, не находя слов для утешения. Некоторое время они шли молча, думая каждая о своём. Неожиданно Юля остановилась и заявила, что она остаётся жить на кладбище, что она больше не хочет возвращаться к людям и что она согласна выполнять любую работу на кладбище, чтобы её не прогнали. Подруга от таких слов стояла, как громом поражённая. Она понимала, что бесполезно в такой момент взывать к разуму Юли. Видя не мало людского горя и отчаянья, она решила выполнить Юлино желание, рассудив, что время доктор, подлечит и Юлины раны…
Юля жила в сторожке на кладбище. По утрам подметала дорожки, ухаживала за цветами на могилках. Рабочие были в недоумении, глядя на богато одетую женщину, которая время от времени покупала для них еду и молчаливо разделяла с ними трапезу. Расспрашивать Юлю никто не решался. Так шли дни. Юля находила необъяснимое спокойствие в этом мире небытия. Ей нравилось её одиночество и безмолвие. Она часами бродила по огромному кладбищу, забывая о еде и сне. Как не странно, но она вовсе не испытывала страха. Порой видя свежевырытую яму для погребения, ей хотелось забраться в неё и лечь, ощутить себя хоть на какое-то мгновение мёртвой. Наверное если бы кто-то умел подслушивать её мысли, то счёл бы её сумасшедшей. Куда бы Юля не забредала, подруга всегда находила её. Было ощущение, что она следует за Юлей неотступно, как тень, но это не раздражало Юлю. Юля была ей благодарна за то, что та так внимательно относилась к ней, при всём при этом не пытаясь Юлю вызвать на откровенный разговор, убедить её вернуться к мужу и людям.
Как-то они вдвоём с подругой мыли памятник и Юлю увидела их с Вазгеном общая знакомая. Подойдя к ним она стала расспрашивать Юлю, о том, как она оказалась на кладбище, и что с ней произошло. Юля не пожелала ответить ни на один из её вопросов. От знакомой она узнала, что Вазген её всюду ищет и уже отчаявшись, подал в розыск на неё. Знакомая попыталась Юлю уговорить поехать домой, но Юля упорно отказывалась. Оставив свои бесплодные попытки, знакомая ушла.
Прошло немного времени с момента ухода знакомой, когда Юлю привлёк знакомый звук автомобиля. Да, это была их машина, на которой приехал Вазген. Выскочив из машины он взглядом отыскал Юлю и быстрыми шагами направился к ней. Юля встретила его спокойным и равнодушным взглядом. Увидев приближающегося Юлиного мужа, подруга тактично ушла, оставив их наедине.
Подойдя ближе, Вазген в нерешительности остановился, встретив холодный взгляд Юли. Он всматривался в её лицо и по его щекам потекли слёзы. Юля отвернулась, чтобы скрыть от Вазгена охватившее её волнение. Руки она соединила и сжала в замок, так как они начали дрожать, выдавая её волнение. Вазген опустился перед ней на колени и произнёс:
- Юльчик, сладенький мой, прости меня! Я умоляю тебя, прости! Я клянусь тебе, что такого больше не повторится никогда! – от слёз голос его срывался.
Не в силах справиться с собой Юля заплакала, закрыв лицо руками. Вазген подполз к ней на коленях и обхватил её руками, повторяя всё те же слова. Юля стояла, как изваяние и только горячие слёзы, стекающие через пальцы её рук и капающие на лицо Вазгена, говорили о том, что она живая. Несколько раз вазген пытался отнять её руки от её лица, чтобы заглянуть в её глаза, но её руки будто слились с её лицом.
Невозможно сказать сколько времени они так стояли, прежде чем Юля отняла руки от заплаканного лица и посмотрела на Вазгена. Она жадно всматривалась в каждую черточку любимого лица. Её возникшая боль при появлении Вазгена постепенно утихла, уступая место радости. С каждым словом Вазгена она понимала, что любовь к этому мужчине в ней сильнее, чем другие чувства. Она простила его и готова была вновь следовать за ним в любом направлении. Поняв, что Юля наконец-то простила его, Вазген встал с колен и обнял Юлю, крепко прижав её к себе. Юля задыхалась от счастья. Ей так не хватало его крепких и нежных объятий и поцелуев, его нежности и ласки. Обнявшись, они медленно пошли к машине. Усадив Юлю в машину, Вазген повернул ключ зажигания и они тронулись в путь.
Дома они накрыли стол. Золовки суетились вокруг Юли. Истосковавшийся Дениска, всё время жался к матери. За десять дней он похудел и казалось вытянулся. Глядя на сынишку, Юля мысленно ругала себя за свой эгоизм. Больше всего она причинила страданий этому маленькому существу, которого тоже безумно любила, и если бы в эти дни, что она отсутствовала, с ним что-нибудь случилось, она бы никогда не простила себя за это. Юля нежно гладила сына по голове и беспрестанно целовала его, мысленно прося у него прощение.
Оправившись от пережитого, Юля быстро вошла в повседневный режим. Новый год они встретили в новой своей четырёхкомнатной квартире, обставленной новой мебелью. В старой квартире сделали ремонт и поставили бильярд. Дети Вазгена были желанными гостями в доме Юли. Она любила их не меньше, чем своего Дениску, они платили ей тем же. Юля не скупилась на подарки для них. Между собой дети очень дружили. Все трое называли Вазгена отцом и считали друг друга родными. Юля искренне радовалась таким отношениям между детьми. Жаль, что Софья её радости не разделяла. Детям часто приходилось врать матери, что они были в гостях не у Юли, а у одной из двух сестёр Вазгена.
Юля проснулась рано. Выглянув в окно кухни, выходившей во двор дома, она видела, что не смотря на ранний час, некоторые мужчины спешили домой с цветами. Был праздник восьмого марта. Юле стало немного обидно. Всегда внимательный в такие праздничные дни Вазген, в это утро спокойно спал в постели. Внезапный звонок в дверь, оторвал Юлю от размышлений. Открыв дверь, она увидела своего старого знакомого, который только что пригнал новую машину из Германии и ему срочно понадобились деньги на расторможку автомобиля. Юля заинтересовалась машиной и попросила показать ей машину. Машина стояла во дворе, так как знакомый на ней и приехал. Увидев машину Юля буквально влюбилась в неё. Это был необычайно красивый автомобиль «форд-сиера» салон-люкс. Не раздумывая Юля узнав о цене, заявила, что покупает машину. Отдав две трети цены, Юля договорилась со знакомым, что дня через два-три отдаст ему остальные деньги, а он за эти дни сделает расторможку автомобиля. Забрав ключи от машины, Юля проводила знакомого. Его визит никого не потревожил. Вазген и сынишка спали.
Юля с нетерпением ждала пробуждения Вазгена. Проснувшись, он поздравил Юлю и собирался отправиться за традиционными цветами. Заварив себе кофе, он с чашкой подошёл к окну кухни и увидел новенький, сияющий в солнечных лучах «форд». Он не отрываясь смотрел в окно. Юля, притворяясь равнодушной, спросила:
- Что ты там увидел? Тебя невозможно оторвать от окна!
- Юльчик, ты только посмотри, какая классная машина, просто мечта. – восторженно и завистливо воскликнул Вазген.
Юля подошла и посмотрела в окно, спокойно проговорив:
- Что, понравилась, да? Действительно очень красивая машина и кажется новая ещё. – подразнивала она Вазгена.
- Точно, новая, даже ещё и номера не расторможены. Интересно к кому это приехали на такой «тачке»? – от восторга Вазген был похож на мальчишку, глаза его горели, щёки пылали, каждое движение его выдавало в нём желание, хотябы разок прокатиться на такой шикарной машине. Видя его состояние, Юля таинственно улыбнулась и ещё раз спросила:
- Нравится?
- Да! – порывисто ответил Вазген. Юля смеясь протянула ключи от «форда» Вазгену, сказав:
- Тогда она твоя.
Невозможно описать изумление Вазгена. Ещё не веря в то, что это шикарная машина принадлежит ему, он стоял и смотрел на Юлю восторженными глазами. Потом будто опомнившись, он подхватил Юлю на руки, кружа и постоянно целуя спрашивал:
- Юльчик, неужели это наша машина? Сладенький мой, когда ты успела её приобрести?
Наконец опустив Юлю на пол, он схватил ключи и выскочил к машине. Юля наблюдала за ним. Его радость и восторг передались ей. После были цветы, шампанское и счастье, которое казалось, переполняло их обоих. Это было самое замечательное празднование восьмого марта…
Закончились занятия в школе у Дениски. Было решено, что он на каникулы поедет в самый лучший пионерский лагерь. Сбор выезжающих на первую смену детей должен был состояться на стадионе. Сославшись на свою занятость, Вазген отказался отвезти Юлю с Дениской к месту сборов. Немного досадуя, Юля повезла Дениску на такси. Проводив сына, Юля взяв такси отправилась домой. Проезжая на светофоре, она вдруг увидела «форд», в котором, рядом с Вазгеном сидела в салоне Софья. Гнев охватил Юлю. Она потребовала, чтобы водитель такси немедленно остановил машину. Напуганный внезапной переменой настроения пассажирки, водитель остановил машину. Юля выскочила из такси и побежала к стоявшему на светофоре «форду». Она в истерике дёргала дверцы машины, беспомощно стуча кулачками по заблокированным дверцам и поднятым стёклам автомобиля, выкрикивая оскорбительные слова в адрес Вазгена и Софьи. Зажёгся зелёный свет светофора и «форд» тронулся. Юля смотрела в след уезжающей машины, шепча проклятия. Голос её не слушался. По щекам её безудержно катились слёзы. Водитель такси, в котором ехала Юля подошёл и тактично поинтересовался у Юли, что произошло и не нужна ли ей помощь. Юля не говоря ни слова, лишь покачала головой в ответ. Таксист помог ей дойти до машины, усадил её и отвёз домой. Выйдя из такси и расплатившись, Юля увидела стоящую возле ЖЭКа машину подруги, которая явно поджидала её. Юля направилась к ней. Вид заплаканной Юли встревожил подругу. Приобняв Юлю, она помогла ей дойти до ближайшей скамейки и усадила Юлю, расспрашивая её о причине Юлиных слёз. Ответить Юля не успела, резкая боль пронзила всё её тело. В голосе словно разорвалась невидимая бомба, рассыпаясь множеством мелких осколков, в глазах потемнело. Сильный жар огнём обжигал грудь, дышать становилось труднее. Звуки проникали Юле, как бы из далека, было ощущение, что в её уши напихали ваты. Голос подруги доносился, как бы из-за стены водопада, сквозь шум он был глухим и тихим. Подруга усадила Юлю в машину и отвезла в больницу, где Юля потеряла сознание.
Очнувшись, она долго не могла понять где она находится. Стены, выложенные белым кафелем, высокие потолки, лапы дневного освещения. Юля попыталась сесть, но у неё это не получилось. Её тело не слушалось её. Оно было обмякши, как у тряпичной куклы. Юля ощутила мелкое противное покалывание в руках и ногах. Ей очень хотелось пить. От жажды губы запеклись, а язык был сухим и шершавшим, распухшим, казалось, что он еле помещается во рту.
- Где я? – был первым вопрос Юли к вошедшей медицинской сестре. Слова давались Юле с трудом.
Взяв Юлину руку, мед. сестра смерила пульс и с улыбкой ответила:
- Вы в реанимационной палате кардиологического отделения. У вас был обширный инфаркт, но сейчас уже кризис миновал. Понадобится ещё некоторое время, чтобы ваше состояние стабилизировалось, а пока вам нельзя волноваться. К вам пришли родственники, муж и подруга. Кого бы вы хотели видеть, только не долго?
Юля попросила позвать мужа.
Вошедший Вазген, поцеловал Юлю, взял её руку и, держа её в своих ладонях присел рядом с кроватью.
- Юльчик, сладенький, ты не волнуйся, всё будет хорошо. Мы тебя все очень любим, ты нас так напугала. Сёстры мои и подруга твоя передают тебе приветы и записки. Юльчик, а где ключи от квартиры?
- В моей сумочке. – сухо ответила Юля и на глазах её навернулись слёзы. Вазген стал успокаивать её, говоря, что Юля скоро поправится и всё будет хорошо. Он не осознавал, какую боль причинил Юле своим вопросом о ключах. Было ли это болезненное воображение или всё же это была жестокая реальность, но Юле показалось, что Вазгена в этот момент беспокоило не столько её состояние здоровья, сколько эти проклятые ключи от квартиры, где были ключи и от домашнего сейфа.
Вазген был внимателен к Юле. Иногда он оставался ночевать возле её постели! О происшедшим они не говорили. Несмотря на всё внимание и заботу Вазгена, Юля ощущала в своей душе горечь. Безусловно она вновь простила его, но воспоминания обжигали её сердце огнём, от чего её иногда просто хотелось кричать. После перенесённых стрессов и инфаркта от былой Юлиной весёлости осталось немного. Физический кризис её болезни миновал, но душевные раны не хотели затягиваться. Юля не раз слышала, что любовь постепенно угасает, перерастает просто в привычку, но её чувства нельзя было назвать привычкой. Её любовь к Вазгену не угасала, не смотря на годы прожитые вместе. Он по-прежнему был её единственным мужчиной, которого она любила. Он по-прежнему был для неё идеалом и она по-прежнему нуждалась в нём, как в кислороде на жизненно-важном уровне…
Юлю выписали из больницы, но на работу ей пока нельзя было выходить. Юля не хотела терять своё место и поэтому они приобрели факс. Установив его дома, Юля могла продолжать работу. Благо, что и ЖЭК находился рядом. Некоторое время между ней и Вазгеном были прекрасные отношения, пока не начались телефонные звонки молчанием, а позже и автоответчик женскими голосами сохранял сообщения для Вазгена с просьбой позвонить или подъехать. Как правило женские голоса имён не оставляли. На Юлины вопросы по поводу таких просьб Вазген отвечал уклончиво, то по работе звонили, то кто-то просто издевается. Юля не верила ни одному слову Вазгена. Как-то вызвав его на откровенный разговор о его любовных похождениях. Юля была ошарашена его циничным ответом. Впервые она посмотрела на него другими глазами. На все Юлины доводы он ответил, что его связи с другими женщинами для него ничего не значат, и что Юля зря копается в его «грязном белье», потому что он с кем бы ни был, возвращается к ней, и не имеет ни малейшего желания жить с кем-то кроме неё. Юля попыталась привести ему в пример себя, в плане того, что как бы он себя почувствовал, если бы узнал, что Юля имеет отношения с другими мужчинами. Вазген рассмеялся и сказал, что он в Юли уверен, даже больше, чем в себе, что Юля просто не способна изменить ему с другим мужчиной. Его уверенность в себе покоробила Юлю, но факт оставался фактом. Юля действительно не смогла бы ему никогда изменить. Она злилась и на себя, и на него, и не известно ещё на кого, но изменить его мнение и хоть как-то поколебать его уверенность ей не удавалось. Он имел над ней необъяснимую власть, как вампир над своей жертвой, которая видела свою погибель, но не в силах была бороться.
Вазген уже заканчивал академию, когда Юля стала замечать, что у него стали появляться деньги. В основном большее поступление денег в семью шло благодаря Юлиным стараниям. Она не упускала возможностей заработать, если эти деньги шли к ней честно без всякого криминала и сомнительных операций. Хотя Юля была основным добытчиком денежных средств, но она никогда не говорила об этом Вазгену. Он всегда и всем полноправно распоряжался, впрочем, никогда у них не возникало споров по поводу денег. Их всегда было в достатке. Поэтому-то когда и появились эти странные деньги, Юлю это насторожило и она спросила у Вазгена об их происхождении. Сначала он сказал ей, что ему вернули долг. Юля не поверила, потому что знала, что у Вазгена нет привычки давать кому бы то ни было деньги в долг. Видя, что Юля не верит ему, он вынужденно сказал правду о том, что иногда помогает некоторым наркоманам на его участке доставать героин, и это приносит не малые доходы, так как героин стоит дорого и его очень сложно доставать. Откровения Вазгена очень огорчили Юлю, она пыталась отговорить его от такой формы добычи денег, но у Вазгена были три порочные страсти – это золото, деньги и женщины. Даже к дорогим машинам он относился более спокойно, хотя тоже их любил. Сколько Юля не взывала к разуму Вазгена, тот её даже слушать не хотел.
