Наши рассылки



Люди обсуждают:




Сейчас на сайте:

Гостей: 32


Тест

Тест Ревнивица ли ты?
Ревнивица ли ты?
пройти тест


Популярные тэги:



Наши рассылки:

Женские секреты: знаешь - поделись на myJulia.ru (ежедневная)

Удивительный мир Женщин на myJulia.ru (еженедельная)



Подписаться письмом





Страна сказок 360-361

Александр
Барсуков

Страна
сказок-360

("Письма в никуда"-360)

2013

ПИСЬМО В НИКУДА-3590,3-3590,5
29 апреля 2013 года. Новый Изм. (Изменение.)! Все прошлые Правила отменяются. Теперь: "Каждую мысль проговаривать про себя по многу раз!" Поэтому я как бы постоянно придумываю Новое Правило, то есть, постоянно нахожусь в консенсусе, а Правилом может быть любая мысль вообще. Чужие слова (Григория), задумки на будущее (кого убить, кого трахнуть), всё это теперь Новые Правила! Задача облегчается тем, что можно просто повторить их много раз, и они станут Правилами, ничего выдумывать не надо. То есть, постоянно придумывать таким образом Правила, повторять про себя всё, что взбредёт в голову. Вечный Кайф! Консенсус. Потому что что такое Правила, я знаю. Повторение. К.

ПИСЬМО В НИКУДА-3590,5-3593,1
30 апреля 2013 года. Сказка про детство, про Кратово и про тёщу якудзы. Дело в том, что Чеки Джану надоело, что у него постоянно якудзы крадут то девушку, то тёщу, то мачеху, то бабушку. И он решил сам украсть у них тёщу! И украл. Но эта тёща оказалась такой уродливой на вид и к тому же такой любвеобильной, что моментально втюрилась в Чеки Джана и воспылала к нему безответной страстью, так как Чеки был не извращенец и не любил уродин. И вот послал он её на луг пастись. И тут как раз из земли выполз слепой как крот Крот! И тёща, звать её Марфоза, нечаянно наступила на Крота! И не извинилась. И тогда злобный Крот заколдовал её и всех местных коров (так как был слеп и не разобрался, кто есть ху, кто виновен, а кто нет) с тем, чтобы они все стали микроскопическими! И вот начинаются их лиллипутские приключения, полные опасностей! "Никогда больше не полюблю этого придурка Чеки Джана!" - думает Марфоза, как натыкается на огромную лапу динозавра! И коровы орут в ужасе: "Маманя!!" Но это была всего лишь лапа воробья. Тут с лианы спустился Красный Череп! "Череп! Лысый Череп! Ты такой милый! Оставишь номерочек? Мейби ай колл ю! (Может, позвоню!)" - сказала Марфоза. Но Череп этот был мордой микроба Никодима! Микроб сказал: "Уф! Свежее мясо! Папаша хочет мяса! Мозги! Мозги!" Потому что обожал человеческие мозги! Хотя до этого в таких микроскопических размерах не встречал их. "Возьми коровьи!" - сказала Марфоза. Бедные коровы от страха наложили на почву и пели: "Хорошо быть коровою, хорошо собакою - где хочу покакаю!" "Потому что здесь - Турция!" - сказал Никодим. "Какая такая Турция? Здесь Рассея! Кратово! Я люблю Кратово, и я люблю Рассею!" - сказала Марфоза. "Да?" - удивился Никодим и почесал красный лысый затылок. - "А я всегда думал, что Турция! Но так или иначе, а я вас щас сожру!" И он растопырил красные ложноножки и пошёл на Марфозу и коров! Это был страшный момент! Марфоза выхватила прокладки на каждую ночь "Оллнайт" и бросила их в морду микроба! Микроб подавился, сказал: "Черезчур воняют! Хреново мне!" и откинул копыта! Это была настоящая Победа! Марфоза принялась обниматься и целоваться с коровами, как вдруг сверху спустились два огромных фасеточных глаза Циклопа! Это была стрекоза! Она сказала: "Чую! Человечьим духом пахнет! Ненавижу человеков! Особенно маленьких, которые насаживают меня на крючок и ловят синявок в пруду! Сейчас я с вами расчитаюсь!" "Но, мэм!" - сказала Марфоза. - "Я никогда не ловила на вас! И вообще не ловила! Я ловила только больших человеков на Раменском шоссе на голые ножки в туфельках, так как была проституткой! Пока таким образом не поймала дибильного якудзу, который ехал пьяный за рулём и трахнул меня на спор на 6 банок пива! Потом он трахнул и мою дочь Несмеяну на 5 банок, потом мою кошку, мою собаку и чуть не трахнул мою мать, но у него не пролезло, так как в матери были прокладки "Оллнайт"! Таким образом, ему пришлось жениться на Несмеяне, а я стала его тёщей. Интересно, что во время своих секс-приключений он воображал, что он - отважный лётчик-полярник и развозит белых медведей из торосов, где они замерзали, а Африку. И ему казалось, когда он трахал всех кошек и мам, что это он так развозит очередного медведя! Когда же он протрезвел, то сказал: "Мама дорогая! Я же девственник! И вообще "голубой" имбицил! Мне женщины и коты нафиг не сдались!" Но было уже поздно! Мы его захомутали, потому что он был единственным неженатым мужчинкой в окружности 100 километров! Несмотря, что гей. И скоро родился даун Мафусаил, первенец якудзы и Несмеяны. Как я уже сказала, это был даун, так как семя совершенно дурное, испорченное женскими гормонами эстрогенами, так как якудза хотел сменить пол и накачивался ими! Поэтому и даун! Этот даун волочил ножку, был совершенно не жизнеспособный! Он выполз из брюха матери, сказал только: "Пивка бы! Хорошо жить - хорошо! А с пивком лучше! Мама, роди меня обратно!" и тут же и издох, так как был обмотан пуповиной! Но не от этого задохнулся, а от того, что вообще был не приспособлен дышать земным воздухом, так как имел жабры и плавники! "Ихтиандрик мой!" - заплакала я! А якудза ковырял в носу и говорил: "Одним уродом меньше - бабе с воза и кобыле легче!" "Какой ты бесчувственный!" - сказала я. А наш гей сказал: "Полегче, мамо! Вот придёт страшный Чеки Джан и выкрадет вас! У меня был глюк!" Потому что у него по жизни всегда были глюки, некоторые исполнялись, некоторые нет, но теперь исполнился!" "Мне твои дурацкие воспоминания ни к чему!" - сказала стрекоза. - "Сейчас я вас насажу на крючок и заброшу в пруд!" И вот кошмарные моменты этой правдивой истории: стрекоза берёт Марфозу за шкирку и пытается насадить на крючок! И коров тоже! Марфоза чувствует ужасную боль, когда острый крючок прокалывает ей хребет! Марфоза испускает оглушительный вопль, коровы от страха забывают коровий язык и начинают блеять! Стрекоза говорит: "Сейчас-сейчас! Я поймаю синявку!" И забрасывает наживку в пруд! Марфоза чувствует, что задыхается! Она вертится на крючке и срывается с него! А коровы остаются висеть! И тут приплывает Синявка! Её огромная пасть, усаженная четырьмя рядами острых метровых зубов раскрывается, и она пожирает и коров, и крючок! А Марфоза падает на дно пруда! Но почему-то продолжает себя контролировать и старается выглядеть достойно и не упасть в грязь лицом! Всё дело в том, что придурковатый Крот заодно наколдовал с микроскопичностью им всем возможность дышать под водой зачем-то! Сам не знал, зачем. И вот коровы начинают в желудке кошмарной Синявки бороться! Потому что знают с пелёнок, что жизнь - борьба! Они бегают по желудку Синявки, стучат копытами, и Синявку начинает пучить! "Сейчас блевану!" - говорит она и блюёт! И коровы снова свободны! Но раны от крючка очень ужасны! Бедные коровы и Марфоза лежат на дне пруда раненые! "Как бы нам излечиться?" - говорит Марфоза. И тут к своему ужасу обнаруживает, что всё дно усеяно черепами людей! Огромными, и из каждого вылезают морские гадюки и шипят: "И принял я смерть от змеи своего!" "Нас этим не испугаешь!" - говорит отважная женщина, с трудом снимая железный котелок со своей гениальной попы, потому что она была с котелком и нечаянно села в него. "Прошипите лучше, где здесь на дне растёт целебная травка "Аюдара"?" - спрашивает Марфоза. "Далеко отсюда! В 10-ти сантиметрах! Вам не дойти!" - шипит змея. "Подумаешь, 10 сантиметров! Хотя, конечно, порой мгновенье, как и сантиметр доставляют кому покой, кому забвенье, а кому Бессмертие! Нам бы добыть хотя бы "Аюдару"! Я слышала, что она здорово увеличивает грудь, а я хочу умереть красиво! С красивой грудью!" - сказала Марфоза. И она пошла, ковыляя, по дну. За ней, бормоча, что её никто не выбирал в командиры, и что она заботится не о народном благе, а только о своей груди, плелись коровы. Неожиданно ил вметнулся! И земля встала дыбом! Это в своей норе проснулся страшный Жучок-Плавунец! Он протёр свои зенки и сказал: "О! Какая встреча! Марфоза и компания! Марфоза, помнишь меня? Когда ты автостопила на Раменском шоссе, то острым каблуком раздавила моего родного дедушку, Жука, который полз с празднования именин своей дочери по имени Розалинда! Да, конечно, деда можно было обвинить, что он был "под шафэ" и не соблюдал Правила перехода через улицу с оживлённым движением! Но всё дело было в том, что он был трезв, как стёклышко! Он нёс букет незабудок, на душе его пели фанфары, солнце улыбалось ему! Никогда ещё деда не был так счастлив! Ни до психдома, в котором лежал, ни в психдоме, ни после! И теперь его в норке ждала стопка чистых листов бумаги, на которых он бы в лирической форме излил свою любовь к внучке! Которой исполнилось 16 лет! Внучка была тоже прекрасна! Нежно-матовая кожа, пышные усики, стройные копыта! Она ползла вслед за дедом, чтобы наградить его медалькой "Почётный Спасатель 2013", которую ему забыли вручить на именинах, он ушёл без неё! И вот ты своими ножищами, своими смертоносными каблуками раздавила и деда, и внучку! И даже не заметила этого! Но теперь час отмщения пришёл! Я уничтожу тебя, Марфоза!" "Но это была не я! Не я! Я никакая не Марфоза! Я - Рикардо Перейра, местная мирная уборщица! И никогда не носила каблуки! Только тапочки! В тот страшный для деда день я была в клубе и смотрела детский фильм "Мария-Мирабелла"! А потом убирала окурки и жвачки после зрителей!" - стала врать Марфоза. "Не ври мне, Марфоза! Прими смерть как женщина! Лицом к лицу!" - сказал Жучок. Коровы сказали: "И поделом тебе, Марфозушка, за невинноубиенные смертушки! А тебе, Жучок, спасибочки за Солнышко!" Коровы от страха немного сбрендили, так как солнца там не было под водой. И тут к своему счастью Марфоза увидела "Аюдару"! Она сказала: "Да! Убивай меня, мерзкий Жук! Но на моё место придут сотни, сотни тысяч таких же, как я, проституток! А теперь прощайте, товарищи коровы! Прощай, Солнышко! Прощай, травка-муравка! Прощай, тёмной реки вода, которая помнит, как Радость меня любила!" И Марфоза заглотила "Аюдару"! И моментально её груди увеличились на три размера! Жучок посмотрел-посмотрел, подивился-подивился и сказал: "Дай-ка и мне так же! Отложим пока в сторону деда и внучку, и проблемы отмщения!" Он тоже пососал "Аюдары", и у него вырос огромный конец! "Исчезни! Исчезни!" - заорал Жучок! И тут на счастье Марфозы приплыл Жучок-Троглодит, который охотился на Жучков-Плавунцов! "Спасайся, кто может!!" - заорал Плавунец и бросился в рассыпную! Поэтому и конец у него отвалился! Троглодиту было наплевать на Марфозу и коров, потому что у него вообще не было ни деда, ни внучки. А если бы и были, то он бы их давно сожрал! Потому что, типа богомола, питался родственниками. Не солоно хлебавши, Марфоза, с трудом тащя раненый хребет, вылезла на берег пруда! За ней, стеная, что худшего командира, чем она, у них никогда не было (даже тот тупой пастух Васька, у которого бандиты постоянно тырили ночью из стада овечек и коров), вылезли коровы. "Наконец-то! Свобода! Друзья! Мы спаслись! Теперь надо найти того Крота, который нас заколдовал, и я начищу его противную репу!" - сказала Марфа. "Ладно!" - сказала стрекоза. - "Раз вы выжили после той мясорубки при ловле на вас синявок, я вас отвезу к Кроту! Садитесь на меня и держитесь за мои крылья!" Потому что стрекоза в душе была не такая уж злобная. У неё тоже были маленькие стрекозята, были свои бабушка, дедушка, внучка, Жучка и Норушка! Был отряд свой спецназа, ёршик от унитаза, Шрэк зелёный и Сердючка! Всё было! Даже сливной бачок и старичок-лесовичок! Поэтому Марфоза и коровы взгромоздились на стрекозу и полетели! Под ними открылся величественный и в то же время прекрасный вид летнего Кратово! Проплывали, как в замедленной съёмке, сосны, ёлки-палки, пруд, мосты, дядя Вася-Лодочник, волосатые купальщики на берегу! "Как это прекрасно!" - плакала Марфоза. - "А я в суете дней не ценила всего этого! Будучи проституткой, я думала, что нет ничего прекрасней мужского органа! Как я ошибалась! Орган - пыль! И надо радоваться каждому дню, каждому мгновению, что живёшь на этой прекрасной планете Земля! Почему птицы не летают как люди? То есть, наоборот? Надо жить так, чтобы не было мучительно стыдно за проведённые в пустую мгновения с мужским органом внутри себя!" И все коровы зарукоплескали такому излиянию и сказали: "Это да! Это да!" Но тут неожиданно стрекоза вошла в крутое пике, Марфоза и коровы не удержались на её спине и стали падать! "Если я и после этого выживу, то я построю на все свои сбережения Часовню в честь Великого Боженьки, который спас меня!" - кричала Марфоза, крутясь в воздухе и падая! И коровы орали: "Мы были неверующие! Но теперь, если мы спасёмся, мы будем каждый день ходить в Церкву и ставить свечки! И сосать серебрянную ложечку! А все свои сбережения завещаем Батюшке!" И все они благополучно приземлились на лысину слепого Крота, который и думать про них забыл! Он почесал лысину: "Кто на меня упал?" Марфоза схватила Крота за грудки и заорала: "Вертай всё, как было!" "Ты кто?" - спросил Крот. "Я - твой самый страшный кошмар!" -продолжала орать Марфоза. - "Если не считать кошмаров, что ты прозрел или остался пез пениса! Кротик, миленький! Сжалься! Я люблю тебя! Вырви волосинку волшебную из своей промежности и преврати нас в больших! Страсть, как надоело быть микроскопическими!" Крот спросил: "Из промежности? А где это?" И тогда сообразительные коровы вырвали волосинку и стали нормальными! Как и Марфоза. Пришёл Чеки Джан: "Марфоза! Ты не поверишь, какие со мной произошли приключения! Меня только что обыграл в пин-понг мальчик Витя!" "Да уж, приключения!" - сказала тёща якудзы. "И я решил вернуть тебя твоему якудзе!" - сказал Чеки Джан. - "Потому что ты слишком много жрёшь, от тебя воняет, и лучше вернуть! Всё равно толка мало. Витя мне сказал: "Верни её и совершишь добро! А добро преумножит добро! Убедил меня!" И Чеки Джан вернул Марфозу её гею. К.

