Наши рассылки



Люди обсуждают:




Сейчас на сайте:

Гостей: 54


Тест

Тест Жалует ли тебя руководство?
Жалует ли тебя руководство?
пройти тест


Популярные тэги:



Наши рассылки:

Женские секреты: знаешь - поделись на myJulia.ru (ежедневная)

Удивительный мир Женщин на myJulia.ru (еженедельная)



Подписаться письмом





Раскулачивание в Зауралье.

Моя родная земля - политый кровью и слезами моих предков Мишкинский район Курганской области... Не писатьи не говорить об этом для меня невозможно.

Раскулачивание
в Мишкинском районе Челябинского
округа Уральской области
с 1929 по 1933 гг.



Как писал Александр Солженицын, в начале революции 1917 года кулаком называли бесчестного сельского переторговщика, не живущего своим трудом и наживающегося на сельской бедноте. Но к 1930 году кулаками стали называть вообще всех крепких крестьян, ведущих разумно свое хозяйство. Такой крестьянин, естественно, не собирался вступать в колхоз, где было объединено беднейшее население, зачастую не самое трудолюбивое.

12 лет прошло с того самого Декрета о земле, без которого революция не могла бы победить. Доверчивое крестьянство было попросту одурачено предприимчивыми революционерами-террористами. Со второй половины 1929 года начались аресты так называемых кулаков. Кулаки - это в большинстве своём трудолюбивая и упорная часть крестьян-мужиков, чей хлеб Россия ела до 1928 года. В каждом селении имелись свои местные неудачники, недовольные достатком соседей, а также приезжие после революции городские люди. Именно они бросились искоренять кулачество, как класс. Были и доносы, и наветы.

По этому самому навету была выброшена на улицу из собственного дома в поселке Мишкино Челябинского округа семья нашего прадеда Аникина Федора Ивановича. Процветание наушничества и клеветы - особенность того времени. Все самое плохое, что было в человеке, стало проявляться в 30-х годах ХХ столетия особенно ярко. Это стало порождением советской власти. Лучших хлеборобов стали хватать вместе с семьями и безо всякого имущества, почти голыми - выбрасывать в северное безлюдье, в тундру и тайгу.

Требовалось освободить деревню и от тех крестьян, кто не хотел идти в колхоз, отстаивал свое мнение на собраниях и говорил о несправедливостях открыто, тем самым обличая руководство в его недостатках.
Для построения социализма требовалось наглухо выбить у крестьянина частный интерес. Сделать это было непросто, так как многовековой уклад землевладельца и пахаря сидел в нем крепко.

Как писал Александр Базаров, к 1929 году мужика обирали под корень. Брали всё, что хоть в какой-то мере удовлетворяло ненасытный государственный рот. Никто не прокомментировал драмы, разворачивающейся в каждом дворе. Озлобленные выселенные хозяева не только словом, но и делом оскорбляли активистов-большевиков. Очень часто оказывалось прямое сопротивление, которое жестоко подавлялось Советами.

Политическая статья 58-10 карала за контрреволюционную пропаганду, гарантировала срок заключения не ниже 6 месяцев.

С особым азартом трясли духовенство. По социальному положению оно было приравнено к кулакам. Но в сообщениях ГПУ констатируется тот факт, что "гонения на попов укрепляют в народе веру". Огненные сполохи антирелигиозного шабаша метались над страной. Взрывали церкви, снимали кресты, сбрасывали колокола.

Весь 1929 год зауральская деревня находилась практически в условиях борьбы с государством.

При проверке Мишкинского районного суда оказалось, что за период с 1 января по 1 октября 1929 года проходило 119 дел по статье 107 УК. Более тысячи осуждённых только по одной статье.

Народный судья и секретарь работали последние 2 месяца без отдыха с 8-9 часов утра до 2-3-х часов ночи. Во время заседаний, язык у нарсудьи заплетался, а граждане в зале засыпали. И всё же, остаток дел на 1 января 1930 года в Мишкинском нарсуде составил 215, то есть полуторамесячную норму.

Основательный грабёж деревни начался "демократическим" налогом самообложения и займами, выпущенными по "требованию рабочего класса и трудового крестьянства". (См. приложение 3).

Апофеозом предколхозной жестокости явилось применение внесудебных репрессий ОГПУ. Из секретного циркуляра НАРКОМЮСТА ? 22/СС от 5 октября1929 года: "Усилить меры репрессии в отношении кулаков и других контрреволюционных элементов, ведущих борьбу против мероприятий Советской власти вплоть до расстрела".

Дело было поставлено по-сталински основательно и секретно. "Какая нужда у правительства, - подозрительно засомневался зауральский крестьянин, - гнать мужика в колхоз. Дать бы лучше возможность объединиться свободно мужикам человек по пять. Снабдили бы машинами и тогда бы мужики обрабатывали землю лучше, чем колхозы".