Уже не скрывая своих действий от Юли, он приобретал героин у близкой подруги его сестёр и продавал всё больше и больше обращаясь к Юле за помощью. У Юлиной подруги сын был наркоманом. Однажды подруга сама пришла и просила её помочь ей найти героин, хотя бы на одну дозу для сына, иначе тому будет очень плохо и он может умереть. Юля много слышала о наркотиках, но не знала, что человек без дозы может дойти до такой степени, чтобы умереть. Всегда отзывчивая на чужое горе, Юля не смогла отказать подруге. Вскоре сын подруги Игорь стал частым их клиентом. Вазген видя это, просил Юлю, чтобы она переговорила с Игорем о реализации героина, предложив ему деньги за помощь и бесплатную дозу героина необходимую самому Игорю. Юле тяжело было согласиться, но она знала, что её подруга ужасно устала, как мать, потому что Игорь был у неё единственным ребёнком, ради которого та была готова на всё. Героин сжирал не малые деньги и хотя подруга сама зарабатывала не плохо, денег всё равно не хватало. Неоднократные дорогостоящие лечения Игоря не спасали и отчаявшись, мать сама покупала для сына героин. Поразмыслив над предложением Вазгена, Юля решила поговорить с Игорем, считая, что если тот будет иметь каждодневную дозу, то этим даст хоть какую-то передышку своей матери.
Игорь на предложение Юли согласился, его мать тоже была согласна, но при условии, что Игорь не будет поднимать свою дозу больше того, что употребляет. На том и порешили. Колесо закрутилось. Поставщица Лаура прятала героин в палисаднике перед верандой Юлиной квартиры. Юля или Вазген незаметно забирали героин расфасовывали и продавали уже с помощью Игоря и других наркоманов. Юле всё это очень не нравилось, потому что с появлением героина её жизнь каждый день наполнялась страхом. Она понимала, что рано или поздно всему будет конец, а конец один – тюрьма. На её волнения и тревоги Вазген только улыбался и отшучивался.
Однажды им удалось сдать большую партию героина. Полученные деньги Вазген высыпал на пол и усевшись рядом охапкой в руках поднимал их с пола и дождём с рук медленно ссыпал на пол, приговаривая:
- Юльчик, ты только посмотри сколько денег! – Юля вновь услышала в его голосе восторг, но теперь он её не радовал. В данной ситуации Вазген больше был похож на сумасшедшего. Он даже не замечал, что у Юли при виде этой картины по щекам струились слёзы. Она не разделяла восторг Вазгена. Деньги для Юли были только деньгами, средством существования и благополучия. Ей было неприятно видеть, как Вазген восхищается ими. Она вышла из комнаты и просидела на кухне не известно сколько времени, размышляя о том, как изменился её муж, пока Вазген не позвал её. Зайдя в комнату, она увидела аккуратно сложенные стопки денег. Вазген наливал дорогой коньяк в рюмки. Юля практически не пила спиртного, но в тот день она взяла рюмку коньяка из рук Вазгена и выпила залпом, не почувствовав даже вкуса коньяка. Убрав деньги, они поехали ужинать в ресторан.
Постепенно Юля привыкла к существованию героина в их доме, хотя иногда страх сжимал сердце. Окрылённый успехом Вазген только подсмеивался над Юлиным страхом, особенно, когда ночью неожиданно их будил звонок в дверь. Такое случалось очень редко, но после столь поздних визитов Юля подолгу не могла заснуть.
Страсть Вазгена к женскому полу не иссякла. Вернувшись с работы позже обычного, Юля обнаружила, что Вазгена нет дома. Пройдя в опорный пункт, Юля и там его не нашла. Возвращаясь обратно, Юля шла в тревожной задумчивости. Самые различные трагические предположения лезли ей в голову. Во дворе её остановила соседка и поинтересовалась Юлиным самочувствием и настроением, видя её угнетённый вид. Юля сказала, что ей срочно нужен Вазген, а она его нигде не может найти. Соседка сказала, что видела Вазгена час назад, когда тот заходил в подъезд, где была Юлина старая квартира. Поблагодарив соседку, Юля направилась в свою прежнюю двухкомнатную квартиру. Идти было не далеко, квартира находилась в доме напротив от их нынешнего дома. Занавески на окнах были плотно задёрнуты. Неприятные предчувствия жгли сердце. Юля медленно, переводя дыхание поднималась по лестнице. Сердце бешено колотилось в груди. В дверном «глазке» Юля заметила отражение света. Она подошла к двери и прислушалась. За дверью слышны были голос Вазгена и женский звонкий приятный голос. Волна ревности и гнева окатила Юлю с ног до головы. Весёлый смех мужа и его любовницы подтолкнул Юлю к действию. Она усиленно стала стучать в дверь квартиры. Голоса смолкли, свет погас, но дверь не открывали. Юля просила Вазгена открыть дверь, она хотела с ним поговорить, обещала, что его подружке она не причинит никакого зла, но в ответ на её просьбы была только тишина. Дойдя до отчаянья Юля пригрозила, что позовёт плотника и попросит того сломать дверь. На её угрозы так же последовала тишина. Она уже намеревалась исполнить обещанное, когда вдруг в подъезд вошла её младшая золовка и стала уговаривать Юлю пойти домой. Она пыталась убедить Юлю, что ей показалось , что Вазген в квартире, что он ей недавно звонил с работы и сказал, что туда позвонили соседи их прежней квартиры, и сообщили, что Юля не в себе и устроила в подъезде невообразимый шум. Он попросил младшую сестру сходить и забрать Юлю, успокоить, а он как освободится по работе сразу же придёт домой. Юля смотрела на золовку и не находила слов. Она понимала, что Вазген ввёл свою сестру в заблуждение, выставив Юлю не в лучшем свете. Горькая обида встала комком в горле. Золовка убедила Юлю пойти домой и из дома позвонить по телефону в квартиру. Придя вместе в Юлину квартиру, золовка прошла на кухню поставить чайник на плиту, а Юля взялась за трубку телефона. Сколько она не крутила диск, набирая номера телефонов то своей прежней квартиры, то опорного пункта, ей в ответ звучали только длинные гудки. Понимая всю бессмысленность своих упражнений, Юля положила трубку. Немного посидев в задумчивости, Юля приняла какое-то решение. Она прошла в комнату, взяла несколько «чеков» расфасованного героина и взяв сумочку направилась к выходу из квартиры. Золовка попыталась остановить её, но Юля оттолкнула её и открыв дверь ушла. Пройдя до опорного пункта она увидела, что в окне кабинета Вазгена горит свет. Не известно на что надеясь, Юля подошла и дёрнула ручку. Дверь была закрыта. И Вазгена по-прежнему не было в кабинете. Вряд ли Юля могла дать внятный ответ на свои действия. В этот момент она поддалась импульсу, а не разуму. Постояв некоторое время у опорного пункта, Юля отправилась к Игорю. Она знала, что он живёт отдельно от матери. Именно сейчас, когда она приняла решение, меньше всего она хотела бы увидеться с подругой. Игорь очень удивился столь неожиданному визиту Юли. Юля знала, что Игорь испытывает к ней не только дружеские чувства, но он только однажды намекнул в разговоре о том, что если бы Юля была его женой, то он был бы самым счастливым человеком на свете. Юля прошла мимо удивлённого Игоря и села в кресло за журнальный столик. Игорь, закрыв дверь, вошёл и сел в кресло напротив, не решаясь спросить Юлю о цели её визита. Юля молча выложила чеки с героином на столик и попросила Игоря сделать раствор. Игорь послушно выполнил поручение. Взглянув на шприц с наркотиком Юля внутренне содрогнулась, но внешне закатала рукав и выжидательно посмотрела на Игоря. Игорь прекрасно понял, чего ждёт от него Юля, он замотал головой в знак протеста, говоря:
- Юля, нет. Тебе не нужно это делать. Я не знаю почему ты решилась на это, но это не лучший выход из положения.
- Я не спрашиваю твоего совета. Раз я пришла к тебе за этим, значит мне это нужно. Если ты меня уважаешь хоть немного, ты вколешь мне наркотик, если нет, то я найду кто сделает это вместо тебя, – жёсткие нотки в голосе Юли заставили его подчиниться. Вколов Юле дозу, он внимательно посмотрел на неё.
- Что я сейчас должна чувствовать? – спросила Юля.
- Не знаю. У всех по-разному, – потухшим голосом ответил Игорь.
Неожиданно у Юли началась истерика. Игорь сбегал на кухню и принёс стакан воды, но пить воду Юля не стала. Видя свою беспомощность, Игорь опустился на пол возле Юли и глядя на неё снизу вверх спрашивал не останавливаясь:
- Юленька, что случилось? У тебя что-то случилось? Расскажи, не надо плакать.
- Видно это и должно было случиться, - тихо произнесла Юля, успокаиваясь и утирая слёзы. Слёзы принесли какое-то облегчение. Ей вдруг стало всё безразлично, боль в душе притупилась, но желаемого забытья не было. Она даже стала подозревать, что Игорь ввёл ей просто воду, лишь чуть-чуть добавив в неё наркотик, когда делал раствор для неё. Тут же Юля, сама себе в мыслях привела веский аргумент, оправдывая Игоря перед собой, потому что, когда Игорь готовил раствор, то ещё не знал, что это для неё. Ей стало стыдно за свои мысли. Голова у неё была ясная, мысли чётко выстраивались в логическую цепочку. Сидящий рядом с ней Игорь что-то ей говорил, но она его не слышала.
Мягко отодвинув Игоря рукой, она встала, собираясь уходить. Игорь предложил остаться на ночь у него, так как шёл уже второй час ночи, но Юля сказала, что у неё есть ещё дела.
Приехав домой, она попросила золовку дать ей бутылочку с уксусом. Та в свою очередь поинтересовалась зачем Юле ночью понадобился уксус. Юля что-то ответила и взяв принесённую золовкой бутылочку уксуса вышла из дома. Пройдя двор, она посмотрела на окна квартиры, где в то время находился Вазген со своей любовницей. Света не было. Поднявшись на этаж, Юля подошла к двери и как раньше прислушалась. Она вновь различила два голоса, но в этот раз они не отозвались такой болью. Было ли это действие наркотика или что-то другое, понять было трудно.
Сев на ступеньку лестницы, Юля дождалась утра. Казалось, эта ночь никогда не кончится. Она слышала в тишине ночи всё, что происходило за дверью квартиры, но она не ушла, накапливая злость, чтобы сделать то, что она задумала. Наконец-то она услышала долгожданную возню за дверью квартиры. Любовная парочка готовилась покинуть квартиру. Юля быстро, не создавая шума, спустилась вниз и спряталась в темноте подъезда за дверью. Затаив дыхание, она слышала, как щёлкнул замок и открылась дверь, как Вазген сказал, что он сначала спустится и посмотрит нет ли поблизости его жены-истерички. Закусив до боли руку, чтобы ничем не выдать своего присутствия, Юля дождалась, пока Вазген спустится и вновь поднимется за своей любовнице. Закрыв дверь они вдвоём спускались ничего не подозревая, когда Юля вышла им на встречу из своего укрытия и выплеснула в лицо Вазгена уксус. Ожидаемого эффекта не получилось, так как золовка видимо успела разбавить уксус водой, прежде, чем отдала бутылочку Юле.
Испугавшийся Вазген стал кричать, что она не нормальная, что ему надоели её выходки и её копание во всём. Юля спокойно выслушала всю эту ахинею и совершенно спокойно заявила, что всего этого могло бы и не быть, если бы он открыл ей дверь, когда она этого просила, чтобы просто поговорить. Высказав всё, что она думала в тот момент о Вазгене и его спутнице, Юля отвернулась от них и пошла домой. Вазген впервые позволил себе выразиться оскорбительно в адрес Юли, но она не отреагировала на его слова.
Позже он пришёл за вещами. Юля равнодушно наблюдала за его сборами. Когда он собирался уже покинуть квартиру, Юля потребовала у него ключи от машины. Она видела какой эффект произвело её требование, но она была убийственно спокойна и равнодушна к этому. Вазген ушёл. Действие наркотика видимо подходило к концу, и Юля почувствовала необходимость в дополнительной дозе. После ухода Вазгена, она вновь поехала к Игорю, а после на работу.
Прошёл месяц, как они с Вазгеном разбежались по разным углам одного двора, что в принципе не мешало им общаться. На работе у Юли мало кто догадывался, что у Юли с Вазгеном разлад. Лишившись машины, Вазген ездил на велосипеде. Видя такую замену иномарке, многие из знакомых недоумевая спрашивали Юлю о причине столь экстравагантного обмена. Юля смеясь, поясняла, что Вазген решил заняться спортом, чтобы привести свои мышцы в порядок. В прошлом Вазген был не плохим футболистом, а теперь просто заплыл жиром. Её версию все принимали за правду и Юля не пыталась никого разубедить в этом.
Всё было бы ничего, но с каждым прожитым днём, Юля понимала, что всё больше и больше она задыхается без Вазгена. Ей нужно было, чтобы он был рядом. Хотя вазген приходил часто, приносил наркотики, забирал деньги, Юля видела, что он становится для неё всё более далёким, чужим, недосягаемым. Она уже знала, что любовницу Вазгена зовут Линарой, и что их отношения носят продолжительный характер. Не смотря, что Вазген и Линара видимо не собирались жить вместе, Юля их часто видела вместе. Квартира, где жил Вазген была на первом этаже и Юля часто по вечерам под предлогом вынести мусор, шла к заветному окну на кухне квартиры Вазгена. Она стояла чуть в стороне и наблюдала за ним через освещено окно. Не раз она видела в нём и Линару. Денис стал замечать её частые отлучки с мусорным ведром и однажды, когда Юля вновь собралась пойти и «вынести мусор», он остановил её и сказал:
- Мамочка пожалуйста, не ходи туда. Я знаю, что идёшь смотреть на папу, как он целуется с этой тётей. Над тобой уже все смеются, а ты ходишь и ходишь. Не нужна ты ему. – Денис смотрел на мать умоляюще.
Юля разгневанная словами сына, накричала на него, сказав ему, что он ещё мал для того, чтобы учить мать жить. Выйдя на улицу, она прохаживалась взад и вперёд, негодуя на сына и на себя. Конечно Дениска был прав, но Юля не хотела с этим мириться. Это проклятое окно тянуло Юлю к себе, как магнитом.
Юлина наркотическая зависимость росла. Принося наркотики Юле, Вазген даже не подозревал о том, что носит героин и для неё. Юля тщательно скрывала от всех свою зависимость. Жизнь её раздвоилась. Только Игорь знал о том, что Юля стала наркоманкой. Он уже не старался Юлю остановить, понимая, что это болото её уже засосало.
Прошло уже около семи месяцев с тех пор, как Вазген ушёл от Юли. За это время Юля сильно изменилась и похудела. Всегда общительная, она стала избегать людей. Незамеченным это не прошло.
У Юли был выходной день, когда неожиданно утром к ней зашёл Вазген. Денис был в школе. Юля наводила дома порядок и открыв дверь Вазгену забыла о закатанных рукавах рубашки. Разговаривая, она не заметила, как его взгляд скользнул по Юлиной руке. Резко прервав её, он спросил, что у неё с рукой. Она опомнившись быстро опустила рукав и ответила, что её поцарапал котёнок, которого недавно в квартиру принёс Денис. Вазген схватил Юлину руку и поднял рукав. Смотря на «дорожку», характерную тёмную полоску вены у наркоманов, он прошептал:
- Не может быть Юльчик, неужели ты колешься? Что же ты наделала? – в его голосе столько было трагедии, что Юля не выдержав, заплакала, выдернув свою руку из руки Вазгена.