ПИСЬМО В НИКУДА-3593,1-3595,6
1 мая 2013 года. Было ЦЭ (Закатывание!) от одного бомжа в магазине. Так было такое Правило: "Щас пойду и выброшусь!" (В Окно!). Ну и много других страшных. Но вообще понятно, что это бывает, если все мысли устремлены вперёд. Такое же бывает, когда хочется кого-то трахнуть. Это печально. Но если мысли уходят внутрь, то всё пропадает, всякие желания. Ну и что? Ничего. Сказка про детство, про Кратово. По возможности эпическая. Там летом проводят Конкурс на моделирование самого красивого скворечника. И вдруг ни с того, ни с сего забор проламывает колонна танков! Которая приехала с Международного Танкового Салона "МАКС", который проводится в Жуковском. И танки давят скворечник, который разместил на дереве мальчик Витя! И вот Витя через дым, через копоть идёт со сломанным скворечником через танки! В этом и заключается вся эпичность. Над этим сюжетом я думал 2 часа, не хотел писать про танки, так как это не смешно. Но эпичность меня подкупила. И Нежность к скворечнику. Итак, танки были немецкие, но не фашистские. За баранками там сидели стажёры, которые водить вообще не умели и подавили гусеницами много народа на "МАКС"е. Чего-то я опять впадаю в ересь. Нет, не подавили! Народ выжил, но танки заехали чёрт знает, куда, в Кратово! И вот они поломали забор и вторглись на территорию посёлка! Председатель Конкурса как раз объявляет: "И Победителем объявляется Витя Морковкин из дачи Морковкиных!" И вешает его скворечник на дерево! И тут такой грохот, такой скрежет, такой дым! И танк ломает дерево! А танкист выпрыгивает из танка и орёт: "Руссише швайне! Ферботен!" И бросается в пруд, но не умеет плавать! Витя говорит: "Сначала я спасу скворечник, а потом этого дибильного стажёра!" Но стажёра в пруду уже за задницу кусает Сторожевая Синявка, которая там водится и сторожит! И стажёр снова забирается в танк в мокрых синих штанишках, его спасать больше не надо. Витя несёт скворечник домой. Из скворечника высовывается скворец и говорит: "Кукареку!" Потому что это больной на голову скворец, а скворечник сам по себе весь кривой и косой. И занял Первое Место только потому, что Председатель Жюри тоже кривой на один глаз. Были и лучше домики. Например, у Пети. Или у Пучика. Поэтому Витя остановился около колонки и подумал: "Мне стыдно! Я такой косорукий! Я не заслуженно получил Первое Место! Вот сейчас пойду и со злости набью морду одному из стажёров в танке!" Витя положил скворечник со скворцом на подножие колонки и вернулся к танкам. В это время все стажёры уже вылезли и братались с мужским и особенно женским населением посёлка. Витя влез в танк, причём крышку он открутил при помощи гинекологических щипцов ("Что это за щипцы лежат? А! Понятно! Пригодятся!" - подумал он. А щипцы лежали около меддачи, около меддомика, в котором медсестра Марина, которая щас особенно усердно браталась с немцами и даже давала им полизать себя в щёку, недавно принимала этими щипцами роды у собачки Музика. Музик такой: "Я не беременный!" А Марина такая: "Заткнись и тужься!" И Музик родил пару лягушек из пруда, так как был не разборчив в связях, и лягушки поступили с ним как джентельмены. То есть, зачали ему головастиков. После их рождения Музика все стали официально считать сукой и нарекли Тузикой. И он убежал играться со своими лягушатами на цветистый луг в конце пруда. А щипцы остались. Витя взял их и открыл люк.) Внутри танка было не хорошо. Пахло испражнениями, так как самое главное в танке - обоср.ться. Что и было стажёрами исполнено. "Посмотрим-посмотрим!" - сказал Витя и обнаружил одну большую кнопку с надписью "КАПУТ". "Наверное, это остановка танка! Но где же его старт?" И увидел кнопку "АНШЛЮС". И нажал! Танк тихо завёлся, тихо пошёл, кто-то в посёлке в стогу лифчик нашёл! Надо сказать, что лифчик этот был надет на одном из стажёров-немцев, который был совсем плох и носил пару лифчиков, так как у него было 4 сиськи, по двум сторонам по 2. И вот его задавил танк. Но по нему мы убиваться не станем, так как его не любили даже его собственные детишки, у которых по наследству тоже было по 4 сиськи, и его женщина Гретхен, у которой была всего 1 сиська, так как вторую этот неуёмный любовник в пылу страсти откусил и сожрал! А может, и станем убиваться! Он же тоже человек! Несчастный! И вот он встал и стал грозиться кулаком: "Танк-титька тараканья!" "На себя посмотри!" - подумал Витя и сильными руками взялся за рычаг скорости! Настолько сильными, что танк чуть не снёс половину Витиной дачи! "Что ты делаешь?! Негодяй! Какого чёрта ты вообще тут делаешь?" - закричал папа Вити, выбегая из дачи! И тут из танка вылез сам Витя! Он сказал: "Папа! Это я! Я вернулся!" И радости родителя не было границ! "У меня - мальчик!" - закричал отец, как будто впервые увидел Витю, и поднял его на руки! Такая трогательная сцена. Отец обнимал и целовал Витю, Витя плакал и орошал слезами мужественое лицо отца, всё в морских брызгах до сих пор, так как отец его был отважным лётчиком и моряком! И недавно вернулся с командировки, где спасал пингвинов в торосах от замерзания. И до сих пор не умылся. Так в брызгах и был. И в щетине. Но щетина украшает только мужчину. А женщину не украшает. Это прекрасно знала женщина Анфиса, которая щас сидела около кухни и брила себе ноги! "Постой, сынок!" - сказал отец. - "Мне нужно с ней кое-что перетереть!" И он пошёл кадриться с Анфисой. "Какое прекрасное утро!" - сказал он ей. - "А я чуть было не обделался, когда танк чуть не снёс нам пол-дачи!" Это было неудачное начало разговора. Анфиса холодно сказала: "А! Понятно!" И принялась дальше брить ногу. "Отец!" - сказал Витя. - "А как же наша мачеха?" Потому что мамы у Вити давно не было, прямо с детства, так как его воспитали волки в логове. Но была мачеха, которую отец любил до самозабвения. Вообще, надо сказать, что Витю родила не земная женщина, а всё тот же пёс Музик, поэтому Витя и был такой неадекватный. Это в одной из своих командировок по Заполярью отец повстречал Музика в торосах. Музик тогда был прекрасен: матовая нежная кожа, три сиськи, стройные копыта! Отец был с холодрыги, ему было всё равно, кого трахать, тем более, что пёс как две капли воды смахивал на тёлку. Но отец сказал псу: "Э, нет! Я не зоофил!" Но псу очень хотелось щеночков, поэтому он сам ночью прокрался к лежбищу отца Вити и поимел отца во сне! Отец так и не проснулся. Это только на следующий день, когда Музик сделал тест на беременность, Музик сообщил: "У вас, мусье, мальчик!" Отец Вити долго не хотел признавать Витю своим ребёнком, и только после того, как Музик принёс справки, что он не болеет триппером, что он по-русски говорит и целый месяц не курит, а также в том, что он вовсе никакой не Музик, а чистокровная женщина-арийка, отец сказал: "Ладно! Я тоже хотел ребёнка! Да будет сын!" Но потом пришла "похоронка", что Музика задрал в торосах медведь, и все решили, что Витя осиротел. На самом деле Музик выжил и стал работать в ЦК КПСС, поэтому проклюнулся через несколько лет в этом же Кратово как пёс-собачка. Но об этом отец не догадывался. Он отдал Витю на воспитание волкам в логово, где был детский садик, потому что сам постоянно ездил по Заполярью. Потому что Партия сказала: "Надо!", а он ответил: "Есть!" И вот Витя и вырос среди волков. Но однажды судьба улыбнулась и отцу Вити. Он встретил мачеху! Она в то время тоже чего-то там брила около своей дачи, и он закадрил её. И теперь Вите было обидно за неё, что отец её бросит. Но тут вышла мачеха и сказала Анфисе и отцу: "А ты не говорил, что нас будет трое!" Она всё просекла в один момент и ничуть не ревновала. И пока их было трое в даче, Витя снова влез в танк и поехал дальше по местности! Он жал на "АНШЛЮС" и сносил к чёртовой матери разные собачьи будки, плохо построенные дачи и курятники. Но, как он сам себе решил, свинарники не пострадали ничуть. На шум потревоженных дачников Витя однотипно отвечал: "Бог дал, Бог и взял!" И они понимающе крестились и говорили: "Оно и понятно! Бог он и есть Бог!" И тут из своего домика вышла Директор Кратово некто Марфа Петровна! И сейчас у неё с Витей будет завязываться любовный роман! Нет, не сейчас! Сейчас будет бандитская разборка с перестрелкой! Около детского домика собрались на "стрелку" бандиты! Они торговали наркотиками. И что-то там не поделили. И начали палить друг в друга из пистолетов! И Витя на танке снёс их всех к чёртовой матери! Мы об них скорбеть не будем, так как это всё были зеки-нехристи, совершенно не богоугодные, а богопротивные! И к тому же неверные! Потому что поклонялись не Моххамеду даже, а языческому Богу Пердуну из Мексики! Таких совершенно не жалко! И Марфа Петровна на радостях подарила Вите засос, вытащив его из танка: "И я буду дарить тебе свои засосы! Потому что у меня давно руки чесались убить этих зеков, этот позор Кратово! Но ты всё сделал за меня! И теперь проси, что хочешь!" "Ну, прямо и не знаю!" - сказал Витя. - "Для начала хорошо бы чистые простыни, потому что мои давно грязные! И помогите мне найти свою маму Музика!" "Да не вопрос!" - сказала Марфа Петровна. - "Но сначала в знак начала нашей Великой Дружбы и ты поцелуй меня взасос!" Витя поморщился, но чмокнул женщину в низкий сморщенный лобик. Так началась эта Великая Любовь, которая ознаменовалась чистыми простынями и находкой Музика! Музик, которая была теперь Тузикой, была сама не своя от счастья: "Нашёлся мой любимый! Мой сыночек дорогой!" "Мамо!" - сказал Витя. - "А может, я всё-таки не твой сыночек? Что-то на тебя я мало похож!" "А ты думаешь, ты сам на себя похож?" - спросила Тузика. - "Абсолютно не похож! Я думала, что ты вообще не Витя, а моя сестра Верка! Которая в отпуску и отрастила бороду!" "Я понимаю, среди Верок это щас принято и модно, но у меня нет бороды!" - сказал Витя. "Это пока!" - сказала Тузика и прицепила Вите белую бороду Деда Мороза. Витя сказал: "Понятно! Мне с Дедами Морозами по жизни не везёт! Однажды к нам в дачу пришёл один такой Дед Мороз. Как мы и заказывали, он был со стеклянным глазом, с золотым зубом и с сиреневыми волосами. Но он был совершенно пьян как стёклышко! То есть, бухой! Он схватил мачеху за грудь и сказал: "Цыпа моя! А теперь, краса-девица, на тебе хочу жениться!" И отец мой только подобострастно хихикал, так как не хотел омрачать светлый праздник Рождества безобразной ссорой. Но тут я сказал: "Дедушка Мороз, борода из ваты! Ты зачем её лапаешь, старый хрыч горбатый?" "О!" - сказал Дедушка. - "Да он у вас поэтически одарённый! Ну-ка, малыш, встань на табуретку и расскажи Дедушке свой любимый стишок!" И я встал на табуретку и сказал: "Стишка я щас не припомню, но могу рассказать анекдот про двух альпинистов! Ползут два альпиниста! Первый говорит: "Страхуй!" Второй: "Сам страхуй!" "От страх.я и слышу!" После этого припадочный Дедушка схватился за животик и сказал: "Какой забавный малыш! Насмешил!" Правда, сейчас я думаю, что он наврал тогда, и ему было не смешно. Что он даже принял на свой счёт тот анекдот, потому что там аллегория: альпинист тот же Дед Мороз!" "Не вижу особой аллегории!" - сказала Тузика. - "Но ты и впрямь забавный малыш! Как говорится: нанесите на головку своего малыша! Шампунь! И все придурки в Кратово наносят шампунь на головку своего переца! А потом ноют, что щипит! Но я так рада, что ты, наконец, нашёлся! Я даже не стану наклеивать тебе бороду! Хотя очень хочется. С бородой ты неотразим." "Ладно, мамо!" - сказал Витя. - "Скажите лучше, что с вами делать? Ведь у отца помимо вас уже есть мачеха и Анфиса! И сейчас их трое!" "Я буду четвёртой!" - сказала Тузика. - "А что? Я принесу, если надо, ещё ворох справок, что могу свободно быть четвёртой!" "Это так прекрасно! Так прекрасно!" - сказал Витя. - "Но я не смогу присутствовать при этом, так как меня дама ждёт! Это Директорша Марфа Петровна! Говорят, она такая сильная женщина, что когда на неё напал медведь, его ждал конфуз! И поэтому поводу даже сложили жестокий злой тюремный блюз." "Знаю я того медведя!" - сказала Тузика. - "Он чуть в своё время не сожрал меня самоё! Но я в нужный момент сунула ему в пасть косточку и спаслась! Медведь этот косточки любит, косточки он жрёт!" "Это просто чудесно! Но мне пора!" - сказал Витя и устремился с Марфой Петровной на цветистые луга в конце пруда, чтобы плести букеты из полевых ромашек! Тузика сказала в раздумьи: "А жаль, жаль!.." и углубилась в газету "Кривда". В "Кривде" описывалось, что урожаи сейчас не бывалые, что льют дожди запоздалые, что все поголовно любят Маяковского, а завод сдадут досрочно! "А может, Витя не мой сын?" - подумала Тузика. - "А Маяковского? Помнится, и его я встречала в торосах! Он был совсем плох, замерзший. Я его спрашиваю: "Как фамилия?" "Сидоров! Потому что от Сидоровой Козы! Её открыл путешественник Сидоров. А вообще такая фамилия у русских не встречается!" Нёс всякую околесицу с холодрыги!" К.

ПИСЬМО В НИКУДА-3595,6-3595,7
5 мая 2013 года. После долгой продолжительной ЦЭ. Дополнение к Правилу. Можно наполняться всем, что можно повторить: разными глюками, болями, мыслями. Всё это на самом деле служит для блокировки острого взгляда, который не детский. Чтобы его блокировать. Всегда что-то есть такое внутри. А теперь понятно, что может быть всё, что угодно. Это как Правило, только повторяется на подсознательном уровне где-то в глубине. Итак, всё, что можно повторить, служит Правилом. К.