Раскулачивание крестьянства - жуткая страница нашей истории. При раскулачивании зажиточных крестьян, растаскивали имущество не только рядовые колхозники, но и члены сельсоветов, члены ВЛКСМ.
Холодеет душа от чтения газет переломного года: "Открыть ураганный огонь по левым загибщикам и правым слюнтяям, мешающим социалистической реконструкции сельского хозяйства" и т.д. и т.п.

Были - свидетельствуют документы - люди, для которых совесть всегда оставалась выше суровых обстоятельств. Но большинство партийного аппарата пребывало в состоянии тихой подлости в отношении к мужику, стремилось обмануть историю навсегда.

Местные революционеры уразумели, что загнать соотечественников в колхоз можно только застращав и запугав.

Практика коллективизации в Челябинском округе отличалась жестокостью. Специальным постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 22 июля 1929 года, этот округ был назначен опытно-показательным.

Зимой 1930 года Уральская область превратилась в разорённый улей. Население двинулось в города и отдалённые уголки России. Имущество распродавалось за бесценок, скот пошёл под нож. Горем захлебнулась зауральская деревня. Советская власть гнала мужика, вчерашнего кормильца России, прямо в петлю.

Деревенская экономика Урала и страны в целом, полетела в пропасть. В зауральской деревне свирепствовало узаконенное беззаконие и насилие, выдаваемые за классовую борьбу и революционное обновление жизни.

Раскулаченные семьи России и других округов и районов Уральской области гнали через Тюмень на север. По состоянию на 5 марта 1930 года через город Челябинск было пропущено 16 эшелонов, в коих числилось 8000 подвод, 4424 семьи, 22107 человек. Были часты случаи в дороге, когда раскулаченные предлагали малознакомым людям на сожительство своих малолетних дочерей, лишь бы спасти детей от смерти в зимней тундре....

Местные власти, измученные двумя годами борьбы с собственным народом, сводили с деревней последние счёты. При не очень придирчивой проверке оказалось, что около четверти запланированных к выселению дворов не являются кулацкими хозяйствами. Многие являлись просто-напросто бедняцкими.

Север Урала и нынешняя Тюменская область стали самым подходящим местом для идейного перевоспитания широких кулацких масс.

На Урале зарегистрировали 40 тысяч таких семей. История Общероссийской Крестьянской Ссылки когда-нибудь будет написана. Вспомнятся и дорожные муки прародителей. А пока короткая информация из первых рук: "Нас везут по 45 человек в теплушке. На воздух не выпускают, воды не хватает. Снегу даже не выпросишь. За что нас бросили в этот тёмный и смрадный вагон, который хуже тюрьмы?... Грудные дети, старики, все вместе. Негде сесть и лечь". Эта записка была найдена на путях кондуктором на станции Зуевка 5 марта 1930 года. (См. приложение 4).

В реестре отправленных в ссылку душ из Юргамыша в Надеждинск можно прочитать: "Вагонов в железнодорожном в составе 7, человек 237, переданных по акту. Из них 110 человек младше 10 лет".

Перелистывая статистику тех лет, можно смело сказать, что советское государство объявило необъявленную войну женщинам, старикам и детям и узаконило в правах крестьянское рабство, отменённое в России в 1861 году.

На станциях погрузки совработники распознавали трудоспособных и отбирали лучших колхозников, точно так же, как и во время войны это делалось гитлеровцами в концлагерях.

Перегон крестьян по маршруту Тюмень-Тобольск во время зимнего периода задерживался, поэтому кулацкий элемент временно расселяли в семьях простых крестьян. Вокруг таких селений, естественно, усиливались милицейские корпусы, снабжавшиеся дополнительно оружием.

Сейчас, бродя по тихим аудиториям Тобольской семинарии, трудно себе представить ту бессовестную жуть, которая творилась в этих святых стенах весной тридцатого года. Сотни голодных обмороженных людей, нары в три яруса, костры из икон, простуженный плач детей России.

Некоторые партии каторжан привозили прямо в заснеженный лес, приказывали самоустраиваться...

В Тобольском округе была эпидемия тифа, заканчивалась первая зима ссылки. От голода и тифа вымирали целые посёлки.

Безответные дети и старики перешли на подножный таёжный корм.

История крестьянской ссылки, как и история ГуЛАГа и всех партийно-государственных преступлений перед народом, закрыта саваном секретности, да и не востребована по причине нашей душевной анемии. Ужасы, пережитые покорными и безграмотными деревенскими каторжанами, независимо от того, чахли последние лесозаготовках или в рудниках, известны только Богу...