- Юльчик, ну почему? Что толкнуло тебя на это? Зачем?
- Ты и только ты меня толкнул на это! Ты виноват в том, что я стала такой! Теперь ты спрашиваешь зачем? А когда ложишься в постель с этой Линарой, ты не спрашиваешь зачем? Мне не нужно твоё сочувствие, мне уже ничего не нужно! – Юля выпалила всё на одном дыхании. Ей было стыдно. Если бы Вазген сам не заметил след наркотика на её руке, то она бы никогда и ни за что не призналась бы ему в этом.
- Юльчик, сладенький, подожди, ответь мне, что тебе не хватало? – Вазген тревожно посмотрел на неё.
- Тебя! – Юля с вызовом бросила короткий ответ. Видно было, что Вазген не может осознать сказанное Юлей. Он смотрел на неё, и по его глазам читалась тревога. Он обнял её и сказал:
- Юльчик, ты не должна больше колоться. Что ты делаешь с собой? Ты ведь сильная, умная, мне нужна ты и твои мозги. Мы вылечим тебя, правда?
- Я брошу колоться только если ты будешь рядом, если ты перестанешь гулять от меня. Я не могу жить без тебя, но я не могу жить и с тобой, зная, что ты принадлежишь ещё кому-то кроме меня, что ты обнимаешь и целуешь ещё кого-то кроме меня, что ты уделяешь ещё кому-то внимание, понимаешь? Мне не возможно выдержать то, что я делю тебя ещё с кем-то. – Юля замолчала, не находя слов для продолжения разговора. Вазген пообещал, что будет рядом с ней и постарается выполнить любое её желание.
На работе Юля взяла отпуск. Врача-нарколога пригласили на дом. Вазген исполнял любое её желание, как и обещал. Сама Юля не выходила без него из дома, находясь днём под наблюдением врача, ночью под наблюдением нанятой сиделки-медсестры. Большую часть времени она спала под действием лекарств и просыпаясь требовала позвать к ней мужа. Вазген приезжал немедленно, где бы он не находился.
Две недели спустя кризис миновал и Вазген распрощался с врачом и сиделкой, предварительно заплатив им немалую сумму денег. Юля чувствовала себя вялой и подавленной, но присутствие Вазгена помогало ей.
Однажды Вазген задержался и у Юли началась истерика. Золовки всячески старались успокоить её, но все их усилия были тщетны. Приехавшему Вазгену она заявила, что нуждается в наркотике. Вазген отказал ей, сказав, что она может обойтись и без наркотиков и что в доме больше не будет ни грамма наркотика. Юля просила его, умоляла привезти ей наркотик, хотя бы немножко, она обещала, что не будет его употреблять, но будет лучше, если «чеки» будут дома.
Вазген принёс героин. Юля сама спрятала его в стенку в вазочку и успокоилась, сказав Вазгену, что она не притронется к героину, пока он будет выполнять их договорённость и если он вдруг изменит ей или она услышит об этом, то вновь начнёт колоться. Вазген озадаченно смотрел на Юлю. Да, она сильно изменилась. Он понял, что она перестала верить его словам. Вазгену ничего не оставалось, как смириться. Что подтолкнуло его на это было не понятно, любовь ли к Юле или страх вновь лишиться благополучения, а особенно материального, которое Юля создавала для него.
У жизни свои правила. С виду у Юли с Вазгеном восстановились прежние отношения, но они оба неосознанно не верили друг другу. Юля проверяла каждый шаг Вазгена, а он, считая, что Юля не замечает, проверял наличие чеков с героином в стенке, куда их положила при нём Юля.
Придя как-то поздно домой, Вазген нашёл Юлю лежащей на полу без сознания. На столе стояла открытая бутылка коньяка. Наклонившись над Юлей, он ощутил запах спиртного от неё. Он поднял её на руки и положил на диван. Внезапно его пронзила догадка. Он подошёл к стенке и проверил на месте ли героин, но героина не было. Испугавшись, он попробовал своими силами привести Юлю в сознание, но на неё не действовал даже аммиак. Позвав сестёр, он оставил одну из них дома, а вторая помогла ему спустить и уложить Юлю в машину. Вместе они отвезли её в больницу.
… Юля слышала голоса, но не одна часть тела её не двигалась. Было ощущение, что у неё парализовано всё, кроме сознания. Мысли жили, а тело было мёртвое. Она не чувствовала ни боли, ни страха, ничего. Она слышала, как Вазген объяснял кому-то, что Юлю сравнительно недавно лечили от наркотической зависимости, что она вновь приняла наркотик. Внезапно тело Юли всё передернуло. В сознание ворвался яркий ослепительный свет и тут же наступила темнота и тишина…
Несколько дней спустя Юля очнулась. Открыв глаза, она сразу узнала реанимационную палату отделения кардиологии. В венах стояли катетеры, через которые медленно капало лекарство. Юля попробовала приподняться, но тело пронзила острая боль, в глазах потемнело, к горлу подкатила тошнота. Превозмогая боль, Юля постаралась крикнуть. Спёкшиеся губы полопались в трёх местах и Юля ощутила, как кровь потекла по щеке. Голос не слушался, вместо слов, она издавала нечленораздельные звуки. У неё вновь началась истерика. Не обращая внимания на боль, она сорвала с себя катетеры и сползла с кровати на пол. Она каталась по полу от боли, рыдания сдавливали горло. На шум прибежала медсестра. Увидев Юлю в таком состоянии, она выскочила из палаты и в следующую минуту вернулась уже с толпой людей в белых халатах. Чьи-то сильные руки подняли её и уложили в постель, ей сделали какой-то укол и она уснула.
Проснувшись, она увидела дремавшего на стуле возле её кровати Вазгена. Была глубокая ночь. Она лежала и смотрела на спящего Вазгена широко открытыми глазами. Вазген видимо ощутил её взгляд сквозь тревожный сон, он открыл глаза и встретил взгляд Юли. На её бледном лице осунувшемся лице отразились боль и страдание, под глазами залегли тёмные круги. Оба они долго молчали. У обоих из них было что сказать друг другу, но не тот не другой не решались заговорить первыми.
Не выдержав затянувшейся паузы, Вазген спросил:
- Как ты себя чувствуешь?
- Нормально. Зачем ты здесь? Ты хочешь быть уверенным буду я жить или умру? – слова Юле давались с трудом.
- Зачем ты так?! – оскорбился Вазген, - У тебя была остановка сердца. Ты чудом осталась жива, врачи приложили не мало усилий, чтобы вытащить тебя с того света.
- Я их об этом не просила и тебя тоже. Мне не нужна моя жизнь, я устала – в голосе Юли звучало столько безнадёжной тоски, что Вазген почувствовал себя как-то неловко. Впервые Юля говорила ему такие слова, при этом оставаясь спокойной.
- Как ты можешь так говорить? Я старался для тебя сделать всё, что смог, выполнять всё о чём ты просила. Я хотел спасти тебя.
- Для чего? Чтобы одной рукой спасать, а другой топить, да?
- О чём ты? – удивлённо спросил Вазген.
- Ты прекрасно знаешь о чём я говорю. Я всё о тебе знала. Не нужно оправдываться, не нужно лгать, я устала от твоего нескончаемого вранья. Мы оба не выполнили условия нашего договора и ты в первую очередь. – Юля устало закрыла глаза. Из под опущенных век покатились слёзы. Она не могла сказать ему всей правды о том, что она уговорила знакомого связиста и соседку в том, чтобы провести в квартиру соседки параллельный с кабинетом Вазгена телефон. Она не могла сказать ему, что каждый вечер слушала его разговоры с женщинами и знала обо всех его переживаниях, как по работе, так и по его любовницам. Она терпеливо ждала его с работы и не подавала виду о том, что всё о нём знает, чтобы он ни о чём не догадался и из-за неё могли пострадать совершенно невинные люди. Она знала где был Вазген в тот вечер и потеряв надежду, она сделала себе большую дозу наркотика и выпила три рюмки коньяка, надеясь, что это всё вместе убьёт её. Она не помнила, когда потеряла сознание и что с ней было всё это время. Осознание того, что человек, которого она любит, не смотря на всё своё благородство, остаётся предателем, затмило её разум. Мир в котором она жила, сократился до размеров семейной трагедии. Для неё перестали существовать, друзья, родные, время. Непонимание со стороны Вазгена её проблемы, делало её жизнь невыносимой, но она не замечала, что сама становится большой проблемой для близких и тяжёлой обузой для Вазгена.
Вазген выпад Юли отнёс на счёт её состояния. Он старался всячески поддержать её. Видя заботы Вазгена о ней, Юля оттаяла.
Вернувшись домой, она не оставила своей уже вошедшей в привычку, линии поведения. Не доверяя Вазгену, она вновь стала прослушивать его разговоры по телефону, она вновь стала следить за его передвижениями. Это было сильнее её, это было, как наркотическая зависимость. Частые скандалы выматывали Вазгена и он стал периодически уходить из дома. Юля не в силах была осознать его поведение и дать чёткую оценку происходящему. С каждым уходом Вазгена, жизнь для Юли теряла своё значение.
Она потеряла всякий интерес ко всему, что её окружало. Даже сынишка не мог возродить в ней былой интерес к жизни. Сделав вывод, что она не нужна Вазгену, она решила, что не нужна никому. Она вновь стала употреблять наркотики, в надежде, что скоро сведет, таким образом, счёты с жизнью, умерев однажды от передозировки. Узнав об этом Вазген долго убеждал Юлю в том, что жизнь не кончилась, что Юле надо на всё посмотреть с другой стороны, что он не хочет потерять её и не хочет, чтобы и она сама себя потеряла. До друзей и родных стали доходить слухи о том, что Юля стала наркоманкой. Кому-то Юля говорила, что это не так, что это только слухи. Кому-то признавалась в этом, чтобы увидеть их реакцию. Многие винили в этом Вазгена, кто-то винил её, но вскоре и это перестало её беспокоить. Вазген стал ограничивать Юлю в денежных средствах для покупки наркотиков. Сам он давно уже не приносил в дом наркотики, хотя по-прежнему занимался их сбытом. Юля назло ему продавала свои украшения, зная о пристрастии Вазгена к золоту, и что такой факт продажи ради наркотиков будет для него ударом. Какое-то время это помогло Юле удерживать Вазгена рядом, но надолго этого не хватило. Юля ничего не хотела менять, требуя от Вазгена, чтобы он был всегда рядом.
Вазгену вновь удалось убедить Юлю лечь на лечение от наркомании, но уже в больницу. Юля согласилась. Её поместили в отдельную палату. На этот раз лечение было трудным и затяжным. Юля была пассивной. Разбудить её интерес к нормальной жизни оказалось сложно. Вазген вновь проявил массу терпения, вновь окружив Юлю вниманием и заботой. Юля была ему безгранично благодарна.
Жизнь набирала свои обороты. Вазген уверовав в исцеление Юли, вновь стал хранить наркотики дома. Юля помогала ему в сбыте, так как чувствовала, что по её вине семейному бюджету был нанесён значительный урон. Никто не догадывался, что она и Вазген продают наркотики. Лаура по-прежнему была основным поставщиком. Некоторое время в Юлиной семейной жизни царила идиллия. Они по-прежнему считались парой и только им двоим было известно о цене их благополучия и счастья…
Очередной загул Вазгена и его измена, вновь пошатнули и без того уже значительно пошатнувшуюся психику Юли. После очередного скандала и ухода Вазгена, Юля вновь нашла успокоение в героине. Известие об этом у Вазгена не вызвало ожидаемой реакции. На этот раз он не захотел останавливать Юлю от употребления. Он всё реже и реже стал бывать у Юли, избегая её разговоров о возвращении своём. Несколько раз Вазген видел у Юли молодых мужчин, о которых он говорил Юле, что эти люди – наркоманы, что ей нечего с ними общаться. Иногда он выгонял их из квартиры Юли. Юля протестовала, утверждая, что она собирается соединить свою жизнь с одним их них, и что у неё интимные отношения, которые Вазгена не интересуют. Вазген не верил Юле. Он был уверен, что Юля может позволить себе всё что угодно, но никогда не изменит ему. Юлю обижала его самоуверенность и хотя она действительно ничего не имела в плане интима с другими мужчинами, но всё же старалась поколебать уверенность Вазгена. На протяжении совместно-прожитой их жизни Вазген никогда не ревновал Юлю к мужчинам. Её же ревность не знала границ.
Испробовав все методы для того, чтобы вернуть прежнее расположение и любовь Вазгена к себе, Юля пришла к выводу, что ей самой нужно избавиться от наркотической зависимости. Собрав необходимую сумму денег, она вместе с Игорем начали тайное лечение. Мать Игоря помогала им. Вазгену не было известно о её решении начать лечение. Юля решила доказать, что она способна без его участия встать на ноги, что она не смотря ни на что сможет подняться из этого болота…
Об аресте Вазгена, Юля узнала случайно, придя на работу. Золовки ничего не сообщали, считая, что она – наркоманка и враждебно настроена против Вазгена. Такое отношение с их стороны было понятно, но всё же для Юли не прошло безболезненно. Юля никогда бы не смогла причинить любимому человеку зло, как бы она к нему не относилась. Впрочем такое поведение золовок могло быть и по просьбе самого Вазгена. Он всегда старался выставить Юлю в их глазах эдаким монстром, а себя жертвой. Все его слова принимались за правду, потому что Юля никогда не жаловалась им на Вазгена и не очень-то откровенничала с ними… О причине ареста Вазгена не было известно ничего. Юля решилась обратиться за разъяснениями к золовкам, но они ничего ей не объяснили, сказав, им самим ничего не известно.
Юле очень хотелось помочь Вазгену, но как она не знала. Через знакомых она выяснила, что Вазген находится в следственном изоляторе. Службы Национальной Безопасности и что арест его связан с подделкой каких-то документов. Выяснить подробности не удавалось. Юля была в отчаянье. К наркотику Юля не прикасалась. Она всё своё внимание сконцентрировала на том, что Вазгену нужно помочь. Она очень хотела его увидеть и поговорить, но это оказалось невозможным. Свидание разрешалось только с родственниками и женой в законном браке. Регистрации брака у них с Вазгеном не было, а значит надеяться на свидание не приходилось. Юля потеряла покой и сон. Страх за судьбу любимого человека не давал ей возможность спокойно жить и работать. Её бессилие ложилось тяжёлым грузом на её маленькие плечи. Она забыла все обиды, нанесённые ей Вазгеном. Она была готова на всё ради его спасения и его свободы.
В тревоге за Вазгена время летело. Если бы у Юли была возможность остановить его, она бы сделала это, не задумываясь…
Приехавшие за ней сотрудники ГОВД попросили её проехать с ними в отдел. Визита их Юля ждала с того дня, как узнала об аресте Вазгена. По всем её измышлениям, её не могли оставить без внимания, так как все знали, что она жена Вазгена, и что они прожили ни один год в гражданском браке. Правда было не понятно почему они вспомнили о ней не сразу. Она была готова ко всему, но что её ожидало, превзошло все её предположения…
В кабинете опер. работника ей предложили стул. На все вопросы Юля отвечала однозначно или да, или нет, или не знаю. Оставшись недовольным её ответами, опер. работник вышел из кабинета и вернулся уже вместе со следователем, старым знакомым Вазгена. Он не стал ходить вокруг да около и задавать наводящие вопросы. Он сразу перешёл к главному:
- Юлия Владимировна, мы знаем вас давно и с хорошей стороны, вы много лет прожили с Вазгеном и скорее всего были в курсе всех его дел, - следователь сделал паузу и внимательно посмотрел на Юлю.
Юля молчала, ожидая продолжения. Продясь по кабинету, следователь продолжил:
- Нам стало известно, что ваш муж занимался сбытом наркотиков, а именно героина. Что вы можете сказать по этому поводу?