ПИСЬМО В НИКУДА-3595,7-3598,2
5 мая 2013 года. Сказка про детство, про Кратово. Задумка была такая: в одной из дач вылупился из яйца динозавр! И родил выводок динозаврят, которые вовсе не динозаврята, а маленькие избушки-на-курьих-ножках. А потом динозавр пошёл играть в бильярдную и засветил этим своим детёнышам по лбу шаром! А потом пошёл на пруд, сунул когтистую лапу в пруд, издал призывный динозаврий писк и превратился в прекрасную девушку Анечку! Ну потом уже начинается извращённая эротика, так как Анечка эта - голая и встречает на берегу своего нового возлюбленного Мефистофеля. Который там купается. Дальше я ничего не придумал. И тут избушки орут: "Мама! Мама! Роди нас обратно!" Но Анечка говорит: "Страшное заклятие снято! Я больше не динозавр! И родить обратно не в состоянии. Вот если бы была динозавром, тогда может быть." И тут самый один отважный динозаврёнок бросается в пруд, чтобы отважно переплыть его и попасть к мамке Анечке на другой берег! Но он совершенно не читал Правила Поведения На Воде. Которые висели в будке у дяди Васи-Лодочника и были сплошь изрисованы мужскими перцами и очками. Там спасает спасатель утопающего, а у спасателя стоящий конец, борода и очки. Или ещё грудь пририсована. Можно вообразить, что там нарисовано, когда утопающий - девушка! У неё тоже борода, очки, перец, а на лбу написано: "П.ДР" Так вот щас дядя Вася методично затирал эти перцы, как вдруг он увидел настоящего утопающего! И каково же было удивление дяди Васи, когда у того оказался настоящий стоящий конец, настоящие очки, грудь и борода! "Надо меньше пить!" - подумал дядя Вася. Это была на самом деле наша избушка, которая при соприкосновении с водой тоже превратилась. Но не в девушку, как Анечка, а в Поросёнка Ниф-Нифа! "И мы, мы тоже так хотим!" - закричали прочие несмышлёныши и тоже бросились в воду! Некоторые превратились в Поросят Нуф-Нуфа и Наф-Нафа, а некоторые превратились в морских свинок Ёжи и Ежи. И вся эта водоплавающая команда приплыла на другой берег к Мефистофелю и Анечке: "А вот и мы!" "Вон пошли! Пошли вон!" - сказал Мефистофель. - "Не будь я Мефистофель, если не прогоню вас!" И он запахнулся в своё дырявое полотенце и запел: "Поросята гибнут за метал! На Земле весь род свинной! Все чего-то там охмуряю-ю-ют! И чего-то похмеляют! Ну и гибнут за метал!" Это он исполнил арию Мефистофеля про золото. Анечка сдержанно похлопала и сказала: "Не смей прогонять моих деток! Хоть они и родились полными олигофренами и даунами, но они дороги мне как память!" И тут Ниф-Ниф сказал: "Вот только мы не твои детки!" "Что?!" "Да! Мы - инопланетяне с планеты Шелезяка!" - сказал Наф-Наф и упал в эпилептическом припадке, брызгая слюнями. "Дорогой, не обращай внимания!" - сказала Анечка Мефистофелю. - "Давай продолжим наши утехи на том месте, где их прервали!" И щас бы утехи и продолжились, но внезапно подул юго-восточный ветер, небо заволокло тучками, деревья зашелестели зловеще, и Анечка вновь превратилась в динозавра! Она издала писк! Ей было очень обидно, что теперь она не может полюбить Мефистофеля! Или может? Анечка обхватила короткими передними лапами за перец Мефистофеля и издала ещё писк! "Отстань от меня, животное!" - сказал юноша, оделся и пошёл в свою дачу к своей жене Оксане! Анечка потерянно уселась на берегу в окружении своих поросят. И тут на берег пришёл порыбачить дядя Митя! Это был такой весь из себя весёлый жизнерадостный по жизни дядя, к тому же и бухой! Он напевал: "Ловись, рыбка, большая и маленькая!" Когда он увидел динозавра, то с перепоя не перепугался, а решил, что это его тёща Сигизмунда Григорьевна пришла! Он стал обнимать опешившую Анечку: "Дорогая тёща! Ты пришла! А я уж думал, что после того, как я насыпал тебе в лоток дохлой рыбы, ты обиделась и бросила нас с женой Верочкой!" Потому что тёща жрала рыбу из лотка, как кот, но только живую преимущественно. И Анечка сказала: "Да! Я пришла! Дорогой зятёк! Излови для меня рыбки!" И тут только дядя Митя понял, что это динозавр! И от страха обмочился в штаны! И убежал обратно в свою дачу, и трясся там от ужаса! "Что за народ! Вырождается! Трусливые мужики! Вот в наше время они бы вышли на меня охотиться с дубинами и палками-копалками!" - сказала Анечка, вспоминая своё первобытное прошлое. И тут на берег вышел бомж Фишер. Как он сюда попал, неизвестно. Может, перелез через забор, а может прикинулся больным убогим из Раменского психдома. Раньше он был бандитом и насильником, а теперь стал бомжом. "Дорогой мой!" - сказала Анечка. - "Но почему ты не в шкуре и без палки-копалки?" Она приняла его за первобытного охотника. "Мэм!" - сказал Фишер. - "Подайте бедняге копеечку!" "Пошёл вон отсюда, вонючка!" - сказал Ниф-Ниф и ударил Фишера по шарам! "Как скажете!" - сказал Фишер и ушёл навсегда! Конечно, это уже был не тот гордый Фишер. Несчастья подкосили его. Дело было в том, что он отмотал в тюрьме 20 лет, но никого там трахнуть не смог, так как никого его грязный уд не заинтересовал. И он как насильник перестал верить в себя! Он, понятно, пытался трахнуть разных прекрасных пухлых баб, так как сидел в женском отделении тюрьмы, так как по ошибке. Но они все его били и говорили: "Уйди отсюда!" Ну и добились своего! Фишер стал неуверенным в себе параноиком, который разве что и мечтал только о мировом господстве. И всё. А трахнуть кого-то нет. Ну и эти бабы все сидели в комбинациях на нарах, так как было страшно жарко. И были очень соблазнительны в своих облигающих нарядах. Но Фишер ничего не мог как мужчина. И бедным женщинам приходилось всё делать самим с собой. При этом у них изливалось фонтанами между ног, и всё попадало в морду Фишера, который лежал на полу! Поэтому он всегда был в стадии "упалнамоченный". Ну а теперь он был в Кратово как на местах своей шальной юности. Он пошёл прочь, спотыкаясь, пока не натолкнулся на чьи-то сапоги! Это были сапоги мальчика Вити, который собирался идти на рыбалку. "А! И ты здесь! А я было на берег сунулся: страшно там: динозавр!" - сказал Фишер. "Глупости, дядя!" - сказал Витя. - "Динозавры давно вымерли! Если не считать моей невестки Зоси! Вот чистый динозавр! Может, это там она?" И Витя пошёл на берег. Первым, кого он увидел, была девушка-утопающая с перецом, в очках и с бородой! "Опять глюки!" - подумал Витя. И точно: это был всего лишь купающийся Нуф-Нуф! "Дорогой мой!" - сказал Витя, выловил подсачником Нуф-Нуфа из пруда и расцеловал его: "Какой прекрасный день! Какой прекрасный пень! То есть, поросёнок! Жирненький! Аппетитненький!" Но тут Витя заметил Анечку, и Нуф-Нуф выпал из его рук: "Я никогда в жизни не видел более прекрасного динозавра!" Это сказал Витя, так как был по жизни зоофил-любитель и любил динозавров. У него вся комната в Москве была заставлена поделками из глины, изображавшими динозавров. И картинами, их изображавшими. А здесь, в Кратово, у него в комнате под потолком были модели динозавриков, подвешенные на ниточках! "Чего?" - спросила Анечка. "Дорогая моя!" - прочувственно сказал Витя. - "Не подскажешь ли, что может утолить измождённого путника? Глоток виски? Виски или виски? К сожалению, ничего другого не осталось в буфете! И как пройти в библиотеку?" Но так как в душе Анечка была девушкой, которой этот малец нахрен не сдался, то она сказала: "Я тебе не дам полистать мои тома!" "Но как же так? Ведь я люблю тебя! Любовь ещё, быть может, в моей душе угасла не совсем! Но пусть она тебя тревожит, унося покой и сон! И ты поёшь: сердце, как хорошо, что ты такое! Спасибо, сердце, что ты умеешь так теребить! То есть, любить!" - сказал стихами Витя. И, понимаете, любовь возникла в душе Анечки! Она сказала: "О, Витя! Моё тело загорелось огнями! Быть может, я снова силами неугасимой любви превращусь в девушку!" Но тут Наф-Наф сказал: "Маман! Брось мне мои плавки!" "Да подожди ты! Какие ещё плавки?" - сказал Витя. И тут из будки для переодевания вышел какой-то волосатый качок! Он сказал: "Спорим на 10 баксов, что я одной рукой расплющу банку со сгущённым молоком!" "Да подожди ты!" - сказал Витя. - "Не видишь: у нас любовь! Вот только одна проблема: если Анечка превратится в девушку, она перестанет интересовать меня как динозавр!" "Но милый!" - сказала Анечка, но Витя прижал ей палец к губам: "Молчи, май лав! Ничего не говори! Слова только помешают нам в тишине и уединении!" Тут снова встрял качок: "Я смог! Гони 10 баксов!" "Да пошёл ты! И пошли 10 баксов!" - сказал Витя. "Ах, ты так? Толкаться?" - спросил качок и ударил Витю по плечу! Витя так и сел на пляж! Больше он не любил Анечку, он всеми фибрами души ненавидел качка! Он встал и ударил качка по морде! Это был коронный удар Вити! Кроме как ударить по морде, он ничего больше не мог, но зато был славен тем, что может ударить по морде человеку! Качок заплакал, выронил сгущёнку и убежал в кусты! "Вот так-то!" - сказал Витя. - "Так будет с каждым, кто нападёт на нас!" Он подобрал сгущёнку и засосал её. Между тем Анечка снова подошла к воде и сунула в неё свою лапу! И вновь превратилась в голую девушку! "Глаза бы не смотрели!" - сказал с отвращением Витя. - "Что это за убожество? Где гордые формы динозавра?" "Я тебе больше не нравлюсь?" - спросила Анечка и заплакала, размазывая сопли по лицу. "Маман! Зацени! Я ныряю!" - закричал Нуф-Нуф и сиганул в пруд с заборчика "лягушатника", где все поросята пока купались вместе с ребятнёй. "Зацени!" - передразнил его Витя. - "Что за гадость эти ваши девушки? Совершенно не за что ухватиться! Другое дело мы, мужчины! Есть за что!" И Витя пошёл ловить рыбу. Он закинул и выловил синявку. "Ну а ты что за убожество?" - спросил её Витя. "Я - не убожество! Я - Золотая Синявка! Могу исполнить одно Желание!" - сказала та. "Хорошо! Преврати всех жителей Кратово в динозавров!" - попросил Витя. "Легко!" - сказала Синявка. - "Кроме Зоси! Я её боюсь!" "Подумаешь! Я её тоже боюсь, но она и так динозавр!" - сказал Витя. И вот все превратились в динозавров! Даже качок! Он сидел, понурив огромную голову, раскинув в стороны короткие лапки и пища от ужаса: "Исчезни! Исчезни!" Витя подошёл к Анечке и дружески стукнул её по плечу: "Привет, задротиха!" Тут Нуф-Нуф сказал: "Маман! Зацени, как я переплыву на ту сторону пруда!" "А ты почему посмел не превратиться, нахал?" - спросил удивлённый Витя. "Не знаю! Может, не превратились те, кто был в пруду в этот момент? А может, есть другая причина? Медицинская?" - спросил Нуф-Нуф и поплыл прочь. Анечка устало сказала: "Ну вот, ты и добился своего! Теперь ты будешь делать со мной всё, что захочешь? А что ты захочешь?" "Не твоё дело!" - сказал Витя. На самом деле он хотел всего лишь нарисовать портрет Анечки с натуры. И вот он повёл её в свою дачу номер 24. Там Анечка сказала: "На самом деле я готова стать для тебя, кем угодно! Даже мужиком! Даже поросёнком! Но мне страшно! Что ты решил со мной сделать?" "Сиди и смотри!" - сказал Витя и взялся за кисти. Он нарисовал Анечку на фоне окна, как она читает книгу. Анечка же думала, что он напишет её голую. Для чего она снимала с себя всю одежду и вешала её на вешалку. А на спине у неё всё было расчерчено на квадраты, как на туше баранины на стенде, и помечено номерами, чтобы было легче рисовать. Короче, Анечка уже была готова нацепить на Витину голову его шедевр, так как воображала, что Витя вместо неё нарисовал вешалку, на которую она вешала своё бельё. Но увидев шедевр с окном, Анечка сказала: "Я никогда ещё не видела более реалистичной фигни! Но только вот вопрос: исчезает ли реалистическое изображение волосяного покрова с моего лона?" "Не будь извращенкой!" - сказал Витя. - "Какого ещё покрова? Нет у тебя никакого покрова! И быть не может! Там всё побрито! Я щас прям и побрею, чтоб ты не сомневалась!" И он подступил к Анечке к помазком и бритвой! "Ой, щекотно! Ой, не надо!" - сказала Анечка. И тут в комнату вошла Зося! "Я думала, ты только всегда придуриваешься, но это уже переходит всякие границы!" - сказала она. "О! Зося! Зося пришла! Может, и тебя побрить?" - спросил Витя и получил такую мощную затрещину, что вылетел в коридор! "Моли Бога, что я женщин не бью, а то бы и тебе врезал!" - сказал отважный малыш. Между тем Анечка сказала: "Зося! Какая ты храбрая! Я, кажется, влюбилась в тебя!" И два динозавра обнялись короткими лапками! "Не могу смотреть, как моя модель мне же изменяет с первой попавшейся!" - сказал Витя и вышел из дачи. Он нёс в руках свой шедевр, и первым, кто его увидел, был друг Вити Петя. Петя сказал: "Что за прекрасная лошадь!" "Ты что, ослеп? Какая лошадь? Это Анечка, мой любимый динозавр! У окна! Понял, нет?" - спросил Витя. "А по-моему, сильно напоминает лошадь! Вот только справа должны быть нарисованы колибри! Многие искусствоведы спорят, колибри это или тушканы? Но это колибри!" - сказал Петя. "Искусствовед хренов!" - огрызнулся Витя и унёс шедевр обратно в дачу. К.

