Наши рассылки



Люди обсуждают:




Сейчас на сайте:

Руслёна

Зарегистрированных: 1
Гостей: 31


Тест

Тест В долгах как в шелках?
В долгах как в шелках?
пройти тест


Популярные тэги:



Наши рассылки:

Женские секреты: знаешь - поделись на myJulia.ru (ежедневная)

Удивительный мир Женщин на myJulia.ru (еженедельная)



Подписаться письмом





Камил. Максим (продолжение Юльки и её друзей)-3

Камил. Максим (продолжение Юльки и её друзей)-3 - Вот с тех пор и валялся в больнице, - закончил свой рассказ Камил. - Сначала долго без сознания был. Как там это... в коме, вот. Потом лечили от пули, которая застряла в кости, в ребре где-то там, кажется. Еще и воспаление заработал там. В общем, всего набралось понемножку. Вот только с месяц как выписали перед встречей с Андреем.
Юлька закрыла в ужасе лицо руками.
- Боже ж мой! Слава Богу, ты выжил и выздоровел! А что случилось с Анко и с этим, как там его...
- Как мне сказал следователь потом, когда я пришёл в себя, кто-то вызвал милицию, но кроме меня и убитого Абдулкарима никого больше не было. Анко не нашли.
Андрей присвистнул:
- Ничего себе! Так его убили? Неужели твоя Анко его грохнула? Получается, она уже двоих того... Я имею в виду сына этого Карима.
- Я толком не знаю ничего. Ко мне следователь приходил, когда я пришёл в себя. Даже караулили у меня под дверью, думали, что мне мстят за что-то, добить захотят, - Камил улыбнулся. - Следователь сказал, что всё было обставленно так, как будто был ещё кто-то. Анко не могла справиться с мужчиной... Таким, по крайней мере, как Абдулкарим. Ну, большой, крупный такой он... был. А она..
- Птичка, - улыбнулась Юля.
-Да,да! Она лёгкая, весёлая, озорная и маленькая. Боюсь, что обидел он её, - Камил чуть не плакал, - у нас с этим строго... Конечно, сейчас не так сурово, как раньше. А раньше девушки от позора сжигали себя. Ну или ещё что-то делали над собой. Даже думать не хочу об этом, - он потряс головой. - Надя забрала её, пока бобо не приехал за ней.
Юля кивнула, про Надю она помнила, а Андрей удивился:
- Кто такая Надя?
- Маллим. Учительница. Детей учила в школе. Она русская. Муж её офицер-пограничник. Пропал в горах на наркоманской тропе, а она осталась. Все её друзья уехали после распада Союза, а она сказала, что не видела его мёртвым и не верит. Всё ждала. Как бобо уговорил её, чтобы с нами тогда уехала? Она же москвичка. Уехала к родителям.
- Анко сама позвонила Наде?
- Нет, Надя позвонила. Анко ещё не выучила телефоны наизусть, - покачал головой Камил. - Мы договаривались созвониться, чтобы вместе съездить к тем старикам, что продали мне квартиру. Навестить их. Я ездил не один раз к ним. А она ей - "срочно приезжай, вызови нам скорую. Камилу плохо очень".
Надя приехала, а она её ждала внизу, но не в своей одежде, а переоделась в мальчишку. И не узнать было... Ну, сели и уехали. Надя говорит, она её не пустила наверх, посмотреть. Сказала, что туда приехали уже и скорая, и милиция. В общем, что произошло, эта партизанка и ей не сказала. А потом бобо забрал её.

- Ты, значит, лежал в больнице и никто не навещал тебя? - огорчилась Юля.
- Надя приезжала. Она узнала через справочное, где я лежу. Её потом тоже допрашивали. Ну как... опрашивали, откуда она меня знает, почему искала, где моя жена. А она сказала только, что мы жили вместе на Памире. Вместе приехали оттуда не так давно, договорились о встрече, приехала, а меня, типа, на носилках выносят. Об Анко ничего говорить не стала. Сказала только, что не видела её ни в тот день, ни потом.