- Ничего. Мне об этом ничего не известно и я считаю, что это гнусная ложь. Мой муж никогда не занимался наркотиками. – Ответила Юля.
- Юлия Владимировна, зачем вы пытаетесь покрыть поступки этого хитрого армянина, который даже не смог оценить вас, жил за ваш счёт, как альфонс, проматывал вами заработанные деньги с дешёвыми проститутками и всегда, везде старался всех обмануть и вас в первую очередь.
- Не смейте так говорить о Вазгене. Вы ногтя его не стоите и не вам судить о том, какой он был человек, а его личная жизнь никого не касается, кроме меня. – с негодованием воскликнула Юля.
- Что ж, очень мило с вашей стороны. Мы и не предполагали, что у него жена встала на путь декабристок. Но вы же понимаете, что нам не нужен ваш героизм, нам нужна ваша помощь. Если вам нечего нам рассказать, то вы просто поставьте подпись на бумаге, а всё остальное мы доделаем сами. – Подчёркнутая вежливость и сарказм, с которым следователь это произнёс, вывели Юлю из равновесия.
- Никаких подписей я ставить не буду, и никакой помощи такого плана вы от меня не дождётесь. – Почти выкрикнула Юля. Краска гнева залила её лицо. Такой наглости она не ожидала.
- Это ваше окончательное решение? – спросил следователь.
- Да! Мне нечего больше добавить к сказанному! – Юля с вызовом встала, намереваясь выйти.
- Не спешите, Юлия Владимировна, мы ещё не закончили, сядьте.
Юля снова пустилась на стул. Лицо её горело, в душе кипела злость и негодование. Следователь вышел и вернулся минут через десять, приведя с собой двоих мужчин в гражданской одежде.
- Юлия Владимировна, мы обязаны провести досмотр личных вещей, разрешите вашу сумочку.
Проверив содержимое сумочки, следователь отставил её в сторону.
- А теперь пожалуйста позвольте обыскать вас.
Юля встала. Один из вошедших мужчин сунул руку в карман её фирменной юбки и вытащив руку обратно положил на стол три чека с героином.
- Так! Очень интересно! Юлия Владимировна, это ваше? – Нараспев протянул следователь, указывая взглядом на стол.
- Нет, не моё. – Юля с удивлением смотрела на чеки с героином.
- Если это не ваше, то как вы объясните то, почему это нашли у вас в кармане? – произнёс следователь, самодовольно пряча улыбку.
- Это не моё! У меня в кармане этого не было. Это вы подложили мне эти пакеты, и я даже не знаю, что в них находится. – Опомнившись, Юля заняла оборонительную позицию.
- В этих пакетах находится героин. Вам этого количества хватит лет на десять лишения свободы за сбыт наркотических веществ, но у вас есть выбор, или вы пишете на Вазгена или же сами будете отвечать по закону. Ну так, что вы выбираете?
- Мне нужно подумать. – Юля попыталась выиграть время, чтобы всё хорошенечко взвесить и обдумать.
- что ж, думайте, а мы пока составим протокол изъятия на ваше имя и сходим пообедать. Не волнуйтесь, дверь мы закроем на ключ и вас никто не побеспокоит.
Юля наблюдала за тем, как опечатывали чеки с героином и составляли протокол. Мысли путались. Ничего подобного Юля не ожидала. Когда дверь закрылась за ушедшими, Юля вскочила со стула и начала мерить кабинет шагами. Несколько раз она подходила к двери и нажимала на ручку, пытаясь её открыть, хотя прекрасно знала, что все её попытки не принесут результатов. Будучи импульсивным человеком, Юля, остановившись у окна, подумала о том, что если она сможет выброситься из окна, то решит сразу все проблемы. Окно не было забрано решёткой. Юля подошла и распахнула окно. Забравшись на подоконник, она посмотрела вниз, голова закружилась. Юля с детства боялась высоты. Страх отнял у неё силы, и она медленно с осторожностью слезла на пол кабинета. Немного придя в себя, она собрала всю свою силу воли. Она уже знала, что её ждёт дальше, она приняла решение. Подло поступить в отношении Вазгена она не могла. Ей страшно было идти в тюрьму. Работая там когда-то, она много слышала разных разговоров и всё же ради своей свободы, она не могла пожертвовать своей любовью. Юля понимала, что впрочем, таким образом, она не сможет улучшить положение Вазгена, но её утешало, что она и не сделает ему хуже.
Два часа пролетели незаметно. Задумавшись, Юля не слышала шагов за дверью и голосов, она вздрогнула, когда услышала щелчок открываемого замка. Сердце забилось в груди у Юли с удвоенной силой. Вошедший первым, следователь окинул взглядом кабинет и остановил его на распахнутом окне. Юля молча наблюдала за следователем. Внешне она была спокойна. Следователь прошёл и закрыл окно.
Сев за стол он посмотрел на Юлю и с сарказмом спросил:
- Ну что, Юлия Владимировна, вы подумали?
- Да. -Юля спокойно посмотрела ему в глаза.
- И что вы решили?- не меняя тона продолжил следователь.
- То, что и прежде. Я не буду давать никаких показаний против Вазгена и не буду подписывать никакие бумаги. - Голос Юли прозвучал ровно и спокойно.
Мимика на лице следователя сменилась, как картинка в калейдоскопе. От добродушного выражения ничего не осталось. Злоба сквозила во всем. Взгляд у него стал жестким и тяжелым, но Юля не опустила глаза, она продолжала смот- реть на него, нисколько не смущаясь его переменой.
- Что ж, вы сами подписали себе приговор, как минимум лет на десять. - Он достал бумагу, ручку и положил перед Юлей на стол. - Пишите, что вы приобрели наркотики с целью сбыта…
- Вот только не с целью сбыта, а для самоупотребления, - перебила его Юля.
- Вам никто в этом не поверит, вы же не наркоманка, вы будете проходить экспертизу в Наркологии и это подтвердится, так что вам ничего не остается, кроме сбыта.
- Вы ошибаетесь, любая экмпертиза подтвердит, что я- наркоманка.
- Вы? Наркоманка?- еще не веря произнес следователь; - Вы что, надеетесь на свои связи и деньги? Я могу вас заверить, что в этом случае эти средства вам не могут помочь.
- Нет .Я не надеюсь ни на связи, ни на деньги, я надеюсь на себя. - Юля с улыбкой закатала рукава и показала руки.
Все, кто находился в кабинете, столпились у стола, разглядывая Юлины руки. Темные полосы прожженных героином вен, называемые «дорожками», свидетельствовали сами за себя.
- Вы можете сделать запрос на меня в наркологический центр, где я неоднократно проходила лечение, как анонимно, так и стационарно,- продолжила Юля.
Юля испытала моральное удовлетворение , видя досаду на лице следователя. Ее вывели в соседний кабинет и там заперли. Они видно режили посовещаться между собой, так как Юля сильно спутала их планы. Некоторое время спустя, следователь вошел к ней один и, повернув ключ, закрыл дверь с внутренней стороны. Его действия вызвали в Юле тревогу. Следователь взял стул и сел напротив Юли.
- Какую дозу героина вы принимали в последнее время? - вопрос следователя озадачил Юлю. Не зная для чего он спрашивает ее об этом, Юля решила, что правильнее будет огрызнуться :
- Вам какое дело? Сколько мне нужно было, столько я и вкалывала себе, у вас не спрашивала!
- Тебе ведь будет нужна доза, так ? Мы могли бы договориться, ты получаешь свою дозу, а мы получим показания на Вазгена, - вкрадчиво и тихо сказал следователь, как будто, кроме них в кабинете был еще кто-то. Юля заметила, что следователь перешел на «ты» и мысленно усмехнулась.
- Мы не будем ни о чем договариваться, я уже сказала, что никаких показаний на Вазгена я давать не буду и ваши подачки в виде дозы героина мне не нужны, - С достоинством ответила Юля.
- Ну это мы еще увидим. Посидишь в подвале, а когда начнутся ломки, сама умолять будешь! - зло сквозь зубы процедил следователь.
Юля ничего не ответила и лишь с презреньем посмотрела на него и отвернулась.
Ее спустили в подвал, а спустя три дня согласно санкции прокурора перевели в следственный изолятор, в простонародье именуемым тюрьмой. Юлино появление в тюрьме вызвало много толков среди ее бывших сотрудников .Кто-то отнесся к ее появлению с сочувствием, кто-то наоборот мог позлорадствовать ее положению арестантки, но все же Юле везло - сочувствующих было больше…
Познакомившись с жизнью в камере и уже имея представления о своих возможностях в столь замкнутом пространстве, она стала искать способы, чтобы найти Вазгена в многочисленных мужских отделениях тюрьмы. Вскоре поиски ее увенчались успехом. Окрыленная Юля послала Вазгену записку. Ответ она ждала с нетерпением. Дождавшись его, она перечитывала снова и снова коротенькую записку Вазгена. Она вглядывалась в каждую букву, написанную рукой любимого ею человека. Ей казалось, что тюрьма сблизит их, она вновь была готова простить Вазгену все его измены и ошибки. Она чувствовала себя виноватой пред ним. Между Юлей и Вазгеном завязалась переписка, которую Юля оплачивала сама. Вазген писал ей нежные, полные любви письма. О том, что она в тюрьме знали все родственники Вазгена, но Юлю посещали только ее тетя, с которой она с некоторых пор восстановила отношения и ее сводная младшая сестренка по отцу, которая взяла на себя заботу о Дениске. Юле приходилось нелегко, но она никому и тем более Вазгену не жаловалась, хотя знала, что тот живет в коммерческой камере и не нуждается ни в чем. Юля жила его письмами и его любовью. Среди сокамерниц она снискала уважение к себе. Мысленно она была даже благодарна следователю за его содействие, благодаря которому она была рядом с любимым человеком, пусть и в разных корпусах…
Случилось так, что у Вазгена суд начался раньше, чем у Юли. Она мечтала о том, чтобы хотя бы однажды ей попасть на выезд вместе с Вазгеном, чтобы увидеть его, но этого не происходило.
Как-то случайно в ее руки попала записка, написанная рукой Вазгена, но адресованная не ей, а ее сокамернице. Юля, не удержавшись, прочла ее.Гнев и боль от прочитанного Юлей, не давали ей сосредоточиться. Слова, что Вазген писал к ней, были написаны для другой женщины, являясь чуть ли не копией записок для нее. Горечь разочарования огнем выжигала ее душу. Юля понимала, что Вазген какой был, такой и остался. Даже тюрьма его не изменила. А, впрочем, тюрьма для него не была таким адом, как для Юли. Жизнь Вазгена не была полна лишений. Это Юле приходилось утверждаться среди арестанток, это ей нужно было превозмогая свои силы выжить, выстоять, доказать. Вазген же был лишен только свободы передвижения. Он ни в чем не нуждался и как выяснилось, не был обделен женским вниманием…
Позже Юля узнала, что Вазген писал не только ей и ее сокамернице, но почти всему женскому продолу. Некоторым дамам он с посыльным передавал чай, сладости, сигареты. И хотя Юля не нуждалась в его материальной поддержке, ей все же было обидно. В одной из записок к ней Вазген написал, что как не пародоксально, но он рад за то,что Юля попала в тюрьму, что ей это будет только во благо потому, что она наконец – то сможет перебороть свою тягу к наркотикам. Эти слова глубоко ранили ее и без того израненную душу. Он так и не понял, что причиной был он сам, а не случай или испорченность натуры Юли. Был у Юли порыв написать Вазгену все подробности и причину, по которой она оказалась за решеткой, но ее благородная душа не позволила ей сделать это. Тогда Юля приняла решение сохранить все до единой записки Вазгена, чтобы вручить ему их в руки после своего освобождения и все рассказать. Ее решение стоило Юле трех карцеров. Оперативный работник женского продола не раз пытался уничтожить записки Вазгена, находя их у Юли при обыске в камере. Его удивляло, что Юля из- за , как он считал, ничтожных бумажек идет на конфликт с офицерами и с ним, за что и получает наказание в виде карцера. Он не раз проводил с Юлей беседы, но Юля была упряма. Она соглашалась идти в карцер, но не позволяла уничтожить записки Вазгена. Она продолжала писать ему и получать ответы. Через ее руки проходили все записки Вазгена. Он писал сестрам и любовнице Линаре на свободу, он писал к нескольким женщинам втюрьме и он писал ей. Иногда он присылал ей записки , написанные детьми, которые были адресованы только ему. О Юле никто не вспоминал. Юля читала их и возвращала Вазгену. Ей так же хватало мужества передавать его записки другим женщинам в тюрьме и сестрам с Линарой. Иногда она не выдерживала и в записках к Вазгену обвиняла его во лжи, лицемерии, предательстве и непостоянстве. Из-за чего они ссорились в письмах, но это ничего не не меняло…
Барыгу Лауру тоже не миновала тюрьма. Узнав об этом, Юля нашла ее и пригласила к себе в камеру, оплатив ее приход. Юля встретила ее накрытым в изобилии столом, что является огромной роскошью в тюрьме. За разговором Лаура стала Юле рассказывать о похождениях Вазгена, о его непорядочности и неблагодарности, но Юля прервала монолог Лауры о Вазгене. Ей было неприятно слушать все эти россказни. Тем более она сама прекрасно была осведомлена обо всем. Лаура не один раз пыталась вернуться к этой теме о Вазгене, но Юля обрывала ее. Между Юлей и Лаурой росла стена непонимания. Юля не желала ничего слушать о том, что порочило Вазгена, она считала, что ее отношения касаются только ее и Вазгена и что никто не вправе обсуждать это даже с ней.
Юлю осудили быстро и вскоре из тюрьмы перевели в колонию общего режима. Когда Юля уехала, Вазген еще оставался в тюрьме. Юля знала, что и его скоро осудят и отправят в колонию. С того времени Юля больше ничего не знала о судьбе Вазгена. Она ждала его писем, но он не писал. Она бы сама ему написала, но не знала в какую колонию он попал.
Свой срок Юля отбываладостойно. К ней кроме тетки на свидание никто не приезжал. Юля пыталась хоть что-то узнать о Вазгене. Она расспрашивала о нем тетку, но та упорно не хотела говорить о нем, говоря лишь о Дениске и о ней самой. Несколько ее попыток узнать о нем у его сестер также не увенчались успехом. Его сестры,услышав ее голос в трубке телефона, отказывались с ней говорить, а если и снисходили до разговора, то о Вазгене говорили всегда одно и то же, что у него все нормально. Больше узнать ей не удавалось. Неизвестность мучила ее…
Близилось время окончания ее срока. Юля радовалась и боялась. Что ее ждет после освобождения, и кто ее ждет, и ждут ли ее вообще? Эти вопросы становились для нее сущим наказанием. Иногда она пыталась представить себе тот день, когда она выйдет на свободу. Она представляла, как приедет домой, обнимет сына и сестренку, а потом оставшись наедине с Вазгеном торжественно вручит ему его записки к ней, которые, не смотря ни на что, она сохранила. Тысячу раз она представляла его реакцию на такой презент и не могла с точностью передать охватывающее ее волнение и тревогу. Она надеялась, что путь, который она прошла, защищая его,его честь , его записки он сможет по достоинству оценить. Она мечтала, а день освобождения приближался казалось со скоростью черепахи. И вот он настал…
Оформив все документы и получив справку об освобождении на руки и небольшое количество денег, примерно в обеденное время Юля отправилась домой.
Дверь ее квартиры на настойчивые ее звонки никто не открыл. Юля решила, что дома просто никого нет. Она спустилась вниз и села на скамейку у подъезда. Ее ожидание затянулось до вечера. Обращаться к соседям за помощью она постеснялась, да и соседи многие съехали и поменялись за время ее отсидки.Юля, от создавшейся ситуации, растерялась.Идти к сестрам Вазгена было бессмысленно, а добраться до тетки, не хваталоденег. Так она и сидела на скамейке, не зная как ей поступить дальше.
