Регистрация!
Регистрация на myJulia.ru даст вам множество преимуществ.


Рубрики статей:









Наши рассылки



Люди обсуждают:




Сейчас на сайте:

Гостей: 48


Тест

Тест Ответственная ли ты?
Ответственная ли ты?
пройти тест


Популярные тэги:



Наши рассылки:

Женские секреты: знаешь - поделись на myJulia.ru (ежедневная)

Удивительный мир Женщин на myJulia.ru (еженедельная)



Подписаться письмом





Гессе или Нет ничего нового под солнцем

Стащила из Фейсбука у Сергея Семенова.
В комментариях Гессе обозвали пустословом, в какой-то степени я согласна с комментаторами. Особенно если смотреть на информацию с точки зрения "полезно/ не полезно / бесполезно". Хотя, наверно, если зацепило, то чем-то, да полезно.
Но словоплетение Гессе для меня - эстетическое удовольствие. А наблюдения в приведенном отрывке наводит на простую мысль, высказанную еще Екклесиастом "Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем".
Любопытно было провести параллель с темой взрослых игрушек в недавнем обсуждении здесь.
Написано все это про кого-то и "немножко про меня" (с) М.Щербаков.
Разбивка на абзацы моя, чтобы многабукофф не сливались.

=====================
Хотя Гессе и зануда, но начало "Игры в бисер" меня восхищает уже сорок лет. Вы наверняка (или наверное) его читали, но не грех прочесть еще раз и соотнести с сегодняшним временем. Отрывок длинный, но стоит времени, затраченного на прочтение. Итак, слово писателю:

"Однозначной дефиниции того продукта, по которому мы именуем всю эпоху, то есть "фельетона", мы, откровенно говоря, дать не в состоянии. Создается впечатление, что "фельетоны", как особо популярный вид публикаций в ежедневных газетах, изготовлялись миллионами и являли собой основную духовную пищу жаждущей образования публики, что они трактовали, пли, лучше сказать, "болтали" о всевозможных предметах знаний и, как нам кажется, умнейшие из фельетонистов сами потешались над своей работой. Цигенхальс, например, признается, что в своих исследованиях наталкивался на такие труды, которые следует рассматривать как издевку автора над собой, в противном случае они вообще по поддаются толкованию.

Мы действительно склонны допустить мысль, что к этим изготовленным в массовом порядке статьям примешана большая доза иронии и самоиронии, для понимания которых еще предстоит подобрать ключ. Производители подобной мишуры частью состояли в редакциях газет, частью были свободными художниками, порой их именовали даже поэтами: предположительно, многие из них принадлежали к ученому сословию, нередко это были профессора высших учебных заведений со славным именем. Излюбленный материал подобных статей составляли анекдоты из жизни и переписки знаменитых людей обоего пола, и возможны были такие заголовки: "Фридрих Ницше и дамские моды в семидесятые годы девятнадцатого столетия", "Любимые блюда композитора Россини" или "Роль комнатных собачек в жизни знаменитых куртизанок" и т.д. и т.п. Большой любовью пользовались также псевдоисторические опусы на актуальные темы светских бесед, например: "Мечта об искусственном изготовлении золота и видоизменения ее в ходе веков" или "Попытки химико-физического воздействия на погоду" и т.п. Просматривая приводимые Цигенхальсом заголовки таких разглагольствований, мы дивимся не столько тому, что находились люди, ежедневно глотавшие подобное чтиво, сколько тому, что авторы с именем, влиянием и недюжинным образованием помогали, как это тогда называлось, "обслуживать" неимоверный спрос на занимательный вздор; термин этот обозначал, между прочим, и тогдашнее отношение человека к машине.