- Ну у вас тут и закрученный шпионский сериал! - протянул Андрей. - Что же там потом произошло? Если не знать, где она сейчас, можно подумать, что её украли. Интересно, в розыск подали или нет?
- Вроде - да, - кивнул Камил. - Но не уверен. Даже не знаю, что и делать. Я же знаю, где она. А если приедут туда, к бобо, а она там?
- Ну ты мог и не знать, что дедушка её прячет. Играй в несознанку, - хмыкнул Андрей. - Ладно, посмотрим. А теперь давайте обсудим, что происходит у нас или, вернее, вокруг нас.
- А что происходит? - удивился Камил.

Андрей рассказал ему, что с тех пор, как они навестили Светлану Юрьевну, у них у обоих ощущение, что за ними следят. И это, как думает Юля, Максим. Он ей примерещился в больничном холле.
Камил заволновался не на шутку:
- Это очень нехороший человек! Очень! Если это так, то Юлечке грозит опасность! Надо что-то с этим делать! Я ведь тоже видел его тогда, в больнице, думал, может, обознался.
- Надо его поймать на живца, - деловито сказала Юля.
- Не понял, кто будет живцом, - недовольно сказал Андрей.
- Я, конечно. А на кого его ловить. Не на тебя же, - фыркнула всегда спокойная жена. Андрей взглянул на неё и удивился: Юля сидела с возбуждёнными, блестящими глазами, явно желая кому-то открутить голову. Такой азартной он её никогда не видел.

Разгорелся жаркий спор шёпотом. Они ещё час, наверное, спорили, толкая друг друга локтями, но потом все утомились и, так и не придя ни к какому знаменателю, легли спать. Конечно, Камил остался у них с ночёвкой.


И не только с ночёвкой, но и пожить пока. Как он сказал - "я не могу допустить, чтобы с Юлей что-то случилось". Андрей не возражал, тем более, что у него навалилось много работы. А через неделю предстояла командировка куда-то в российскую глубинку. Так что присутствие Камила его вполне устраивало. Мужчина сопровождал её всюду - в парк, в сад, на работу, с работы. Он вышагивал рядом, с силой отбрасывая палку от себя, с совершенно грозным видом. Андрей смеялся, что сам боится на улице подходить к жене. Тот смущённо улыбался, но глаза оставались грустными, он всё больше тосковал по своей ненаглядной Птичке.

Перед самым его отъездом позвонили родители. Они звонили перед этим не раз уже, но ничего толком не рассказывали, а в этот раз огорошили:
- Умерла наша Аллочка. Болела долго, но не велела тебе ничего рассказывать. Она всё надеялась выкарабкаться, но, увы... Вот, вчера похоронили.
Андрей чуть не заплакал:
- Ну нельзя же так! Что вы, как маленькие, честное слово! То она в молчанку играла, то теперь вы! Это что, заразное?
- Ну прости, Андрюша. Она не велела, мы и не говорили. В общем, за этим она нас и позвала. А то одна оставалась со своей болезнью. До последнего на ногах была. Ну, то же самое, что и у Георгия у её, рак, будь он проклят!
- Жалко, хорошая женщина моя тётушка.
- Ну, в общем, она переписала всё имущество на нас всех, то есть и на тебя тоже. Мы теперь имеем собственность за границей. Вот такие пироги.
- Ничего себе! Это вам не фунт изюму! - воскликнул Андрей. - Юля, слышишь, тётя Алла переписала всё своё на нас, -
крикнул он жене на кухню.
- Ну здорово! А где это?
- Ну, в Казахстане. Где сейчас мои живут.
- Понятно. В отпуск поедем туда.
- Да, да! Приезжайте! Здесь здорово! Особенно летом. Да и весной тоже. Будем вас ждать.
Они чего-то там пошушукались в трубке, о чём-то поспорили, а потом выдали:
- Ну, не знаем, Андрюша, как вам сказать... У нас тут ребёнок появился.
Андрей подзавис:
- Что? Какой ребёнок?
- Ну, какой... Большенький уже. Мы тут как-то поехали развлекаться в Алма-Ату. Аллочка нас буквально выгнала! Красивый город, не передать! Кругом горы, горы!
- Мама, время, время! Мы уже долго говорим, суть скажи.
- Ну суть в том, что мы взяли девочку под опеку. Мы её нашли на скамейке. Она такая, азиатистая, глазки косенькие, скулки торчат, но такая хорошенькая, не передать!
- Андрюха, поздравляю, у тебя теперь есть сестрёнка! - крикнул в трубку отец.
- Ну вы меня и озадачили! Без бутылки тут и не разобраться. Как зовут-то её?
- Ей пять лет и зовут Галочка. Ну Гульчатай там какая-то по документам. Но мы Галочкой зовём.
На этом их прервали.

