Наши рассылки



Люди обсуждают:




Сейчас на сайте:

Гостей: 31


Тест

Тест Умеете ли Вы копить деньги?
Умеете ли Вы копить деньги?
пройти тест


Популярные тэги:



Наши рассылки:

Женские секреты: знаешь - поделись на myJulia.ru (ежедневная)

Удивительный мир Женщин на myJulia.ru (еженедельная)



Подписаться письмом





Рыбалка

Рыбалка Утреннее небо было фиолетово-розовым, а деревья на холме казались вырезанными из черной бумаги.

Быстро светлело, где-то далеко в лесу закричала птица.

Ради этой минуты Лора встала затемно, а сейчас, как назло, умудрилась задремать в беседке. Клочья тумана окутывали её ноги, ветер стряхнул на лицо девочки несколько капель росы с обвивавших беседку цветов, но та только морщилась и сонно куталась в свой широкий шерстяной шарф.

Ей снился удивительный цветок: огромный, полупрозрачный, со слабо светящимися прожилками. Восхищенная, она тянула к нему руки, но никак не могла достать, а он светился все ярче, и постепенно даже начал излучать тепло… Но вот за Оленьей скалой показался краешек солнца. Луч упал на лицо девочки, и цветок во сне засиял так, что у неё потекли слезы.

Лора приоткрыла глаза, просыпаясь, - и в этот момент со стороны реки раздался чей-то душераздирающий вопль, от которого с веток взвилась стая перепуганных птичек, а сама девочка подпрыгнула, испуганно озираясь по сторонам.

Но все уже стихло, а тем временем солнце поднималось все выше. Спохватившись, Лора принялась быстро разматывать лежавший рядом сверток. Под несколькими слоями вышитой ткани оказалась небольшая бутылочка с водой, которую девочка протянула навстречу солнцу, внимательно присматривалась к горящим в воде искоркам. «Уже почти готово, - подумала она, - через два-три дня можно пускать её в ход».

Когда Солнце почти оторвалось от горизонта, Лора снова обернула бутылочку тканью и, наконец, от души потянулась, потирая глаза. Нелегко было подготовить воду для поливки такого цветка, как Зореглаз! Мало того, что это должна была быть собранная с листьев роса, так её еще приходилось настаивать на свету восходящего солнца, строго следя, чтобы остальное время она была закрыта - так что девочке вот уже неделю не удавалось выспаться.
А сегодня б точно проспала, если бы не…Только тут Лора вспомнила о разбудившем её крике. Правда, она уже не могла понять, был ли он взаправду или только приснился ей, как и волшебный цветок. Но в любом случае нужно было проверить, все ли в порядке.

Забежав в дом и спрятав сверток в шкаф, Лора подобрала подол платья, и, ежась от утренней прохлады, поспешила вниз.

Вообще-то нрав у ведущей к реке тропинки был довольно вздорный. Она чуть ли не каждый день меняла свои изгибы, а однажды, будучи в скверном настроении, почти вся спряталась в заросли чертополоха, но сейчас, (видимо, поняв важность ситуации) легла ровно, как стрела.

К самой воде тропа никогда не опускалась. Остановившись на её нижнем изгибе, Лора начала встревожено озираться по сторонам. Она уже жалела, что, не подумав, побежала к реке – мало ли, что тут стряслось? Впрочем, пока ничего необычного видно не было.

Некоторое время она стояла на месте – прислушиваясь, присматриваясь, вздрагивая от шорохов и теней, готовая в любой момент сорваться в бег.
Через некоторое время Лора заметила на берегу полосатую удочку своего приятеля, кота Мюррея. Самого его видно не было. Чувствуя, что на смену беспокойству приходит настоящий страх, девочка несколько раз позвала друга по имени – шепотом, потом все громче – но ответом ей было только кваканье лягушек и шорох камыша.

Немного помедлив, Лора опрометью кинулась вниз к реке, подхватила удочку и бегом же вернулась на тропу – будто та могла защитить её от неизвестной опасности.

А затем, закинув удочку на плечо, как это делал сам Мюррей, Лора быстро зашагала к нему домой.

Обогнув валун-клык, отмечавший половину дороги, она почуяла запах кипяченого молока. Значит, Мюррей был дома, и это было хорошо. Но кипяченое молоко он пил, только когда его кто-то сильно расстраивал – и это было, конечно, плохо.

Когда Лора приблизилась к желтой башенке, где жил кот, дверь распахнулась ей навстречу, и на пороге показался хозяин собственной персоной. Но что у него был за вид! Усы обвисли, ухо нервно подергивалось, и даже солнце, днем отражавшееся в правом глазу кота, блестело очень уж тревожно. В одной лапе он держал исходящую паром кружку, другой ухватил Лору за руку, втащил её в дом, и быстро захлопнул дверь.

- Я тебя из окна увидел, - пояснил он и тут же деловито спросил, - погоня есть?
«Так я и думала, - Лора почувствовала, как наполняется горечью рот, - все-таки стряслось что-то ужасное».
- Что ты имеешь в виду? – спросила она дрогнувшим голосом.
- Монстр, - простонал Мюрей, закатывая глаза и делая большой глоток из кружки, - ужасный монстр, который чуть не слопал меня утром!
- Так это ты кричал? Я слы…
- Я не кричал! – возмутился кот, но тут же снова сник, - ну, может, совсем немножко.

Присмотревшись к Мюррею, Лора заметила, что его полосатый шарфик, который кот таскал и зимой и летом, весь вымок, а драгоценная застежка в виде рыбки перекосилась – небывалый случай! Вздохнув, она сочувственно погладила приятеля по мягкой лапе.
- Ну все-таки, что случилось?
Тяжело вздохнув и отхлебнув еще молока, кот начал рассказывать.

Как всегда, еще до рассвета Мюррей отправился на рыбалку. Неприятности начались сразу же – тропинка чуть не в узлы завязывалась и все норовила увести его то к Оленьей скале, то в лес. Рассердившись, кот сошел с неё и, прислушиваясь к шепоту реки, пошел по сырой от росы траве (что совсем не улучшило его настроение). Тогда тропа начала крутить петли вокруг его лап, как будто пытаясь их связать.

Когда Мюррей наконец добрался до воды, он увидел плывущий над рекой серебристый туман и ярко сиявшую утреннюю звезду, услышал невдалеке плеск крупной рыбы, и его настроение, испорченное капризами тропинки, постепенно исправилось, так что он даже немного помурлыкал для звезды и тумана.
…Едва удочка оказалась в воде, почти сразу же клюнуло – да так сильно, что кот от неожиданности чуть не улетел в воду. Некоторое время он боролся с добычей, фыркая и изо всех сил упираясь лапами в землю, но тут леска порвалась, и его отбросило назад. Такой крупный улов ни в коем случае нельзя было упускать, и Мюррей поспешно стал привязывать новый крючок. Его лапы тряслись от нетерпения, поэтому дело шло плохо; и когда он уже готов был взвыть от злости, из воды вдруг сама выпрыгнула рыба, да пребольшая!

Она билась и прыгала на траве, и Мюррей, не раздумывая, с загоревшимися от восторга глазами бросил удочку и схватил её. Но, увы! какая-то сила тут же потащила рыбу обратно в воду – а вместе с ней и кота, от неожиданности не успевшего ни упереться лапами в землю, ни отпустить рыбу.
Когда передняя лапа Мюррея коснулась воды, кто-то схватил её и дернул так, будто хотел утопить! Завопив («Это был боевой клич» - пояснил кот с мрачным достоинством), незадачливый рыбак полоснул когтями по чему-то скользкому, вырвался, и, не оглядываясь, со всех лап удрал домой.

- Я уверен, этот ужасный монстр решил на меня поохотиться, - печально окончил свой рассказ Мюрей.
Лора растерялась. Ей еще не приходилось слышать о такой рыбалке… верней… котярке?

Нет, конечно, свои опасности были тут и раньше – бывает ли место без них? Например, Черная пещера. От неё вечно тянуло холодом, даже в разгар лета, а солнце и на волосок не освещало глубину за её порогом. Правда, если туда заносило живое существо, оно, побарахтавшись в липкой темноте, обычно выбиралось наружу.

