Наши рассылки



Люди обсуждают:




Сейчас на сайте:

natocnkakom

Зарегистрированных: 1
Гостей: 27


Тест

Тест Умеешь ли ты защищать свои интересы?
Умеешь ли ты защищать свои интересы?
пройти тест


Популярные тэги:



Наши рассылки:

Женские секреты: знаешь - поделись на myJulia.ru (ежедневная)

Удивительный мир Женщин на myJulia.ru (еженедельная)



Подписаться письмом





В лабиринте огнедышащей love. Глава 17

В лабиринте огнедышащей love. Глава 17 Нельсон всю ночь скулил, больная лапа не давала ему уснуть и с этим надо срочно что-то делать. Нельзя заставлять собаку страдать. Жанна задумалась, как выгулять француза. Она всегда возмущалась, когда собаки гадили возле дома, но сейчас у неё не было иного выхода, как позволить Нельсону сделать то же самое. Тащить его туда, где всегда проходил выгул, безумие. Жанна вынесла француза на улицу, опустила его на вытоптанный газон с небольшими островками самой стойкой травки возле подъезда. Нельсон, как воспитанный пёс пролаял:

- Хозяйка, я, что прям здесь?
- Давай по-быстренькому, пока никто не видит. Я за тобой уберу. Нам ещё в клинику ехать.

Но перед дворником из солнечного Узбекистана Жанне пришлось повиниться. Он неожиданно вынырнул и-за угла дома. Она посмотрела на него с пониманием – её собака гадит там, где нельзя, а ему потом убирать - показала пакет, куда уберет фекалии Нельсона. Узбек, одобрительно кивнув, ушёл.

Пакет у неё был из парфюмерного магазина, красивый, весь в розочках. Жанна уже не помнила, какой парфюм покупала и его упаковали в этот пакет, но сейчас она несла в нём собачье дерьмо. Бросив его в мусорный контейнер, отправилась в обратный путь. Жанна не успела дойти до подъезда, где её покорно ждал Нельсон, услышала:

- Чтобы тебя разорвало на мелкие кусочки. Совсем совесть потеряли богатенькие, душить вас надо. Сталина на вас не хватает.

Жанна обернулась, увидела даму с пропитым лицом, она грозила кулаком и кричала эти проклятья. Пакет валялся на асфальте.

- Ты хотела, чтобы я в него положила французские духи? - сказала она и пошла дальше.

В ветеринарной клинике Нельсону сделали рентген, наложили гипс на лапу. Он мужественно переносил всю процедуру, а в приёмной вознаградил себя за муки сполна. В больнице было жарко, Жанна, когда пришла, сняла тёплую кофту, сейчас, перед уходом надевала её, Нельсон лежал на стуле, рядом сидела пожилая дама с сиамской кошкой на коленях. Французу надоело ждать, когда хозяйка нарядится, и они выйдут на улицу. Делала она это долго, пока достала кофту из пакета, встряхнула её, накинула на плечи и по очерёдности вставила руки в рукава. Нельсон в этот период времени решил развлечь себя беседой с сиамкой.

- Гав, гав, - сказал он.

На языке француза это означало – здравствуй, прекрасная незнакомка! Она не поняла ни слова, потому что знала только кошачий язык. Нельсон хотел рассказать, что случилось с его лапой и расспросить, какие проблемы со здоровьем привели её в больницу. Но светской беседы не получилось, сиамка встрепенулась, с призрением фыркнув, спрыгнула с колен хозяйки на пол, бросилась бежать. Её хозяйка дремала и не сразу сообразила, что произошло. Она открыла глаза, увидев, что на коленях нет кошки, закричала:

- Белочка, сволочь ты такая, вернись.

Дама была преклонных лет, Жанна, приказав Нельсону сидеть, бросилась догонять сиамку.

- Не обязательно говорить мне об этом, сама знаешь, в гипсе я шагу не могу сделать, - недовольно гавкнул француз.

Жанна поймала беглянку возле выхода, но на улицу она всё равно бы не сбежала, входная дверь была закрыта.

- Смотреть за своей собакой надо, - враждебно сказала хозяйка кошки, забирая её у Жанны, и тут же засюсюкала с ней: - Белочка моя, испугалась безобразного пса.

Нельсон проявил выдержку, ни слово не гавкнул в ответ, Жанна не смогла смолчать.

- Держите свою драную кошку на поводке.
- Ну, знаете! Это уже предел хамства, - оскорбилась дама. – Моя Белочка красавица и она не собака, в поводке не нуждается.
- Хуже собаки.