Неизвестно сколько бы она ещё так просидела бы, если бы к ней не подошла знакомая женщина, которая узнала её и поздоровалась с ней. Юля ответила на приветствие и краска стыда залила её лицо. О том, что она была в заключении видимо знали многие. Юля уклончиво ответила на вопросы знакомой и робко спросила ее о Вазгене и Дениске. Та ответила, что в этой квартире они не живут, а живут в доме напротив. Юля поблагодарила и поспешила уйти. Переходя через двор, она видела свет в окне квартиры. Сердце стучало с бешеной скоростью.Предчувствие недоброго охватило Юлю. Она не сразу осознала известие, что Вазген на свободе. Эта мысль пришла к ней совершенно неожиданно, когда она уже поднималась по лестнице. С этой квартирой для Юли были связаны самые неприятные воспоминания, почему же Вазген для жизни выбрал именнно эту квартиру, было непонятно, хотя неприятные воспоминания о ней могли быть только у Юли.
Юля робко подошла к двери квартиры. Из-за закрытой двери были слышны голоса Вазгена и женский голос, который Юля сразу же узнала.Вне всех сомнений в квартире вместе с Вазгеном была Линура.Голова у Юли закружилась и она тихонько присела. Глаза закрыл туман , дыхание в груди было сперто.Удивленно Юля разглядывала стены подъезда. У нее на какой-то миг создалось впечатление, что не было этих кошмарных лет, не было ее и Вазгена заключений. Что она когда подойдя к двери этой квартиры, услышала голоса и присев на ступеньки лестницы просто уснула, а проснувшись вновь услышала те же голоса. Все годы ее страданий и неволи пронеслись перед ее глазами, как в кинофильме. Она сидела и слышала веселые голоса Вазгена и Линуры.Наконец она поднялась и позвонила в дверь ,требуя ей открыть. Голоса смолкли, но к двери так никто не подошел.Юля уже по горькому опыту знала, что все ее попытки будут бесполезны. Ей было горько и обидно.Ей хотелось крикнуть им. Что они бездушые и бесчеловечные дряные людишки, что ей некуда идти, что она хочет видеть сына и что в конце концов она ведь приехала не с курорта.Слезы отчаянья душили ее и все слова застряли в горле.Она лишь беззвучно открывала рот, как рыба , выброшенная на берег. Немного придя в себя, Юля спустилась и решила сходить в магазин,чтобы отттуда позвонить старшей золовке и попросить ее принести ей ключи от ее квартиры и привести сына.
Из магазина навстречу ей вышел зять, муж золовки.Он отдал ей ключи от ее квартиры и сказал, что сына с Вазгеном она сможет увидеть только утром, так как они вместе в отъезде.Он добавил,что сейчас в квартире, куда ходила Юля, был он с женщиной. Юля ничего не сказала ему в ответ. Она знала, что любые ее доводы разобьются о стену лжи.У нее не осталось сил для споров. До ее квартиры они дошли вместе в полном молчании. Увидев, что Юля открываетдверь, зять ушел. Юлю удивидл, что сигнализация в квартире отключена. Это было так непохоже на Вазгена, который никогда не забывал включить сигнализацию, уходя из квартиры, даже ненадолго. Войдя в квартиру и щелкнув выключателем. Юля поняла причину отключения сигнализации. Квартира была обсолютно пуста, охранять было нечего.Запустение в комнатах отражалось е эхе от ее шагов и движений. Обойдя всю квартиру и не найдя на что можно сесть, Юля устало опустилась на пыльный пол. Было холодно и неуютно. Обняв колени, она сидела устремив взгляд в одну точку. У нее было ощущуние отрешенности от всего. Лишь одна мысль занозой беспокоила ее сознание : «Для чего я освободилась ? Почему я не умерла ?»
Сколько Юля так просидела было неизвестно. Спала ли она или нет, ей было трудно понять. В пустой квартире она чувствовала себя,как в склепе , замурованной заживо. Лунный свет освещал комнату сквозь оконное стекло. Только сейчас Юля заметила, что на окне отсутствуют занавески.
От продолжительного сидения в одной позе, тело ее затекло. Юля попробовала пошевелиться, от чего сразу же ощутила боль во всем теле. Ее мучила жажда.Нужно было встать и добраться до крана. Растирая затекшие конечности руками, Юля с трудом поднялась.Пошатываясь, как пьяная, она дошла до кухни и, открыв кран, с жадностью напилась. Голод ее не мучил, хотя она целый день ничего не ела. Вернувшись в комнату, Юля распаковала свою сумку, вытряхнув все вещи на пол. Вещей было немного. Соорудив из них что-то вроде подстилки, Юля легла, укрывшись халатом.Все это она проделала автоматически и равнодушно.Нервный стресс и усталость не замедлили напомнить о себе. Ужасная головная боль разламывала голову. Лекарств не было,а идти куда-то Юля была не в состоянии.Обхватив и сдавив голову руками, Юля забылась тяжелым сном. Спала она неспокойно.
Сквозь опущенные ресницы Юля видела, как утренний рассвет набирает силу.Солнце поднималось и его теплые лучи скользили по Юлиному лицу. Вставать не хотелось.Ничего хорошего Юля не ждала от нового дня.В дверь позвонили и Юля нехотя поднялась и пошла открывать дверь.На пороге стояла соседка с горячим чаем, заваренном в небольшом чайничке, и горячей лепешкой.Юля жестом пригласила войти.Покачав головой и поцокав языком от увиденного, соседка, оставив чайник с лепешкой, вышла и вернулась вновь с пиалой и дастарханом.
Развернув перед Юлей дастархан прямо на полу, она разложила сладости и, налив в пиалу горячего, ароматного чая, подала ей вместе с разломленной лепешкой. От столь неожиданной заботы о ней от соседки Юля расплакалась. Видя ее слезы, соседка пересела к ней поближе и приобняв Юлю, стала успокаивать ее, говоря :
- Юля-опа, не надо плакать. У вас есть крыша над головой. А это главное. Все остальное будет, вы же сильная. Вы помните, как вы жили ? Поверьте, вы будете жить так же или еще лучше.
- Нет, Гуля, я больше не смогу жить так, как раньше. Мне не для кого жить так. – Юля горестно взвохнула.
- Зачем вы так говорите? У вас есть сын. Вы молодая. Еще выйдете замуж и все у вас будет хорошо,а пока покушайте пожалуйста.
- Спасибо, Гулечка, тебе за все. – Юля откусила кусочек лепешки и не ощущая вкуса прожевала, запивая чаем.
Пока Юля ела, Гуля пыталась отвлечь ее внимание от личных Юлиных проблем,рассказывая Юле все новости и перемены, произошедшие за время Юлиного отсутствия.От нее Юля узнала, что мебель из квартиры вывезла молодая женщина, по описанию Юля поняла о ком идет речь. Это была Линара.Гнев с новой силой вспыхнул в ее душе.Проводив соседку, Юля решила пойти к «родственникам» и выяснить у них, почему в ее отсутсивие они вывезли мебель из квартиры.
Отсутствие Юлиной сводной сестренки так же беспокоило ее.Юля уже собиралась выйти из квартиры, когда вновь раздался звонок в дверь. Это был Вазген. Юля приняла его холодно,не смотря на его слова :
- Юльчик, я так рад видеть тебя на свободе. Прости, сладенький, что не смог встретить тебя вчера, уезжал по делам.
Юля, как завороженная стояла и смотрела на Вазгена, повторяя лишь одну фразу :
-Как ты мог ? Как ты мог ?
- Юльчик, давай обо всем поговорим потом,а сейчас нас ждут мои сестры и Денис. – С этими словами Вазген спустился по лестнице.
Сестры Вазгена встретили Юлю с наигранным радушием.Дениска под их принуждением, подошел к матери, как к чужой. Обида обожгла Юлю. Нет, она не винила сына за его поведение и отношение его к ней, она понимала, что ребенка настроили против нее. Сев за накрытый стол, Юля почти ничего не ела. Она коротко отвечала на вопросы заловок и Вазгена. Ей хотелось встать из-за стола и бежать прочь, но какая-то неведомая сила удерживала ее за столом, заставляя как-то мало-мальски поддерживать беседу.В этом семейном кругу Юля была чужой. Она чувствовала себя чуть ли пришельцем с другой планеты. Затянувшаяся трапеза подходила к концу. Юлино заявление о том,что она хочет забрать сына, золовки приняли в штыки,объясняя, что ей сейчас будет трудно с ним, пока Юля не оправится от отсидки и встанет на ноги.Дениска тоже отказался идти вместе с матерью. Юля вновь получила моральный удар в самое
« солнечное сплетение».Неожиданно сорвавшись, она стала кричать, что они все вместе взятые не имеют права лишать Юлю сына и всего того, что принадлежит ей и т.д. К чему бы привела Юлина вспышка гнева, если бы не вмешался в разговор Вазген. Он просил Юлю успокоиться, а также, чтобы она немного потерпела и он вернет ей все. Все детали решили обговорить позднее, когда Юля с Вазгеном останутся наедине.
Юля с нетерпением дождалась окончания неприятной для нее трапезы. В этот момент из соседней комнаты вышел Денис, одетый к школе. Сердце Юли сжалось от вида одежды, в которую был одет Денис. Она всегда старалась одеть своего ребенка лучше всех, а теперь на нем были одеты явно короткие,выцветшие джинсики не лучшего качества, рубашка с вышоркаными воротничком и рукавами и под цвет джинсов, джинсовая потертая курточка. Чтобы скрыть слезы,навернувшиеся от обиды на глаза, Юля низки опустила голову. Денис кажется ничего не заметил и вышел. Юля тоже поднялась.Поблагодарив заловок, она вышла в прихожую. Вазген вышел вслед за ней и попросил ее не уходить без него. Юля ответила, что подождет его на улице и вышла.
Прохаживаясь взад и вперед у подъезда, Юля еле сдерживала злость. Она злилась на саму себя. В том, что произошло с ней, с ее сыном, она винила только себя. Если бы можно было все вернуть , то она, наверное, постаралась бы справиться с проблемами, а не платить такой ценой… Ее размышления прервал Вазген, вышедший из подъезда. Взяв Юлю под руку, он повел ее в ближайшее кафе, где готовили шашлыки. Пока ждали заказ, Вазген вел разговор. Он говорил с Юлей так, как будто не было между ними разлуки,не было ее страданий,не было тюрьм и лагерей. Юля слушала и не понимала слов. Она прислушивалась к своим чувствам.. В ней зажглась надежда, что она вновь будет счастлива и Вазген останется с ней. Да, она снова была готова простить ему все и забыть…
За время, что они находились в кафе, в квартиру кто-то завез и поставил ее мебель, правда не всю, и кое-какую кухонную утварь со сломанным холодильником.Теперь было с чего есть, на чем спать, но не это радовало Юлю.Уходя, Вазген пообещал придти вечером. Юля целый день трудилась, как пчелка, приводя квартиру в нормальное состояние. Пришел Дениска со школы.
Видимо что-то изменилось, пока Юля прогуливалась в ожидании Вазгена у подъезда дома, где жили золовки. Юля не стала расспрашивать Дениса, так как видела, что он пришел без настроения и не очень-то горел желанием помогать матери.Юля решила не торопить события и своей навязчивостью не оттолкнуть сына.Со временем она надеялась, что их отношения с Денисом наладятся.Ей конечно было больно и обидно, но что можно было сделать сейчас? Она не была феей из сказки с волшебной палочкой, по мановению которой менялся весь мир.Юлю порадовало то, что Денис не отказался сходить в магазин и купить необходимые продукты.
Юля приготовила ужин и накрыла на стол.Поужинав, Денис ушел в «игротеку». Так он называл открытое кем-то на углу соседнего дома помещение, где стояли игровые аппараты. Проводив Дениса, Юля решила, что ужинать она будет с Вазгеном.
Вазен пришел поздно, почти в одиннадцать вечера. Все это время Юля ждала его с нетерпением , часто выглядывая в окно.До его прихода Юля пережила несколько неприятных ощущений. В ее душе вспыхивала надежда, которую тут же сменяла тревога, на смену которой приходили сомнения.Она ждала многого от разговора с Вазгеном, но его приход не принес ей облегчения. Поужинав, они легли спать. Никто из них не решился начать важный разговор. Близости в эту ночь между ними не было, да и быть не могло, потому что между ними спал ребенок. Юля не успела приготовить для Дениса отдельную постель.Вазген отреагировал на это совершенно равнодушно. А предложить постелить им отдельную постель, Юля не решилась. Она ощущала пропасть между ней и Вазгеном.Ей было страшно сделать шаг, чтобы не упасть и было страшно отойти, чтобы не потерять.Ночь для нее прошла в тревожном сне. Утром Вазен ушел, вслед за ним ушел и Денис в школу. Юля, занимаясь домашними делами, немного забылась. В течении для она неожиданно ловила себя на мысли о том, что если этот разговор не произошел, то возможно это и к лучшему.Может не стоит ворошитьпрошлое и все пойдет само своим чередом.
Денис пришел со школы и поев убежал в «игротеку», но скоро вернулся и засел за уроки. Юля видела, что сын воспринимает ее, как безысходное. Она видела, как его раздражает ее присутствие. Видя его отношение к ней, ей было больно и страшно. Больно от того, что ее ребенок не проявляет к ней должного интереса и любви как к матери.Страшно от того,что неизвестно когда ей удастся сломать эту стену детского недоверия к ней.Она чувствовала как Денис, таясь, наблюдает за ней.
В этот вечер, Юля удрученная тяжелыми мыслями, так и не дождалась Вазгена. Не пришел он и на следующий день. Юля не понимала, зачем ему нудно было подавать ей повод надеяться, если он не хотел к ней возвращаться.Она ведь не требовала от него ничего.
Вазген появился на четвертый день к обеду. Дениска был еще в школе.Юля измучавшаяся в эти дни неопределенностью, решила сразу же начать разговор. Вазген уклонялся от ответов, что никак не могло прояснить сложившуюся ситуацию в их отношениях.От сдержанного тона Юля перешла на обвинительный, а после сорвалась на крик. Все это привело к тому, что Вазген заявил ей, что она нисколько не изменилась. Он встал, собираясь уйти. Юля опустилась перед ним на колени. Перешагивая через свою гордость, она стала умолять Вазгена не уходить, потому что она очень нуждается в его поддержке и ей необходимо,чтобы он побыл с ней рядом хотя бы месяц. Вазген высокомерно посмотрел на нее и сказал, что если она встанет на ноги, если она добьется того положения, какое занимала раньше, то тогда он может быть и вернется к ней. Никогда еще Юля не испытывала такого унижения. Его слова, как плети хрестали ее по лицу. Обида заглушала голос разума и, оставаясь на коленях, Юля выкрикнула, что если она встанет на ноги и станет такой же как прежде без его помощи, то он никогда в жизни не перешагнет порог ее дома.Эти Юлины слова не остановили Вазгена. Он сказал ей, чтобы она прекратила устраивать истерики и пошел к входной двери.Совершенно не обращая внимания на Юлины слезы и крики, которые по его выходу из квартиры перешли в вой, он ушел. Юля ничком упала на ковер и проплакала до прихода Дениса со школы.
Время шло, Юля устроилась на работу.Отношения с сыном стали теплее, но все же оставались трудности. Юля забрала машину со стоянки СНБ, так как являлась ее владелицей и на зло Вазгену продала ее за бесценок. Для Вазгена это прошло болезненно. Юля радовалась, что хоть как- то отомстила ему за свое унижение. Она впервые решилась показать Вазгену то, что он в ее жизни был альфонсом и жил фактически все года за ее счет. Говорят от любви до ненависти один шаг, но Юля почему-то недолго упивалась местью. Ее любовь к Вазгену,похожая на любовь фанатки к кумиру, не проходила, а упорно давала о себе знать. Юля по прежнему безумно ревновала Вазгена, когда видела его рядом с Линурой идущими под руку, с цветами… После таких встреч Юля не находила себе места, становилась сама не своя, и уже было не понятно кто кому мстит и за что.