Или Черная сосна (на самом деле она была зеленой, как сосне и положено, но так уже повелось – все непонятное или страшное называть черным). Когда эта сосна доросла до неба, она стала охотиться на облака – стоило одному из них запутаться в её ветвях, как оно начинало медленно таять и, наконец, совсем исчезало.

Были и другие; но самих Лору и Мюррея никто никогда не пытался схватить, и сейчас девочка невероятно испугалась. Впрочем, чего-то такого она ждала уже давно – слишком тихой и спокойной была её жизнь в долине.

«Началось» - подумала она торжественно и обречено, на всякий случай отходя подальше от двери; но тут, допив свое молоко и взбодрившись, Мюрей грохнул кружкой об стол.
- Так! – воскликнул он, расправляя лапой усы, - пусть же знают все, что меня не победить какой-то тухлой селедке! Когти небесные, мы еще посмотрим, кто кого слопает! Пошли наверх, будем думать.

В башенке, где жил кот, было только два жилых этажа – первый, где находились кладовая и кухня, и второй, под самой крышей – весь забитый диванами и софами – ими не только был заставлен пол, они еще и были прикреплены к стенам на разной высоте. Крыша являлась смотровой площадкой, и туда кот частенько поднимался, чтобы поспать на солнышке, помечтать или подумать… А чаще всего – все сразу.

Как всегда, невольно засматриваясь на огромные аквариумы, заменявшие в башне окна, Лора начала подниматься.

Раньше забраться наверх можно было только по обитому войлоком столбу в центре башенки, но с тех пор, как соседкой и приятельницей кота стала Лора, к нему добавилась винтовая деревянная лесенка.

Легко вскарабкавшись по столбу, Мюррей уселся на краю крыши, чинно обвил лапами хвост и призадумался. Он уже жалел, что рассказал Лоре о чудище и напугал её, но разве можно было не предупредить, что теперь возле реки нужно быть поосторожнее? Следовало как-то избавиться от этого досадного недоразумения, и поскорей.

За его спиной раздалось легкое постукивание башмачков, и скоро чуть запыхавшаяся Лора присела рядом. Глядя на сверкающую невдалеке ленту реки, приятели принялись наперебой обсуждать способы избавиться от таинственной напасти. Поставить сеть? Забросить в воду побольше крючков или разрыв-траву? Напугать чем-то страшным?

За беседой время прошло незаметно, и вскоре тень от валуна-клыка упала на выложенные из камней рыбку и печенье – пришло время завтрака. (Впрочем, дружно заурчавшие животы приятелей намекали о том же). Мюррей предложил разойтись, а после еды устроить ин-вен-та-ри-зацию, то есть перебрать вещи и решить, что может сгодиться для «решения проблемки».

На всякий случай проводив Лору домой и угостившись у неё рассыпчатым печеньем, вареньем из цветов, сырниками и кашей, кот вернулся в башенку и сел завтракать.

II

После еды Мюррей собрался пойти в кладовку, чтобы заняться поиском нужных вещей, и даже сделал в её сторону шаг, но тут почувствовал, что после утренних волнений и еды его совсем разморило. Да и потом, может, чудища в долине больше нет? Как приплыло, так и уплыло себе. Во всяком случае, вести подготовку боевых действий со слипающимися глазами было просто глупо, и поэтому Мюррей вернулся на крышу, сладко потянулся и, выбрав местечко под особенно ласковым лучом солнца, мгновенно уснул.

Ему снилась река и чья-то огромная тень, носящаяся кругами под водой. Он склонился над водой, желая рассмотреть странное существо поближе, но тут выступ, на котором кот стоял, начал осыпаться. Он отпрыгнул, но вода все поднималась, черная тень подплыла к нему, как утром, коснулась лапы, и кот проснулся, тут же в панике вскочив и воинственно выгнув спину.

Сон как рукой сняло, и стало ясно, что, пока чудище не изгнано, покоя не видать. Сердито фыркнув в сторону реки, Мюррей спустился вниз и, открыв кладовку, начал копаться в своих припасах.

Там было множество интересных вещей: чуточку погрызенный акулий плавник, стальная окантовка пиратского сундука (деревянная его часть давно развалилась), осколок стеклянной картинки с чьим-то носом, боевой рог и многое другое. Обычно перебор всех этих сокровищ отнимал у кота много времени (над каждой вещью нужно было помечтать и подумать) но сейчас он откладывал их в сторону, отбирая рыболовные снасти всех видов и мастей. Набралось таких немало – от малюсеньких крючков размером с занозу, до огромного, заржавевшего за ненадобностью гарпуна.

Через час всё это было отполировано до блеска и разложено на траве. Вид у стального воинства оказался такой устрашающий, что Мюррей повеселел. Проблема казалась почти решенной; вспоминая своего двоюродного дядю, леопарда, который сражался в армии короля, и насвистывая боевой марш, кот принялся готовить себе молочный коктейль.
*-*-*-*
Тем временем Лора, поевшая вместе с Мюрреем, занималась работой в саду.

Это требовало много времени и сил, ведь она выращивала множество удивительных растений, часто требующих очень сложного ухода. С некоторыми обязательно нужно было разговаривать, другие требовали особых почвы, освещения, поливки….

Там был, например, Драконий цвет, который нужно было поливать только водой, собранной из драконьих следов (Лоре приходилось немало платить за такую воду бродячим торговцам), или Пузырник – само растение было неприхотливо, но чтобы оно расцвело, нужно было побрызгать его капельками воды, собранных из радуги.

В небольшом чуланчике рос настолько мелкий вьюнок, что обычно он оплетал нити паутины. Его малюсенькие цветы мерцали в темноте, как звездочки, а отвар из листьев успокаивал и возвращал ясность мысли. Сейчас, осторожно оторвав несколько малюсеньких листьев, Лора положила их в специальный кармашек. Оглядев специальную кружевную паутину, она рассеянно подумала, что пора снова просить паука-мастера подновить её.
Глядя на мерцающие цветы, она вдруг вспомнила свой утренний сон и улыбнулась. Лора никогда не видела таких красивых цветов, как тот, что ей приснился. Вообще, все её прежние сны о растениях были тревожными – будто она что-то перепутала или опоздала с поливом и все её растения погибли, или что их убили град или заморозки.

Затем Лора занялась поливкой радужных роз – и тут задумалась. Возле дома был колодец, но эти розы, да и многие другие растения, нуждались в речной воде… А как теперь к реке подойти-то? Запас воды был, но небольшой, его и на пару дней не хватит.

Лора снова почувствовала горьковатый привкус страха. Впрочем, оттого, что сбылись её худшие ожидания и долина оказалась не такой уж безопасной, она чувствовала странное успокоение. Теперь, по крайней мере ясно, где именно таилась опасность.

Медленно переходя от одного растения к другому, Лора размышляла.

Может, чудовище удастся выманить из реки каким-то плодом или цветком? Если Мюрей увидит этого монстра, хотя бы станет ясно, что это такое и как с ним бороться. А может вылить в реку какой-нибудь отвар, который отравит или прогонит незваного гостя?

*-*-*-*
Так за хлопотами прошел весь день. Мюррей прикидывал, как похитрее забросить свои грозные снасти, полировал крючки и ремонтировал сети, а Лорелея, закончив работу в саду, села листать книги в надежде отыскать подходящий рецепт.

Когда в небе блеснула первая звездочка, Лора, как обычно, накрыла к чаю столик в беседке. Вскоре пришел и Мюррей.

Рассевшись и налив себе чаю (кот сразу добавил в свою чашку сливки) они принялись обмениваться достижениями и идеями.
- Я только что забросил сеть, да еще дорожку с аж сорока пятью крючками, и все разного размера. На какой-нибудь, да попадется, - сказал кот, важно поправляя рыбку-застежку.
- Ну а я все-таки нашла рецепт отвара, изгоняющего монстров. Если вдруг чудище не попадется тебе, попробую его сделать.
Скоро друзья, как обычно, принялись весело болтать – казалось, что неприятности закончилось, и теперь им даже нравилось, что в их хоть и приятной, но несколько монотонной жизни было настоящее Приключение.