Жанна, взяв на руки француза, ушла. В машине она ему рассказывала, какой он красивый и как уродливая хозяйка сиамки была неправа, называя его «безобразным псом».

Нельсон отвечал:

- Я знаю, что неотразим, но мне приятно слышать об этом от тебя.

Жанна, вернувшись с Нельсоном домой, собиралась ничего не делать. После вчерашнего она ещё не оклемалась, ей хотелось лечь на диван, включить телевизор, посмотреть какой-нибудь детектив. Она их обожала, особенно сериал «След», была поклонницей Павла Шуваева в роле Майского. Ей такой типаж мужчин нравился, она находила с ним сходства у Марта и Руслана.

- Хреновая жизнь, - сказала она себе при воспоминании о муже, бросила пульт от телевизора на пол, закрыла глаза.

Но вздремнуть ей не удалось, зазвонил смартфон. Вставать с дивана, искать телефон Жанне было не нужно, она специально положила его рядом с собой, оставалось взять нарушителя её сна в руки. Звонил не тот, кто ей хотелось. Она поболтала бы со Светой, или с Мартом, а это был декан. Ясно, что он хочет, сейчас скажет – Жанна Георгиевна, выходите завтра на работу. Но он сказал:
- Примите от всего нашего преподавательского коллектива соболезнования. Недавно в телевизионных «Новостях» сообщили, ваш муж разбился на машине. Можете сейчас приехать в университет?

А Жанна не стала смотреть тот канал, по которому они шли. Она сказала:

- Да, могу. Сейчас приеду.

«О взрыве газового баллона они тоже знают, подумала Жанна, будут расспрашивать, а я скажу – Газовый баллон не взорвался сам по себе. Уважаемые коллеги, я изменила мужу, поэтому он принёс взрывчатку, собрался взорвать меня с любовником, но у него ничего не вышло. Нет, лучше так. Ну, вы понимаете, в жизни всякое бывает. Однажды Жанна закрутила любовь, потому что её муж не заслуживал иметь верную жену. Таким как он, следует давать по шеи и кастрировать. Понятно? И тогда её муж задумал ужасное… Мне нисколько не жалко Руслана».

Нельсон спал на своей лежанке, он очень устал, не проснулся, когда Жанна ходила возле него, собираясь, чтобы уйти.

В комнате деканата коллеги с сочувствием смотрели на Жанну, и все по очереди говорили – соболезную. Она им ничего не говорила, потому что не нужно никому рассказывать, какой Руслан гад последний. Он ушёл из жизни, ей дальше жить. Из кабинета вышел декан, дал ей конверт, сказал:

- Деньги на похороны от университета. Идите теперь домой.

У него тоже было скорбное лицо. Жанна разрыдалась, не напоказ, у неё действительно было тяжело на сердце. О взрыве баллона коллеги её не спросили, ну и хорошо, она бы не смогла им ничего рассказать.

У Светы тоже была бессонная ночь, она плакала за Алиной и думала, думала, разные мысли не давали ей покоя. Вспоминала себя маленькой, как мечтала вырасти, заработать деньги и купить маме французские духи. Но эта мечта осталась не выполнимой – мама ушла из жизни очень рано, Света ещё училась в школе. Брат старше её, он заменил ей родителей. Отец их оставил давно, у него была уже другая семья. Теперь у неё нет дочки. Бог даёт каждому близких людей, а потом их забирает. Сергей примчался к ней, как только смог купить билеты на самолёт. У него была хорошая жена и двое маленьких сыновей. Сейчас они все жили у неё. С ними Света не чувствовала себя одиноко, мысли о суициде ушли.

Сергей открыл дверь Виктору, позвал её. Света вышла из своей спальни. Муж выглядел понуро, она сразу поняла – случилось плохое, но спросила о другом:

- За вещами? Ухожу на работу, не буду тебе мешать.
- Мама ночью умерла, - сказал он.
- Мои соболезнования. Слишком много на нас смертей свалилось в последнее время. Мироздание к нам не справедливо, мы этого не заслужили.

Света говорила, а Виктор её внимательно слушал, когда она замолчала, сказал:

- Я сейчас в больницу, улажу все дела с похоронами, а ты езжай к матери домой, найди, во что её одеть.
- Марина лучше меня знает…
- Я её не видел, поговори с ней сама.