Андрей, совершенно обалдевший, пришёл на кухню, где Юля готовила ужин.
- Ююююль, - протянул он, - у меня теперь есть сестрёнка.
Юлька засмеялась, вытерла руки о полотенце и поцеловала мужа.
- Только не говори мне, что они её родили сами.
- Нет, конечно, они её взяли под опеку. Нашли в Алма-Ате на скамейке. И не спрашивай больше ничего, ибо и сам ничего больше не знаю! - поднял он руки. - Не успели поговорить, нас прервали.
- Ну да, как всегда, на самом интересном месте, - засмеялась Юля. - Зови Игоряшу, будем ужинать.

После ужина Андрей стал шептать мывшей посуду Юле:
- Может, своего уже сварганим, а? Бросай эти тарелки, пошли, - он потянул её с кухни.
Юля засмеялась.
- А и правда, тарелки какие-то, пусть тараканы ползают. Они же тоже есть хотят.
Андрей тут же ухватил часть тарелок и уволок в ванную. Юля домыла свои и пошла сказать об этом мужу. Она стояла сзади и с улыбкой смотрела на этого труженика-посудомойщика. Как ей повезло! Не муж - золото! Подошла и провела пальцем по спине. Потом залезла рукой под футболку. Андрей обернулся.
- Ну...
- Ты прав, а ну её, эту посуду...

Уже совсем ночью они разговорились по поводу нового члена семьи.
- Галя! Как хорошо они назвали её! Мама Галя такая хорошая, что, думаю, это будто в честь неё назвали так, - прошептала Юля.
- Ну мне-то всё равно, как кого назовут. Вот только, если у нас дочка родится, то её только Юлечкой назовём!
- Нееет, Юли нам хватит одной, я предлагаю Иринкой.
Андрей повернулся к ней лицом.
- Думаешь?
- Конечно! Мы воспитываем её сына, как-то же она должна в нашей семье присутствовать. Пусть хоть в имени дочери, что ли. Я вот не знаю, будем говорить Игорю про маму или нет. Она же была хорошей мамой, любила его, не какая-то там пьянчужка.
- Не знаю даже, - задумчиво ответил Андрей,- я думал об этом, надо бы съездить в её этот город, где она жила. Вдруг там её родные остались какие-то. Ну что мужу она была до лампочки, мы поняли. Но и говорить ему не считаю нужным. Ещё предъявит права какие-то там на сына.
- Ага, сейчас, разбежались! - рассердилась Юля. - Даже не говори мне про такое! Откуда Ира, из какого города?
- С Костромской области. Я всё списал с её паспорта. И, кстати, у неё не было там мужа в семейной графе! Значит, и отчитываться нам не перед кем! - Он поцеловал жену и они, наконец, улеглись.

Через неделю Андрея отправляли в командировку. В Кострому.
Остававшимся дома были даны инструкции - как себя вести, куда ходить, куда не ходить, что делать в случае... и так далее. Юля отвечала, кивала, целовала, складывала в карманы мужу платки, а Игорёк дал папе машинку, на память и чтобы быстрее "пиехал". Он начал уже сносно говорить и поэтому рот у него не закрывался. Наконец, Андрей, расцеловав своих любимых, уехал. Целую неделю без мужа! Они не расставались со дня свадьбы ещё ни разу так на долго.

