Регистрация!
Регистрация на myJulia.ru даст вам множество преимуществ.


Рубрики статей:









Наши рассылки



Люди обсуждают:




Сейчас на сайте:

наталия лия

Зарегистрированных: 1
Невидимых: 1
Гостей: 61


Тест

Тест Улыбнется ли Вам светлое финансовое будущее?
Улыбнется ли Вам светлое финансовое будущее?
пройти тест


Популярные тэги:



Наши рассылки:

Женские секреты: знаешь - поделись на myJulia.ru (ежедневная)

Удивительный мир Женщин на myJulia.ru (еженедельная)



Подписаться письмом





Взгляд Волка. Глава 13



Иллюстрация автора.

Рука опустилась на ствол дерева, ладонь скользнула по шероховатой мёрзлой коре. На мгновение он вернулся в настоящее, воспалёнными глазами огляделся вокруг, словно не понимал, где он оказался, и опять устало прислонился к толстому стволу. Тихо. Он давно привык к этой тишине. Летом лес оживал, а зимой точно погружался в глубокий сон. Конечно, и в зимнюю стужу здесь тоже текла жизнь, но всё-таки она была укрытой от посторонних глаз. И это ему нравилось – ничто не нарушало его уединения.
Если бы он тогда знал, чем обернётся его слабость! Если бы только мог представить, сколько новой боли ему принесёт это минутное помутнение! Но всё-таки став Упырём, он остался немного человеком, слабым созданием, которое всё ещё способно было проявить милосердие. Впрочем, разве можно считать милосердным поступок, обрекающий чью-то душу на страдания? Забавно… Всего лишь на один миг он забылся и вот… Вместо того, чтобы отпустить душу умирающей красавицы, своей жалостью он запер её в оковах нового тела – тела рыжей волчицы. Укус оборотня мог спасти жизнь, но спасённая душа навеки оказывалась в шкуре зверя.

И с тех она покорно шла за ним, слушаясь, как своего хозяина. Он создал её. Даже внешне они оказались похожи, волчица лишь уступала ему в размерах, но значительно превосходила в злобе: не проходило и дня, чтобы она не возвращалась к нему, принося запах свежей крови, и всё чаще он осознавал, что кровь человеческая. Упырь понимал, что это нормально: ярость новообращённого волка растёт день ото дня, и вскоре он и сам не смог бы сдерживать порождённого им монстра.
Упырь опять мысленно вернулся в тот день. Потеряв голову от поцелуя, он даже не заметил, как раненый мужчина пришёл в себя и, превозмогая нестерпимую боль, из последних сил кинулся на обнажённого незнакомца, который целовал его умирающую жену. Была ли то ревность или он принял Упыря за разбойника, решившего надругаться над беспомощной женщиной - теперь это уже не имело значения. Реакция волка была молниеносной, он с трудом сдержался, чтобы не растерзать бедолагу на клочки. Остановив себя вовремя, склонился над истекающим кровью уже полумёртвым мужчиной, запрокинув голову, издал протяжный тоскливый вой, от которого, казалось, вздрогнули вековые ели, и совершил переход – вошёл в новое тело. Через мгновение тело дёрнулось, и раненый встал на ноги. Однако тогда он не рассчитал своих сил: новое тело пострадало в аварии, да и он сам порядком истерзал мужчину. Последнее, что он запомнил из того дня – как падает у дороги.

- Что смотришь, Красава? – прохрипел, глядя в глаза волчицы, послушно сидевшей у его ног. Да, он назвал её этим именем. Уж очень она в тот миг напомнила ему его изменницу-жену. И волчица, навсегда утратившая связь со своим человеческим «Я», охотно откликалась на это имя.
– Я – не он! Не твой муж! - Он горько усмехнулся…- Ты-то как никто понимаешь, что тело – так, оболочка…Твоего мужа давно нет. Здесь, - он ткнул себя в грудь, - живу я, проклятый Волк из рода Войта! Иди! – он замахнулся на неё. – Иди, тебе говорят! Не ходи за мной!
Волчица отступила на шаг и продолжала стоять, неотрывно глядя на своего создателя светло-карими глазами, точно ожидая, когда он двинется дальше, чтобы последовать за ним.