Виктор тут же ушёл, Света снова дала волю слезам, закрывшись у себя. Она не плакала на похоронах дочери, не могла, всё внутри окаменело, а сейчас прорвало. На работу она не пошла, позвонила своей помощнице, предупредила - придёт после обеда. Взяв запасные ключи от квартиры Тимофеевны, отправилась выполнять просьбу мужа. Марина уже пришла, она что-то искала в ящиках шкафа, испугалась, увидев Свету, залепетала:

- Извините, извините. - Попятилась к выходу, пряча руку за спиной.

Свете показалось странным поведение помощницы Тимофеевны, она, перегородив ей дорогу, потребовала показать, что украла.

- Я взяла своё, – сказала Марина. Она понимала, ей просто так не уйти, придется защищаться. Физического насилия, конечно, не будет, но Света отберет у неё очень важную вещь. Марина перешла в наступление, она продемонстрировала конверт, который прятала за спиной. - В нём завещание на квартиру составлено на моё имя. Теперь я здесь хозяйка.

Марина уже была в больнице, знала о смерти Тимофеевны. Сказанное произвело эффект, но не тот, на который она рассчитывала. Помощница знала, что у Светы с мужем натянуты отношения, она случайно подслушала разговор Виктора Викторовича с матерью в больнице. Он говорил, что немного поживет в её квартире. Поэтому Свете должно быть всё равно, кому достанется квартира. У Виктора Викторовича водятся деньги, он может позволить себе купить новую.

Света выхватила у неё конверт с завещанием, закричала:

- Вон отсюда! Аферистка. Я тебя в тюрьму засажу.
- Я честно заслужила эту квартиру.
- В суде разберёмся, насколько честно, а сейчас уходи.

Не часто она общалась с Мариной, но всё равно была хорошего мнения о ней. Честная, заботливая женщина, других слов Света не могла бы подобрать для её характеристики. Дама оказалась не так проста, как представлялась. Марина, нисколько не смутившись, сказала:

- Посмотрим, на чьей стороне будет правда. Я на вас тоже подам в суд, если не вернете завещание.
- Я его отдам мужу.

Помощница Тимофеевны, ушла. Света, вскрыв конверт, прочитала завещание, мать Виктора действительно подарила квартиру Марине. Часы показывали одиннадцатый, Света, открыв шкаф пропахший нафталином, нашла полиэтиленовый пакет с одеждой, пересмотрев её, поняла, свекровь уже всё приготовила себе на похороны. Она позвонила мужу:

- Я сейчас в квартире твоей матери. Мне надо на работу, пакет с вещами оставляю на диване. Марина была здесь, твоя мать оставила ей квартиру, завещание у меня, после обеда завезу тебе на работу.

Света приехала во второй половине дня, отдала завещание. Выполнять волю матери Виктор не намеривался – квартира его, а не какой-то там Марины. Ошибался он в людях редко, а с ней промахнулся. Марич посмотрел в окно, во дворе его склада грузчики разгружали только что привезённые доски на продажу. Торговля лесостроительным материалом у него шла бойко, желающих построить свой коттедж в городе хватало. С разгрузкой рабочие справятся сами, за ними присмотр не нужен, а у него сейчас есть более важные дела. Виктор Викторович собрался, поехал в агентство, в котором нанимал для матери помощницу. Он не мог найти Марину, на телефонные звонки она не отвечала, а где живет – не знал. В агентстве должны ему помочь, у них есть адреса сотрудников. Но что-то пошло не так. Виктор Викторович взял не тот тон в разговоре с хозяйкой агентства, говорил он возбуждённо, а она беспомощно развела руки, сказала:

- Мне жаль, что такое произошло. Мы разберёмся и свяжемся с вами. Оставьте свой номер телефона.
- И это всё? В чём разберётесь? – возмутился он. - Мне нужно с Мариной поговорить о завещание. Моя мать была больна, а она воспользовалась этим.
– Вам сейчас надо успокоиться. Я сама поговорю с ней, выясню, как такое могло произойти. Мы никому не даём адреса наших сотрудников в целях безопасности.
- Я на вас в суд подам, вы принимаете на работу мошенников.
- Квартира ваша никуда не денется, Марина тоже. Вы можете оспорить завещание в суде. Время на это есть.

Виктор Викторович ушёл, бесполезно было дальше разговаривать с хозяйкой агентства, но она права – Марина всё равно объявится. Она нашлась в тот же день, она, наконец, ответила на телефонный звонок и согласилась встретиться. Из дому Марина не могла выйти, у неё приболела внучка, Виктор Викторович поехал к ней сам. Она жила в бараке в очень плохих условиях, это он сразу заметил. Марина приветливо его встретила, провела на кухню, потому что в комнате лежал больной ребёнок.