В следующее воскресение Камил куда-то звонил с утра, долго разговаривал, спорил, даже ругался тихонечко, но, видимо, тот,
с кем он говорил, был убедительнее. Положив трубку, с виноватым видом сказал:
- Мне срочно надо, по делу. Вы в парк идёте сегодня?
- Да, конечно, целый день дома ни я, ни Игорёк, не выдержим.
- Как всегда, после обеда?
- Да, и я возьму коляску, пусть поспит на улице.
Камил облегчённо вздохнул:
- Успею к вам. Может, дома посидите?
Юля только отмахнулась. В парке такая красота! Как будто по лесу бродишь. А с утра ещё снежок выпал. Совсем хорошо! Камил вздохнул тяжко и уехал.
Накормив сына обедом, она быстро собрала его на улицу, прихватив коляску с откидной спинкой. На улице усадила малыша в его личный транспорт, укутала ножки фланелевым голубеньким одеяльцем с оранжевыми мишками и они отправились в парк. Снежок тихо падал небольшими хлопьями, Игорёк ловил их на варежки и подносил к глазам, рассматривая поближе.
- Мама, сати, они касивые!
Юля смотрела, восхищалась и они ехали дальше. Не успели приехать в парк, как сынок захотел побегать с лопаткой. А что ещё делать, когда "стооока сега етить?"
-Игорёк, а спать кто будет? - строго спросила Юля.
- Цють-цють, мам! - он так жалобно смотрел, что Юля разрешила:
- Ладно, совсем немножко!
Было не очень холодно, но ветер пробирал и Юля приплясывала с двумя другими мамочками, Светой и Валей, которые так же привезли своих чад "поспать". Один, и правда, спал, но ему было всего десять месяцев, а трёхлетняя Жанна и двухлетний Игорёк нипочём не хотели укладываться. Они убегали со смехом от мам, а те делали вид, что никак догнать не могут. Наконец, Юля решила, что его "цють-цють" закончились и решительно уложила Игоря в коляску, накрыв одеялком. Не успела она спеть ему пару песенок, как сынишка уже посапывал тихонечко, а глазки, отяжелев, наконец, закрылись.

Юля прохаживалась по аллейкам, заворачивая то в одну сторону, то в другую. Заблудиться она не боялась, так как уже знала парк вдоль и поперёк. Стало смеркаться. Как-никак декабрь... Она вспомнила о Камиле. Вот бегает, наверное, по всему парку, разыскивает её! Девушка решительно повернула к детской площадке. Навстречу прошли старички, рука об руку. Так мило. По соседней аллее бегали спортсмены: дядька в спортивном, лыжном костюме и молодые парень с девушкой. Пару раз они обгоняли и Юлю. Поскольку бегали не наперегонки, то умудрялись ещё и разговаривать. Она слышала, как они смеялись, что-то рассказывая друг другу.

Чтобы сократить путь и добраться побыстрее, Юля свернула с дорожки и повезла коляску по траве, присыпанной уже обильно снегом. Услышав позади какой-то шум, обернулась, но всё, что увидела, это чёрную куртку и руку, которая, захватив её за лицо, потащила куда-то в сторону. Она не могла крикнуть, так как рот был зажат, а руками продолжала держаться за коляску и тащить её за собой. Неизвестный оторвал коляску от девушки и отпихнул ногой. Та покатилась и, неловко накренившись, пробалансировала какое-то время на двух колёсах, но кое-как встала на место. Юля в это время пыталась оторвать от себя руку мужчины, даже укусить пробовала, но безрезультатно. Вот тебе и "на живца", мелькнула мысль. Что делать? Она умудрилась успокоиться, пока он тащил её куда-то в сторону, вернее, собраться с мыслями. Неожиданно, скорее всего, и для мужчины, они куда-то полетели кубарем и он отпустил Юлю. Свалились в овраг. Юля попыталась быстро вскочить, но не успела. Тот, как тигр, прыгнул на неё и подмял под себя.