***
Маша намеревалась съездить в райцентр. Специально не стала говорить об этом Георгию: всё равно запретит. А у неё были важные дела, настолько важные, что она не хотела их больше откладывать. Во-первых, предстояло позвонить Ирке и сообщить ей, что задержится в деревне ещё на неделю. Конечно, её приятельница в череде насыщенных дней вряд ли заметит долгое отсутствие своей соседки по съёмной квартире, но всё-таки приличнее будет предупредить. Тем более что – Ирка не замедлит воспользоваться этим и, наверняка, устроит вечеринку, плавно перетекающую в утренник. А во-вторых… Она улыбнулась сама себе и закружилась по комнате. Во-вторых, ей нужно купить тест.

Стоя у зеркала в одних трусиках, положила на живот ладонь, прислушалась к себе, повертелась и так, и этак, выискивая внешние признаки радостного события. Узнав о ребёнке, она поверила, хотя и были крошечные червячки сомнения. Но теперь, глядя на себя в зеркало, опять подумала: «А вдруг Георгий ошибся?». Всё-таки срок очень небольшой… Хотя… А этот её мясной голод?! С того момента, когда её стошнило утром, тошноты больше не было, но она всё время хотела мяса. И Георгий не уставал готовить для неё вкусное жаркое и даже жарил шашлыки.
- Не вижу причин для беспокойства, - уверял он, глядя на неё восхищённым взглядом, - малыш лучше тебя знает, чего вам с ним нужно! Раз хочешь мясо, будешь его есть. Но готовить буду я сам, потому что я больше знаю в нём толк.

Маша не спорила, давно поняла, что готовит он гораздо лучше неё. И было ещё одно обстоятельство – она обожала этот его шутливо-приказной тон, когда он строго сдвигал густые брови, смотрел на неё, а во взгляде прятались зелёные шаловливые искорки, предвестники его смеха. В такие минуты ей хотелось кинуться к нему на шею и расцеловать эти невероятные глаза ласкового и нежного - её - зверя.
На мгновение шевельнулась совесть: вот сегодня решила ослушаться, и если он узнает, то рассердится не на шутку.
- Ну уж нет! – Маша показала в зеркало язык. – Я не обязана всегда делать, как того хочешь ты, - она сказала это зеркалу, словно там был Георгий. – Мне действительно надо!
Это звучало, как робкое оправдание: в глубине души она понимала, что на самом деле должна бы предупредить Георгия или хотя бы деда. Но… Если она это сделает, то так и останется сидеть дома.

- Ты с кем там разговариваешь, Марусь? – из комнаты послышался голос деда.
Быстро одевшись, она вышла к нему.
- И где ты был? – спросила строго, с осуждением глядя в лицо Трофимыча. – Мы волновались, между прочим, - заметила, качая головой.
- Да так, с ружьишком вот… - уклончиво пробормотал старик, всем своим видом показывая, что сейчас он не настроен к разговору.
- Ага! Так я и поверила! – не отступала Маша. – Ты всю ночь охотился?! – с насмешкой съехидничала она.
- Ай, не ворчи, не ворчи, дочка! – он поморщился, отвёл взгляд в сторону. – Ладно…
- Вот… - Маша махнула рукой, - как мальчишка! Самому не смешно?! – она осуждающе сверлила его глазами.
- Ну будет тебе, - он отмахнулся. – Скажи лучше, где твой Леший опять пропадает?
- Ушёл в обход, у него же работа, - пожала плечами Маша.
- Ну, а я прилягу, - он скрылся в своей комнате.
Едва из-за плотно задёрнутых штор на дверном проёме послышалось ровное дыхание деда, как Маша, стараясь не шуметь, быстро оделась, и захватив сумочку, вышла во двор. Некоторое время повозилась с машиной, выгоняя её и закрывая ворота, и тихо поехала по деревенской дороге. По её прикидкам Георгий вернётся часам к четырём дня, значит, она должна уложиться в это время. Успеет заглянуть в аптеку и магазин, позвонит Ирке.