ПИСЬМО В НИКУДА-3598,2-3560,8
8 мая 2013 года. Сказка про детство, про Кратово. Как на Кратово спустилась Вечная Ночь! Наверное, дело было в Глобальном Похолодании, ледники наступили с Северного Полюса, короче, Ночь! И вот в глубине дачи 24 мальчик Витя зажёг свечу, трепетное пламя которой выхватило из темноты Красный Череп! Витя сначала испугался, но потом понял, что это не Череп, а морда Кота Мурзыка, перемазанная вишнёвым вареньем. "Мурзык, блин! Иди вымойся!" - сказал Витя. Мурзык, понятно, ничего не понял, как обычно. Тогда Витя схватил Кота и потащил его насильно мыться на колонку. Там тоже было всё темно! Витя зажёг фонарик и увидел, что кто-то лежит! Это была девушка Аннушка в простом ситцевом платьице и голыми ногами. Она была мертвецки пьяна. "Что с вами? Что с вами?" - спросил Витя, роняя Кота на землю. "Парниша! Ты такой горячий! А ты всегда бываешь нежным?" - тупо спросила Аннушка и пьяно заржала. "Вот горе-то какое!" - сказал Витя. - "Я никогда не бываю нежным! Слушай, алкоголичка! Подвинься! Мне надо Кота помыть!" "А это видел?" - спросила Аннушка и оголила свой хилый бюст! "Чего видел? Бинокль принести из дачи?" - сострил Витя, так как грудь-то он видел, но решил сделать вид, что она микроскопическая. "Ах ты, микроб!" - разозлилась Аннушка и ударила Витю по лицу, но промахнулась, её кулак пробороздил воздух. "Некогда мне с вами, мэм, трепаться!" - сказал Витя и подставил морду Кота под струю воды. Кот заорал и стал царапаться! "Хорошо, что я надел специальную защитную фуфайку против его когтей!" - сказал Витя. Но тут Кот полоснул прямо по носу Вити, и тот на всю жизнь остался со шрамом! После этого злобный Кот вырвался и бросился бежать! Он бежал вообще прочь из Кратово! Так как испугался собственной наглости и боялся справедливой мести Вити. Кот перепрыгнул через забор и оказался в переулке! Он бросился дальше! Между тем, он проголодался. И в его кошачью голову клюнула мысля проникнуть на территорию чужого участка, домика, и пожрать что-то! Как раз на чужом участке какой-то дядя жарил шашлыки. В условиях Вечной Ночи огоньки красиво полыхали в потёмках. Дядя напевал: "Ой, моя душка, моя славная голубка!" и переворачивал шашлыки. Рядом с ним на траве сидела вся семья: мамаша в лифчике и пара детишек-даунов, которые резались в картишки при свете ночника. Мурзык притаился в кустах и стал наблюдать. Задача была не из простых: как спереть шашлык из жаровни? И тогда Кот решился на хитрость. Всю жизнь, пока он жил у Вити, ему что-то все говорили, но он придуривался и делал вид, что не понимает. На самом же деле он прекрасно говорил по-русски. Он вышел из кустов и заголосил: "Люди добрые! Подайте бедному бродячему Коту на пропитание! Кто сколько может!" Мужик как увидел такое, бросил шампур и убежал в домик. Дама сказала: "Какой трус! Не смог исполнить даже свой супружеский долг! Тогда исполни его ты, Котик!" Детишки сказали: "Ура! Наконец-то он будет с нами третьим!" Кот поправил подтяжки, в которых был, и сказал: "Мэм! Я даже не знаю! Вообще-то, у меня уже есть Кошка! Звать Муся! Это что-то! У неё местами 90, а местами 60! Некоторые говорят, что местами у неё два нуля, что значит, что у неё нету сисек, но это не совсем так! Она прекрасна! У неё такой замечательный лоток, где придурковатый дядя Саша меняет наполнитель раз в 7 дней! Этот дядя Саша тоже такой душка! Он поит Мусю, гладит, а когда у него хорошее настроение, то он лает на Мусю, рычит, как собак, и орёт на неё! Потому что хорошо! Хорошо же!" Но дама сказала: "Котик мой! Муся далеко, а я близко!" Наверное, ей шашлыки ударили в голову. На самом деле по жизни она была совсем не секс-бомба, а ботаничка. И не только не изменяла своему дибильному муженьку, а даже никогда и не помышляла даже о сексе втроём. Поэтому Кот сказал: "Мадам! Вы в своём уме?" И дама заверещала от ужаса, так как шашлыки в её животе переварились в этот момент: "Говорящий Кот! Спасите!" И тоже убежала в домик. Там они стали с мужем трястись от страха: "Положение критическое! Наверное, наступил Конец Света! Коты разговаривают! Вызывай по телефону спецназ!" И вот мужик вызвал СОБР. Спец Отряд Быстрого Реагирования. И приехал СОБР! В это время Мурзык, пользуясь тем, что все взрослые сбежали, обожрался шашлыками и играл с даунами в карты. Выиграл 28 раз подряд, что показывает, что они вообще играть не умеют. Дауны заплакали и пошли в домик жаловаться, что их обидели. Кот с набитым тугим полным брюхом лежал, раскинув лапки, под мангалом и ловил кайфы обжорства. "Кот!" - загремел в мегафон СОБР. - "Ты окружён! Сдавайся! Какие у тебя требования? Отпусти для начала всех заложников! И поговорим мирным путём!" "А у мня есть заложники?" - подумал Кот. - "Ах, да! Эти придурки! На кой они мне сдались?" И Кот решил спастись бегством, что ему было не трудно сделать, так как маленького роста. Он выскочил через кусты, через забор и был таков! СОБР продолжал орать: "Кот! Хочешь миллион рублей и вертолёт? Сознавайся: хочешь! Щас пригоним!" И в Кратовском небе затрещал вертолётный винт! Это был вертолёт. Но Мурзык подумал: "Да на хрена мне вертолёт? Я хочу вернуться к Вите в дачу 24! Я так соскучился и по Мусе, и по придурковатому Саше!" И вот Мурзык снова перелез через забор Кратово и оказался у колонки. Вити уже не было, а Аннушка лежала такая же. "Подвинься, пьяное чучело!" - сказал Мурзык. - "А не то щас как полосну по морде когтями!" "Ой, испугал!" - сказала Аннушка. - "Да я таких как ты, топила пачками в пруду!" "Так вот почему там вся рыба подохла!" - понял Мурзык. - "А то я, главное, ходил в сапогах рыбачить и ничего не поймал! Меня так и назвали: Кот в Сапогах!" "Да шучу я! Никого я не топила!" - соврала испуганная Аннушка. "А мне кажется, что ты щас врёшь! И топила котят!" - сказал проницательный Мурзык. - "За потопление невинноубиенных товарищев сама на потопление пойдёшь! Или как полосну по морде!" И таким образом запугав бедную алкоголичку, Кот потащил её на пруд, чтобы тоже утопить, как в своё время поступили мушкетёры Короля с миледи! Было темно! По багровым облакам бежала смутная луна. Вот только корявых деревьев не было на берегу, потому что в Кратово все деревья на берегу стройные и кустистые. "Это нам щас не важно!" - подумал Кот и втащил Аннушку в лодку, чтобы везти её на середину пруда и утопить! Но тут из своего домика вышел дядя Вася-Лодочник: "Куда это вы, два недоноска, собрались?" "Дядя Вася!" - заголосила Аннушка. - "Спаси меня! Этот злобный Кот хочет меня утопить!" "И правильно сделает! Потому что ты мне никогда не давала! А впрочем, если я тебя спасу, ты мне, наконец, дашь?" - спросил Вася. "Извращенцы!" - сказал Мурзык. И тогда дядя Вася принялся махать веслом типа кун-фу и орать: "Кия!" "Ладно-ладно, психи! Не буду я её топить!" - согласился Мурзык. - "Бери её! А я, пока вы кувыркаетесь, поеду на лодке и пособираю малину с кустов!" Что он и сделал. Пока Вася и Аннушка извращались на сырых простынях в домике Васи, Кот погрёб на другую сторону пруда. Тут как раз сидел Медведь-Рыболов и спал. Он пришёл сюда ещё в ту пору, когда не было Вечной Ночи. И заснул. Так и спал. В туалет не ходил, всё ловил рыбу. Снились ему удивительные оранжевые сны, что будто его медвежата все выучились на докторов и работают в КОАППЕ, Комитете по Охране Авторских Прав Природы. И ставят, и ставят всем градусники в задние проходы. Даже бегемотикам в Африке! Даже гориллам в Америке! Даже верблюдам в Азии! Такой прекрасный радужный сон. Мурзык хлопнул Медведя по плечу: "Физкультпривет, дядя! Просыпайся, дядя! Щас уже ночь! Здесь теперь всегда ночь! Правда, воздуха не нефига, а дофига! Воздух есть, и это радует!" Медведь проснулся, очухался и сказал: "Как долго я спал!" "Да, долго! Прям как Спящая Царевна!" - сказал Мурзык. - "Верю, что тебя ожидают ещё и не такие сюрпризы! Сейчас здесь Вечная Ночь, понял?" "А рыба клюёт?" - спросил Медведь. "Рыба не клюёт, потому что одна дура утопила здесь котят!" - сказал Кот. "А я вот поймал!" - сказал Рыбак и показал синявку. "Ну значит, это последняя сумасшедшая синявка! А остальные подохли!" - сказал Мурзык. - "Ладно, пока, дядя! Мне пора собирать малину! Фонарик не одолжишь?" Но фонарика у Медведя не было. "Да! Это проблема! Как же мне собирать малину в потёмках?" - подумал Кот. - "Есть, конечно, вариант напасть на ближнюю дачу номер 17 и под страхом смерти (пригрозить как-нибудь) потребовать у них фонарик! Но опять наедет СОБР! Ладно, так и быть, совершу ещё один налёт-смелость! Недаром меня зовут Мурзык-Бесстрашная Гиена!" И вот Кот подошёл к тёмной даче номер 17! Здесь было страшно и мрачно! "Наверное, щас окажется, что в даче кто-то подох! Вот такая тишина и стоит! Или собака, или старая бабка! И её готовятся отпеть!" - подумал Мурзык. Но оказалось, что тишина обманчива! Сейчас же раздались весёлые звуки, зажглись окна! И потрясённый Кот увидел, как за окнами веселятся и водят хоровод какие-то зверушки! "Зверушки? У нас? В Кратово?" - подивился Кот. - "Откуда они тут взялись? Наверное, собрались со всех дач! Я слышал, здесь живут цыплята, овечки, кролики! Говорили даже, что есть динозавры и злобные хорьки, но здравомыслящий Кот таким бредням верить не будет!" Он постучался и сказал тонким голосом: "Откройте! Кто-кто в теремочке живёт? Кто-кто в невысоком живёт?" И ему открыла какая-то хрюшечья морда: "Чего надо?!" "Больно строг хряк сей, аки Цербер!" - сказал Мурзык и ударил хряка по морде! После этого в прихожей завязалась безобразная потасовка, в ходе которой Мурзык спустил штаны хряку и кусал его за голую ляжку, а тот орал: "Щекотно же! Отпусти!" На шум вышли прочие зверушки в дурацких колпаках и стали смотреть и дуть в бумажки. Ну такие, которые от этого распрямляются из трубочек. "Я мыслил забрать от вас 16-летнюю не помню, как зовут! Вы с ней спите и колите её наркотиками! Но потом я передумал, увидев, что все вы как клоны! И решил спросить: "Что, Цирк приехал? И где же главный клоун?" "Ну, я - главный клоун!" - сказал злобный Хорёк, выходя из толпы клоунов. - "Или я за него!" "Ах ты, сучья морда!" - сказал Мурзык. - "Вот тебя-то я и возьму в заложники!" И он схватил Хорька и приставил к горлу того какую-то ветку, так как ножа у Мурзыка не было в связи с тем, что у бродячих Котов вообще ничего не бывает. "Если решите, что это не нож, вам всем - крышка!" - сказал Кот и зашипел! Он был очень прекрасен: луна осветила неверным светом его кошачьи черты, полные храбрости и животного магнетизма. Но тут какой-то Барсук хитростью подошёл сзади и ударил Кота по голове рукояткой лопаты! Так как у Барсуков не бывает пистолетов, а лопаты бывают. Может, этот Барсук был садовод-любитель, который ночью ходил закапывать в саду труп своего Барсучёнка, нежелательного ребёнка, который искусал всех домашних и сожрал в колыбели самого злого пса Барсука! "Никуда я не ходил! И ничего я не закапывал!" - сказал Барсук. - "Харе мне дело шить, начальник! Вы бы сняли пиджачок, гражданин начальничок!" Потому что перед тем, как упасть на дно колодца в кому от удара, Мурзык почему-то вслух произнёс свои догадки про Барсучёнка. И вот Мурзык без сознания! "Наконец-то! А то этот придурок уже начал действовать мне на нервы!" - сказал Хорёк. "Да если бы не я, ты бы щас был заложником с полными штанами дерьма!" - сказал Барсук. - "И где твоя благодарность?" Между тем Мурзык глючил Витей. Что как в таком прекрасном солнечном сне, днём, без Вечной Ночи, Мурзык счастливый бежит по цветистому лугу к прекрасному Вите, который даёт ему миску молока! И Мурзык мурлыкает и трётся об Витю! И нет никого счастливей во всем Кратово! "Витя! Где ты щас, мой дорогой?" - подумал Мурзык и очнулся. Первое, что он увидел, было мурло какой-то курицы, которая тоже праздновала в 17 даче. "Я так и забыл спросить: что вы здесь празднуете?" - спросил Кот. "День Работника Нефтяной Промышленности!" - ответила курица. "А! Понятно! Ну вы и чмошники!" - сказал Мурзык и тут же схлопотал за эти слова удар по морде от курицы! "Чего ты дерёшься? Ты же курица! Мать своих цыплят! Ты должна быть нежной и ласковой!" - сказал Мурзык. "Ты негодяй! Я - плохая курица!" - сказала курица. "А знаешь, курица, - сказал Мурзык, - ведь мне от вас ничего не нужно, кроме фонарика! Я возьму его, ты поможешь мне бежать, зато сделаешь Богоугодное дело! Ты в Бога-то веришь?" "Нет!" - сказала курица. - "Нехристь я!" "Сволочь ты, а не нехристь!" - сказал Мурзык. - "Если я выберусь отсюда живым, я нажалуюсь на вашу дачу 17, и вам никогда не выдадут чистых простыней!" "А я живу не здесь! А где, не скажу!"- сказала наглая курица. И тут в помещение вошёл хряк. Он сказал: "Чего ты с ним разговариваешь? Если не хочет праздновать с нами, в расход его!" "Почему это не хочу?" - спросил Кот. - "Очень даже хочу!" Вот так его и развязали, и он принялся вместе со всеми водить хороводы и петь: "День Нефтянника! День Нефтянника!" А потом его отпустили домой. И он вернулся к своему Вите любимому. Между тем по часам пора было уже вставать завтракать, но все путались со временем, так как продолжалась Ночь! К.

ЭПИЛОГ
Последняя сказка про Ночь навеяна моим мрачным времяпровождением. У меня тоже Вечная Ночь стоит. Но с другой стороны, понятно, что эта Ночь тоже типа Правила. Потому что её можно повторить. Ещё я думал о том, что моё Будущее, мой перец (который отвечает за будущее) другого вида, чем у разных проституток, которые хотят ко мне придти, чтобы их полизали. Они видять будущее красным, а я серым. Поэтому, раз я вижу своё будущее по-другому, приходить не стоит. Это всё верно, но мне уже надоело. Лучше глючить просто Ночью. Вот так.


Александр
Барсуков

Страна
сказок-361

("Письма в никуда"-361)

2013

ПИСЬМО В НИКУДА-3600,8-3600,9
11 мая 2013 года. После долгой продолжительной ЦЭ Новое Правило (все прочие отменяются): "Все мелкие мысли низа перехватываются головой, их можно вспоминать." Понятно, что низкие эти мелкие мысли могут быть вообще какими угодно, они меня доставали. Теперь же ясно, что и голова играет роль. Это прикольно. Когда о них вспоминаешь, они уже не такие мелкие, а типа воспоминаний, потолще. К.