Обсуждая завтрашнюю победу, друзья напились чаю и разошлись спать.

*-*-*-*

Спал Мюррей крепко, хотя сон опять был неприятный – будто вода в реке поднималась все выше, и течением унесло корягу, с которой кот всегда ловил рыбу.
Когда он раскрыл глаза, солнце уже поднялось высоко. Недовольно дернув ухом, Мюррей поднялся, потянулся и глянул через окно-аквариум в сторону реки. Там, кажется, все было тихо. Спустившись вниз, кот умылся и собрался позавтракать, но потом решил сначала вытащить снасти и решить, что делать с пойманным чудищем, а потом уже спокойно заниматься едой. Только и ухватил на ходу парочку бутербродов.

«Интересно, - думал он, спускаясь к берегу, - куда мне эту пакость посадить? В обычно ведро оно вряд ли влезет…»

Увы, на берегу его ждал неприятный сюрприз. От реки отошла небольшая, длинной в несколько метров, канава. Вела она по направлению к дому Мюррея. Снасти же, перепутанные и местами порванные, валялись неподалеку. На нескольких крюках тускло блестели небольшие уснувшие рыбки – но и только.
Несколько минут Мюррей, оцепенев, стоял на месте. Затем, вздыбив шерсть, он с величайшей осторожностью подобрался к канаве. В ней колыхалась слегка подернутая ряской вода и уже сидела пара лягушек, но больше никого не было. Канава была не очень широкой, чуть шире самого кота, а стены её были сплошь в зазубринах, как от чего-то острого.

Пока Мюррей кружил рядом с непонятным отростком реки, нервно подергивая ушами, теребя застежку и обдумывая, что же теперь делать и как защитить свой дом, как сверху послышались легкие шаги Лоры.
- Ой, - удивилась она, подходя поближе, - это еще что такое?
Кот только вздохнул. Кажется, все было гораздо хуже, чем они предполагали, и так просто от напасти не отделаться. Он искоса взглянул на Лору – та глядела на канаву с побелевшими губами и что-то беззвучно шептала; но затем, глянув на реку, успокоилась и даже слегка улыбнулась. Затем Лора опустилась на корточки и осмотрела канаву, даже пальчиком ковырнула стенку.
- А, - сказала она, - это не очень сложно.
Лорелея убежала к себе и вскоре вернулась с пригоршней семян, которые она бросила в воду. Через несколько минут появились тонкие сероватые нити корней. Они быстро росли, покачивались в воде, а, дотянувшись до земли, сразу же погружались в неё.
Вскоре канава была переплетена быстро утолщавшимися корнями, а по её краям начали подниматься невысокие колючие стебли.
- Останется что-то вроде шрама, - вздохнула Лора, - эти колючки живут года три. Но, главное, их корни стянут землю.
- Спасибо, - сказал Мюррей, - это все-таки гораздо лучше, чем если бы это… этот.. оно добралась до моего дома.
Он немного помолчал, нервно дергая свой шарф, снова взглянул на лежащие на берегу снасти, и буркнул:
- Мне нужно придумать что-то другое… А пока, Лора… ты могла бы заняться отваром?
- Да, конечно, - рассеянно отозвалась девочка. - Я схожу в лес, мне понадобятся кое-какие травы. Что-то придется настаивать несколько дней, что-то вымачивать, но думаю, на этой неделе будет готово. Увидимся позже!

Мюррей проводил её взглядом и, зло покосившись на реку, боком подобрался к лежащему на земле клубку лески и крючков. Сейчас даже тихая и спокойная вода не вызывала у него доверия. Ухватив за кончик лески, кот тут же отпрыгнул назад с бешено колотящимся сердцем, но по-прежнему ничего не происходило.

«Оно же всю ночь рыло канаву, - подумал Мюррей, снова подбираясь к реке и вытянутой лапой осторожно подтягивая к себе снасти - наверно, теперь спит… Эх, значит, нужно порыбачить сейчас, а то скоро есть будет нечего».

Мюррей бегом вернулся домой, сложил у порога испорченную сеть, и, прихватив ведро и удочку, медленно пошел обратно к реке. Впервые в жизни ему не хотелось идти на рыбалку. Хотя еды оставалось действительно мало, сейчас кот горячо желал, что бы кто-то помешал ему приближаться к воде – но, как назло, никаких препятствий так и не возникло. С опаской примостившись на коряге, Мюррей забросил удочку. Вскоре поплавок ушел под воду, и хотя кот машинально подсек и потащил добычу из воды, сердце у него заколотилось от страха где-то в горле, а задние лапы уже напружинились, готовые удирать.

На крючке трепыхался небольшой карп. С трудом сняв его взмокшими лапками и бросив в ведро, кот долго и подозрительно глядел на воду, прежде чем решился забросить удочку еще раз.

Однако в этот день так ничего и не случилось. Река сонно поблескивала под солнцем, о чем-то шептались камыши, стрекозы, как ни в чем не бывало, кружили над водой и иногда садились на удочку и на какой-то водяной цветок со светящимися прожилками. Через несколько часов ведерко было наполнено рыбой. Мюррей, немного успокоившись и повеселев от богатого улова, чуть-чуть полюбовался на уже затянутую колючими кустами канаву, злорадно фыркнул и, вспомнив, что за всеми хлопотами забыл о завтраке, поспешил домой.

*-*-*-*

Прошла неделя.

Канавы возникали еще несколько раз, но запасы семян Лоры превзошли упорство чудища. Когда же они перестали появляться, половина берега была в колючках, а половина колючек – в Мюрревой шерсти, для которого путь к коряге теперь был связан с большими сложностями. Во время рыбалки на берег еще несколько раз вылетали рыбины, но теперь кот, разумеется, их не трогал. Однажды, решив напугать врага, он долго точил когти о корягу – а на следующий день нашел на берегу иссеченную деревяшку. Даже тропинка боялась и с каждым днем отодвигалась все дальше от воды – теперь, чтобы добраться от одного дома к другому, приходилось не опускаться по склону, как раньше, а подниматься по нему.

Все это время Лора готовилась к созданию зелья – бродила по опушке леса, выискивая нужные травы, перебирала собственные растения, что-то срезала, что-то запаривала, чуть ли не ежеминутно сверяясь с часами. Иногда она выглядела почти счастливой – и уж точно более оживленной, чем прежде. Разве что к реке старалась не опускаться – воду для поливки теперь ей приносил Мюррей. Волшебный цветок теперь снился ей почти каждую ночь. Иногда она дотягивалась до него, иногда он ускользал из её рук – он один его вид делал Лору счастливой.

Девочке ужасно хотелось добыть его для своего сада. Поблизости, конечно, ничего подобного расти не могло, и сейчас она с нетерпением ждала появления бродячих торговцев – они должны были появиться через пару месяцев, когда горные духи погрузятся в спячку. А пока выбрала для цветка несколько мест в саду – одни посветлей, другие в тени (кто знает, какие он предпочитает условия?) и снова взялась за зелье.

*-*-*-*

….Рассвет застал Лору в самом разгаре работы.

На столе лежали пучки трав и коренья, в котелке побулькивал отвар с приятным горьковатым запахом, а сама хозяйка, с пыхтением напевая утреннюю песенку, резала толстый стебель золотого пиона. Ветер колыхал занавески, слегка трогал пламя свечей, а когда в комнате окончательно посветлело, погасил их, маленьким вихрем пронесся по комнате, и, ласково потрепав волосы девочки, вылетел в окно.

Лора рассеянно улыбнулась ему, вытерла пот со лба, запачкав его темным соком пиона, и снова взялась за дело.

Сегодня ей приснилось, что волшебный цветок мерцал из-под грязной, мутной воды в какой-то луже. Она упорно тянулась к нему – а когда смогла ухватить, грязная вода схлынула, цветок же снова ослепительно засиял, разбудив её.