***

Короткий зимний день, и без того хмурый, то и дело швырявший в лицо колючий снег, выстилавший дорогу позёмкой, и наводивший безотчётную тоску, угас в одночасье. Маша совсем не успела заметить, как стало смеркаться. Быстро побросав пакеты с продуктами в машину, она выехала из посёлка, когда уже зажглись уличные фонари. Чтобы очистить стекло, пришлось включить дворники.
Да уж, она во всех красках представляла, какой гнев Георгия её ожидает, как он, нагнав на себя нарочитую сдержанность, станет пронзать холодными стрелами своего взгляда, словно пытаясь вызвать раскаяние великой грешницы. А дед начнёт ворчать, утверждая, что «совсем девка страху не имеет и совесть потеряла». Ну и напрасно! Она уже раскаивается. Просто так получилось…
Сначала она заглянула в аптеку и купила несколько тестов – чтобы быть уверенной точно, а не полагаться на мистические способности своего суженного. Потом прошлась по магазинам, которых, конечно, в посёлке было не много, но после их медвежьего угла, здешние торговые точки показались ей вполне привлекательными. В первую очередь зависла в отделе для малышей. Вернее, это был не отдел, а маленький закуток в местном магазине, выделенный под малышковые одежки. Как завороженная она перебирала эти изящные, почти кукольные распашонки, ползуночки и шапочки. Не удержавшись, в нарушение всех суеверий, купила пару башмачков. Она буквально влюбилась в это вязаное чудо из какой-то особенно мягкой пряжи. Они напоминали ей два крошечных облачка. Первая обувь её малыша! Она прижала их к губам, представив, что целует ножки сынишки. Почему-то в эту минуту в ней возникла уверенность, что будет сын. Именно он сейчас растёт в глубине её существа. Так что тесты – напрасная покупка, она всё чувствует и без них.

Мягкая мечтательная улыбка вспыхнула на её лице, а глаза засияли так, что могли соперничать с самыми настоящими изумрудами. Какое-то особенно нежное чувство росло в ней словно хрупкий цветок. Давно так светло не было на сердце! Все тревоги куда-то отступили, ей хотелось сберечь это удивительное волшебное состояние. Наверное, это счастье – именно так оно и приходит: неожиданно, словно ниоткуда, появляется и расцветает в душе. Кто придумал, что в такие минуты хочется петь? Глупости! Маше петь не хотелось. Счастье не любит шума и суеты. Оно любит тишину, когда два человека живут глаза в глаза, когда идут по одной дороге, взявшись за руки. Настоящее счастье выглядит обычно, оно в мелочах, таких вот, как одежда малыша, уютный дом, тёплый взгляд любимого и главное - ожидание крошечного чуда под названием сын. Она вдруг только сейчас поняла это. И почему-то вслед за пониманием пришло новое открытие: это её пока не рождённый ещё сынишка помог ей всё осознать.
Продолжая улыбаться Маша направилась в кафе, заказав себе шоколадное пирожное и кофе, стала звонить Ирке. Так и пролетел день.

Едва огни райцентра растаяли за поворотом, как поняла, что её ожидает жутковатая перспектива - поздняя дорога домой среди леса. Только бы машина не подвела — ей совсем не хотелось вновь оказаться лицом к лицу с опасным хищником, будь то обычный волк-одиночка или оборотень.
Дав себе твёрдое обещание не думать о плохом, она включила на тихую громкость любимую композицию, вцепилась в руль и внимательно стала смотреть на дорогу. Из-за начинавшейся метели видимость была плохая. Однако Маша никак не могла заставить себя сбавить скорость: ей хотелось поскорее преодолеть этот жуткий путь.

https://youtu.be/XHuakm12asg

***

Одинокая звезда
В небесах к себе манит,
А уставшая душа
С каждым днем сильней болит.
День прожить, чтобы опять
Ночью просто не уснуть...
Больше нечего терять,
Вдруг поняв простую суть...

До него внезапно долетела музыка. Чуть хрипловатый женский голос ворвался в голову, слова песни прогнали его воспоминания и острым ножом воткнулись в самое сердце. Голос пел о нём, о душе, которой нечего терять. Поэтому сейчас он исполнит свою клятву, данную много веков назад и поставит точку. Он устал! Люди во все века мечтали о бессмертии. Но зачем оно? Лучше прожить отведённый век и спокойно уйти в Навь, чем жить вечно в презрении и проклятии. Поэтому он делает выбор. Даже если ему не суждено обрести покой в светлой глубине небес, по крайней мере, он будет отмщён. На земле не останется ни одного представителя проклятого рода, частью которого когда-то был и он сам.

***
Сквозь летящий снег Маша разглядела фигуру, которая двигалась ей навстречу прямо по правой стороне дороги. Она сбавила скорость и посигналила. Из-за почти нулевой видимости нельзя было разглядеть, кто или что маячило впереди, упорно игнорируя сигнал авто. И вдруг Маша отчётливо услышала голос. Вернее, она не могла бы с уверенностью назвать это голосом. Скорее, то был зов. Он звучал где-то в голове, как недавно было в её снах. Нечто приказывало ей выйти из машины и идти по дороге.
Быстро остановив авто, Маша сжала голову руками, инстинктивно пытаясь закрыть уши, однако это было напрасным: зов усиливался, ей всё сложнее было противостоять ему. Она открыла дверцу машины и вышла. Постояла, словно решаясь на что-то, ловя ртом мокрый снег, пытаясь разглядеть фигуру. Но тщетно! Фигура пропала! Дорога была пуста, а зов усиливался, и тогда Маша шагнула на обочину в сторону леса.