Юля жила, работала и надеялась, что когда-нибудь снова Вазген войдет в ее жизнь, как это было однажды.Друзья и знакомые советовали забыть Вазгена и начать жизнь строить без планов на него. Юля соглашалась с их мнениями и пару раз попробовалажить с другими мужчинами, но даже тогда она не могла избавиться от мыслей о Вазгене. Последний мужчина был всем лучше Вазгена, его любовь была искренней. Юля видела это и умом осознавала, но сердце по прежнему принадлежало Вазгену. Она себя считала не вправе обманывать любящего ее человека и поэтому она говорила ему о своих чувствах к Вазгену и о своей надежде на его возвращение.Эти разговоры неизменно вели к ссорам, а после к разрыву.
Ничто и никто не могли изменить ее чувства, ее надежду. Она терпеливо ждала. Как когда-то она ходила к окнам квартиры, где жил Вазген и простаивала часами, наблюдая за его жизнью со стороны. Из-за этого у нее были частые споры с Денисом. Своим еще детским умом, сын понимал, что мать нужно как-то остановить в ее стремлении и страдании. Как принято, родители мало прислушиваются к мнению детей. Юля тоже старалась отмахнуться от мнения сына, считая, что он еще недостаточно вырос, чтобы делать ее замечания. Сколько бы это продолжалось,было не известно,но все опять таки изменил мистер Случай. Однажды к Юле в гости заглянула приятельница. Разговор за чаем пошел на более интимные темы и Юля поведала о своем унижении и уходе Вазгена. Возмущенная подруга сообщила, что она не встречала в жизни более циничного человека, как Вазген. Она считала, что тот не имел никакого права давать какую-либо надежду Юле, живя уже с другой женщиной и явно не собираясь возвращаться к Юле. Слова подруги задели за живое. Юля попыталась уверить ее в том, что Вазген не живет с Линарой, а только встречается с ней. На это подруга ее заявила,что Юля слепая и глухая, раз до сих пор верит сказкам и не видит действительности, что время, проведенное в неволе, ничему не научило Юлю. Выпад подруги сильно обидел Юлю. Она дождалась ее ухода и с нетерпением решила проверить сказанное подругой,чтобы доказать самой себе, что Юля не ошибается.
Юлю ждало горькое разочарование. Высказанное подругой о Вазгене было правдой. Прав оказался и сын. Ее страдания удвоились. Душа ее металась, как диковинная зверушка, загнанная в клетку. Никогда раньше Юля не пила спиртного, но сейчас вдруг ей захотелось именно напиться до безпамятства.Выпив бутылку коньяка, Юля уснула. Проснувшись она старалась скрыть от сына, что она пьяна, но Денис был очень внимателен и сразу понял в чем дело. Он ничего не сказал матери, он просто хлопнул дверью и ушел.Поведение сына разозлило пьяную Юлю и она, закупив спиртного, вновь напилась. Постепенно Юля начала спиваться. Чувствуя, что Юля катится вниз и что сама не может остановиться, она пришла в кабинет участкового и потребовала, чтобы он сделал что-нибудь для того, чтобы ей вновь оказаться в тюрьме.Зная Юлину судьбу, участковый постарался успокоить Юлю и отправил ее домой. После этого случая Юля вообще потеряла интерес не только к жизни, но и к себе с сыном. Где пропадал ее ребенок она не интересовалась. Продавая из квартиры вещи, Юля пила…
Дня три как Юля не выходила из квартиры.Обеспокоенные соседи позвонили Вазгену. Он пришел немедля и открыл дверь своими ключами. Войдя, он увидел Юлю, лежащую на полу, а рядом пустые бутылки из- под спиртного. Картина была ясна. Он растормошил Юлю и заставил встать на ноги.На его вопрос ела Юля или нет, та устало покачала головой в знак того, что нет. Она не могла говорить, голова ужасно болела, ее била мелкая,противная дрожь. Видя ее состояние, Вазген понял, что Юлю мучает похмелье. Он вывел ее из квартиры и отправился вместе с ней к ближайшему магазину. Там он купил ей спиртное и закуску, но выпить на месте Юлю заставить не смог. Они вместе вернулись в Юлину квартиру. Дождавшись пока Юле полегчает, Вазген начал разговор:
- Юльчик, что ты делаешь с собой? Так нельзя! Ты понимаешь, что ты потеряла не только человеческий облик. Ты потеряла себя. Ты должна взять себя в руки и бросить пить.Ты сильная. Ты смогла бросить наркотики, ты должна бросить пить. У нас с тобой много дел и мне нужны твои могзи. Юльчик, ты же умная, ты должна найти себя. Ты должна научиться жить без меня. Мне не нужна ты такая, как сейчас. Я хочу видеть тебя сильной, уверенной в себе и веселой…
- Ты можешь сделать мне одно одолжение ? – Юля остановила монолог Вазгена.
- Конечно, если это будет в моих силах. Что ты хочешь ?
- Я хочу, чтобы ты некоторое время пожил со мною рядом. Если тебе нужно, чтобы Линара была с тобой, я согласна. Вы займете одну комнату с ней, а мы с Денисом другую… -Юля не успела договорить, Вазген резко встал и нервно прошелся по комнате. Остановившись, он резки спросил:
- Ты вообще в своем уме или нет ? Ты хорошо подумала о том, что ты мне предлагаешь ? Я не смогу этого сделать !
Юля понуро молчала.
- Ты можешь просить меня о чем угодно, но только не об этом. Хочешь, я останусь у небя ночевать ? Хочешь, в эту ночь я буду принадлежать только тебе ?
- Нет, я не хочу одной ночи или одного дня. Мне нужен ты или навсегда, или вообще никогда. Мне нужно, чтобы ты побыл со мной рядом с Линарой или без нее, для меня не имеет значения,главное, чтобы я видела тебя рядом. Неужели это трудно понять и трудно сделать ?
- Юльчик, ты видно сама не знаешь, что ты хочешь. Я не могу сделать того, что ты просишь.Ты просишь невозможного. Это ни к чему не приведет, ты должна с этой проблемой справиться сама. Я не могу тебе помочь.
Оставив Юлю одну, Вазген ушел и вернулся с сеткой продуктов.Выложив все на стол, он вновь обратился к Юле :
- Юльчик, ну пожалуйста, ты же больше не будешь пить, правда ? У тебя есть все, чтобы начать новую жизнь, а главное есть мозги. Хочешь, я буду приходить к тебе иногда, как к любовнице ?
- Нет. Уходи. Мне нужно или все или ничего. - Юля отвернулась от Вазгена. Он, неловко потаптавшись, ушел. Юля устало легла на кровать и уснула.
Проснулась она от звяканья посуды на кухне. Пройдя в кухню, она увидела, что Денис пытается приготовить ужин. Она подошла и обняла сына, тот попытался вырваться, но Юля крепко держала его в своих объятьях.
- Прости меня ! – Юля отвернулась, чтобы не дышать на сына перегаром, -все будет хорошо. Мы скоро уедем отсюда, а сейчас я сама приготовлюужин.
Денис больше не сопротивлялся. Отстранившись от сына, Юля увидела, что его глаза полны слез. Из ее глаз невольно покатились слезы, она отвернулась и занялась готовкой. Они вместе поужинали молча и легли спать.Оба понимали, что со следующего дня у них начнется новая жизнь.
Юля решила продать свою квартиру и купить в другом районе. Ею двигало чувство злобы и ненависти к самой себе. Она ненавидела себя за свою слабость. Ей казалось, что переехав в другой район, она сможет постепенной забыть Вазгена. Как говорится : с глаз долой , из сердца вон…
Но все опять началось складываться не так, как хотелось. Вазген, узнав, что Юля без его ведома продает квартиру, выбрав момент, когда ни Юли, ни Дениса не было дома, вывез всю мебель из квартиры Юли. Придя домой и увидев такой погром, Юля узнала от соседей, что это сделал Вазген. Гнев, злоба и обида душили ее. В таком состоянии она отправилась к Вазгену. На ее настойчивые звонки никто не отвечал. Сестры Вазгена, куда она отправилась позже, не пустили Юлю за порог своих квартир. Придя домой, она застала Дениса плачущим. Как не странно, но слез у Юли не было. Она обняла сына и успокоила. Несколько дней она искала Вазгена повсюду, но везде слышала одно и то же, что тот недавно был и ушел.Идти в милицию Юля не могла. Воспоминания о пережитом ею унижении не позволяли ей обратиться к их помощи, а тем более с жалобой на Вазгена. Нужно было найти хотя бы временное жилье. Жить с ребенком в пустой квартире было невозможно. У Юли еще оставались деньги от продажи машины. Благодаря этим деньгам, Юле удалось снять квартиру.
Накануне переезда она с сыном собирала остатки вещей и тут нежданно появился Вазген.От возмущения Юля потеряла дар речи. Вазген чинно прошел мимо нее в квартиру и явно с издевательством спросил :
- Юльчик, до чего ты докатилась ? Как можно жить в таком сарае ?
- Где же мне жить, если я больше ничего не заслужила от вас ? – отпарировала Юля, справившись с собой. – Устраивая твою жизнь и жизнь твоих сестер, я так увлеклась, что забыла о своей собственной жизни и жизни моего ребенка. Вам очень видно нужно даже то, что принадлежит мне по праву. Но кто из вас меня об этом спросил ? Что же ты теперь спрашиваешь меня, как я докатилась до такой жизни ? Благодаря вам и вашим стараниям.
Юля замолчала, пытаясь проглотить ком, вставший в горле от обиды. Ей не хотелось показать Вазгену свои слезы уже готовые навернуться ей на глаза. Она прошла мимо него и встала у окна.Денис был в другой комнате и не решался выйти оттуда.
- Я забрал только свое. – Спокойно возразил ей Вазген.
- Свое ? А что вообще было твоим ? Тебе и твоим сестрам было мало, что я на протяжении стольких лет жила, решая ваши проблемы, обеспечивая тебя и поднимая твоих детей. Обеспечивая не только их, но и твою бывшую жену, а теперь за мой счет ты хочешь обеспечить свою жизнь с Линарой ?
Юля от злости захлебывалась словами.Впервые за прожитые годы с Вазгеном она высказывала ему такие вещи.
- Тебя никто не заставлял, ты это все делала, покупая меня и мою любовь, хотя моя любовь мне стоила дороже, чем тебе, - зло ответил Вазген и ушел, хлопнув входной дверью.
Юля села на пол и, закрыв лицо руками, заплакала. Такое услышать от Вазгена она не ожидала.Вышедший из камнаты Денис подошел к ней и сел рядом.Юля чувствовала присутствие сына. Это заставило ее успокоиться и продолжить начатое дело. Денис молча помогал, не решаясь заговорить с матерью.Юлина подавленность и обида передались сыну.Так молча,собрав вещи, они вдвоем покинули злополучную квартиру.
Вскоре нашлись и клиенты на покупку квартиры. Внеся залог и договорившись о дне выплаты полной суммы, Юля позволила им въехать в квартиру. Подошло время для расчета, но Юлю ждало разочарование. Клиенты попросили отсрочки еще на определенное время, ссылаясь на то, что не смогли собрать нужную сумму денег. Юля пошла у них на поводу и согласилась.
Прошел второй оговоренный срок, третий, а клиенты явно не собирались рассчитываться с Юлей за квартиру. Юля предложила им освободить квартиру, в ответ на это они потребовали вернуть им заплаченную ими сумму залога.Это переходило все границы. Она вынужденно обратилась за помощью к Вазгену. Никакие доводы и увещевания Вазгеном клиентов не помогли.Юля обратилась в суд.
Полтора года тянулись бесконечные судебные процессы. Дело стало оборачиваться против Юли. Ее начали обвинять в мошенничестве и вымогательстве. С каждым процессом Юля теряла надежду на справедливость. Ей становилось страшно. Правосудием правили монстры, признававшие только правоту денег. На чашах весов Фемиды деньги перевешивали истину. К сожалению у Юли денег не было. Она понимали, что ничего уже не сможет добиться и что в любой момент она может вновь оказаться за решеткой. Несколько раз она не являлась на процессы. Вазген платил за нее штрафы и настаивал на продолжении судебных разбирательств. Юлины страхи он считал беспочвенными.Никакие Юлины доводы не могли убедить Вазгена в обратном. Юля решилась скрыться, чтобы ее наконец-то оставили в покое. О своем решении она сообщила Вазгену. Повозмущавшись, он понял, что не сможет переубедить Юлю в ее ошибочном решении, но не смотря на это обещал ей свою помощь. На том и порешили.
Юля жила у подруги. Работая у нее в ее частном магазине, Юля дополнительно готовила на продажу выпечку, Денис ей помогал. Вроде жизнь начинала налаживаться, как вдруг в районе, где жила Юлина подруга произошло убийство какой-то женщины. По подозрению в убийстве почему-то стали искать Юлю. В магазине, где она работала, к ней стал присматриваться участковый, все чаще и чаще заходил он и задавал наводящие вопросы. Так дальше продолжаться не могло. Юля не хотела доставлять подруге неприятности. Посоветовавшись с подругой. Юля нашла приют у больной женщины с детьми, которая в оплату за проживание просила только кормить ее детей. Юля была согласна. Искать что-то другое не было времени. Первое время ей не составляло труда кормить всех троих детей, больную женщину и себя, потому что у нее были кой-какие скопленные деньги. Но всему когда-нибудь бывает конец. Кончились и эти деньги. Юля, помня обещание Вазгена о помощи, обратилась к нему. Выслушав Юлю, Вазген поставил ей условие, что он будет выдавать ей небольшие суммы в день на пропитание, но когда все уляжется. Она должна будет вернуть ему всю сумму. У Юли не было выбора, и она согласилась, вновь испытав унижение. Работать у Юли не было возможности, так как она была в розыске, а уехать куда-то тоже нужны были немалые деньги. Ей вновь уже в который раз судьба бросала вызов, но сопротивляться не было ни сил, ни желания. Ей еще многое придется пережить…
Каждый день Юля ходила к Вазгену и брала у него деньги. Иногда она посылала Дениса за продуктами к золовкам. Она сама уже толком не понимала для чего живет, не помнила ела ли она сама что-нибудь накануне. Вся жизнь сводилась к поиску денег и пропитания. Перешагивая через себя и ряд унижений, она часами простаивалавподъезде дома Вазгена, в ожидании. Был ли дождь,был ли снег, Юля не замечала ничего, перед ее глазами были только голодные, ждущие, вопрошающие глазенки голодных детей. Они ждали ее. Это было выше Юли и она понимала, что не может вернуться к ним с пустыми руками. Как-то заболев, Юля дня три не могла подняться с постели. В доме не было ничего из продуктов, даже хлеба. Дети были голодные. Юля не в силах выдержать, превозмогая слабость. Заставила себя встать и вновь пойти к Вазгену. Она долго стояла в холодном подъезде его дома. Вазген вошел в подъезд вместе с Линарой, увидев ожидающую его Юлю, он с напряжением выдохнул:
- Ты опять пришла? Слушай, ты мне уже надоела, сколько я могу тебе давать деньги, я не банк и не благотворительное общество.
Юля сдержанно молчала. Спорить не было желания и времени. Напоминать о том, что он и так забрал у нее не мало, даже сейчас, когда Юле кто-нибудь дарил более-менее ценную вещь, он забирал ее под любым предлогом, не имело смысла. Юля молча ждала. Линара высокомерно оглядела ее с ног до головы и вошла в квартиру, вслед за ней вошел Вазген. Юля осталась в подъезде одна. Прождав еще примерно минут сорок, она позвонила в дверь. Вышедший Вазген грубо сунул ей деньги и сказал :
- Все, это в последний раз. Больше не приходи. Решай свои проблемы сама. Я не должен тебя содержать до конца жизни. – Не дав Юле возможности ответить, он захлопнул перед ней дверь. Юля спрятала деньги и вышла из подъезда, на ходу согревая дыханием озябшие пальцы рук. На этот день проблема была решена, а дальше? Что делать дальше? Где брать средства кормить голодных детей? Нужно было что-то предпринимать. Юля не хотела вновь ввязываться в криминал, она и без того была сыта проблемами с законом по горло. В такой ситуации ей решительно не везло. Стремясь подняться из грязи и встать на ноги, она почему-то опускалась все ниже и ниже. Из бывших друзей и подруг почти не осталось никого, кто бы не отвернулся от нее. Впрочем, Юля и сама не стремилась обращаться к ним за помощью. Понимая, что теперь для всех она никто без денег, без положения и даже без крова над головой, Юля сама избегала даже случайных встреч. Ей не было стыдно за свое теперешнее положение, но она не хотела, чтобы бывшие знакомые, видя все это, считали ее слабой и жалели. Она не нуждалась ни в чьей жалости.