С удовольствием вспоминая сон, девочка быстро и ловко, будто танцуя, передвигалась по кухне, добавляя в котелок порошки из многочисленных расписных баночек, нарезая и бросая в отвар травы, помешивая, процеживая, переливая из одной кастрюльки в другую…

Через некоторое время из котелка вылетело несколько темно-синих пузырей. Они на мгновение зависли в воздухе и с тихими хлопками полопались – это означало, что работа подошла к концу. Лора поставила котелок на стол, сбросила передник и впервые за утро присела, с гордостью глядя на полученной зелье. Пока отвар остывал, девочка выпила чай, полюбовалась светлеющим небом и розовыми облаками над скалой, послушала шепот деревьев в саду и, наконец, начала собираться.

Отвар нужно было вылить в реку выше того места, где притаился монстр, чтобы смешавшись с течением, оно заставило чудовище уплыть от их долины, и Лора решила, что самым удобным местом будет мост, располагавшийся за домом Мюррея. Перелив зелье в бутылочку, она бодро зашагала к реке.

Кот, который поселился в этих местах первым, говорил, что этот мостик был здесь всегда, а кто его сделал – неизвестно. Это был бы обычный деревянный мост – из неровно отесанных бревен, кое–где уже трухлявых и тронутых грибами - если бы не перила с вырезанными на них удивительными птицами. Как-то Мюррей и Лора принялись считать их и насчитали целых двести сорок, и из них знакомы были только восемь.

На середине мостика Лора опустилась на колени и, просунув руки между перилами, осторожно вылила в воду зелье. По реке поплыли серебристая разводы, через несколько минут они разошлись от берега до берега и стали медленно уплывать вниз по течению. Задумчиво поглядев им вслед, Лора поднялась на ноги, отряхнула колени, а затем, приложив руку ко лбу и встав на цыпочки, попыталась рассмотреть, что твориться ниже по течению. Не разозлилось ли чудище, не попыталось ли выползти на берег? Но все было тихо.

Успокоившись, она подняла голову и полюбовалась на все еще светившую бледную Луну, когда совсем рядом раздался громкий плеск.

Через мгновение Лора уже оказалась на берегу с колотящимся сердцем и взмокшими ладошками. Отбежав подальше от воды, она оглянулась.

Из воды, подняв фонтан брызг, взметнулись мохнатые, словно звериные лапы с длинными острыми когтями, прочертившими несколько борозд на земле. Видимо, зверь пытался выбраться на берег прыжком, но что-то удержало его. Вокруг лап кружились серебристые вихри, с силой затаскивая их обратно в воду.
Лора медленно пятилась назад, не сводя с них взгляд, пока не уперлась спиной в ствол дерева, и так замерла.

Одной лапой чудовище упорно цеплялось за землю, второй шарило в воздухе, пытаясь зацепится за что-то надежное, но не находило ничего, кроме высоких стеблей травы. Скоро лапы снова исчезли в воде; под водой было заметно неподвижное темное пятно, которое серебряные вихри понесли вниз по течению.
Несколько минут Лора молча стояла, вжавшись спиной в дерево, и смотрела на изрытое когтями место, где исчезли лапы.

«Получилось, - подумала она отрешенно, почти ничего не чувствуя, - кажется, получилось». Прошло еще немного времени, прежде чем девочка отошла от дерева. Идти было неудобно – опустив голову, она только сейчас заметила, что, удирая с мостика, потеряла башмачок. Теперь, когда испуг прошел, девочке с каждой минутой становилось все веселее. Даже не верилось, что ей удалось это сделать, что она победила!

Улыбаясь, Лора огляделась по сторонам, как будто увидев это место впервые. «Смешно, - подумала она, - а ведь я никогда не заходила дальше мостика». Впрочем, ничего интересного там и не было – те же камыши да ивы. Правда, выделялась одна, огромная, с выступающими из земли переплетенными корнями.
Лора сбросила с ноги второй башмачок, и, чувствуя себя отчаянно смелой и готовой к новым неслыханным подвигам, побежала к иве.

Когда она добежала, успела уже и запыхаться с непривычки, и исколоть ноги. Держась за бок и переводя дыхание, Лора села на самый большой, изогнутый корень, огляделась по сторонам – и оцепенела. В воде, совсем рядом с берегом – только руку протяни! - рос Тот Самый Цветок, с полупрозрачными лепестками и прожилками, наполненными нежным золотистым светом. Волшебный цветок, который снился ей уже неделю! В восторге Лора ущипнула себя за руку – но это был не сон. Словно зачарованная, девочка подошла ближе к воде. Она мельком подумала о подводном охотнике, но эта мысль тут же пропала – он наверняка был уже далеко, подгоняемый зельем. Хорошо, что так вовремя удалось от него избавиться…

Одной рукой вцепившись в низкую ветку ивы, Лора потянулась к цветку. Сунув ладонь в прохладную воду, она ухватила стебель, осторожно и медленно потянула на себя – ей хотелось вытащить растение с корнем, не повредив его. Это оказалось довольно трудно, и Лора тянула все сильнее. Растение начало поддаваться, но тут в лицо девочки неожиданно полетели холодные капли, она взвизгнула и рывком отшатнулась назад, от страха позабыв даже разжать руку. Раздался хруст – стебель оборвался, и она упала на спину, продолжая сжимать в руке цветок. В эту секунду над водой взметнулся целый водопад ледяных брызг и раздался такой вой, от которого девочка чуть не потеряла сознание, а птицы переполошились даже в лесу. Вода в том месте, где рос цветок, на глазах темнела.

Из воды показалась когтистая лапа и схватила Лору за ногу – она только и успела, что вцепиться в скользкий корень ивы.

Но противник тянул сильно; в тот момент, когда пальцы девочки готовы были разжаться, раздалось злобное шипение, и в запястье Лоры вонзились когти Мюррея, пытавшегося её удержать. Каждый принялся тянуть в свою сторону. Когда Лоре стало казаться, что её сейчас разорвут пополам, кот решился – отпустив руку девочки, он противно мяукнул и, вздыбив шерсть, сиганул в воду, прямо в то место, где под водой темнел силуэт чудища.

Затея удалась – от неожиданности монстр отпустил Лору, и она на четвереньках, хватаясь за корни, отползла подальше от воды. Там она сидела несколько секунд, глотая воздух и ошалело наблюдая за битвой. Несколько раз противники полностью исчезали в потемневшей воде, а иногда над её поверхностью показывалась темное, узловатое тело чудища, уже изрядно-таки расцарапанное. Тут Лора углядела здоровенный сук. Протянув к нему руку, она заметила, что продолжает судорожно сжимать тонкий стебель цветка. Бросив его, она схватила палку и попыталась встать на ноги, но битва уже подошла к финалу.
Мюррей, извернувшись, вонзил острые зубы в одну из лап, и видно, попал в чувствительное место. Монстр издал рев и нырнул в глубину, на прощание обдав берег волной темных брызг. Кот, продолжая свирепо фыркать, поплыл к берегу.

Всхлипывающая Лора помогла ему выбраться на берег и быстро отошла на несколько шагов, чтобы Мюррей смог как следует отряхнуться. Тем временем вода посветлела и успокоилась - видно, на сей раз чудище действительно отступило.

Несколько секунд приятели молча смотрели друг на друга. Оба были мокрые с ног до головы, Мюррей еще и с исполосованными боками.
Губы у Лоры задрожали, на глазах выступили слезы.
- Прости меня… Из-за меня… Я думала..
- Да ладно, - хмуро сказал кот, - я ведь тоже первый раз почти попался.
Он вздохнул, дернул ухом, а затем поднял брошенный цветок и протянул девочке:
- По крайней мере, твоя добыча осталась с тобой.
Он подал ей лапу и они молча пошли домой. Коленки Лоры от пережитого ходили ходуном, к тому же разболелась нога, за которую её схватил монстр, так что она спотыкалась через каждые несколько шагов. Зато Мюррей, продолжая утешать её, вышагивал важно, как павлин - было видно, что он страшно гордиться своим подвигом.

Через некоторое время они пришли к Лоре домой. Мюррей усадил все еще бледную хозяйку на диван, а сам принялся хлопотать над чаем. Его шерсть уже немного высохла и теперь топорщилась во все стороны, как иголки.