***

С самого утра, едва оставил Машу одну, Георгия не покидало чувство тревоги. Пытаясь отогнать неприятное предчувствие, он вспоминал любимую – её поцелуи сегодняшним утром, обволакивающий взгляд, в котором хотелось утонуть, и прикосновения тонких пальчиков, робких и смелых одновременно, сводящих его с ума и заставляющих изнывать его тело. Беспокойство росло с каждой минутой. Не дойдя до Никольской просеки, повернул обратно к деревне. Чем ближе к дому Аверинцевых, тем сильнее становилось неприятное предчувствие.

- Где Маша? – входя в избу, спросил он у Трофимыча.
Тот сидел у печи на табурете и подшивал валенок.
- Тебе виднее, - иронично хмыкнув, заметил старик и, зажимая валенок между колен, что есть силы натянул дратву,* - ещё утром куда-то сбежала твоя невеста. Между прочим, - он из-под очков насмешливо посмотрел в лицо будущего зятя, - на машине отправилась.
Бросив взгляд в окно, Георгий действительно не увидел авто.
- И ничего не сказала? – опять спросил он.
- А когда она мне что говорит? – проворчал Иван Трофимыч. – Перед фактом ставит.
- Видать, вся в тебя пошла, - с усмешкой парировал Георгий.
- Да что ты мечешься, ровно ужаленный?! Садись, я вон чай согрел.
- Нет, спасибо, Иван Трофимыч… Неспокойно мне… Чувствую, с Машей что-то стряслось. Пойду искать…
- Я потолковать с тобой хотел, - старик нахмурился. – Ну, то погодит… А Маруська раз машину взяла, значит, в райцентр подалась…Вернётся, куда ей деваться-то? Водит она справно!
- Ладно, побегу! Если до полуночи не вернёмся, сообщи Алексею, - бросил на ходу Георгий.

***

- Маша, Машенька! – сквозь завывание ветра вдруг услышала девушка любимый голос.
Георгий звал её? Да, она могла бы поклясться, что это он! А через мгновение его высокая широкоплечая фигура мелькнула среди деревьев. Он призывно протягивал к ней руки.
- Милый, я здесь! – ответила она и пошла в сторону, где увидела фигуру.
- Иди сюда! – голос долетел из противоположной стороны.
И она послушно метнулась на его зов. Так продолжалось много раз, пока не стала выбиваться из сил, дыхание сбивалось. И вдруг пришло прозрение, словно что-то из глубины сознания толкнуло её: она поняла, что голос любимого – это сладкий обман, галлюцинация. Никольская просека в другой стороне от деревни, и Георгия здесь не может быть, ему просто нечего делать в промежутке между райцентром и деревней.
- Нельзя, нельзя слушаться и двигаться в сторону миража! - говорила она себе.

Едва пришла эта мысль, как галлюцинации пропали. Вокруг стоял глухой лес. Дорога осталась где-то в стороне. Где именно? Если бы знать!
И вдруг, опять словно свыше, её осенило: останавливаться тоже нельзя, иначе замёрзнет. Хотя в лесу ветер почти стих, к ночи стал крепчать мороз. И Маша просто двинулась вперёд, с трудом переставляя ставшие ватными ноги, падая и вставая. Время перестало существовать, были лишь холод и усталость, а ещё решимость – выйти к авто, оставленному на дороге. Если не выйдет, то потеряет самое дорогое – сына, чья жизнь билась у неё под сердцем.

***
Ещё издали он увидел стоящее у обочины авто, как и ожидал, Маши в нём не оказалось.
- Глупая! Глупая девчонка!
В яростном бессилии ударил кулаком по капоту, и вдруг точно огненная вспышка пронзила глаза. Видение было ярким, словно он сам на мгновение оказался в нескольких метрах от неё и мог видеть всё со стороны.