ПИСЬМО В НИКУДА-3600,9-3603,5
12 мая 2013 года. Сказка про Кратово, про детство, про Робоцыпа. В одной из дач завёлся Робоцып. Это была помесь робота и курицы, очень страшная и опасная для общества. Она хотела уничтожить население Кратово, чтобы она одна осталась и могла в одиночестве заниматься извращённым сексом. Чтобы никто не мешал. И вот он, Робоцып, вышел из дачи на улицу. Тут по дороге как раз ехал мальчик Витя на велосипеде. Как только Витя увидел Робоцыпа, он приветливо замахал ручкой и закричал: "С Праздником!" Потому что был День Работника Текстильной Промышленности. Робоцып вяло махнул железной клешнёй: "Взаимно!" И пошёл обратно в свою тёмную дачу. Там он лёг на диван и подумал: "Этот народ так просто не победить! Раз они все такие по жизни жизнерадостные и довольные! Нужен План! Может, это сойдёт за План? Я влезаю в их биотуалет и прикидываюсь трупом! И они гадят мимо туалета! И становятся все заср.нные и не довольные по жизни! И тут выхожу я и побеждаю их! Какой тупой План! А может, проникнуть к ним на спортплощадку? Ну и что? А то! Я проникаю, говорю: "А вот и я!" и ломаю им там все насаждения и спортпостроения! И они не могут больше играть, продвигаться, ничего не понимают, ломают белы руки в отчаяньи и становятся озабоченными идиотами! Что и требовалось доказать! Белы руки? Может, мне заняться сексом?" И Робоцып стал заниматься сексом, временно позабыв о своих коварных планах. Позанимавшись, он принялся мыслить снова: "Я проникаю на лодочную станцию! И писаю во все лодки! И лодки тонут! Отдыхающие тонут вместе с лодками и становятся идиотами! Хорошо! Хорошо же! Но есть один изъян: у меня нет столько мочи! Ладно! Последний План: я беру в заложники этого Витю! И говорю его родителям: "Витя или Кратово!" Они ничего не понимают, перестают продвигаться и раскалываются до ж.пы! Хорошо!" И вот страшный Робоцып снова вышел из дачи, преисполненный своих коварных Планов! Витя в это время играл в пин-понг с Петей, своим другом, на спортплощадке. Робоцып осторожно подошёл к играющим. Сердце его отчаянно стучало, так как его мамаша была трусливой курицей всё же. Робоцып сказал: "Хороший денёк! Как играется?" "Дядя!" - сказал Петя. - "Давай сыграй с нами!" "Подожди, Петя!" - сказал Витя. - "Ты что, не видишь, что ли, что это - злобный Робоцып, который мыслит уничтожить человечество?" "Я совсем не такой!" - сказал Робоцып в свою защиту. - "И вот вам доказательство: карамельки!" И он дал ребятам пару конфеток. "Нас на это не купишь!" - сказал Витя и заорал всем громким голосом: "Спасайся, кто может!! Страшные Робоцыпы оккупируют Кратово!!" Бедные спортсмены бросились все в рассыпную, а Робоцып сказал: "Подумаешь! Может, я и злобный, да, но в душе я та же курица! Я хочу только высиживать цыплят и быть счастливой!" "Так ты хочешь только цыплят?" - спросил Петя. - "Я могу тебе это устроить! Я могу!" И он принялся снимать штаны, чтобы, типа, исполнить супружеский долг прямо здесь на площадке! "Петя! Угомонись! Вспомни: ты же всего навсего мальчик, ребёнок! У тебя не стоит совсем! Ты не можешь ничего как мужчина!" - сказал Витя. "Простите! Отвлёкся!" - сказал Петя и надел штаны. "А может, всё-таки можешь?" - спросил Робоцып. - "Я так хочу цыплят! Они такие милые! Пушистые! Жёлтенькие!" "Нет! Тут нужен петух! И я знаю, где его добыть!" - сказал Витя. - "Здесь неподалёку в одной из дач живёт петух! Айда туда!" И все трое пошли туда. Дверь открыла миловидная женщина лет тридцати. "У меня на неё стоит!" - прошептал Робоцып мальчикам. - "Больно миловидная! И грудь не прикрыта!" "Но ты же говорил: петух! Или я не так понял? У тебя что, на женщин влечение?" - спросил Витя. "Ну да! Я же Робоцып! От темени до пяток! Робоцып я! У меня влечение на всё, что движется! Но особенно на женщин и петухов!" - сказал Робот. "Мэм!" - сказал Витя. - "Можно вас на пару слов?" И он увёл женщину вглубь дачи: "Понимаете, одному моему другу очень-очень плохо! Он очень-очень привлекательный и сексуальный, но полный при этом ботаник и дибил! И ему никто не даёт! Может, вы дадите?" "А кто, кто этот друг? Петя?" - спросила женщина Оксана. "Да нет! Не совсем так, то есть, совсем не так! Это Робот, Робоцып! Но он безумно, безумно одинок! Не могли бы вы составить ему пару?" - спросил Витя. "Я не в настроении!" - сказала Оксана. - "У меня суп на плите стынет!" "Но вопрос идёт о жизни и смерти!" - настаивал Витя. - "Если этого идиота не удовлетворить, он разнесёт земной шарик ко всем чертям!" "Ну ладно, раз так ставится вопрос, то я дам!" - сказала Оксана. "Отлично!" - сказал Робоцыпу Витя. - "Дело сделано! Сейчас ты станешь Настоящим Мужчиной!" Но тут, как всегда, произошёл облом! Из комнаты вышел мальчик Митрофан, который до этого мирно дремал у себя. А появление несовершеннолетних всегда начисто убивает всякий секс! "Сиську хочу!" - сказал Митрофан! "Чёрт тебя дери, Митрофан! Ты всё чуть не испортил!" - сказал Петя. - "Я, я дам тебе пососать сиську!" "Да подожди ты, Петя!" - сказал другу Витя. - "Ты же не женщина! У тебя нету сиськи!" "А жаль, жаль!.." - сказал Петя. "Я, я дам ему пососать!" - сказал Робоцып. - "Как андроид, я оборудован FM-радио, походным гриль-баром и сиськами!" И он принялся кормить Митрофана грудью своей. "Да! Ваш друг действительно безумно, безумно одинок и неуправляем!" - сказала Оксана. - "Но этим он и подкупает! Может, когда я отправлю Митрофана кататься на лодке, у нас с вашим Робоцыпом что-нибудь и получится!" "Это бы было здорово! Я имею в виду кататься на лодке! Но получится - тоже не плохо! Человечество тогда будет спасено!" - сказал Витя и хлопнул Митрофана по плечу: "Пошли на лодках?" И Митрофан, вытирая губы, сказал: "Ужасная это дрянь - молоко Робоцыпа! На лодках гораздо веселее!" И он пошёл с мальчиками кататься. Робоцып остался наедине с Оксаной. Теперь ему предстояло стать Мужчиной. Но он что-то очковал. После кормления Митрофана все его гормоны утекли вместе с молоком, любовь угасла. Прошла любовь, завяли помидоры. Но в Оксане любовь, похоже, разгоралась с новой силой: "Ты такой сильный мужчина! Возьми меня! Люби меня, как я тебя!" Но тут появился Почтальон Пэт! "Какого чёрта ты вообще тут делаешь?!" - зашипела на него Оксана. - "В Кратово не бывает почтальонов! Они все в другом мире!" "Я принёс посылку для вашего мальчика! Для Митрофана! Фоторужьё!" - гнул своё Пэт. И тут только Робоцып понял, что это никакой не Пэт, а маньяк Фишер, переодетый под Почтальона! И тогда благородная ярость вскипела в Робоцыпе: "Это я уничтожу мир, а не ты!" И он съездил Фишеру по морде! Но Фишер был не робкого десятка, не даром, что маньяк! Он ответил! Завязалась безобразная потасовка! На шум вернулись Витя, Петя и Митрофан! Митрофан закричал: "Мамо! Мамочка! Они ничего с тобой не сделали?" "К сожалению, нет!" - ответила Оксана, и Митрофан с Нежностью бросился ей на шею. Между тем драка продолжалась! Витя сказал Пете: "Как думаешь, позвать на помощь ментов?" "Я думаю, ещё не пора!" - сказал Петя. Но тут из клубка дерущихся тел высунулась лапа Робоцыпа, которая вцепилась в яйца Фишера! "Вот теперь, думается, пора!" - сказал Петя. "Да ладно! Я сам разберусь!" - сказал Витя и закричал: "Шухер! Милиция! Продолжаем колбасиция!" От слова "милиция" Фишер моментально опомнился и бросился в рассыпную! Только синие штанишки замелькали! "Ату его! Он трус!" - кричал Петя. "Ладно! Митрофан снова дома, а значит, секса опять не видать!" - сказал Витя. - "Куда бы этого чёртова Митрофана опять увести из дома? Может, в магазин? Там рядом есть стенд со свежими газетами, вот пусть читает! Митрофан, пошли в магазин? Купим тебе пончиков!" И глупый Митрофан сказал: "Конечно! Прощай, мамо!" И все трое пошли в магазин. "Ты не поняла? Я не в настроении!" - сказал Робоцып Оксане. Но та вдруг вспомнила про остывающий суп на плите и про то, что она, типа, замужем, поэтому тоже расхотела, так как муж её был страшным жестоким человеком, которого все знали в Кратово как того, который сдал анализы медсесте Зиночке, а потом долго орал, что она перешла ему все тропиночки! Чуть не заставил Зиночку выпить его все анализы! Но так как Зиночка была по уши влюблена в этого мужа, то от любви готова была выпить всё, что он захочет: "Я готова выпить для тебя всё! И стать, кем угодно!" Наверное, готова была стать олигофреном, так как анализы этого жестокого человека были ядовитыми. Поэтому Оксана холодно сказала: "Робоцып! Пошёл вон!" "Ой, как мне плохо! Ой, мама-джан, помираю! Меня бросила моя девушка!" - застонал от горя Робоцып. А как известно, все девушки и парни совершенно предсказуемы: они строят свою любовь, а если их бросают, то плачут в три ручья! А как их не бросить, если они все скучны, так как предсказуемы? Между тем Витя, Петя и Митрофан подошли к стенду с газетами и стали читать. Они читали "Кратовские Ведомости": "В этом году урожай сдали досрочно и все любили Маяковского! Ура Маяковскому! Я достаю из широких штанин дубликатом бесценного груза! За.битесь: я гражданин Кратовского Союза!" "Кто пишет подобную хрень?" - удивился Петя. "А мне нравится! Не зря вы сюда меня привели!" - сказал Митрофан и прочитал: "Сегодня в клубе - танцы! Выступает знаменитая группа "Кассовый Лай"! Все девчонки рыдают и в шоке! Впервые за 24 года весь состав снова вместе! И хоть теперь солист весит 94 килограмма, но это не повод забыть про их Любовь! Мы любим Вас!" "О! Я тоже их обожаю!" - сказал Митрофан и пропел: "Белые козы, белые козы! Беззащитны рога! Что с вами сделали злые морозы, лишив вас молока?" И Витя грянул: "Естердей, итс май трабл фай увей!" "Чего ты орёшь? Ну чего ты орёшь?" - спросил Петя. - "Тут люди ходят!" "Они сами не знают, чего ходят! А это - классика!" - сказал Витя. - "Ладно! Раз петь нам запрещено, может, сходим порыбачим? Я знаю прекрасное местечко! Половим на фидер!" "Что есть фидер?" - спросил Митрофан. "Балда! Неграмотность Рассейская! Фидер - это такая удочка!" - сказал Витя. - "Вот только сапоги надо надеть дома!" И он пошёл домой. На крыльце его дачи 24 сидел печальный Робоцып: "Я так и не стал Мужчиной! Теперь я не поймёшь, кто: женщина-не женщина, курица-не курица!" "Не плачь, не реви!" - сказал Витя. - "Женщина - не птица, курица - не человек! Всё гармонично! Я щас надену сапоги и пойду рыбачить. Ты-то хоть расстался с идеей угробить человечество?" "Расстался! Я был не прав, а ты во всём прав, Витя!" - сказал Робот. - "Человечество надо любить и вожделеть! Там на берегу не будет цыпочек? Я бы их вожделел! А то эта дура Оксана мне порядком надоела!" "Там будут купальщицы!" - сказал Витя. - "Тоже не плохо! Но клеиться к ним забудь: у них у всех есть бойфренды и мужья!" И вот все четверо пришли на пляж. Тут действительно были прекрасные цыпочки! Они загорали, подставляя под солнышко прекрасные оранжевые полные ляжки и груди в лифчиках. "И думать забудь!" - сказал Робоцыпу Витя. - "Мы здесь не за этим!" Но Робоцыпа было уже не удержать: у него опять всё встало! Он подошёл к одной из цыпочек и хлопнул её по заднице: "Чиксам, тёлкам, бейбам - нет, нет, нет! Солнечному заду - да, да, да!" - пропел он и получил пощёчину! "Робоцып!" - сказал Витя. - "Опять ты за своё! Я же тебя предупреждал!" "А что? Мне нравится! После этой пощёчины эта тёлка точно в меня влюбилась! Она вошла со мной в телесный контакт! Ещё немного, и она моя!" - сказал Робот. "Она щас сама не своя, у неё в голове полная каша, и она ничего не может, как женщина!" - сказал Витя. - "Хочешь ты обладать тёлкой, у которой в голове полная каша? Или ты как Чикатилло, готов трахать испуганные трупы? Это же мерзко!" "Ладно, ладно! Уговорил!" - сказал Робоцып. - "Давайте ловить!" Митрофан сказал: "По-моему, у меня клюёт!" И вытащил синявку. "А побольше ты ничего поймать не можешь? В этом пруду ловили даже щуку! Даже карпа! Я сам лично вот этими вот рыбацкими руками поймал здесь карпёнка!" - сказал Витя. И тут все с ужасом увидели, что по воде плывёт какой-то утопающий! "Этого нам ещё не хватало!" - сказал Петя. "Кого-то этот труп мне напоминает! А! Вспомнил! Он как две капли воды похож на того нарисованного хулиганами в домике лодочника утопающего с усами, в очках и с большим пенисом! Наверное, это наш общий глюк! Такого в жизни не бывает!" - сказал Витя. Но оказалось, что девушка, которая дала недавно Робоцыпу пощёчину, тоже видит этот глюк! Она заорала дурным голосом! Робоцып сказал: "Я спасу тебя, бейба!" И бросился на неё своим толстым пузом! Вот так Робоцып совершил этот подвиг и заслужил любовь этой девушки Ольги. И прожили они потом долго и счастливо много лет подряд и нарожали на свет Божий много разных ублюдков типа цыплят. Витя сказал: "Мы так долго хотели спарить Робоцыпа с кем-то типа Оксаны, а он неожиданно нашёл свою Любовь на берегу! Построил свою Любовь!" А утопающий действительно оказался глюком. После этого Витя и все-все наловили синявок и пошли по домам. Человечество было спасено! К.

ПИСЬМО В НИКУДА-3603,5-3603,6
12 мая 2013 года. Новое Правило: "Мысли низа отвечают за представление меня в разных ситуациях и местах. Но теперь ясно, что голова у меня будет не пустая при этом. А буду я думать о проблемах ЦЭ (Закатывания). Потому что я постоянно о них думаю. Так что подкорректирую вылазки переца." Ясно, что в думах о ЦЭ невозможны разные встречи с проститутками, свадьбы и прочее. Я же буду думать о ЦЭ! Какой там кайф? К.

ПИСЬМО В НИКУДА-3603,6-3603,7
14 мая 2013 года. После очень длительной ЦЭ (Закатывания), когда надо было в 9 часов ехать в диспансер. Это Будущее было так страшно, что даже не было Оконного Страха, настолько ярко. Новое Правило: "Я - чудовищный!" Теперь-то это ясно. Любая мысль этому доказательство. А ЦЭ было около 20 часов. Боялся всех цветов без исключения, даже постельных. К.

ПИСЬМО В НИКУДА-3603,7-3603,8
14 мая 2013 года. Надоело мне признавать их чудовищными, и я признал их всех хорошими. Потому что они хорошие и есть. Все вообще. К.