Уходя рано утром из квартиры и возвращаясь поздно вечером, Юля бралась за любую работу, лишь бы платили. Иногда ей помогала подруга. Как-то рлзвонив ей, чтобы узнать есть ли для Юли на день работа, Юля услышала, что ей нужно срочно поменять жилье, что у подруги интересовались из ГОВД о Юле и ее местожительстве. Закончив разговор, Юля стала лихорадочно соображать. Срочно нужно было покинуть квартиру, где она жила, но встал более сложный вопрос6 куда пойти без средств на существование? Не придумав ничего лучшего, она снова отправилась к Вазгену. Его дома не оказалось. Со слов Линары Юля узнала, что Вазген с сыном поехали на центральный телеграф. Юля отправилась туда же. Она застала Вазгена с сыном выходившими из дверей центрального телеграфа. Юля кинулась ему на встречу, увидев ее, Вазген выразил недовольство:
- Опять ты? Я же тебе сказал, чтоб ты оставила меня в покое. Тебе опять нужны деньги? Вот возьми. – Он бросил Юле купюру и, взяв сына под локоть, отвернулся от Юли и пошел прочь. Юля догнала ихи остановила:
- Вазген, мне нужно больше, мне срочно нужно уехать, меня ищут по подозрению в убийстве. Пожалуйста, помоги, мне не к кому сейчас больше пойти кроме тебя. Ты должен понять мое положение. Я больше не буду тебе досаждать. – Юля умоляюще посмотрела на Вазгена.
- Как ты мне надоела! Я же сказал, что у меня больше нет денег для тебя. Отстань! – Вазген продолжил свой путь. Юля вновь догнала их и шла вслед за ними, униженно умоляя Вазгена дать ей еще денег. Вазген не реагировал на Юлины слова и шел с сыном дальше. Прохожие с осуждением оглядывались на Юлю. Все вместе они подошли к перекрестку, на котором стояла группа мужчин-азиатов. Вазген внезапно остановился и повернулся к Юле.
- Видишь вон тех мужчин? Если ты приведешь себя в порядок, то я могу тебя им предложить. Вот и заработаешь необходимую сумму денег. – При этих словах он неприятно рассмеялся.
- Подлец! – Юля швырнула в лицо Вазгену смятую купюру, которую до этого Вазген бросил ей, как подаяние нищенке на паперти .Юле хотелось убежать. Но Вазген грубо схватил ее за руку и стал выкрикивать ей рскорбления в лицо. Арчи стоял и недоуменно смотрел на отца и бывшую мачехую Потрясенный увиденным, он пытался успокоить отца, говоря ему что-то на армянском языке, но Вазген не успокаивался. Ворот плаща Вазгена распахнулся и на солнце блеснул толстый дорогой трос из золота, красиво облегавший шею Вазгена. Это был Юлин подарок. Она помнила, как купила его для Вазгена прямо с шеи человека, носившего его, за очень дорогую плату, лишь потому, что он очень понравился Вазгену. А в магазинах аналогичного не находилось. Видимо трос был выполнен на заказ искусным ювелиром…Юля, не отдавая себе отчета в поступке, увидев этот трос на шее Вазгена, мгновенно схватила его рукой и дернула со всей силы. Трос порвался в нескольких местах, часть троса осталась в руке Юли, остальные части попадали на землю. Ударив Юлю наотмашь, Вазген стал собирать куски порванного троса. Заметив, что несколько звеньев не хватает, он накинулся на Юлю. Повалив ее на землю, пытаясь разжать кулак сжатой Юлиной руки. Он несколько раз ударил руку Юли о землю. От боли Юля закричала и, изловчившись, засунула кусочек троса в рот. Освободив руку, Вазген несколько раз ударил ее по лицу, разбил ей нос и губы, пытаясь извлечь из крепко стиснутого рта Юли недостающую часть троса. Наконец-то это ему удалось. Он поднялся и рывком поднял Юлю. Не обращая внимания на собравшихся людей, он, обзывая Юлю воровкой, тащил ее в сторону ближайшего ГОВД. Арчи всю дорогу о чем-то говорил отцу, возмущенно жестикулируя руками. Почти у ворот забора, окружавшего ГОВД, Юля вырвалась и со словами, что она сама пойдет в ГОВД, направилась к воротам. Арчи что-то крикнул отцу на армянском. Вазген схватил Юлю, пытаясь остановить ее и удержать, говоря:
- Хватит, психопатка ненормальная. Из-за сына я тебя прощаю в последний раз. Если бы неон, мне было бы наплевать, что с тобой будет.
Арчи остановил машину и Вазген , впихнув в нее Юлю, сел рядом. Арчи протянул Юле носовой платок. Слезы, кровь, грязь – все смешалось в одно месиво. Юля вытирала лицо, а слезы лились ручьем из ее глаз. Всю дорогу до дома, где жила Юля, Арчи что-то горячо говорил на армянском языке отцу, поглядывая то на него, то на Юлю.
Выйдя из такси, грязная, в изорванной одежде, Юля бросилась к подъезду. Войдя в квартиру, Юля припала к коленям больной женщины и дала волю слезам. Испуганные дети обступили их и, молча, плакали. Женщина тоже плакала, гладя Юлю по голове и приговаривая:
- Кто это с тобой такое сделал? У кого на тебя поднялась рука?
Некоторое время спустя, когда все успокоились, женщина спросила у Юли, принесла ли она детям что-нибудь из еды. Юля ответила, что нет, и отправила Дениса за продуктами к одной из золовок, дав себе слово, что это она делает в последний раз. Денис принес продукты и помог Юле приготовить еду, так как рука у Юли распухла. Накормив детей, Юля легла. Лицо саднило и болело. Нос и губы распухли. Не смотря на то, что Юля тщательно искупалась, ей казалось, что грязь, приставшая к ней в тот момент, когда Вазген повалил ее на землю, никогда не отмоется. Все уже давно спали, а Юля лежала без сна, снова и снова вспоминая события прошедшего дня. Она уже не чувствовала ни обиды, ни злобы. Да, она понимала Вазгена в его поступках, но простить не могла. Ей некуда было идти, но уходить было нужно. В следующие дни, если она ничего не найдет, она просто превратиться в бомжа…
Юля искала варианты снятия квартиры и тянула с уходом, пока однажды, придя поздно вечером, не узнала от женщины - хозяйки квартиры, что приходил участковый и расспрашивал о Юле. Поговорив с Денисом, они решили, что Денис поживет у своего друга, а Юлю представят, как родственницу, чтобы она иногда могла приходить и навещать Дениса…
Денис жил у друга. Матери друга сказали, что мать у Дениса умерла, а Юле по стечению обстоятельств самой негде жить и Дениса, как родственника, некуда пока пристроить. Юля обещала, что как только она найдет угол для жилья, то сразу же заберет Дениса. Сама же Юля ночевала где придется. Иногда в подвалах, иногда на чердаках, а иногда и просто в подъездах. Мать друга Дениса стала догадываться о том, что Юля Денису приходится матерью, а не родственницей. Юле пришлось рассказать ей всю правду про себя. Сердобольная женщина временно оставила Юлю жить у себя. Юле было неудобно сидеть на шее у одинокой женщины с ребенком, и она вновь взялась за выпечку. Денис с другом быстро продавали Юлины изделия.
Как-то придя домой, Денис сказал Юле, что видел младшую сестренку Вазгена, которая очень просила передать Юле, чтобы Юля срочно к ней пришла. Дождавшись темноты, Юля пошла к младшей золовке. Та приняла ее гостеприимно. Расспросив Юлю о ее положении, она предложила Юле с Денисом перейти жить к ней, обещая ей всяческую поддержку и помощь. Юля перешла с Денисом жить к золовке. Этот шаг явился еще одним тяжелым испытанием для Юли. Золовка и ее дочь-подросток относились к Юле с Денисом очень хорошо. Золовка работала, Денис и дочь золовки ходили в школу, Юля занималась домашним хозяйством. Как-то делая уборку, Юля наткнулась на фотоальбом. В нем она нашла фотографии Вазгена с Линарой и с золовками. Очень милая семейная идиллия. Юля со злостью захлопнула альбом. Когда-то хозяйка положения, ныне же домработница у сестры мужа,который превратил ее жизнь в ничто. Каждый день она видела Вазгена то с Линарой, то с сынком, моющими машину и беззаботно болтающими между собой. Все это действовало на Юлю отрицательно. Золовка денег ей не платила, но оставляла небольшие суммы на мелкие расходы. Юля знала, что надолго задержаться у золовки она не сможет, так как рано или поздно ее найдут. Уехать она не могла, а это сделать было необходимо. Но как? Денег не было, паспорт был в залоге и собрать деньги за короткое время в такой сумме было нереальным.
Решение пришло неожиданно. Юля решилась на кражу. Она знала, где золовка хранит деньги. Выбрав момент, когда ни золовки, ни ее дочери не было дома, Юля взяла из шкафа кое-что из вещей и , уже одетая, достала деньги. Пересчитав их, Юля взяла двести долларов и немного купюр местной валюты. За этим занятием ее застала вернувшаяся за чем-то дочь золовки:
- Тетя Юля, зачем вы взяли деньги и одели мамины вещи? – Она смотрела на Юлю большими темно-карими испуганными глазами. Юля резко обернулась на голос племянницы, как Юля и считала ее, несмотря ни на что.
- Девочка моя, ты меня, наверное, не сможешь понять, но мне очень-очень нужны и деньги и эти вещи. Я потом все верну твоей маме. Я знаю, что я поступила плохо, но в этом есть необходимость. Пожалуйста, когда я уйду, ты никому ничего не говори до вечера. Ладно? – Юля стояла на коленях перед девчонкой и слезы заливали Юлино лицо. Растерявшаяся девчонка кивнула головой в знак согласия. Юля встала с колен и, поцеловав ее, вышла из квартиры. Она была уверена, что племянница до вечера никому не расскажет о Юлином поступке. Забрав паспорт и Дениса, Юля уехала в другой город к приятельнице.
Немного придя в себя, Юля позвонила Вазгену. В разговоре с ним она услышала немало грубых обвинений и оскорблений в свой адрес. В свое оправдание Юля только сказала, что она взяла малую часть из того, что по праву принадлежит ей, но и это она вернет при первой же возможности. Она поступила плохо, но у нее не было другого выхода, и что она сама очень сожалеет об этом. Выслушав ее, Вазген поинтересовался о том, долго ли она собирается бегать, что она и так низко пала и что ей уже никогда не подняться на ноги.
Спустя неделю после звонка Вазгену, Юлю арестовали. Дениса забрала подруга. Вазген не давал о себе знать.
Следователь был другой, но из числа тех, кто давно работает в ГОВД. Юле предъявили обвинение в убийстве женщины, мошенничестве и вымогательстве. Юля отрицала обвинения в убийстве. К ней применяли физическую силу и психологическое давление, заставляли подписать обвинение в убийстве. Юля была упорна. В этот раз следствие было затяжным и утомляющим. Ей припомнили то, что она отказалась в первый раз давать показания против Вазгена. Над ней насмехались за ее любовь. Юля в ответ твердила, что все равно никто из них не сможет быть таким, как ее Вазген, и что они мизинца его не стоят. Юля требовала вызвать Вазгена. Под ее настойчивостью Вазгена пригласили в ГОВД. Когда Юля вошла в кабинет, увидела Вазгена, сидящим напротив следователя картинно закинув ногу на ногу. Элегантность костюма подчеркивала его мужественность. Он сидел , выпрямив спину, с гордо поднятой головой. Одна рука его покоилась на колене закинутой ноги. На пальце блестел перстень-печатка из золота, который Юля когда-то ему подарила на день милиции. Увидев вошедшую Юлю, он, усмехнувшись, спросил:
- Ну что, Юльчик, добегалась?
- Как видишь. – Юля ответила ему в тон.
- Зачем ты настаивала на встрече со мной? – Вазген слегка сощурил глаза.
- Мне нужна твоя помощь, мне нужен хороший адвокат. Меня обвиняют в том, чего я не делала. – Юля выжидающе посмотрела на Вазгена и следователя. Следователь молча следил за ними, не вмешиваясь в их разговор.
- Юльчик, я не могу нанять тебе адвоката. У меня нет на это средств, поэтому тебе придется выкарабкиваться своими силами. Если это все, зачем ты меня звала, то я с разрешения следователя пойду. У меня очень мало времени. – С этими словами он встал. Следователь задал ему пару вопросов и отпустил его, сочувствующе посмотрев на Юлю. Юля сидела, опустив низко голову, и молчала.
- Знаете, Юля, несмотря ни на что, я к вам испытываю чувство уважения. Вы достойны были бы лучшего удела в жизни, если бы не ваша безрассудная любовь к этому человеку, - следователь кивнул головой на дверь. – Самое ужасное сейчас в вашем положении то, что вы продолжаете верить Вазгену и надеетесь на него. Вам нужно понять, что вы – одна. В противном случае вы сделаете последний шаг в пропасть и тогда вам уже действительно не подняться. Надеюсь, вы не станете возражать против моей оценки и примите мой совет, как знак уважения к вам.
- Да, наверное, вы правы в своей оценке и спасибо вам за совет. – Юле впервые за последнее время стало легче на душе. Было странно, что такие незатейливые фразы, сказанные следователем, принесут ей облегчение…
Каждый судебный процесс вызывал у Юли волнение и страх. Судья в этот раз попался хороший. Судья была женщина. Она внимательно выслушала все показания. Когда дело дошло до прений, и прокурор запросил Юле пятнадцать лет лишения свободы, с Юлей случилась истерика. После перерыва судья объявила о вынесении приговора. Обвинение в убийстве было снято. Юле дали шесть лет лишения свободы.
За два года, проведенных в колонии, у Юли изменилось мнение о многом в жизни. Улеглись ее обиды и злость. Посещение церкви тоже принесло свои положительные плоды. Она вновь почувствовала себя морально свободной. Она смогла трезво взглянуть и оценить всю свою прожитую жизнь. Она стала сама собой. Это было не просто, но у Юли хватило сил изменить себя. Ее спокойная жизнь в колонии среди женщин с изломанными судьбами помогла ей посмотреть на жизнь с другой стороны.
Читая рассказ о своей жизни, Юля удивлялась тому, что ей пришлось пережить. Она давно уже простила все Вазгену и забыла о своей любви к нему. Возможно, если бы она не попала вновь в эту систему, ее жизнь была бы и дальше такой бессмысленной и неустроенной. Во всем, что произошло в ее жизни, в первую очередь, она была виновата сама. Она была благодарна Вазгену за его помощь и за ее унижения, так как благодаря именно им, она уничтожила всю свою любовь к нему, переключив ее только на единственного, дорогого сердцу человека – сына. Денис сумел разобраться во всем. Он не осудил мать, он все понял и простил.
Когда-то ей было страшно освобождаться, а теперь Юля, уверенная в себе, с нетерпением ждет своего освобождения. Она уверена, что максимум через два года, она будет уже твердо стоять на ногах. Она вернет свое былое положение и благополучие. Осуществит свою заветную мечту, приобретет роскошную квартиру, дорогостоящую мебель и аппаратуру. Обязательно купит для себя красивую иномарку, а для сына шестисотый Мерседес. Ни она, ни ее сын никогда, ни в чем не будут нуждаться.
И если когда-нибудь Вазген , попав в беду, обратится к ней за помощью, она не поступит с ним так, как он поступил с ней, несмотря на все, что он причинил ей и ее сыну. Да, она была не подарком, но никто не давал Вазгену права так обращаться с ней, зная ее тяжелое положение, зная, что она страдает не одна. Денис незаслуженно перенес столько лишений и страданий. Простит ли он когда-нибудь Вазгена – неизвестно, но, впрочем, это уже не так важно. Все уже осталось позади и уже не имеет никакого смысла возвращаться к пережитому.
Звезда надежды, звезда новой жизни взошла для Юли. Она вновь умеет жить, умеет смеяться и умеет преодолевать трудности. Никто и ничто не сможет сделать жизнь Юли и ее сына хуже. Все будет только так, как запланировала Юля. Она упорно будет достигать поставленной цели. Все только начинается!!!