Конечно, Юля догадалась, что это Максим. Кому ещё быть, как не ему, а когда увидела его глаза (лицо было замотано шарфом), то окончательно убедилась в этом. Максим рвал с неё шубу, она никак не поддавалась, петли были слишком маленькие или пуговицы большие, но получалось не очень. Шарф съехал и мешал ему снизу, болтаясь между их лицами. Он злился, рвал "с мясом", что называется, а она, глядя на его потуги, начала смеяться.
- Ты лета не мог дождаться?
- Замолчи, замолчи! Ничего не говори! Я мечтал о встрече с тобой давно, а тут... Наконец, одна, без своих "нянек"! Я не мог, не мог... да чёрт, я сейчас... - и он полез в карман,одной рукой придерживая её, а другой шаря в куртке.
Юля тем временем рукой искала хоть что-то подходящее на земле. Не может быть, чтобы ничего не валялось тут. Это же лес! Наконец, наткнулась на камень. Не очень и маленький, но в руке кое-как умещался. Максим тоже нашёл то, что искал в кармане и вытащил перочинный ножик:
- Я сейчас, сейчас... - и стал отпиливать пуговицы от шубы. Юля устала и смеяться, и бороться. Она просто размахнулась и саданула по его голове камнем. Ну как саданула... Не очень и попала. Она это увидела, но не поняла его дальнейшую реакцию. Максим как-то странно хекнул и, закатив глаза, повалился на неё. Девушка едва успела отвернуть голову, чтобы хоть не на лицо. И тут увидела молодых спортсменов. Парень стаскивал деловито с неё Максима, заламывая ему руки, а девушка сказала:
- Давайте, помогу.
Юлька подскочила и бросилась бежать наверх.
- Куда вы?
- Там Игорёк, он же один остался!
- С ним всё в порядке, не волнуйтесь. Мы из милиции, - девушка протянула удостоверение.
- Да? Так это спланировано было? А... поняла. Да. Но что, предупредить нельзя было?
- Девушка, разрешите вам выразить наше восхищение! Вы очень смелая. Другая бы в обмороке давно валялась, а вы ещё и каменюку нашли, смеялись над ним. Надо же.
- Может, я от нервов смеялась, - буркнула Юля. Она уже вылезла из оврага и искала коляску. Увидев её под деревом, бросилась к ней. Слава Богу, Игорёк спал сном младенца, тихонько посапывая. Рядом стоял пожилой "спортсмен". Увидев сына, Юля, наконец, расплакалась. Их отвезли домой. Наташа, так звали сотрудницу милиции, осталась с ней. Камил приехал чуть позже, он оббегал весь парк в поиске Юли с ребёнком, наткнулся на милицию и всё узнал от них.
- Вот я ишак! Как я мог так задержаться! Но я уверен был, что вы на месте, на детской площадке! - сетовал он, то и дело ударяя себя по голове.
- Успокойся, ты так себе сотрясение мозга сделаешь, - остановила его Юля, - давай твоего вина выпьем "по цють-цють" и все успокоимся.
Он подскочил и побежал на кухню за вином. Они выпили по бокальчику и хоть немножко, но пришли в себя.
- Слушай, Камил, так ты не знал ничего? - спросила она мужчину.
- Нет, конечно, клянусь своим дедушкой! Мне никто не говорил.

Они повернулись к Наташе.
- А я что? Я и понятия не имела, на кого он нападёт. Тут было несколько инцидентов с изнасилованием. Мы и следили за одинокими девушками. На вас и подумать не могли. Потому что видели вас не один раз в обществе мужчин, да и с ребёнком. Вы знакомы с ним?
Юля закатила глаза. Вино разлилось по венам и щёки загорелись румянцем.
- Да. Знакомы. Я у его матери снимала комнату год назад. Он уже тогда не ровно дышал и вытворял Бог знает что! Еле ноги унесла. Хорошо, земляков встретила и к ним переехала.
Мы о нём ничего и не знали до недавнего времени.
Юля рассказала, как ходили в больницу к Светлане Юрьевне и, видимо, он там их увидел так же, как и она - в холле. Ну и последние события показали, что так оно и было.
- А что за истории с девушками? Думаете, это его ... эээ... рук дело?
- Экспертиза покажет, - ответила Наташа. - Мы, как могли, постарались скрыть информацию от населения. Иначе вспугнули бы, - развела она руками.