ПИСЬМО В НИКУДА-3603,8-3606,4
15 мая 2013 года. Сказка про Кратово, про детство, про памятник Медведю-Рыболову. Дело в том, что в незапямятные времена этому Рыболову удалось поймать в пруду крокодила. Как этот крокодил там очутился, никто понять не в состоянии. Но Медведю это удалось, он это сделал! И ему поставили трёхметровый монумент, на который все ходили молиться типа, как в Мекку. Но Злобный Хорёк был неутешен. Он мечтал, чтобы памятник поставили ему! И он приходил ночами и мочился на подножие памятника! Витя, конечно, потерпеть такое надругательство над святыней не мог. Однажды ночью он с Петей (а это тоже такой мальчик, это вообще такие два друга) подкрался к памятнику и стал ждать Хорька. Памятник был впечатляющ и изображал Медведя с улыбкой до ушей и крокодила с улыбкой до ушей, как бы говорящих "чи-из". Автором монумента был известный Церетелик. Витя стёр в потьмах пыль с таблички и прочитал: "Великому Медведю от благодарных сельчан. Сельчане. Да пусть сей улов живёт в веках!" Но вся табличка была в плесени от мочи Хорька, который проделывал это каждую ночь. "Ну, Хорёк, ну сволочь!" - сказал Витя. - "Надо бы сходить в дачу за ветошью и протереть головку памятника!" "Что он тебе, инопланетянин, протирать ему головку?" - спросил Петя, потому что это инопланетянину протирали головку, чтобы вбить туда фольклёру, по-крайней мере, так Петя видел в муви в клубе. "Нет, всё-таки это Святыня! Никому ещё не удавалось поймать в пруду крокодила!" - сказал Витя. И тут из пруда вылез маленький крокодильчик и сказал: "Хочу сисю!" "По-моему, скоро подвиг повторится, и я тоже поймаю крокодила!" - сказал Витя и схватил крокодильчика за хвост! Тот жалобно мяукнул и попытался нырнуть в водоём. Но Витя крепко держал: "Колись, сука! Много вас ещё таких в пруду?" "Да раз-два и обчёлся! Сколько в семье крокодилов-то? Отец мой, да я!" - сказал крокодильчик. "Понятно! Буду ловить твоего отца на спиннинг!" - сказал Витя. - "А пока меня дама ждёт! То есть, Злобный Хорёк! Адьё!" И Витя выпустил крокодильчика. Тот уплыл восвояси. Между тем стемнело совсем. Стал накрапывать мелкий противный дождик. Витя открыл припасённый зонтик и сказал: "Если этот упырь Хорёк не придёт, мы простудимся от ночной прохлады!" Между тем сосны мрачно зашелестели, налетел ветерок и заухал филин. "Сдаётся мне, что в Кратово завелись вампиры!" - сказал Витя. "Да какие вампиры? У тебя глюки!" - сказал Петя. И тут кусты с шумом раздвинулись, и показался Хорёк со спущенными штанами! Он готовился осквернить Монумент! Ребята притаились. Хорёк деловито обошёл памятник, бормоча: "С этой стороны я его уже обоссывал, с этой тоже! С какой бы ещё? Может, сверху? Пойду в дачу за воздушным шариком, чтобы делать сверху с высоты!" И он, бормоча, что за всех приходится думать самому, удалился. "Так! Всё понятно! Хорёк хочет надругаться в изощрённой форме! К счастью, у меня в даче есть ружьё, чтбы сбить воздушный шарик!" - сказал Витя и сходил за ружьём. Между тем над памятником завис шарик! Это было мрачное зрелище! Шарик нависал, с него Хорёк сбрасывал мешочки с балластом и одним чуть не угодил по голове Пети! "Слушай, мать твою, Хорёк!" - закричал Петя. - "Нельзя поосторожнее, мать твою?" "Кто это там вякает басом?" - закричал сверху Хорёк. "Это не вякает, а разговаривает с тобой капитан Петя, свинья!" - закричал Петя, а Витя прицелился и выстрелом из ружья сшиб с корзины ещё один мешочек, который на сей раз угодил прямо по голове Пети! "Ну всё, свинья! Ты сам напросился!" - сказал Петя и огрел Витю оплеухой по шее! Наверное, от удара потерял ориентацию в пространстве. "Петя! Это же я, Витя!" - сказал Витя. "Прости, друг!" - сказал Петя, выхватил ружьё и принялся метиться в Хорька! Перед глазами Пети всё крутилось, и выстрелом он ранил Хорька в пятку! Хорёк вывалился из корзины и упал в пруд! "Во горе-то какое!" - запричитал Витя и бросился спасать Хорька! Это была такая эпическая сцена, когда добрый мальчик выносит раненого Хорька на берег под раскаты ночного грома! Витя уложил Хорька на траву и принялся делать тому искусственное дыхание "рот в рот"! "Надо ему делать "рот в задницу"!" - зло сказал Петя. - "Для подобных негодяев нет других методик!" "Да подожди ты, Петя!" - сказал Витя. - "Я думаю, этот Хорёк ещё сможет встать на путь исправления! И его примут, наконец, в октябрятскую "Звёздочку"!" "Никогда!" - сказал Хорёк и снова потерял сознание. Тут из пруда снова выскочил крокодильчик и вцепился в ногу Хорька! "Что ты делаешь?!" - сказал Витя. "Этот Хорёк мне давно знаком! У нас с ним свои счёты! Он пылесосом воровал у нас плюшки!" - сказал крокодильчик. "Это не повод, чтобы так вкуситься!" - сказал Витя. - "Если хочешь знать, этот Хорёк отныне под охраной пионеров, потому что я - гордый пионер! Конечно, не такой гордый, как бывает матрос с крейсера "Чижик", но тоже гордый!" Тут Хорёк опять очнулся и сказал: "Мама! Пираты украли у нас все макароны!" "Он совсем плох! Помирает!" - сказал Витя. "Лучше бы он совсем подох!" - сказал Петя. - "Одним негодяем бы было меньше на Земле!" Крокодильчик сказал: "Ну, мне пора! Аревуар!" И уплыл. Витя сказал: "Ладно! Я вижу, мне этого придурковатого Хорька не оживить. Понесу-ка я его в медпункт! Там как раз сексуальная медсестра Женечка! Если она его оживит, то, может, у неё с ним чего-то и получится, так как она не замужем!" И Витя взвалил Хорька на плечи и потащил в медпункт. Там Женечка как раз занималась тем, что с упоением гладила свои бритые гладкие ноги и говорила: "Я почувствовала свою красоту!" "Отлично!" - сказал Витя. - "Я уверен, у вас всё получится!" И он брякнул Хорька на операционный столик! "Что надо сделать этому пациенту?" - спросила Женечка. - "Побрить лапы? Пересадить яичники обезьяны? Поменять пол?" "Я мыслю, для начала надо поменять ему пол!" - сказал Витя. "Люблю менять пол! Это так заводит! Может, для начала и тебе его поменять?" - спросила Женечка. "Не сейчас! Потом!" - ответил Витя. И вот Женечка склонилась над Хорьком, бормоча в свой диктофон: "3 часа 43 минуты ночи! Случай очень тяжёлый! Перед нами Хорёк! Внутренности его отсутствуют!" "Как это так отсутствуют?" - спросил Витя. "Ладно, ладно, присутствуют! Щас вытащу его кишки и посмотрю, что он ел на завтрак!" - сказала Женечка. "Да погоди ты!" - сказал Витя. - "Сначала вшей яичники!" "Это да, это ты молодец! Медицина требует жертв!" - сказала Женечка и сняла трусики! "Что ты делаешь?!"- спросил Витя. "Я же говорю: жертв! Сейчас я отрежу яичники у себя и вошью Хорьку!" - сказала эта героиня от медицины. "Это так необходимо?" - спросил Витя. "А ты как думал? Или отрезать их у тебя?" - спросила Женечка. "Ну я думал, для этого существуют подопытные макаки!" - сказал Витя. Но тут из медицинского шкафчика высунулась макака и сказала: "Сами вы все подопытные! Мы, макаки, умнее вас! Мы на зелёный свет берём банан, а на красный его жрём! Это ещё профессор Павлов доказал! Но потом, правда, мы сожрали его самого, когда он спрятался от нас в собачьем питомнике!" "Вот видишь, какие вы злобные!" - сказал Витя. - "Сейчас я самолично вырежу у тебя яичник!" Макака испугалась: "Я сама! Я сама всё сделаю!" "Да ладно, я пошутил!" - сказал Витя. - "Я мыслю, этого Хорька стоит просто обрить наголо! А менять пол не целесообразно!" "Нет! Если я за что-то взялась, то доведу это дело до конца!" - сказала Женечка и принялась из своей промежности доставать яичники. "Да ладно, угомонись ты!" - сказал Витя, вежливо, но настойчиво запихивая яичники обратно. Женечка села за стол и расплакалась, подпирая голову белой ручкой: "Так я никогда не стану настоящим врачом! И навсегда останусь медсестрой!" "Не реви!" - стала утешать её макака, гладя по голове. - "Всё ещё впереди!" "Я мыслю, Хорьку надо просто отрезать детородный орган! И всем сразу станет легче на душе!" - сказал Витя. "А меня кто-нибудь спросил?" - сказал очнувшийся Хорёк, но Женечка сказала: "Наркоз!" и стукнула Хорька по голове кирпичом! Хорёк снова впал в анабиоз. "А я думаю, его надо переодеть в женское платье, а потом пристрелить, а трупик выбросить в пруд!" - сказала Женечка. "Зачем его переодевать?" - спросила макака. "Не знаю! Так в одном клипе было! Там мужик украл из морга труп женщины, приодел его, потанцевал с ним, а потом выбросил в море! И труп ожил!" - сказала Женечка. "Дура!" - сказал Витя. - "Он пока и так живой!" "Но это не помешает мне пока забавы ради накрасить ему губы помадой, а брови тенями! Так он будет походить на дешёвую шлюху!" - сказала Женечка. И она принялась накрашивать Хорька. И тут в дверь вошёл доктор Маргулис! Он сказал: "Чем это вы здесь занимаетесь?" "Мы, товарищ доктор, того! Макак дрессируем! А то эта макака совсем обнаглела: утверждает, что вы прячетесь от неё в собачьем питомнике! Ведь правда?" - спросил Витя макаку. "Да!" - ответила та. - "Я в конец обнаглела!" "Да я не про это! Кто этот прекрасный незнакомец, а точнее, незнакомка, что лежит на операционном столе?" - спросил доктор. "Это одна Хорьчиха! Но у вас с ней замутить не получится, так как она любит только хорьков, да и то из Восточного Берлина!" - сказал Витя. "А мне она нравится!" - сказал доктор. - "Но что-то щас уже поздно! Мне пора баюшки! Завтра с утра я с ей займусь!" И он ушёл. "Ушёл придурок доктор, ушёл!.." - сказал печально Витя. "Ладно! Раз нельзя его переодеть в платье, то раздеть хотя бы можно?" - спросила Женечка и скинула с Хорька его подтяжки! И тут все с ужасом увидели лагерную наколку Хорька: слона, занимающегося анонизмом! "Так ты, значит, сидел!" - сказал Витя. Хорёк очнулся и поведал душещипательную историю о том, как он сидел: "Дело было в Н-цатом году! Я тогда был маленьким безобидным, ничего не подозревающим Хорёчком! Дело было летом! Я ехал на велосипедике трёхколёсном по дороге на Отдых, как вдруг заметил в кустах маньяка Фишера! Его рожа мне была знакома, так как везде висели ориентировки. "Малыш! А не хочешь ли ты увидеть сильный и большой?" - спросил Фишер. "Не хочу!" - сказал я и ударил Фишера по морде! И выбил ему последний зрячий глаз, поэтому Фишер стал косым! Вру, предпоследний глаз! И меня посадили на 20 лет! Я отсидел на Зоне и вышел озлобленным и на всё готовым! Но больше всего я ненавидел Фишера!" "Ох, как интересно!" - сказала Женечка. - "Кстати, этот Фишер был моим отцом и работал в ЦК КПСС. Поэтому теперь я работаю здесь!" "Ладно, хватит трепаться! Скажите лучше, будем мы трепонировать этого пациента сегодня или нет?" - спросил Витя. "Конечно, будем!" - сказала Женечка. - "Чтобы посмотреть, что у него в извилинах! Я мыслю, там она всего одна и называется: "Тахта, Тапочки, Телевизор!" "А я мыслю, это у тебя она одна и называется: "Сауна, Секс, Согласна!" - сказал Хорёк. - "Ладно! Мне пора в свою дачу!" И он ушёл. "Ну-с, - сказал Витя, - теперь мы остались с тобой, Женечка, наедине! И ты, может, мне дашь и превратишь в Настоящего Мужчину!" "Не дам!" - сказала Женечка. - "У меня есть невеста! Эта присутствующая здесь макака! Потому что мы - лезбиянки!" "Ну и ладно! Ну и не надо!" - сказал Витя. - "Пойду я от вас, злые вы! Пойду на пруд ловить крокодила!" И он снова вышел в ночь. Уже занималась зорька. Витя взял спиннинг и пошёл к памятнику Медведю. Там его ждал Петя: "Чего так долго?" "Да эта Женечка-лезбиянка совсем затрахала!" - сказал Витя. - "Хотела Хорьку вшить собственные яичники!" "А что, твои ему не подошли бы?" - спросил Петя. "Что ты за чмо, Петя? У меня нет яичников! У мужчин их не бывает! Там была ещё макака, у неё были, но мы решили пока их оставить!" - сказал Витя и закинул спинниг. И тут же произошла поклёвка! Витя вытащил крокодильчика и заплясал от радости: "Теперь и мне поставят памятник! И мне!" И пришёл скульптор Церетелик и стал делать наброски с пляшущего Вити. Он изобразил Витю с огромным перецем, в берете и в полосатых гольфах. "Я так тебя вижу!" - сказал художник. "Но это же срамота! Никуда не годится!" - сказал Витя. - "Откуда у меня перец? И гольфы?" "А я так вижу! Ты что, спорить со мной будешь?" - разозлился Церетелик. - "Щас вообще откажусь тебя работать!" "Ладно, ладно, угомонись, дядя Церетелик!" - сказал Витя и стал широко лыбиться, как будто говоря "чи-из". Церетелик вдобавок пририсовал Вите на картине очки и бороду, потом взял картину и ушёл ваять. "Ну что ж, - сказал Витя Пете, - думается, рыбалка удалась! День прошёл не зря! Теперь на берегу будет и мне памятник, и я убью ту скотину, которая попробует на него помочиться!" "Я, я попробую!" - сказала Женечка, выходя из кустов. "Ты? Но это же противоестественно!" - сказал Витя. "Ещё как естественно!" - сказала Женечка. - "А пока твоего памятника нет, я помочусь на этот!" И тут Витю осенило: "Так, может, это была всё твоя моча, а не бедного убогого слабоумного Хорька?" "Нет, и его тоже! Мы соревновались с ним, кто больше может написать!" - просто сказала Женечка. "Ну вы и извращенцы!" - сказал Петя. Между тем скульптура Вити была готова. На табличке было написано: "Вите! Первому мальчику-пионеру-рыболову! Да упокойся ты, Витя, в мире!" "Не совсем то, что я ожидал!" - сказал Витя. - "Почему это "упокойся"?" "Потому что ты щас умрёшь!" - зло сказали Церетелик и Женечка, обнажая клыки! "Так я и думал!" - сказал Витя. - "В Кратово завелись вампиры!" К.