15. 11. 2005.



Iris_uz   3 января в 10:35   672 1 4  


Рейтинг: +6


Вставить в блог | Отправить ссылку другу

Тэги: психология, трагедия, история жизни, проза, наркотики, отношения, детектив, преступление, наказание, любовь



Статьи на эту тему:

Возвращайся поскорее,мы тебя ждём
Одежда из лжи. Часть 2.
22 июля – день обнимашек. Примеры и польза.
Давай от разговоров сразу к телу
Простить?


Последние читатели:


Невидимка

Невидимка

Невидимка

Невидимка



Комментарии:

МОЙ_СВЕТ # 4 января в 12:33   +2  
Прочла с интересом рассказ! Спасибо! Но должна вам сказать, что такой большой текст очень трудно читать. Возможно, правильнее было бы разбить его на несколько частей с "продолжение следует"... Обязательно разделите текст на абзацы. Для этого не нужно делать «красную строку». Просто пропускайте по одной строчке между абзацами. Так легче читать. Это просто мои советы и советы самого сайта.
Bestatyana # 8 января в 6:59   +1  
Согласна с советом Светланы поделить текст на несколько кусков. Тогда читать легче, и Вам его править будет тоже легче. Cюжет интересен, но много незначительных ошибок, которые мешают восприятию. Знаю по себе, когда пишешь такой большой текст, потом перечитываешь, ошибки замыливаются - их перестаешь видеть.
Iris_uz пишет:
понадобились деньги на расторможку автомобиля
Растаможка, не расторможка - машины и товары на таможне проходят процесс растаможивания, их не тормошат. и остальные описки - очень мелкие заусеницы, это от того, что текст большой. Склонение слов иногда говорит о том, что Вы из Средней Азии. Там так говорят.))) Вы проделали огромный труд. То ли придумали, то ли описали чью-то судьбу. Все равно - нелегкий труд.

Спасибо за описанную судьбу женщины. Вероятно, события происходили где-то на востоке бывшего гиганта СССР. Очень повезло ее первым сыновьям, которых взялся воспитывать нормальный отец и женщина из другой державы. С лихвой от матери наркоманки, пьяницы и уголовницы поимел-пережил младший ребенок. Вряд ли она достигнет прежнего уровня жизни. Она подрубленный человек. Срубленное дерево не станет вновь расти прямо. Тюрьма ( а еще наркоманство)налагает на отсидевших такой отпечаток - клеймо, от которого им сложно отделаться в течение всей последующей жизни. Но, пусть будет задуманный автором Хэппи-энд. Еще раз спасибо.
С ув. Татьяна
Виконтесса # 14 января в 13:10   +2  
Читала полторы недели. Интересно. К совету девушек разбивать текст на несколько присоединяюсь.
Но главную героиню не понимаю... Так себя не уважать, не любить...
alena melena # 15 января в 0:35   +2  
Жесть. Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей. Любовь зла - полюбишь и козла. Много разных поговорок. Но ее жалко. Африканская страсть какая -то.


Оставить свой комментарий


или войти если вы уже регистрировались.