Вал детской беспризорности захлестнул Урал. Сиротством и нищенством расцвела колхозная деревня. Количество временных детских изоляторов учёту не поддавалось.

Солженицын Александр Исаевич в своём "Архипелаге ГуЛАГе" писал: "Пролился этот поток, всосался в вечную мерзлоту, и даже самые горячие умы о нём почти не вспомнят. Как если бы русскую совесть он даже и не поранил. А между тем, не было у Сталина (и у нас с вами) преступления тяжелей".

Директива Уральской Облпрокуратуры от 23 мая 1933 года свидетельствует, что ссылать людей не перестали. Волокиту с фальшивыми документами и протоколами деревенских собраний выбросили на свалку. Всё стала решать "тройка". Отныне стали ссылать для исправления и непокорных колхозников.

"В колхозе хлеба не заработаешь...", - говорили коммунары, наученные распределительным опытом. Бесхозность и государственный грабёж не давали жить собственным трудом. В колхозах пока можно было только воровать.

К середине 1932 года Совдепия загнала мужика в угол, обложила со всех сторон. Вышел он к вещему камню, от которого разбегались три смертельные дороженьки:

1. Бежать из колхоза.
2. Бежать из деревни.
3. Оставаться на родной земле, но, по необходимости, воровать.

И наконец, правительством СССР, был принят документ, известный мировой общественности, как "Закон о пяти колосках". Заглянем в его рафинированную жуть:

"ЦИК и СНК СССР считают, что общественная собственность (государственная, колхозная, кооперативная) является основой советского строя, она священна и неприкосновенна, и люди, покушающиеся на общественную собственность, должны быть рассматриваемы, как враги народа... Применять в качестве меры судебной репрессии за хищение, воровство колхозного и кооперативного имущества высшую меру социальной защиты - расстрел с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах, лишением свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией всего имущества.

Не применять амнистии к преступникам, осуждённым по делам о хищении колхозного и кооперативного имущества.

Калинин, Молотов, Енукидзе".

Булыжник вновь был адресован деревне. Надо было сделать невозможной деревенскую жизнь вне колхозов. Дожимали крестьян терпеливо и методично. Государство организовало так свою работу, что люди вынуждены были доносить друг на друга, но "деревенская простодырость и частые пьянки на ограниченном пространстве не располагают к секретной государственной деятельности".

- Разве это оперативная работа! - Ругал начальник областной начальника Мишкинского, - всего два осведомителя на колхоз! (См. приложение 1).

Истины ради, стоит заметить, что стукачество не ремесло, а благоприобретённая черта характера русского человека.

Школьникам внушалось: " Пионер! Береги каждый колосок!" Приветствовалось то, что дети выслеживали своих родных, знакомых и соседей, подбирающих колоски на общественном поле. Юное стукачество поощряли, лучших премировали поездкой в Артек!

В государственном киноархиве России в городе Красногорске был найден очень интересный документ: фильм об одной из таких реальных героинь - пионерке Оле. Фамилию называть не стоит. Она сдала ОГПУ своих родителей, которых по "Закону о пяти колосках" расстреляли. Олю увезли в город, где показывали на торжественных линейках, дарили ей цветы под пионерские салюты.

Позже, скинули девочку в детский дом, где ей в одиночку предстояло осознать весь ужас содеянного. К таким детям относятся и легендарный Павлик Морозов и Коля Мяготин. В СССР они служили образцами для подрастающего поколения. Не собственный подлый рассудок руководил ими, а чужая направляющая рука.

1 августа 1934 года в городе Челябинске был проведён слёт пионеров-дозорников. Областные журналисты-лакеи принялись раздувать душещипательные рассказы о пионерке Дусе Аксёновой, которая не испугалась угроз кулачки. На слёт собрали более 200 "героев". Примером для подражания юным пионерам служила и Тоня Чистова из Нязепетровска.

"Советская власть, - пели в души малолеток, - дала вам счастливое детство!" А детские колонии плодили преступников. Судьбами детей легко играли.

Фальшивой героикой подростков закрыли гнуснейшие преступления взрослых - преступления перед детством. Вопрос об изуродованном детстве и каких-то компенсациях за всё содеянное теперь кажется совершенно неуместным.

Читателю может показаться тенденциозным подбор следственных дел. Они взяты подряд из тех материалов, которые хранятся в Уральских архивах.

Одной из первых жертв была деревня, а в ней крестьянская старость. В 1932 году страна катилась в бездну. Колхозников ещё как-то авансировали, а весь несоциалистический элемент просто списали со счетов бытия. Старики, в силу необходимости, как говорят у нас, стали красть. В деревне Скоблино Юргамышского района на колхозном поле орудовала "Кулацкая банда".