Некоторое время Лора сидела молча, закрыв глаза. Потом слабо улыбнулась и поднесла к лицу цветок, который все еще продолжала держать в руке.
- Так странно, - протянула девочка, - он снился мне уже неделю… Да, с того дня, как чудовище появилось. Я и не думала, что они как-то связаны…
- Снился? – удивился Мюррей, появляясь в дверях с подносом, - а я его всю эту неделю на реке видел, когда рыбу ловил.
- Как… видел? – Лора чуть не задохнулась от возмущения, - видел?! Видел и не сказал мне?!
- Да откуда я знал, что он тебе нужен?
Девочка глубоко вздохнула и прикрыла глаза, стиснув в руке хрупкий стебель. Действительно, откуда он мог знать…

Она снова посмотрела на цветок. Он издавал легкий сладковатый запах. Из немного поникшего стебля сочился густой серебряный сок, сияние прожилок стало бледнее. С трудом поднявшись, девочка отыскала вазу, налила в неё лучшую воду из горного источника, привычно кинула в неё щепотку порошка, чтоб цветок простоял дольше, и, наконец, окунула стебель в воду.

А потом, подперев голову руками, принялась уже внимательно его осматривать. Мельком подумала, что нужно бы пойти переодеться в чистое платье, но тут же решила, что очень устала, что не может сделать и шагу – и заворожено продолжала рассматривать свою добычу.

Сомнений не было – это был тот самый цветок. Лора даже ущипнула себя несколько раз за руку, чтобы проверить, не сон ли это. Её расстраивало только, что не удалось вытащить его с корнем – будет ужасно жаль, если такая красота завянет со временем. Хотя, может, он приживется?
Мюррей тем временем расставил чашки и друзья сели за стол. Лора нехотя оторвалась от цветка, переоделась и села за стол.
- Значит, так, - кот вздохнул и почесал за ухом, - будем подводить итоги. С чудищем мы не справились…. Опять. Что делать, непонятно. Может, попробуешь еще раз сварить свое зелье? Оно ведь не подействовало только потому, что эта гадость перехитрила нас и забралась выше по течению?
Лора покачала головой:
- Боюсь, не получится. Я потратила весь запас семян, а новые появятся только в следующем году… Да, кстати – я же видела, как какое-то чудище унесло зельем? Сколько их тут?!
- М-м-м… - Мюррей задумчиво поскреб когтями по столу, - ну, думаю, столько же, сколько и на суше. То есть – много. Просто не все же на нас охотятся. Ладно, что поделаешь. Я думаю, пока тебе лучше просто не подходить к реке. Кажется, эта килька паршивая все же не может выбираться на берег, так что, пока мы не будем хватать его приманку, мы в безопасности. Да и спать ему тоже иногда надо. И будем думать…

V

Закинув на плечо расшитую цветами дорожную сумку, Лора шагала по лесной тропинке. Как ни любила она свой дом и сад, сейчас, оказавшись вдали от реки, девочка чувствовала себя гораздо лучше.

После случая с цветком монстр вконец разошелся, и, что ни день, выдумывал новые пакости: забрасывал берег дохлой рыбой и водорослями, окончательно изломал рыболовную корягу и пользовался любым случаем, чтобы порвать коту снасти. Так что, посовещавшись, друзья решили – если есть хоть какой-то шанс избавиться от гада, следует его использовать.

Они давно уже слышали истории о Старом дереве, которое росло в глубине леса. По слухам, могло дать совет по любому поводу, но раньше потребности в нем как-то не возникало, и Лора с Мюрреем считали его всего лишь сказкой. Теперь, раз уж другого выхода не было, пришлось поверить, что оно есть на самом деле.

Дорога была прямой, здешние тропинки спали, и легкие шаги Лоры не будили их. Поначалу ей было трудно идти – нога еще болела, но вскоре девочка забыла об этом неудобстве. Над её головой зеленели переплетенные кроны огромных деревьев, вокруг порхали большие темно-синие бабочки, а цветов было столько, что она только и успевала вертеть головой во все стороны. Она любила этот лес, хотя никогда и не заходила далеко, и не особенно часто бывала здесь. Когда они с Мюррем начали расспрашивать лесных жителей, как добраться до дерева, им объяснили, что идти можно по любой тропинке – на самом деле это тоже его корни.

Сейчас тропинка вывела её к ручью, бежавшему среди больших камней.

Место было такое красивое, что Лора шла все медленнее, а потом решила устроить привал. Осмотревшись, она примостилась на замшелом бревне, поудобнее устроила больную ногу и достала из сумки свой обед – парочка вяленых карасей от Мюррея, сушеные фрукты и несколько подсохших печений. После длинной дороги эта простая еда оказалась ей невероятно вкусной.

Уплетая обед, Лора с интересом озиралась по сторонам. Камни заросли переливчатым изумрудным мхом, и Лора подумала, что было бы неплохо завести такой мох и у себя дома. Потом стала рассматривать соседние деревья, гадая, сколько им лет и что они видели на своем веку. Только подумать, они росли тут все эти годы, а она и не знала о них. Или вот ручей - куда он течет? Удивительно – не так уж далеко отошла от дома, а столько всего нового! Здорово, наверное, быть путешественником или бродячим торговцев вроде тех, у кого Лора покупала семена и саженцы диковинных растений.

После еды девочку слегка разморило. Она расшнуровала и сбросила башмачки, сняла со своих растрепавшихся волос заколки и начала лениво расчесываться, прикрыв глаза. «Всего минутку передохну», - подумала она, склоняя голову на бревно. Ей думалось обо всем и ни о чем – о тех местах, которые уже прошла, тех, которые предстоит пройти, о том, что твориться сейчас дома.

Вдруг недалеко от её бревна послышалось чье-то кряхтение. Лора вскочила на ноги, потирая глаза и растерянно озираясь вокруг. Посмотрев на тропинку, она отшатнулась назад и упала, зацепившись за бревно.

Полупрозрачный сутулый мужчина в старинной одежде брел по тропе. В руках у него был такой же прозрачный глобус, и призрак не отрывал не него глаз.
Лора в панике бросила взгляд на тропинку, и на всякий случай спряталась за самый большой валун. Но привидение даже не посмотрело в её сторону – оно продолжало брести вперед, уткнувшись в глобус и что-то недовольно бормоча под нос.

Когда призрак стал отдаляться, так и не заметив девочку, Лора осторожно вышла из-за камня. Некоторое время она смотрела ему вслед, потом решилась, и, прихрамывая, быстро прошла несколько шагов вслед за ним – с колотящимся сердцем, готовая в любой момент броситься обратно. Ей было и страшно, и весело.

Еще через некоторое время Лора так осмелела, что попыталась обратить на себя внимание – зашла вперед, обогнув привидение по зарослям папоротника, покашляла и, собравшись с духом, даже пискнула: «Здрасьте!». Никакого результата это не дало – призрачный силуэт проплыл мимо, даже не подняв на неё взгляд. Так же окончилась и вторая, и третья попытки.

Наконец Лора пошла своей дорогой, восхищенная маленьким, но увлекательным приключением. «Надо же, настоящее привидение! Вот Мюррей удивиться!»
Ей захотелось, чтобы случилось еще что-нибудь такое же невероятное (и, желательно, такое же безопасное), но дальше обошлось без приключений: если не считать зайцев, несколько раз перебегавших дорогу, и мелькнувшего в зарослях оленя, больше она никого не встретила.

…Дерево возникло неожиданно, будто из-под земли одним махом поднялось - в какой-то момент, глянув на собственную карту, Лора подняла глаза - и увидела его. Оно таким огромным, что его не смогли обхватить даже сто Лор. Темная кора снизу вся поросла мхом, а ближе к ветвям была ослепительно белой.
Сама не зная зачем, девочка разулась, а затем медленно подошла поближе. Хотя корни дерева не проступали на поверхности, она чувствовала их, как можно чувствовать биение чужого сердца. Лора подошла ближе и прикоснулась к коре.