Через пару дней Юлю вызвали в милицию. Её с двумя девушками пригласили на опознание. Юля очень волновалась, до трясучки почему-то. Даже после того, что случилось в парке, она так не волновалась.
Их заводили по одной в соседнее помещение. Первой зашла Юля.
Она сразу увидела Максима. Ему здорово, всё же, досталось от неё - вся левая часть лица была симпатичного фиолетового цвета, видно, что синяк был приличный.
- Можете показать на того, кто на вас нападал?
- Да, вот он, - показала она на Максима. Он дёрнулся было, но промолчал, глядя на неё горящими глазами. Ух, обжечься можно было о них! Юля постаралась побыстрее ответить на дополнительные вопросы и быстро выскочила оттуда.
Зашла вторая девушка. Сначала было тихо, но потом она завизжала и что там дальше было, трудно сказать, но через минуту её вывели оттуда двое милиционеров под руки и усадили на стул у стены.
- Воды принесите! - крикнул один из них кому-то в глубине коридора. Повернулся к третьей девушке и вздохнул:
- Пойдёмте, что ли.
Она перекрестилась и пошла. Повторилось то же самое. Там явно шла бойня. Что-то грохнулось, кто-то орал: "да отцепите вы её, она его придушит!" и тишина. Её буквально вынесли.
- Ух и девушки попались темпераментные, - буркнул один из милиционеров. Катя пила воду, держа стакан трясущими руками, а Олесе вызвали скорую и увезли с сердечным приступом. Юля присела с Катей и обняла её за плечи. Она увидела то, что, в принципе, сразу бросалось в глаза - все они были похожи друг на дружку с мелкими нюансами. Ну там рост, полнота, причёски... Катя, прислонившись к её плечу, расплакалась. Потом за ней пришла мама и увела домой. А Юлю, как самую стойкую, повели ещё на один опрос.
Она снова рассказала, как познакомилась, когда, в каких были отношениях с преступником. Следователь, только головой качал.
- Вам ещё повезло, - сказал он. - Одну он пырнул ножом (Юля вспомнила его перочинный ножик и содрогнулась), другую зачем-то бил головой о пенёк, сильнейшее сотрясение мозга было с кровоизлиянием, кажется. Что характерно, все вы на одно лицо, практически.
Юля сидела, закусив губу. Она чувствовала себя виноватой в судьбах девушек. Хотелось разреветься прямо там, но она держалась. Наконец, её отпустили. Она вышла из кабинета и прислонилась к стене. В коридоре было жарко, но её трясло, как от озноба. Кто-то пробежал по коридору и схватил её в охапку. Она вздрогнула, подняла глаза и увидела Петра. Он ухватил её чуть не на руки и потащил на выход.
- Ничё, ничё, всё будет хорошо... - бормотал он. - И чё я не задавил его в тот раз, подлюку этакую...
Усадил Юлю в машину и увёз к себе домой. Там были все - и Камил, и Игорёк, который уже спал сладким сном.
Мама Галя кинулась к ней, помогая раздеться, и растирала ей холодные руки. Она всё причитала, что "донечку зовсим замучили, шоб им пусто усим було".
- Моя ж ты кралечка, холодна,як лид. Нина, та нэсы ж таз з гарячою водою!
Кое-как девушку привели в чувство. Но ночь была очень смурная. Она видела во сне несчастных девчат, они бегали по лесу, смеялись и прятались. Потом стали исчезать, то одна, то другая... Юля вскакивала и кричала:
- Их надо найти, они здесь, за деревом!
Кроме Игоря, не спал в эту ночь толком никто.
Правда, Петро Нину не пускал к ней, как она ни рвалась.
- Сиди уже, успеешь, завтра набегаешься с ней. Спи. - И кое как её угомонил.