Поймали одного из преступников - Петра Махнина. При нём было ведро проса. От него вышли на остальных. На скамью подсудимых сели: Дудина Вера 45-ти лет, Репнина Татьяна 56-ти лет, Дудина Прасковья 70-ти лет, Дудин Леонтий 77 лет и Петр Махнин 80-ти лет. 12 декабря 1932 года "преступницы" были подвергнуты лишению свободы на 10 лет каждая с конфискацией имущества. Мужики умерли до суда в камере Курганского исправдома.

Вот так расстрелами да социалистическими концлагерями вбивали в нас чувство общенародной собственности...

Короткая память... Сиволапая жизнь! Природа, и та забывает про годы лихие. И только вблизи, когда притронешься к полусгнившим и тёплым срубам развалин на родном пепелище, осознаешь - это было почти вчера. Жуть прошлого перестаёт быть абстрактным историческим фактом и в душе поднимается обыкновенная человеческая боль.

Удивляет отношение русских к своим же землякам, соотечественникам, соседям. Равнодушие и жестокость стало нормой...

И всё же, мы внуки и правнуки России и это вселяет надежду. В нас гены великого народа, живая, не выпадающая из памяти связь поколений. Даже в глубокой старости следует торопиться оживить древо собственного рода.

Непредсказуема наша судьба. Мы, россияне, как бы спешим из ничто в никуда. Без благодарности пращурам, без надежды на светлую память потомков. Свидетельством тому заросшие могилы, неприбранные с войны останки отцов, развязные наши дети.

Трагедию тридцатых годов мы пережили... Сумеем ли извлечь опыт или опять всё повторим сначала?
_____________________
Уважаемые читатели, я очень сократила свою статью, так как специфика этого сайта не предполагает углубленного знания истории. Поверьте, что на самом деле дело обстояло в сотни и тысячи раз хуже...



loo_chetkova   19 февраля 2010   2559 0 7  


Рейтинг: +8







Последние читатели:




Комментарии:

Наташка35 # 19 февраля 2010 года   +3  
да были времена....в нашей семье также столкнулись с раскулачиванием-люди зарабатывали своим горбом,а у них всё отбирали,отсылали в ссылки,ведь не жалели никого,даже детей
loo_chetkova пишет:
"Закон о пяти колосках".

сестра моей бабушки подобрала несколько колосков,её посадили,а не расстреляли только потому,что был грудной ребёнок и муж инвалид.Мы стали мало интересоваться историей,огромное спасибо вам,что можно о ней почитать в ваших интересных статьях.
loo_chetkova # 19 февраля 2010 года   +3  
Наташа, Вы могли бы записать Ваши воспоминания, а я опуликуюна своих сайтах - это очень важно, так как большевики так вычистили и историю, и архивы...
наталия_ласточка # 19 февраля 2010 года   +3  
Спасибо!!!
Истинную историю нужно знать, какою страшной она не была. А чтобы всё это осмыслить....
Горечь от "наших подвигов".... она остаётся в поколениях. Читать страшно, но нужно!!!

Ещё раз СПАСИБО!!!
роза-alla66_2008 # 31 марта 2010 года   +3  
...очень заинтересовалась Вашей статьёй... Спасибо... Семья моей мамы (я не знаю - из этого ли района?) тоже пострадала в это время и их четверых (3 брата и сестра) определили в детский дом в Челябинской области, потом уже все эти родные объединились в Узбекистане и жили очень дружной семьёй... фамилия их МАЗЛОВЫ... еще раз спасибо за историю... расскажу их внукам... обязательно...
loo_chetkova # 1 апреля 2010 года   +3  
Уважаемая Роза! На моём сайте я собираю все истории по ракулачиванию на Урале и в Зауралье. Милости прошу:
//www.uralgenealogy.ru/
C уважением, Ольга.
Cofemanca # 8 марта 2014 года   +2  
Тяжело читать -всё не осилила. Страшное было время. Моя мама тоже из раскулаченных. Вспоминает: "да какие же мы кулаки были- корова,бычок и лошадь -вот и все кулацкое хозяйство".
katrin 64 # 4 февраля 2015 года   +1  
Очень интересная статья. Сама с Челябинска. хоть и родилась не здесь, но люблю свой край и тяжело такое читать.

loo_chetkova пишет:

Трагедию тридцатых годов мы пережили... Сумеем ли извлечь опыт или опять всё повторим сначала?
_____________________
А чем отличается раскулачивание, от развала деревень в девяностых? Единственное, что не отправляли в глухомань сельских мужиков. История повторилась. Такие деревни развалили. Часто ездить приходится по окружающим деревням. Стоит столько разрушенных, когда приносящих огромные доходы, скотных ферм. Смотреть на это не доставляет никакого удовольствия.


Оставить свой комментарий


или войти если вы уже регистрировались.