Она была теплой, как рука мамы; вдруг показалось, что все остальное было или обжигающе горячим, или ледяным. Девочка вдруг поняла, что невероятно замерзла, что мерзла, сама того не понимая, уже много лет – и прижалась к дереву всем телом.

Что-то странное происходило с её рукой, она то ли исчезала, то ли, наоборот, становилась больше. Нехотя приоткрыв глаза, Лора увидела, что её пальцы потемнели и начали сливаться с корой. Это не испугало девочку, наоборот, она с восторгом приложила к стволу вторую ладонь. Некоторое время Лора наблюдала, как её ладони превращаются в узор коры, и как темнеет и грубеет кожа от запястий до локтей. Легонько и счастливо вздохнув, она закрыла глаза и прижалась к дереву щекой, но с ней ничего не произошло. Лора ощущала сок, текущий по жилам дерева: воду дождей, ручьев и подземных рек, свою собственную кровь – и каждая капелька была наполнена воспоминаниями многих лет.

Сначала она бездумно скользила в этом калейдоскопе, замечая то одно, то другое – полет в облаке и течение в крови оленя – затем, немного освоившись, постаралась сосредоточиться на той воде, что была из их реки. Вода помнила чудовище, хотя это было смутное и неохотное воспоминание – о болезни и боли, и неимоверной потере, потере главного, смысла жизни.
Неизвестно, сколько прошло времени, пока Дерево начало понемногу отпускать её. Руки Лоры постепенно стали обычными, белыми, и отделились от коры – только капелька той боли все еще колола сердце. Она медленно отняла от дерева ладони, всхлипнув, вытерла текущие по лицу слезы. Воспоминания о только что пережитом быстро исчезали, как сон или утекающая между пальцев вода; чтобы хоть как-то их удержать, она пыталась поскорее придумать для них слова – как сосуд, чтобы удержать эту воду. Но воспоминания исчезали слишком быстро, скоро осталось почему-то два неожиданных слова - «черный иней».
Это было непонятно. Помедлив в нерешительности, Лора снова осторожно прикоснулась к коре, но, хотя дерево по-прежнему было теплым и девочка ощущала текущие в нем воспоминания, прикоснуться к ним уже не смогла.

Закат окончательно погас, и на небе одна за другой расцветали звезды.Сейчас Лора вдруг поняла, что ужасно устала – таких долгих дорог в её жизни еще не было, хотя эта усталость была скорей приятной. Она расстелила у подножия Дерева принесенный с собой плед, завернулась в него и прикрыла глаза. Наверху залилась трелью неизвестная птица.

Спать на земле с непривычки было неудобно. Повертевшись, Лора нащупала рядом с собой выступающий из земли здоровенный корень, которого вроде бы раньше не было... или она его не заметила? Он был очень удобно изогнут, как подушка и одновременно чьи-то руки. Обняв его и прижавшись щекой, Лора тут же уснула.

*-*-*-*-*
Постукивая хвостом, Мюррей лежал на крыше башенки и рассеянно смотрел в сторону реки. Из-за отсутствия Лоры ему кроме собственных дел пришлось еще и поливать растения в саду, и сейчас кот так уморился, что не чуял лап. Долина была окутана густым туманом, и казалось, что верхушка Мюрревой башни торчит посреди облака. Единственное, что еще было видно – крона Черной сосны за домом Лоры.

Настроение у Мюррея было не ахти. Чудище выдумало новую каверзу – выбросило на берег целую сеть из водорослей, в которую кот угодил на рассвете. Хотя он легко разорвал её, это стало последней каплей, и он окончательно решил поменять место рыбалки.

В небе проплывали тучки. Одно из них подплыло слишком близко к Черной сосне, та явно к нему потянулась, наклонила ствол - но тучка отбилась маленькой молнией. Мюррей раздраженно фыркнул. Он чувствовал расположение к этому дереву – ведь Сосна тоже была рыбаком, только таскала свою добычу из верхней голубизны, где облака были пеной и рыбой…

Над головой кота закружилась бабочка. Мюррей опрокинулся на спину и лениво попытался ухватить её передними лапами. «Как в детстве»,- подумал кот, улыбаясь в усы. Еще немного помахал лапами и, снова грациозно перевернувшись на живот, посмотрел туда, где текла скрытая туманом река. «Оно живет под водой, значит, рыба. А рыбу я ем!». Слегка царапая когтями крышу, Мюррей принялся злорадно обдумывать, под каким бы соусом приготовить своего врага. Мысли его текли лениво и спокойно.

Туман постепенно опускался все ниже, стекал, как вода – вот уже показались верхушки остальных сосен, потом кроны других деревьев. Когда он опустился в самый низ долины, склубившись над рекой, Мюррей тоже слез и задумчиво направился к жилищу Лоры. Он обошел вокруг домика, походил по саду, посмотрел по сторонам. Почему-то ему показалось, что сад выглядит то ли грустным, то ли запущенным, хотя хозяйка покинула его только вчера на рассвете. Без Лоры было скучно. Порой они с Мюрреем могли не видеться по нескольку дней, но всегда знали, что рядом, могут увидеться в любой момент, и это вселяло в обоих спокойную уверенность.

Выйдя из сада, кот направился вверх по склону, подошел к Черной сосне, и, задрав голову, посмотрел на её вершину. Она была почти не видна – как будто ствол растворялся в небе. На мгновение кот представил, что будет, если вскарабкаться на самую верхушку, и от одной мысли у него слегка закружилась голова.

Тут, унюхав и услышав что-то знакомое, Мюррей картинно оперся о сосну лапой и улыбнулся в усы. На опушке леса показалась Лора.
*-*-*-*-*

В ночной тишине раздался хрустальный звон. Лора рывком села на кровати, потирая глаза. Пока было тихо – но она знала, откуда этот звук и что он значит.
Она зажгла свечу, достала из шкафа сверток пледов и, набросив на плечи шаль, поспешно вышла в темный сад. У хрустальной яблони наступила ночь плодоношения и сейчас она время от времени роняла на землю свои сверкающие плоды.

Сад и лес засыпали. Большая часть растений сбрасывала лисья, некоторые втянулись в землю, однолетние цветы и кусты отмирали. Лора только успевала собирать плоды и сгребать в кучи листья, срезать сухие цветы и ветки, а также готовить к зиме более привередливые и нежные растения. Сундуки девочки были уже до краев забиты семенами, а кладовая – плодами сада.

Сейчас, ежась от ночной прохлады, Лора торопливо расстилала пледы под деревом, чтобы яблоки не разбивались при падении. Затем, обхватив руками плечи, прислонилась к стволу. Оглядевшись, она заметила неподалеку осколок разбитого плода. Подобрав его, девочка поглядела через него на Луну, отчего та, будто в калейдоскопе, разделилась на несколько разноцветных Лун. На плед тихо шлепнулось еще одно яблоко.

Лора снова подумала о Дереве, как обычно ощутив при этом укол совести. Хотя её путешествие получилось коротким, ей все чаще хотелось отправиться в настоящее, далекое странствие. Может быть, посетить те места, откуда ей привозили растения, а то и самой открыть что-нибудь новенькое – но как в таком случае быть с садом? Последнее время она иногда думала, что ужасно неправильно было заводить такие растения, которые и недели не выдержат без специального ухода.

И хотя отправиться в дальний путь Лора пока не собиралась, она исходила все окрестности, обнаружила много прекрасных мест, и потом выбиралась с Мюррем туда на пикники.

Избавиться от чудовища им так и не удалось. После её визита к Дереву они с Мюрреем перерыли все книги о монстрах, которые только нашли, в том числе «Большой справочник порождений тьмы», «Энциклопедию опасностей» и «Краткое описание гадких тварей» – но таинственный Черный иней им нигде не встретился, поэтому вопрос, как с ним бороться, до сих пор остался нерешенным. Лора и Мюррей решили, что упоминаний о нем нет, потому что это или очень древнее, или, наоборот, недавно появившееся создание.