В некоторые периоды фельетонисты увлекались всевозможными интервью с известными людьми на злободневные темы, чему Цигенхальс посвящает отдельную главу. Знаменитого химика или пианиста спрашивали, например, каково его мнение о тех или иных политических событиях; популярным актерам, балеринам, спортсменам, летчикам, а то и поэтам задавали вопрос о преимуществах и недостатках холостого образа жизни, о причинах финансовых кризисов и т.п. Единственно важным при этом полагалось сочетание громкого имени с актуальной темой: у Цигенхальса мы находим разительные тому примеры, он приводит их сотни. Как уже отмечалось, к подобным стараниям, вероятно, примешивалась добрая доля иронии, то была демоническая ирония, ирония отчаяния, нам трудно понять все это; что же касается множества непосвященных, которые в те времена были на редкость привержены к чтению, то они все принимали за чистую монету.

Если какая-нибудь знаменитая картина меняла владельца, если с молотка продавалась ценная рукопись, если сгорал старинный замок или отпрыск знатного рода оказывался замешанным в скандальной истории, во многих тысячах фельетонов читателю не только сообщались эти факты, но в этот же день или назавтра ему преподносили уйму анекдотического, исторического, психологического, эротического и прочего материала на эту тему, каждое злободневное происшествие вызывало к жизни поток всевозможной писанины, причем манера преподнесения этих материалов всецело несла печать наспех и безответственно изготовленного массового товара.

Далее, нам представляется, что к сфере фельетонизма следует причислить и некоторые игры, к которым приглашались и без того перенасыщенные познавательным материалом читатели, о чем свидетельствует пространный экскурс Цигенхальса об удивительном феномене -- "кроссвордах". Многие тысячи тяжело трудившихся и нелегко живших в ту пору людей в часы досуга, оказывается, сидели, склонившись над квадратами и крестами, и заполняли их, соответственно правилам игры, определенными буквами. Поостережемся, однако, смотреть на это как на смехотворную и сумасбродную затею, воздержимся и от насмешек.

Людей, игравших в эти детские игры-загадки, читавших эти фельетоны, ни в коем случае нельзя назвать наивными детьми или охочими до всяких забав феакийцами, отнюдь нет. Они жили в вечном страхе среди политических, экономических и моральных потрясений, вокруг них все кипело, они вынесли несколько чудовищных войн, в том числе и гражданских, и игры их никоим образом не были веселым, бессмысленным ребячеством, но отвечали глубокой потребности: закрыть глаза, убежать от нерешенных проблем и ужасающих предчувствий гибели в возможно более безобидный мир видимости. Они прилежно учились управлять автомобилем, играть в замысловатые карточные игры и мечтательно отдавались разгадке кроссвордов, ибо перед лицом смерти, страха, боли, голода они были почти вовсе беспомощны, церковь не дарила им утешение и дух -- советов. Люди, читавшие столько фельетонов, слушавшие столько докладов, не изыскивали времени и сил для того, чтобы преодолеть страх, побороть боязнь смерти, они жили судорожно, они не верили в будущее.

Читались тогда и публичные лекции, мы обязаны коротко остановиться и на этой несколько более благородной разновидности фельетонизма. Как специалисты, так и интеллектуальные проходимцы всех мастей предлагали бюргерам тех времен, по-прежнему приверженным к потерявшему свой былой смысл понятию "образование", помимо статей, еще и бесчисленные публичные лекции: не только в виде отдельных речей по случаю того или иного торжества, а в массовом порядке, наперебой конкурируя друг с другом.

В городе средних размеров каждый бюргер или его супруга имели тогда возможность раз в неделю прослушать какой-нибудь доклад, в крупных же городах такая возможность выпадала чуть ли не ежедневно; докладчики распространялись перед слушателями о какой-нибудь теории, разглагольствовали о художественных произведениях, поэтах, ученых, исследователях, кругосветных путешествиях, и присутствующие оставались при этом совершенно пассивными, в то время как предполагалось, что они имеют какое-то отношение к содержанию докладываемого или, по крайней мере, знакомы с темой, готовы к восприятию ее, хотя в большинстве случаев это было не так.