- Врач приходил, сказал, что ничего страшного, простуда. Моя Настенька скоро поправится, сейчас она спит, – объяснила Марина и тут же перешла к делу. - Нам надо поговорить, вы должны знать, как всё получилось. Я говорила Тимофеевне, мне не нужна её квартира, но она настояла вызвать нотариуса. Она знала, в каких я живу условиях с внучкой, я ей рассказывала. У Насти, кроме меня, никого нет. Её родители год назад погибли в автокатастрофе. Мать Насти была моей дочерью. Со стороны отца моей внучки родственников нет, он вырос в детдоме. Зачем я вам всё это говорю? Чтобы вы поняли, почему я согласилась принять квартиру. Я хотела, чтобы моя внучка жила в лучших условиях, чем сейчас. Завещание Тимофеевна написала после смерти Алины. Я всё понимаю, поэтому отказываюсь от наследства.

- Не думайте, что после всего я вас пожалею, отдам квартиру. Вы же на это рассчитываете? Не выйдет. Мне сейчас тоже жить негде, мы с женой разводимся. Квартира матери моя, я её единственный наследник. По суду я выиграю, мама была не совсем здорова, когда подписывала дарственную, это легко доказать.
- Я не претендую…
- Не перебивайте. Вы заботились о моей маме, я вам постараюсь помочь улучшить жилищные условия. Куплю вам квартиру. Сколько будет она стоить, не знаю, миллион рублей дарю, остальную стоимость вернёте. Договорились? - Марина слушала Марича в растерянности. - Хоромы я вам не буду покупать, в пределах 3-4 миллионов.
- Где я столько денег возьму? – испуганно проговорила она. – Я не смогу рассчитаться с вами.
- Эту квартиру продадите. Сколько у вас комнат?
- Одна.
- Барак под снос?
- Его уже лет двадцать сносят, никак не снесут.
- Много за вашу квартиру не дадут, но покупателя можно найти. Остальные деньги заработаете. Я их не сейчас требую. Квартира у родителей девочки была или они с вами жили?
- Я квартиру дочки продала, чтобы долги вернуть, погасить кредит. Она с мужем занималась продажей подержанных машин из Японии. После их гибели я узнала, что бизнес свой они продали и всё равно остались в долгах.
- Печально, - сказал Виктор Викторович, - Завтра Илья вас отвезет к нотариусу, и вы напишите отказ от наследства. С квартирой я вам помогу, как обещал.

Утром за Мариной заехал Илья, отвёз её к нотариусу. Виктор Викторович уже ждал их. Нотариальная контора находилась в жилом доме, на первом этаже, имела отдельный вход. Илья остался на улице, Марина с Виктором Викторовичем вошли в помещение, оказалось, что они не первые, в приемной была очередь – всего два человека, мужчина и женщина, они тоже пришли сюда по делу о наследстве. Кто-то уже находился в кабинете на приёме. Нотариусом была женщина, на двери весела табличка с надписью её инициалов фамилии – Е. П. Иванова

Очередь двигалась медленно, прошло больше часа, прежде чем Марину и Виктора Викторовича пригласила войти молоденькая помощница. А сама Е.П. была женщина средних лет, в дорогой строгой блузке, с привлекательным ухоженным лицом. Держалась так, будто вокруг неё крутится весь мир. Хозяйка конторы сидела за столом не из дешёвого ДСП, а из массива дерева. Вообще, в кабинете вся мебель – шкаф, стеллажи, стол, за которым сидела помощница, стол для посетителей – была дорогой. Этим хозяйка, вероятно, хотела показать, что она успешный нотариус. Для уюта на подоконнике стояли цветы в кашпо – фиалки, все в фиолетово-белых цветах и герань, тоже бурно цветущая. На окне висели гардины из тяжёлого тёмно-бардового бархата.

Е.П., Елена Павловна, приветливо улыбнувшись Виктору Викторовичу, повелительным жестом показала Марине, куда ей сесть. Помощница принесла бланк с заявлением об отказе от наследства, Марина заполнила его, нотариус поставила на нём печать и подпись.