ПИСЬМО В НИКУДА-3606,4-3609
18 мая 2013 года. Сказка о детстве, о Кратово, о космическом корабле "Корыто". Итак, в Кратово приземлился космический корабль "Корыто" с Анфисой Лопозковой на борту. Вообще-то, он должен был приземлиться в Москве, но как всегда не расчитал капитан Лопозков и заблудился. И вот раскрывается входной шлюз, и на кратовскую землю спускается Анфиса! А она такая страшная, что все сторожевые собаки посёлка моментально делают себе харакири, а мыши вешаются в холодильнике, устраивая там Мавзолей, так как их уже 6! Но сестра мальчика Вити была настолько косорука и близорука в своих очках-"консервах", что моментально влюбилась в Анфису! И написала ей письмо: "Дорогая Анфиса! Я люблю тебя! Это началось прямо с того момента, когда ты своими косолапыми ногами ступила на Землю! Никогда прежде я не видела ничего более отвратительного и страшного, чем твоя харя! Но я обожаю ужастики и жутики! Мы будем смотреть их вдвоём в блиндаже. Я проведу туда телевизор или с планшета. Не важно! Главное, что потом мы будем целоваться и слизывать друг у друга с пупка клубнику! Я мыслю, мой придурковатый братец Витя нам в этом не помешает." Витя случайно прочитал эту записку. Совершенно случайно: он пошёл в туалет и приготовился подтереться этой бумажкой, так как косоглазая Анюта, его сестричка, по ошибке вместо почтового ящика приколола письмо на месте бумажек для вытирки. "Как бы не так! Ещё как помешаю!" - подумал Витя. - "Я не хочу, чтобы моя сестра плодила уродцев с Марса!" Так как, как известно, Анфиса была с Марса. И Витя не без оснований предполагал, что она может обрюхатить Анюту, так как у неё есть свой марсианский конец. На самом же деле никакого конца у Анфисы не было. Она была невинным марсианским созданием, которая верила в идеалы, в Бога, в Карла Маркса, в товарища Цементова и в Микки-Мауса. Она так и говорила своему Коту Мурзыку, когда он, хрипя от жёсткой воды, в отчаяньи простирал к ней свои обезвоженные лапы: "Микки-Мауса на тебя нету!" И Кот считал, что Микк есть самый страшный из перечисленного списка идеалов. Поэтому он покорно склонял свою лобастую голову и ложился помирать. Но до сих пор ещё пока, на удивление, не помер. Поэтому и щас Анфиса спустилась с трапа с томиком Шопенгауэра в руке и принялась нещадно зачитывать бедного философа, мусоля страницы и чёрно ругаясь трёхэтажным марсианским матом. Подошёл Витя: "Мэм, не подскажете, как пройти на пруд?" "На какой такой пруд?" - спросила Анфиса. - "Вот здесь чёрным по белому написано на русском языке, что "пруд есть зло! Каждый здравомыслящий ариец ненавидит пруд и борется с ним из последних арийский сил!" "Я имею в виду пруд, а не труд!" - сказал Витя. "А! Понятно! Так бы и сказал! Три поворота налево, потом направо, потом прямо - и будет усадьба Хлобыстовых. После неё будет такое стоять дерево Анчар! Там под ним сидит Слоник. Этот Слоник - Вещий. Он скажет: "Вижу на Анчаре слово из трёх букв!" "Диктуй!" - скажет Анчар. "Да это же ...!" - скажет в рифму Слоник. Ты его не слушай, а скажи: "Замолкни, а!" И иди дальше. Дальше на прекрасном цветистом лугу пасётся Ослик Аи. Он пёрднет, и тебя порывом ветра, который мы называем "бласт", отнесёт к пруду! Но там будь осторожен! Там водится ядовитая Синявка! Она скажет: "Кем-кем это пахнет, кого-кого это чёрт принёс? На чьих косточках я щас покатаюсь?" И захочет тебя сожрать! Но ты не давайся: "Не на то я - красный пионер, чтобы вот так запросто погибнуть в пасти какой-то Синявки! Не на то мне указывала путь мудрая, сердобольная Анфиса Лопозкова, которая указывает путь всем слабоумным идиотам типа меня!" Понял? Так и скажи. Этим ты укрепишь мой нешуточный автритет в местной синявочной среде. Не скажу, что я очень дорожу подобным авторитетом, но пустячок, а приятно." Так сказала Анфиса, и Витя пошёл в дорогу. На прощание он сказал Анфисе: "И не смей думать соблазнить мою сестру Анюту! Она дюже заразная и сифилитичная! Я сказал!" И он подошёл к Анчару, под которым сидел Слоник. "Вот скажи мне, Слоник, а где ты гадишь? Ведь у тебя должно быть полно дерьма!" - сказал вежливый Витя. "Я гажу в горшок!" - сказал Слоник. - "Во!" И показал цветистый горшок. "А выливаешь куда?" "А никуда! Этот мой горшок - телепорт в другое измерение! Всё моментально исчезает!" - сказал Слоник. "Прекрасно! Прекрасно!" - сказал Витя. - "Только не хотел бы я жить в том измерении!" "А ты уже и так в нём живёшь!" - сказал Слоник и расхохотался. Между тем на голову Вити чуть не вылилась куча слониковых нечистот! "Ах, чтоб тебя!" - сказал Витя. - "Это же наше измерение! Я подозревал, что ты идиот и живёшь по уши в собственном дерьме!" "Я - нет! А вот ты щас будешь!" - злобно сказал Слоник и стал махать горшком, как шпагой. Витя сказал: "Мерзкий противный Слоник! Я выведу тебя на чистую воду! Щас я схвачу тебя за твои большие уши и потащу к пруду! Там Синявка с тобой такое сделает, от тебя один горшок останется!" "Не боюсь я твоей синявки! Она моё мамо!" - сказал Слоник. "Тогда я позабочусь о вас обоих! И утоплю в собственном пруду и дерьме!" - сказал Витя. Но тут подал голос говорящий Анчар: "Ай-я-яй, молодой человек! А ещё пионер! Разве можно так наезжать на бедного Слоника?" "А тебя вообще не спрашивают, отрыжка муравьеда!" - сказал Витя. Анчар обиделся и сказал: "А не хочешь ли пожрать моих шишек? Вместо моих яблочек?" "Сам их жри!" - сказал Витя. - "Вити это не жрут! Вити жрут это, бананы!" "А у меня и бананы есть!" - сказал коварный Анчар и дал Вите бананчик. Витя пожрал, и у него моментально выросла женская грудь! "Ой, горе-то какое! Теперь я всегда буду ходить ссутуленный и буду стесняться своей груди!" - сказал Витя. Даже Слонику стало его жалко: "Да, дядя Анчар! Дай Вите целебного апельсина, чтобы грудь пропала!" Но из целебного апельсина вышла какая-то девушка в нижнем белье, закричала: "Пи-ить!" и свалилась на землю! "Сейчас-сейчас, милая!" - сказал Витя, обнажая свою новую грудь и вкладывая сосок в рот девушке обезвоженной. Та пососала, сплюнула и сказала: "Похоже на мочу! Чем вы, мэм, собираетесь кормить младенца?" "Ложкой я его буду кормить!" - сказал Витя, и девушка увидела, что это парень! И конечно же, моментально влюбилась в Витю: "Я ещё никогда не любила парня с грудью! У меня была куча мужиков, но ни одного такого! Люби меня и корми меня своей мочой, сколько захочешь!" Но Витя сказал: "Послушайте, мэм! У меня уже есть парень! То есть, друг! Звать Петя! И я ему не изменю!" И при воспоминании о Пете у Вити чуть не брызнули слёзы из глаз, потому что нахрен он теперь такой Пете сдался! Но тут подошёл Ослик Аи и сказал: "А я знаю, как помочь беде! То есть, помочь исправить беду! Надо пожрать моих катышков!" "Час от часу не легче!" - сказал Витя. - "Сам их жри!" "Ну и пожру! И докажу, что они - на самом деле лечат, а не только устраняют неприятные запахи и симптомы болезни! На самом деле помогают!" - и Ослик пожрал их. И моментально у него стала впуклая грудь, то есть, не плоская, как была, а дыра на месте неё. Это должно было означать, что если катышки пожрёт грудастый Витя, то у него грудь исчезнет. "Ладно, пожру!" - сказал Витя. Пожрал, грудь исчезла, но зато вырос ослиный хвост. Девушка сказала: "У меня ещё не было парня с хвостом! Это так романтично! Так заводит! Ты всегда такой хвостатый?" Витя сказал Анчару: "Дядя! Дай банан! Он, понятно, делу не поможет, но хоть пожру что-то нормальное." Дело в том, что даже если от банана раньше и выросла грудь (или нет, никто уже не помнил), то второй раз в одну воронку снаряд не падает, и второй груди не бывать. Витя зажевал банан, помахал хвостом и сказал: "Хорошо! Хорошо же!" При этом он посмотрел на природу, которая жила своей жизнью. По небу плыли лазурные облачка, светило солнышко, на берегу пруда росли прекрасные маисовые деревья, которые так и говорили: "Ороси нас! Обвей своим хвостиком!" "Сейчас, сейчас, милые!" - сказал Витя и побежал к берегу пруда, махая своим хвостом. "Я тоже хочу!" - сказала девушка и тоже побежала, на ходу сдирая с себя нижнее бельё: "Купаться! Купаться!" И она бросилась в воду, поднимая фонтаны брызг! Это было так прекрасно, что даже Синявка выпучила глаза и сказала: "Я эту тёлку жрать не буду! Я не мазохистка!" "Вот давайте спросим Синявку: что конкретно тебя во мне не устраивает?" - спросила голая девушка, подплывая к Синявке. "Да всё! В первую очередь - твой член!" - сказала наглая рыбина. "Нету у меня никакого члена! А если бы и был, то это моё личное дело!" - сказала девушка. "Девочки, девочки, харе ссориться!" - сказал Витя. - "Сейчас такой прекрасный денёк! И даже пень в июньский день Анчаром снова стать мечтает! То есть, дубом! Берёзкой! Вы как хотите, а я пойду на пляж снимать пляжниц!" "Ну и иди, балбес!" - сказала Синявка. - "Всё равно тебе никто не даст! Ты посмотри на свою рожу и на свой хвост!" "Это да, это ты точно подметила!" - печально сказал Витя. - "Рожей я напоминаю Анфису Лопозкову! Кстати, она просила передать, что вы все здесь лохи, а она - молодец! И авторитет! И вообще, плевать на вас хотела с высокой колокольни!" "Анфиса? Постойте-постойте! Кажется, я что-то припоминаю!" - сказал Ослик Аи. - "Я тогда ещё, в бытность свою молодым ослом, служил в морском десанте, подразделения которого высадились на Марсе! Нам ещё наш Президент Душ Сантуш сказал: "Без яблок не возвращайтесь!" Потому что мы должны были высадить на Марсе яблони в цвету. И вот спускаемся мы, а все яблони трепещут, содрогаются, трепыхаются, боятся! Мы их спрашиваем: "Хрен ли вы ссыте?" А они говорят: "На Марсе живёт страшный монстр! Это Анфиса Лопозкова! Не приживёмся мы здесь! Лучше сразу убейте нас!" И вот из своей хижины у реки выбегает такая вся из себя жизнерадостная Анфиса: "Ой-ля-ля, ой-ля-ля, топ-поля! Ой-лю-ли, ой-лю-ли, журавли!" И начинает бегать вокруг наших яблонь, помахивая своим хоботом! Ну и яблони, конечно, все дали дуба! И сейчас бы наш Президент и нас всех бы угробил за это, но из наших рядов вышел самый бесстрашный, самый смелый десантник Петро, так как голова Петро была посажена на плечах задом наперёд, и он ничего не боялся, так как ничего впереди и не видел. И он как врежет Анфисе оплеуху! И мы все так и замерли с раскрытыми ртами: "И-ии!" Ничего сказать не можем: щас она и Петро, и всех нас убьёт! Но Анфиса сказала: "Не буду я вас убивать в этот радостный День Работника Марсианской Мануфактуры По Выпуску Презервативов! Сокращённо: ДРММПВП! Живите с Миром! Но на Земле не забудьте все праздновать этот Великий День, так как он воистину велик!" И мы все на радостях погрузились в ракету и отправились на Землю праздновать этот День! Вот так вот, братаны!" - так докончил Ослик свой трогательный рассказ. "Да! Это что-то! А то я всё не мог понять, кто установил праздновать этот дибильный День Марсианской Мануфактуры?" - сказал Витя. - "Ладно! Раз снять пляжниц не получится, то хоть получу удовольствие от простого купания вместе с этой голой девушкой из апельсина! Может быть, после этого купания во мне проснётся влечение к женщинам? Я так и буду писать в анкете: "После купания в пруду с голой девушкой!", когда меня станут пытать, сделал ли я все прививки, чтобы успешно работать на вычислительной машине?" "О, Витя! Это так романтично!" - сказала девушка. - "Кстати, меня звать Параша!" "Почему?" "Потому что мои родители идиоты!" - сказала Параша. Между тем природа жила своей жизнью. Витя вылез из пруда и стал вытираться чьим-то полотенцем. Оказалось, что это полотенце местной женщины-пляжницы Оксаны! Как она начала дребезжать! "Ну чего ты дребезжишь?" - вежливо спросил Витя. - "Я, может, работник Марсианской Мануфактуры!" "А мне на это плевать!" - раззорялась Оксана. И тогда Параша, чтобы уладить конфликт, подошла к Оксане и нежно поцеловала её в губы! Оксана сказала: "Вы и впрямь меня любите? Действительно?" "Ну что ты!" - сказала Параша. - "На самом деле мы любим пончики донатсы!" И снова поцеловала Оксану! "Извращенки!" - сказал Витя. - "Но мне пора в обратную дорогу в Кратово!" И он пошёл обратно мимо Синявки, Ослика, Слоника и Анчара. Слоник сказал: "А я всё так же продолжаю гадить в иное измерение!" "Мне это уже фиолетово!" - сказал Витя. - "Гадь, где хочешь! Каждый должен где-то гадить!" Он подошёл к Анфисе и сказал: "Анфиса! За этот день я много насмотрелся на любовь женщины к женщине! Это было прекрасно! Конечно, не то, что любовь мужчины к мужчине! Это отвратительно! Но я тебе так скажу: Анюту мою лапать не смей! Она мне дорога как память! Помнится, нас с ней купали в возрасте 6-ти лет в одной ванне! Так у меня на неё даже не встало! А ведь могло встать! И я бы мог почувствовать влечение к женщине! Но не почувствовал! И поэтому прожил ещё много прекрасных целомудренных лет!" "Да ты посмотри сам на меня! Я же уродина!" - неожиданно заплакала Анфиса. - "Меня никто не полюбит! Даже твоя придурковатая сестра! Она снимет свои очки-"консервы" и всё увидит! Моё уродство!" "Точнее, если она их снимет, то вообще ничего не увидит!" - сказал Витя. - "Но твоя печаль меня тронула! Я предлагаю тебе свою дружбу! Пошли завтра на рыбалку вместе?" И она пошли завтра на рыбалку! На том и сказке конец. К.

ПИСЬМО В НИКУДА-3609-3609,2
19 мая 2013 года. Дополнение к Правилу. Я, конечно, мечтаю познакомиться с хорошей девушкой. И всегда, когда мне что-то не нравится, то сразу возникает эта мечта. Другое дело, что пока мне всё не нравится, и мечта не осуществима, так как мне все девушки не нравятся. Но мечта есть. Это и есть настоящее моё будущее, серое, а не белое. Белое мне никогда не нравилось. Ну а все безусловные мысли остаются. Это именно те хорошие, за которыми я решил не гоняться по всей голове, которые возникают около шеи справа и означают "Безусловно!" То есть, я говорю: "Да, безусловно!", какими бы они не были. На них-то я и полагаюсь. Ну а мечта остаётся мечтой, с ней легче жить. Итак, достаточно того, что мне что-то не нравится. Потому что это не нравится вообще только мне одному на свете, так как девушка мне нужна тоже специфическая. Это основано на моей природе. Что мне что-то не нравится. К.

ПИСЬМО В НИКУДА-3609,2-3609,3
20 мая 2013 года. После длительной 20-часовой примерно ЦЭ Новый Изм. (Изменение.) Все Правила отменяются. "Запрещено!" Это отражает тот момент в ЦЭ, когда запрещаются все хорошие, все безразличные и все прочие мысли, чтобы всё стало важным. То есть, продолжаю их запрещать. Очень хорошее Правило. Выжило даже тогда, когда все Правила померли. Всё запрещено! К.