Читались тогда занимательные, темпераментные или остроумные лекции, например о Гете, -- как она голубом фраке выскакивал из дилижанса и соблазнял страсбургских или вецларских девиц; или лекции об арабской культуре, в которых ряд модных интеллектуальных словечек перемешивался наподобие игральных костей, и всякий был беспредельно рад, узнав хотя бы одно из них. Люди ходили на лекции о поэтах, произведения которых они никогда не читали, да и не собирались читать, смотрели при этом диапозитивы и так же, как при чтении фельетонов, продирались через груды лишенных всякого смысла обрывков знаний и научных ценностей. Короче говоря, человечество находилось тогда на пороге чудовищного обесценивания слова".



TerrQua   19 апреля в 11:39   93 0 9  


Рейтинг: +2


Отправить ссылку другу




Последние читатели:


Невидимка

Невидимка

Невидимка

Невидимка



Комментарии:

iliza # 19 апреля в 12:23   +1  
Читали с мужем давно и не только "Игра в бисер", но и "Степной волк", эти книги у нас есть, но больше к ним не возвращались. Не скажу что неинтересно, а что действительно нет ничего нового под солнцем. Философские рассуждения автора тоже должны найти своего почитателя.
TerrQua # 19 апреля в 12:38   +1  
У меня он тоже сейчас задвинут на полку. Я понимаю, что меня в этом отрывке заинтересовало. Это определенная макрофотография людей тех времен. Одна из. Еще один штрих, художественный, субъективный, обобщающий, но штрих. Похоже на наше время. Только от той точки можно увидеть, что последовало, какие события произошли. Ведь Гессе писал о Германии.
iliza # 19 апреля в 12:42   +1  
Что в жизни изменилось? Только внешний антураж, в суть человека всё та же.
Понятное дело, что все люди разные и каждый проживает свою жизнь как он её
планирует или не планирует, но сам. А те, кого ведут за руку, они не живут, а проходят по чужим тропам.
К чему это я, а к тому, что Германия это или любая какая страна, все те же вектора развития приводят к тому же самому результату.
Можно не соглашаться, но я это мои выводы.
Sovush-ka # 20 апреля в 10:26   +2  
Согласна.
iliza # 20 апреля в 11:13   +1  
Sovush-ka пишет:
Согласна.
Оленька, стесняюсь спросить: с кем?
Sovush-ka # 20 апреля в 12:58   +2  
С тобой. Я тоже читала "по юности", а сейчас как-то не тянет-не греет..."Вумная" что ли стала чересчур?
iliza # 20 апреля в 13:46   +1  
Sovush-ka пишет:
"Вумная" что ли стала чересчур?
Неее, просто переросли этот период: мы просто набрались своего жизненного опыта, который в корне отличный от опыта автора. У каждого свой путь. Я столько всего перечитала, очень многих авторов, в том числе и об оккультистах. Было интересно узнать что это за люди, какое у них мышление. А в большинстве своём они маскируются, притягивают такое несусветное, да вот хотя бы взять "Битва экстрасенсов", из -за которой на меня муж ворчал. А я как - то попала на не знаю какой момент, когда в группе оставалось человек пять всего что ли. Так там лидировали две женщины Татьяна Ларина и Джулия Ванг. Вот что представляла из себя Джулия? Изменила имя и фамилию, у неё ТРИ биографии, хотя никто ведь не просил напускать столько тумана Разве она не знала, что ещё живы люди: её сверстники, соседи которые её знали. Так нет же, даже её мать сказала, что она дочь родила от инопланетянина... И что в неё от инопланетянке во внешности? Надутые губы уточкой, как у Зверева?
Sovush-ka # 20 апреля в 16:43   +1  
А народ "фанатеет"
iliza # 20 апреля в 17:43   0  
Я уже для себя сделала однозначный вывод, классический, ничего не придумала: каждому своё по мере его восприятия и уровня знаний.


Оставить свой комментарий


или войти если вы уже регистрировались.