Кот продолжал мастерить свои ловушки, одну причудливей другой. Он с головой ушел в чертежи и схемы, собрал в кучу всю проволоку и веревки, доски, крючки и сети, какие только смог достать, и еще массу всяких деталей и деталек, иногда совершенно таинственных. Как правило, чудовище эти ловушки ломало вскоре после установки, после чего кот собирал уцелевшие детали и строил из них что-то новое. Сам он тоже несколько раз почти попадался – то угодил в замаскированный колодец, который чудище прорыло от реки, то влез лапой в петлю из особо крепкий водорослей…. Впрочем, ему тоже пока везло, и он всегда выбирался.

Сама Лора махнула на борьбу рукой. Правда, ей очень хотелось подойти к реке – она соскучилась по купанию в её волнах, по спокойным посиделкам на берегу. Но пока ей оставалось только смотреть издали.

Снова раздался шлепок. Поднявшись, Лора внимательно оглядела яблоню. Опали еще не все плоды, а оставлять их висеть было нельзя – сохранив связь с веткой, под первыми лучами солнца они испортятся, покроются мутной белой пеленой. Вздохнув, Лора полезла на яблоню. Вскоре, ценой изрядно исцарапанных рук и нескольких опасных моментов, все яблоки были собраны. Тогда девочка уселась на верхней ветке, подставив лицо ночному ветерку. Над её головой прочертила яркий след упавшая звездочка.

«Тоже созрела, наверное», думала Лора, болтая ногами и раскачиваясь на ветке.

*-*-*-*-*
В это время Мюррей, наперевес со своей особой, сделанной из акульего хребта удочкой, шагал к мостику. Добравшись и разложив снасти, он удобно примостился на мостике и забросил удочку в воду, постаравшись попасть крючком как раз в то место, где отражался серебристый диск Луны, но чуть-чуть промахнулся. Вытащил удочку из воды, подождал, пока успокоиться рябь и попытался снова. На этот раз поплавок закачался ровно в центре отражения. Удостоверившись, что все правильно, Мюррей тихонько счастливо вздохнул и принялся ждать.

Говорили, что во время осеннего полнолуния из отражения Луны можно выловить особую рыбу. Он предпринимал эту попытку уже несколько лет, и, хотя пока ничего не получалось, кот не оставлял надежды. Задрав голову, Мюррей пристально посмотрел на небо – не появилась ли там тень чьего-то поплавка? Звездочка сорвалась и упала, прочертив яркий след. «На нерест идет», усмехнулся Мюррей себе в усы…

…И в этот момент раздался оглушительный треск, мир полетел вверх тормашками, и через мгновение кот с головой оказался в холодной воде. Судорожно рванувшись вверх, он вцепился когтями в обломок мостика и прыжком оказался наверху. Кажется, в последнее мгновение его схватили за хвост, однако не удержали.

Вцепившись когтями в раскачивающуюся доску, кот отплевывался от воды, злобно озираясь по сторонами. Кто-то толкнул снизу его доску, и она чуть не перевернулась. Мюррей наугад полоснул по воде когтями, подняв фонтан брызг, но не попал. Он разглядел тень, которая начала кружить вокруг его импровизированного плота, и попытался ударить по ней еще раз. В ответ доска опасно покачнулась от нового толчка, и кот едва сумел на ней удержаться. Вокруг кружили другие обломки мостика, они сталкивались между собой, и это мешало видеть тень под водой. Впрочем, мешали они и нападающему – после очередного, на этот раз удачного удара кота монстр ненадолго нырнул поглубже, а потом, перепутав, принялся атаковать совсем другую доску.

До берега было не допрыгнуть, и Мюррей, схватив покачивавшуюся на воде ветку, попытался грести ею. Он успел проплыть несколько метров, а потом в ветку вцепился противник и с силой дернул на себя. Удерживать её кот не стал – он заметил, что течением его плот отнесло к тому месту реки, где в воде лежал недавно поваленное грозой старое дерево. Оглядевшись, Мюррей подхватил с воды другую доску, поменьше, и изо всех сил швырнул ею в соперника, после чего подобрался и изо всех сил прыгнул на толстый, изъеденный плесенью ствол. Участок коры, за который он вцепился, отвалился, и кот снова оказался в воде, но на этот раз успел вскарабкаться наверх прежде, что его снова схватили, и опрометью кинулся к берегу.

Дрожа всем телом от холода, он оглянулся. По реке медленно плыли остатки мостика.

*-*-*-*-*
Утром, когда Лора с корзинкой в руках вышла в сад, чтобы собрать упавшие ночью яблоки, она увидела, что трава покрыта первым инеем. Воздух был холодный и чистый, на расстеленных пледах переливался всеми цветами радуги ночной урожай, и настроение у девочки было чудесным.

Вскоре на дорожке показался Мюррей, и вид у него, прямо говоря, был не лучший. Нос распух, глаза слезились, и весь он дрожал, как лист.

- Я простыл, - скорбно сообщил кот, плюхая на скамейку рядом с хозяйкой.

Через несколько минут они сидели в гостиной у Лоры. Мюррей пил горячий шоколад с молоком, поминутно чихая, кашляя, и гнусаво жалуясь на потерю самой лучшей удочки; Лора рылась в книгах в поисках подходящего рецепта лекарственного отвара.

Несколько книг она, быстро пролистав, отложила в сторону. Когда кот начал рассказывать, как дорого стоила потерянная удочка, Лора, как раз листавшая очередную книгу, вдруг наморщилась и вернулась на несколько страниц назад. А потом ахнула и подняла на кота совершенно ошарашенные глаза:
- Это он! Верней, это же не он! Ты только посмотри!
- Да что такое?! – испуганно воскликнул кот, - только не говори, что мой насморк смертелен!
- Черный иней, - прошептала она, - вот же он! Я не там искала! Это не чудище, это название болезни!
Ахнув, кот вскочил и перебежал на её сторону стола, жадно заглядывая в книгу. Лора уже лихорадочно читала, схватив себя за волосы, и бормотала вслух:
- Болезнь эта возникает у растений – у растений?! - семейства ас-ци-ле-новых из-за вируса… так, это я не выговорю. Больное растение теряет.. прото… пла…зму… становится хищником, может приобрести черты животного… Так это растение! Невероятно! Ага, вот и рецепт…
Мюррей заглянул через её плечо, однако от волнения никак не мог найти нужное место.
- Ну?!
Беззвучно шевеля губами, Лора пробежала глазами несколько строчек, но вдруг её оживление иссякло. Подняв голову, она невидяще уставила перед собой.
- Эй, - осторожно сказал кот, - так что за рецепт?
- Сейчас, - шепнула девочка. По её щекам вдруг пробежали две блестящие слезинки, и она поспешно отвернулась, опустив на лицо длинные пряди волос.
- Что с тобой?! Неужели рецепт настолько грустный?
Улыбаясь сквозь слезы, девочка покачала головой, кашлянула. Несколько раз она пыталась начать фразу, но голос у неё срывался. Наконец, Лора покачала головой, провела по лицу ладонью, и сказала еще слегка дрожащим голосом:
- Нет, он.. веселый, - она вымученно улыбнулась, - и совсем простой… И у меня есть все.. все что нужно.. Только… Только чтобы оно подействовало, нужно добавить в отвар еще цветок заболевшего растения.
- Вот как… - Мюррей даже не нашелся, что сказать. Он знал, как Лора дорожит этим светящимся цветком – больше, чем чем-то еще. Неловко потоптавшись рядом, он тихо отошел в сторону.
*-*-*-*-*

…Зелье было практически готово. Лоре пришлось переделывать его несколько раз – она то путала очередность действий, то позволяла ему закипеть, когда нужно было только нагреть, то забывала вовремя положить ингредиенты. Так что, хотя приготовление его занимало всего час, а начала она его варить еще утром, основная работа окончилась только тогда, когда и Солнце уже скрылось за горизонтом.

Мюррей её не подгонял, и вообще больше ни разу не упоминал ни об удочке, ни о своей простуде, ни о других, связанных с монстром проблемах. Хотя удочку ему, конечно, было ужасно жаль.
- Знаешь, - сказал он наконец, - давай займемся этим в другой день.
Лора явно обрадовалась:
- Да, давай завтра, сегодня я что-то не в форме.
- Ну да, завтра или вообще потом… Когда сама решишь. Пока-то все не очень опасно. Подумаешь, мостик.
Выйдя на улицу, Мюррей долго стоял, просто глядя на реку. Он подумал, что, наверное, так будет лучше. Лора сама решиться, когда чудище её допечет – а пока нет, это будет одно расстройство.