ПИСЬМО В НИКУДА-3609,3-3612
21 мая 2013 года. Понятно ещё, что ко всему на свете надо выразить своё отношение. К чему перец не привяжется, ко всему. И только это отношение и остаётся в памяти по отношению к этому объекту. Нравится-не нравится, страшно-не страшно, хорошо-плохо, по любому. Итак, сказка про Кратово, про детство. Про отряд местных амазонок, что перелезли через забор в семейных трусах и собираются купаться. Вот плывёт мальчик Витя на лодке по пруду и вдруг видит, как пьяные амазонки пристают к пьяному же дяде Васе-Лодочнику на пирсе! "Какого чёрта вы делаете? Так нельзя делать!" - говорит Витя. Но Вася ему говорит: "Греби отсюда, а! Не мешай старшим!" И целует одну из амазонок в алые уста! И у той от небывалого счастья спадают её семейные трусы, и она поёт: "А-аа! Спасибо, сердце, что ты умеешь так любить!" "Срамота!" - говорит Витя, натягивая трусы обратно. Но они не натягиваются, так как резинка порвалась от невиданного счастья. "Всё приходится делать самому!" - говорит Витя и идёт в домик Лодочника за ниткой и иголкой. А в домике этом сидит злобная Бабушка дяди Васи, некто Йя-га! И она говорит: "Пришёл, касатик! Сейчас я на твоих огузках поваляюсь, мясца твоего вкусивши!" "Я, бабушка, советский пионер, а не пушечное мясцо!" - говорит Витя. - "Я, если хотите знать, физорг класса, радколлега и нанайские пляски я плясать умею!" "А мне это по барабаниуму!" - говорит Йя-га. - "Если бы ты знал, как я истосковалась по пионерскому мясу!" И Бабка взяла гусли и запела: "Ах, светофор-светофор-светофор! Был светофор зелёный! И все думали, что в жизнь он влюблённый! А он просто болел сифилисом! Вот и зелёный! По кочку ярусу дивчина! Ехал по лесу грузовик! А безногий жал на тормоза, а слепой указывал дорогу! Дорога-дорога, как в звуке этом много!" "Но я тебе так скажу, внучок, - прервала сама себя Бабка, - расскажу я тебе печальную историю моей юности. И нет более печальней истории на свете! Так вот! Я тогда была ещё вполне юной 40-летней девой. И повадился ко мне в сторожку принц на Белом Мерине. Это был известный тебе Вася-Лодочник." "Но, Бабушка, я думал, Вася ваш внук!" - сказал Витя. "Точно, внук! А повадился ко мне его дед, тоже Вася и тоже Лодочник! Так он румяна мне дарил, дарил машины, дачи! Потому что он меня одну любил, и не мог иначе! Так вот, дело было в одну звёздную ночь. Я сидела вот с этими самыми гуслями и пела по обычаю: "Эта звёздная ночь, где ты и я! Эта звёздная ночь, что ждёт меня!" И приходит Вася со спущенными штанами, и говорит: "Мэм! Не подскажете, как пройтить в сортир?" "Ты рехнулся от неизбывной пламенной любви ко мне, мой бедный Вася! Тут же на каждом углу сортиры!" - говорю я. "Да!" - говорит он. - "Я рехнулся! Гей-гоп!" и подпрыгнул. "Но только не от любви, говорит, а от палёной бормотушки, которую ты сварила!" Потому что я была именно той старушкой, что в доме на опушке всю ночь варила бормотушку. И я тоже попила её, бормотушку, и тоже стала глючить сиреневыми крокодильчиками и белыми собачками. И нас с Васей отправили в психдом в Раменском. Это было жуткое место: куда не плюнь - всюду санитарки! На самом деле это была всё одна и та же нянечка Надя, но она была сразу одновременно во многих местах, и создавалось впечатление, что они везде, как клопы! Как тараканы! И тогда Вася сдуру решил замочить Надю! Для этого он ночью пошёл в мужской сортир и сделал вид, что там др.чит! Пришла Надя и сказала вместо того, что "Ах, что вы делаете, что вы делаете? В мужском сортире-в мужском сортире! Как вам не стыдно-как вам не стыдно?" она сказала: "Вася! Хоть ты и совсем плох и болен на голову, но возьми меня!" И скинула свой медицинский халатик. А под ним у неё оказались сразу три груди! Не одна, не две, как вам предложат на лотках московские проститутки, а сразу три! Как заведено у раменских проституток, так как они пьют все поголовно коровье молоко, а коровы сами не знают, чего они жрут и чего потом дают! Там же разные пестициды, нитраты и красители! Вот и рождаются потом мутанты с трёмя сиськами. И Вася сказал: "Я раздумал убивать тебя! Живи на радость людям и любителям мутантов!" И Надя заключила Васю в обьятия! И тут как раз пришла помочиться туда я по нужде! Так как была коблом и ходила в мужской туалет. К этому все привыкли, но то, что я там увидела, заставило меня протрезветь даже от бормотушки! Мой Вася! С этой шлындрой! "Да у меня самой, если хочешь знать, может быть хоть четыре груди!" - сказала я и попыталась из двух своих сделать четыре маленьких. Не получилось. И тогда я села на грязный пол и сказала трагически: "Где я? Кто я? Почему я в таком убогом месте?" Так как бормотушка кончила действовать. Надя гладила меня по голове и говорила: "Всё будет хорошо! Сейчас придёт санитар Мандрукин и сделает укольчик! Всё будет светло! Так как, если в заднице есть свет, то и мир будет светлым! День будет светлым!" "Какой ещё, нахрен, свет в заднице? Надо, Вася, рвать отсюда когти!" - сказала я. Но Вася был под гипнозом Нади: "Надя! Дорогая моя! Кто эта женщина? Чего она такое говорит? Возьми меня, Надя!" "Видишь, - сказала Надя, - мужчины западают на мытое комиссарское упругое тело, а не на грязное больничное, как твоё!" Но я уже совсем очухалась. Даже до такой степени, что ударила Надю "уткой" по голове и сама на себя заявила Мандрукину! Мандрукин был чудовищен! Это был короткий спец в белом халате, который вообще не умел читать, но умел ставить уколы только. Он привязал меня к койке и сказал: "Сейчас-сейчас! Сейчас день станет светлым!" "Мамочки!" - заголосила я. - "Да что же это такое делается?! Помогите кто-нибудь!" Но вместо помощи от привязанных больных пришло только пожелание, чтобы я подержала руками конец того, который привязанный не попадал своим концом в "утку". "Ну спасибо, ну услужили, братаны!" - сказала я и тут почувствовала в заднице Великий Свет! Это было как озарение! Как оргазм! Такой же яркий и сочный! "Спасибо, Мандрукин! Я думала, ты чудовищный, а ты милый!" - сказала я. "Да, я милый, так как вместо укола вогнал тебе в задницу свой перец! Отсюда и оргазм!" - сказал эскулап. "А как же булочка? После оргазма всегда полагается булочка!" - сказала я. "На тебе булочку!" - сказал изверг в белом халате и засунул мне в зад и булочку! У меня снова произошёл оргазм, и я сказала: "Вечный кайф!" "Чтобы он стал вечным, приходи ко мне в ординаторскую каждый день с 15 до 17 вечера!" - сказал Мандрукин. И я стала приходить, и он меня там трахал, приговаривая: "Девочка моя! Моя булочка! Мой пирожок! Мой слоник!" Вот такая печальная история, братан!" - закончила Бабка. "Так в чём же печаль-то?" - спросил Витя. - "Ты нашла свою любовь!" "Как бы не так! Этот Мандрукин был сифилитик первой степени! У него и Диплом был о том, что он закончил Ваганьковское Медицинское Училище с сифилисом Первой Степени, что очень помогает при работе на вычислительных машинах и в учреждениях типа психдома. И он меня заразил. Я долго безуспешно лечилась, и только потом поняла, что герпес не лечится!" - сказала Бабка. "Герпес - не сифилис!" - поправил её Витя. "А я как сказала? Нет, конечно же, сифон, сиф, сифонштейн!" - сказала Бабка. - "Вот с тех пор у меня проваленный нос и не хватает важных окончаний в заднице, без которых я вообще чуть не отдала Богу душу! Хочешь, покажу?" "Ну, покажи!" - сказал Витя. - "Но вообще-то, это не очень правильно с пионерской точки зрения! У нас даже Правило есть в Пионерском Уставе: запрещено смотреть Бабке в задицу, будь та Бабка даже Невестой Франкенштейна!" "Мне - можно! Потому что я детишек очень люблю! Особенно под соусом пикан! Я добрая! Я не ничья Невеста! Не какого-то там Форункулоштейна," - сказала Бабка и оголила зад. "О, как здесь всё запущено!" - сказал Витя, тыкая в зад хворостинку. "Не тыкай мне хворостинку в задницу, а то я кулак тебе туда запхаю!" - обозлилась Бабка. И тут в дверь вошла одна из амазонок, пьяная. Она сказала: "Мальчики! А пошли с нами на пляж загорать! Мы покажем вам такое, что вы ещё никогда не видели! Это будет не завтра, а сегодня!" "Кругом сплошной секс! Извращенки!" - сказал Витя. "А тебе, пионер, просьба не беспокоиться!" - сказала девушка, хлопая сама себя по упругому животу резинкой от семейных своих трусов. - "Малявок не приглашаем!" И они с Бабкой пошли на пляж, где прочие хулиганки уже прогнали с пляжа всех взрослых и детей и развалились на лежаках под жаркими лучами солнца. Там же был и дядя Вася-младший. Он лежал, раскинув на солнце короткие ручки и ножки и говорил: "Зацените! Мой слон на моей татуировке занимается анонизмом!" И показывал свою татуировку. Витя только вздохнул и подумал: "Нехристь!" Так как Витю никто не приглашал на пляж, то он пошёл домой и стал там моделировать модельку самолётика, купленную в Холодово. За этим занятием его посетила здравая мысль: "А что, если щас пойти на пляж и разбомбить логово извращенцев? Взять ружьё папкино и сказать: "Извращенцы, а также приравненные к ним идиоты, дибилы и олигофрены! С вами разговаривает капитан Макаронов! (Потому что у Вити была такая фамилия) Стреляю без предупреждения! Я не позволю здесь секс праздновать!" "Нет, этот План никуда не годится!" - подумал Витя. - "Лучше прийти и молча перестрелять их как куропаток!" И Витя опоясался детскими пустышками на случай жажды, взял ружьё, надёл чёрные очки и сел на байк! Теперь он был вылитый Терминатор! Витя ударил по газам и приехал на пляж! Но тут уже никого не оказалось, потому что всех местных прогнал с пляжа пёсик Злобик, который почуял чужаков. Не было границ скорби и печали, когда амазонки прощались с Бабкой и Васей! Они плакали в голос, рвали на себе от отчаянья семейные трусы и воздевали прекрасные белы рученьки в воздух: "А мы чуть не увидели Мир Светлым!" Но Бабка им говорила: "У вас ещё всё впереди! Не плачьте!" И она пошла обратно к себе в домик, где принялась бренчать на гуслях Васе: "Спи моя крошка, усни! В доме погасли огни! Рыбки заснули в пруду! Птички заснули в саду! Спи и ты!" Но Вася спьяну буйствовал: "Ушли девочки, ушли! И я пойду с ними вместе!" И он тоже ушёл, закинув за плечи котомку с чистой сменой белья и носков. Он долго скитался по Кратово и по 42 километру, никого не нашёл и вернулся потом обратно. Но пока Витя на мотоцикле приехал на пляж. В "лягушатнике" купался какой-то малыш. "Малыш, а, малыш!" - сказал Витя. - "Не подскажешь, сколько щас градусов выше нуля?" "Вон пошёл! Пошёл вон!" - сказал малыш, который был совсем и не малыш, а малолетний хулиган Пучик. "Ах, так ты - Пучик?" - спросил Витя. - "Сейчас я тебя и грохну! Раз больше некого! Знавал я в будущем одного Пучика, так тот в будущем постоянно играл в фашистов и засовывал детишек в детский домик, типа как в концлагерь! Ненормальный Пучик! Абсолютно ненормальный!" Потому что, вообще говоря, у Вити была в даче портативная машинка перемещений во времени, и он знал будущее. Даже своё. Что он станет больным на голову идиотом, пенсионером детства, инвалидом детства. Ну а пока он наслаждался беззаботным детством. И вот Витя прицелился и снёс малышу всю голову одним выстрелом! Безголовый малыш плюхнулся в пруд! И тут вышел взрослый Пучик! Он сказал: "Моли Бога, что я тоже воспользовался машинкой времени и вернулся из будущего, чтобы помешать тебе, Витя, прикончить меня в прошлом! Сейчас мы вернём время вспять, и ты меня маленького не убьёшь!" Это было тонко. Время вернулось, малыш сказал: "Пошёл вон! Вон пошёл!" И Витя полез с ним целоваться и обниматься: "Дорогой мой! Я и сам уже жалел, что снёс тебе пол-черепа!" "Чего, чего снёс?" - не понял малыш. "Да не важно! Ладно! Раз все тут живы и здоровы, то я поехал обратно!" - сказал Витя и приехал обратно в дачу 24. "Интересно бы посмотреть, найдёт ли в будущем Вася амазонок? И что у них там получится? Может, переместиться в женскую баню, чтобы посмотреть?" - подумал мальчик. Потом он переместился наугад на 3 года вперёд в баню. Но никого, кроме жирных голых бабищ в бане не было. Витя поглазел-поглазел на бабищ, у него ничего не встало, так как не могло ещё, он подумал: "Какая скукота!" И переехал ещё на 15 лет вперёд. В бане было пустынно. Даже вода из кранов не капала. Мыло не лежало, а лежал слой пыли. "Наверное, началась Ядерная Война, и всех убило!" - подумал Витя. - "Даже бабищ! Хотя казались такими бессмертными!" Он приоткрыл дверцу и оказался в приёмном покое. Там за столом сидел какой-то старый скелет, весь в паутине и пыли. И стояла баночка для пожертвований в 15 копеек, плата за душ. Витя положил 15 копеек и на цыпочках вышел из бани, чтобы не обрушить ветхий скелет банщика. На улице было всё также солнечно, как и 18 лет назад. Даже пыль не заволокла солнце. Всё также стояли зелёные деревья, шелестели листьями, всё так же играла вода бликами в пруду. Но на душе Вити было тревожно, и ему всё мерещилось в чёрном цвете. И каково же было его облегчение, когда он увидел, как голые бабищи водят хоровод на цветистом лугу позади пруда! "А как же Война? Как же скелет банщика?" - спросил их любознательный Витя. "Войны не было! А скелет - муляж! Подарок пионеров Холодово!" - сказали бабы и продолжили веселиться. "Ну и ну! А выглядит, как настоящий!" - подумал Витя и переместился обратно в 1980-ый год. Где всё также было солнечно. К.

ЭПИЛОГ
На самом деле мир всегда был и есть разноцветный и солнечный. Только вот в глазах ребёнка он окрашивается в радужные тона, а в глазах взрослого - в страшные. Но это зависит только от наблюдателя. Сам же мир постоянно один и тот же. Что же касается бабищ и Мандрукина с его сексом, то это вовсе не похабщина, а простая эротика! Он же вообще не собирался, может, трахать Бабку! Он собирался её уколоть! Но потом передумал в последний момент. С кем не бывает? Может, Бабка была секс-бомбой? И Мандрукин не устоял! К.



sass   21 мая 2013   708 0 1  


Рейтинг: +1




Тэги: сказки, приключения, детские, все на samlib, ru




Последние читатели:


Невидимка



Комментарии:

Stalker-Olga # 22 мая 2013 года   0  
sass пишет:
На самом деле мир всегда был и есть разноцветный и солнечный
И это здорово! Солнце, небо, зелень. Красота.
Но взрослый иногда посмотрит и скажет: "Надоело!"
Будьте как дети!


Оставить свой комментарий


или войти если вы уже регистрировались.