Наутро Юля проснулась очень поздно. Камил с Игорем вышел во двор погулять, "чтобы мама могла поспать, а то она устала на работе." Малыш ходил и одевался на цыпочках, смешно тыча указательным пальчиком себе в ротик и говоря при этом:
- Ссс... Сссс... Мама спит...
Она слонялась по квартире, натыкаясь на мебель, и вдруг задумалась. Боже ж мой! Что же должна была испытывать Нина! А она сейчас и смеётся, и живёт нормально, не хныча и не вспоминая ничего из того, что было ТАМ! "А я тут хожу, как дурочка. Что случилось? Ну завалил в снег, так ничего же и не было". И тут же вспомнила Катю и Олесю. Кто-то ещё был... Им вот не повезло. А ей-то повезло! Эта мысль дала ей толчок к восстановлению и не дала свихнуться.
Андрею на всякий случай оставили записку, где его любимые, если он приедет и не найдёт никого дома. Так и получилось. Мама Галя не хотела отпускать Юлю в пустую квартиру. Камил, всё же, уехал. На семейном совете решили, что Юля поживёт у них до приезда мужа. И он решился уехать домой, на Памир.



Руслёна   23 октября в 10:17   100 1 18  


Рейтинг: +10







Последние читатели:




Комментарии:

наталия_ласточка # 23 октября в 11:28   +4  
Да.. Людок, вот так нельзя интриговать, сижу, читаю, а у меня свекла для винегрета варится.. чуть не прозевала, а ещё и датский хлеб на подходе.... Молодец!!!
Руслёна # 23 октября в 12:51   +3  
Спасибо за такую оценку))
Skarlet # 23 октября в 12:26   +4  
фух, наконец-то поймали этого гада, уже хорошо!
Руслёна # 23 октября в 12:52   +3  
Да уж, сколько ни бегал, а в" тупике" оказался.))
takatusya # 23 октября в 12:44   +3  
Жаль не накостыляли Максу по полной. И как только таких самовлюблённых уродов земля носит? Мать его только очень жалко.
Руслёна # 23 октября в 12:52   +3  
мать жалко, да.(((Спасибо, что заглянула!
Елена Агата # 23 октября в 19:42   +2  
takatusya пишет:
Жаль, не накостыляли Максу по полной
Хотя вообще-то давно пора...
Елена Агата # 23 октября в 20:25   +2  
takatusya пишет:
Мать его только очень жалко.

Ну. да, но она хоть живая! Или я что-то неправильно поняла?
Руслёна # 23 октября в 20:58   +2  
))) пока всё верно. Но жалеть женщину, у которой сын такой уродился- это естественно.
Елена Агата # 23 октября в 19:22   +2  
Руслёна пишет:
явно желая кому-то открутить голову.

Так и давно пора. И думаю, что ты знаешь, кому именно...
Елена Агата # 23 октября в 19:27   +2  
Руслёна пишет:
складывала в карманы мужу платки
Ох, а ведь этого категорически нельзя делать. Примета плохая... Может, заменишь на что-нибудь?
Руслёна # 23 октября в 20:08   0  
Я в приметы не верю. Думаю, что и Юля тоже)))
Елена Агата # 23 октября в 19:31   +2  
Руслёна пишет:
трёхлетняя Жанна и двухлетний Игорёк нипочём не хотели укладываться

Ну, тут такое дело, что и некоторые трёхмесячные днём спать не хотят , а ты говоришь - двух-трехлетние!
Руслёна # 23 октября в 20:08   +1  
Ох уж эти детки)))
Елена Агата # 23 октября в 19:34   +2  
Руслёна пишет:
Вот я ишак!
Напоминает слегка: "Шакал я паршивый!" , помнишь?
Руслёна # 23 октября в 20:08   +1  
Ага, было дело)))
Solaria # 24 октября в 9:49   +1  
Этот Максим ещё и маньяком оказался! Хорошо, что его наконец поймали ))
Руслёна # 24 октября в 11:13   +2  
Очень даже))


Оставить свой комментарий


или войти если вы уже регистрировались.