Он не спеша добрел домой, зажег несколько свеч, и, ни о чем ни думая, долго смотрел на огонь, сам не заметив, как начал тихонечко мурлыкать. В конце концов, ну что такого ужасного? Сколько времени прошло, а никого еще не съели… и хоть им не удалось его поймать или выгнать, так ведь и ему тоже.

Ночью Мюррей спал крепко. Впервые от него ничего не зависело. Теперь, когда решение было известно, он подумал, что они с Лорой могут приспособиться жить и так. Если подумать, даже веселее… Растение, надо же.

Ранним утром, когда он только собирался немного порыбачить – раз мостика больше нет, то с того ствола, с которого выбрался вчера, - послышались легкие шаги, и из предрассветного сумрака появилась Лора. В руках у неё была бутылочка с бледно-розовой жидкостью. Почему-то растерявшись и ужасно смутившись, Мюррей пошел ей навстречу. Он понял, что она все-таки доварила лекарство, пожертвовав цветком, и не знал, что ей сказать. Девочка подошла ближе, и Мюррей увидел, какая она бледная.

Лора вымученно улыбнулась и показала ему бутылочку:
- Вот… Я не могла спать, подумала, что это все равно пришлось бы сделать. Тогда встала и сделала.
Мюррей молча взял её за руку и они пошли к реке.

Было удивительно тихо. Ночные птицы уже улеглись спать, а дневные еще не проснулись. Ветер в предрассветном сумраке тихонько трогал травы.
- Знаешь, - сказала неожиданно Лора, - я сейчас даже рада, что решилась. Я все равно не смогла бы радоваться ему так же, как раньше. Я бы знала, что все равно это нужно будет сделать… Вспоминала бы каждый раз, когда смотрела не него и только мучилась…
- Да, - сказал кот, – ты молодец. Знаешь, у тебя еще много красивых цветов будет, еще лучше чем этот, или таких же, раз он тебе так понравился. Не может же он быть один на весь мир?
Лора ничего не ответила, только благодарно стиснула его лапу.

Они подошли к реке. Она казалась спокойной, как раньше, до появления монстра. Некоторое время приятели стояли на берегу. Волны и камыши, и утренняя звезда – все-все было как раньше…
- Этот отвар тоже нужно вылить в воду?
- Нет. Там написано, что нужно на берегу поставить. Само учует запах и выползет.
- Ну, давай.
Лора достала из заплечной сумки большую чашу. Вместе они при помощи палок укрепили её на берегу, после чего Лора аккуратно перелила в неё жидкость из бутылочки. Потом они отошли в сторону, и, опершись на дерево, стали ждать. Некоторое время ничего не происходило, и Лора с Мюрреем уже начали больше глазеть по сторонам и переговариваться шепотом.

Но вот в сторону реки подул ветер, и вода заколыхалась, Лора дернулась, но не издала ни звука. Мюррей вздыбил шерсть – тоже молча.

Нечто, появившееся на берегу, в самом деле больше всего было похоже на склизкую корягу или корень. Принюхиваясь широкими ноздрями, водя безглазой головой из стороны в сторону, создание, чуть больше Мюррея, некоторое время сидело наполовину в воде. Затем, подтягиваясь на широких корявых лапах, начало медленно выползать на берег. Прямо из головы отвратительно создания спускался полусгнивший стебель – видимо, тот, на котором прежде рос цветок.

Лора, зажав рот руками, медленно пятилась назад, кот, наоборот, шагнул вперед с угрожающим видом, почти забыв, зачем они пришли сегодня.

Кажется, коряга почуяла своих противников – во всяком случае, повела в их сторону головой и угрожающе двинулась вперед – впрочем, было заметно, что по суше ей очень трудно передвигаться.

- Тихо, тихо, лопух двинутый, - прошипел Мюррей, отступая назад и закрывая собой Лору.

Но вот создание отвлеклось на запах – явно принюхалось, забеспокоилось и поползло теперь уже к чаше. Затаив дыхание, Лора и Мюррей смотрели, как оно приблизилось, некоторое время, будто в нерешительности, принюхивалось к жидкости, а затем сунуло в чашу голову и замерло.

Мюррей, подождав немного, еле слышно прошептал на ухо спутнице:
- Как думаешь, он хоть пьет? Что-то очень тихо, да и не заметно, чтоб глотал…
Подумав, Лора неуверенно предположила:
- Может, просто впитывает? Это же растение…
Наконец создание подняло голову. По его телу прошла крупная дрожь, и оно чуть не упало. А затем, постояв еще немного, медленно поползло к реке.
Неизвестно, через какое время должно было подействовать лекарство, и приближаться к «пациенту» сейчас было, может, и не лучшей идеей, но на суше Мюррей всегда чувствовал себя более уверенно, да и любопытство пересилило. Подав Лоре знак, чтобы она стояла на месте, но бесшумно подскочил к чаше и заглянул внутрь. Она была пустой – так или иначе, лекарство было выпито. Значит, нужно было только ждать.

Зайдя в реку на небольшую глубину, создание начало зарываться в ил, и, наконец, окончательно в нем исчезло. Приятели молча смотрели на реку.
- Ну вот… Теперь действительно все, - подытожил кот.
*-*-*-*-*

- Надеюсь, больше это не повторится, - усмехнулся Мюррей, - если все твои цветы взбесятся, что будем делать?
Лора счастливо улыбнулась:
- Я постараюсь, чтоб такого не случилось.

Друзья сидели на мостике. Им пришлось немало повозиться, прежде чем смогли его восстановить. Доски они раздобыли, но самое невероятное, что им удалось выловить из реки застрявшие в камышах резные перила с птицами.

По реке плыли желтые осенние листья и какая-то шелуха. Время от времени появлялись круги от рыб.
– Знаешь, - неожиданно вздохнул Мюррей, - а мне даже жаль, что мы так быстро победили. Я еще 24 ловушки про запас выдумал.
- Зато ты можешь написать книгу! Рассказать о тех ловушках, что были и тех, что не были.
- Точно, - воодушевился Мюррей, - это будет…., - неожиданно он оборвал себя на полуслове, и лукаво взглянув на Лору, добавил, - взгляни-ка!
Лора посмотрела туда, куда он указывал лапой и засмеялась от неожиданности – на мерно покачивавшихся волнах искоркой сиял маленький белый цветок.



Фредерика   6 апреля 2010   1570 0 2  


Рейтинг: +8


Вставить в блог | Отправить ссылку другу
BB-код для вставки:
BB-код используется на форумах
HTML-код для вставки:
HTML код используется в блогах, например LiveJournal

Как это будет выглядеть?

Рыбалка
сказка, детям, для детей, детский рассказ

Утреннее небо было фиолетово-розовым, а деревья на холме казались вырезанными из черной бумаги.
Быстро светлело, где-то далеко в лесу закричала птица.
Ради этой минуты Лора встала затемно, а сейчас, как назло, умудрилась задремать в беседке. Клочья тумана окутывали её ноги, ветер стряхнул на лицо девочки несколько капель росы с обвивавших беседку цветов, но та только морщилась и сонно куталась в свой широкий шерстяной шарф.
Читать статью

 



Тэги: сказка, детям, для детей, детский рассказ



Статьи на эту тему:

Большая дорога
На уроке ботанички
Беличье счастье
Девочка и Пирожок


Последние читатели:


Невидимка

Невидимка

Невидимка



Комментарии:

Wolga # 7 апреля 2010 года   +1  
Очень понравилось! Замечательный рассказ! Чем-то сказку про аленький цветочек напомнил...
Фантастка # 8 апреля 2010 года   +1  
Милая сказка, прелесть, что за кот! Удивительное Дерево.
Фредерика пишет:
ты можешь написать книгу!



Оставить свой комментарий


или войти если вы уже регистрировались.