- Ну, вот и всё, Виктор Викторович, - сказала Елена Павловна, - теперь вы единственный наследник, можете начинать собирать документы, через полгода квартира ваша по закону.
- Спасибо, что пошли мне навстречу, не отказались помочь. Теперь, как говориться, я могу спать спокойно, - сказал Марич, а Марина готова была провалиться сквозь землю, слова Виктора Викторовича унижали её. «Конечно, он прав, если считает меня мошенницей. Кто я ещё? Не нужно было соглашаться с Тимофеевной, не нужен мне её подарок», думала Марина. - Я обещал помочь с покупкой квартиры, - он вынул из внутреннего кармана пиджака лист бумаги сложенный в четыре, развернул его и отдал Марине. – Это расписка. Перепишите её, впишите свои данные паспорта. Я написал сумму два миллиона, эти деньги даю вам в долг.

О миллионе, который вчера обещал подарить, он не сказал, но это не важно, Марина не хотела связываться с Виктором Викторовичем. Она едва не лишилась работы, а ей внучку растить. Хозяйка агентства позвонила ей, пригрозила увольнением, если не вернёт квартиру. Это произошло, после того как она сама решила отказаться от наследства.

- Мне не нужны деньги, - сказала она.
- Я вас не тороплю, когда сможете.

Она была тверда в своём решение. Марина, отрицательно мотнув головой, спросила:

- Я могу идти?
- Можете, - ответил Марич.

Она поднялась со стула, ушла.

Проводить дочку с её мамой Март не смог, случились непредвиденные обстоятельства, но встретить их, он надеялся, ничего не помешает. Громы, молнии, ураганы пройдут его стороной. Поэтому, когда Кэт позвонила, сообщила время вылета самолёта, сказал, что приедет в аэропорт, встретит. Дочка ещё промолвила одну интересную вещь, которая его шокировала. Не ожидал Март такого от Мишеля, даже намёка не было, что он сходит с ума от Аллы. И пульс при упоминании её имени у него учащается. Март был рад за свою бывшую прекрасную половину, Алла заслужила счастье жить с любящим её мужчиной. Мишка неплохой парень, хотя они вместе были не прочь развлечься с девочками. Но муж из него выйдет отличный. А он пока не встретил свою идеальную любовь. Может она осталась в Камране, в той вьетнамской девушке по имени Чанг? Как она сейчас? Вероятно, замужем, имеет детей?

Рейс из Шерементьево прибывал в десять часов утра по местному владивостокскому времени. Март приехал в Кневичи за полчаса до прилёта Боинга, припарковал «Мазду» на стоянке в аэропорту. Задержки рейса не было, самолёт совершил посадку. Март позвонил дочке, она ответила, радостно прокричала:

- Папуля, мы прилетели. Ты где?
- Жду вас на стоянке в аэропорту.

Катя была счастлива, что вернулась домой, что её встречает папа. Она расцеловала его в обе щёки. В машине она села рядом с ним, болтала всю дорогу без умолка о Москве. Столица ей понравилась, но Владивосток всё равно лучше, она не хотела бы из него переезжать в другой город. Март с удовольствием слушал дочку, следил за дорогой. Алла с Мишелем сидели на заднем сиденье, им там вдвоём было хорошо. Когда они подъехали к дому, Март рассказал, кто сбил Катю.

- Мужик испугался, сбежал, потом пришёл с повинной в полицию, - сказал он.

Март выгрузил сумки, чемоданы из багажника, попрощался и уехал. Занести их в дом есть кому, Мишель справится с этой обязанностью.



korniko   16 января в 5:50   506 0 0  


Рейтинг: +1


Вставить в блог | Отправить ссылку другу
BB-код для вставки:
BB-код используется на форумах
HTML-код для вставки:
HTML код используется в блогах, например LiveJournal

Как это будет выглядеть?

В лабиринте огнедышащей love. Глава 17
отношения, семья, брак

Нельсон всю ночь скулил, больная лапа не давала ему уснуть и с этим надо срочно что-то делать. Нельзя заставлять собаку страдать. Жанна задумалась, как выгулять француза. Она всегда возмущалась, когда собаки гадили возле дома, но сейчас у неё не было иного выхода, как позволить Нельсону сделать то же самое. Тащить его туда, где всегда проходил выгул, безумие. Жанна вынесла француза на улицу, опустила его на вытоптанный газон с небольшими островками самой стойкой травки возле подъезда.
Читать статью

 



Тэги: отношения, семья, брак



Статьи на эту тему:

Цветок любви - Антуриум
Ссора-реанимация отношений
Мальчик-бананан, или первая брачная ночь на дне лодки


Последние читатели:


Невидимка

Невидимка



Комментарии:

Пока нет комментариев.


Оставить свой комментарий


или войти если вы уже регистрировались.