В центре небольшой ровной поляны, зажатой между высокими деревьями, замерев в злобном оскале стоял огромный рыжий волк. Вернее, волчица - Георгий сразу узнал свою недавнюю противницу, из-за которой Маша оказалась на дне оврага. Осознание, что перед ним была волчица, а не волк пришло только сегодня утром, а в тот поздний вечер, спасая девушку от хищника, он даже не подозревал, что вступает в поединок с волчицей. Волчье чутьё не могло ему отказать, просто перед ним была не настоящая самка зверя, а порождение магии – вновь обращённая, выполняющая волю своего создателя. Поэтому волчий нюх подвёл его, не откликнулся на её запах. Подозрения закрались лишь несколько дней назад, когда он рассказывал Маше о своём роде, но тогда догадка не обрела точные очертания. И только сегодня его осенило. Да, это была она – рыжий зверь, значительно меньше его самого в волчьем воплощении. Видимо, сейчас вновь обращённая волчица решила завершить неудавшуюся в прошлом охоту. Однако…

В нескольких метрах напротив неё, вытянув перед собой руки и чуть запрокинув голову, стояла Маша. Со стороны казалось, что она просто гордо выпрямилась, глядя в глаза надвигающейся смерти. Но на самом деле жертва и охотник поменялись местами. Из вытянутых рук девушки исходили лучи яркого синего света, они сфокусировались на разъярённом рыжем хищнике и словно парализовали его. Волчица замерла, яростно оскалив пасть, приготовившись к прыжку, и не могла двинутся с места, заключённая в световой кокон.

Видение пропало так же внезапно, как и возникло. Георгий, узнав место, где находилась Маша, кинулся туда, на бегу срывая с себя одежду. Двигался напролом, круша на своём пути ветки, которые хлестали по лицу, но он не чувствовал боли. Важно было успеть обратиться, чтобы встать на пути Упыря уже в волчьем облике.
Последнее, что он увидел глазами человека – Маша, парализовавшая руками волчицу, и прыгнувший на девушку оборотень, громадный огненно-рыжий волк-Упырь с чуть белесоватыми боками.

***

Продолжая удерживать непонятными ей самой лучами рыжего зверя, Маша прекрасно видела и слышала, что происходит вокруг. Только время для неё стало вязким, точно густой кисель, который можно было растянуть. Послышался треск ломающихся сучьев, на поляну, словно в замедленной съёмке, вылетел обнажённый мужчина, в котором она с удивлением узнала любимого, и бросился наперерез второму рыжему чудовищу, летевшему на неё. А ещё через мгновение прямо в прыжке, мужчина превратился в чёрного волка. Раньше она думала, что обращение человека в волка выглядит ужасно, воображала себе жуткое зрелище, как в самом кошмарном фильме ужасов, звук ломающихся костей и кровь. Однако в действительности ничего подобного не произошло: просто тело человека плавно перетекло в волчье. Два громадных зверя, равные по размеру, чёрный и огненно-рыжий сцепились в смертельной схватке.

Сначала она наблюдала за происходящим с удивительным спокойствием, казалось, это сон. Вот сейчас она откроет глаза и ничего не будет – ни застывшего в ночном холоде леса, ни трёх волков, двое из которых сошлись в жутком поединке. Ведь уже не раз её сны оказывались столь яркими и реальными, что она принимала их за явь. Однако через мгновение где-то дальним уголком своего сознания Маша поняла – да, раньше были сны, а сейчас всё иначе. Чёрный гигант, с яростным рычанием рвавший шкуру рыжего зверя – её Георгий, Войт, сошедшийся в поединке с Упырём. Как же ей хотелось помочь ему! Уберечь от острых когтей и зубов кровожадного монстра. Но ... если опустить руки – в прямом смысле отвести их от сообщника Упыря, то вряд ли она поможет любимому. Ослабив напор своей неведомой, непонятно откуда взявшейся, силы, не даст ли она возможность второму рыжему волку тоже вступить в бой?

Картина, в которую так сложно было поверить, поражала своей ужасающей реалистичностью. Вздыбившаяся шерсть двух дерущихся волков блестела в серебристом свете ночного светила, рокочущий рык, казалось, разносился по всему лесу. Волки дрались не на жизнь, а на смерть. То один, то другой оказывались сверху, подминая под себя противника. Иногда Упырь явно слабел, но потом к нему будто приходило второе дыхание, и он вновь бился яростно, не уступая в силе Войту. И впервые в жизни Маша явственно почувствовала запах крови, оросившей снег.
- Георгия береги, без тебя он погибнет! – где-то в голове вдруг прозвучал голос Власа Петровича.
- Что мне сделать?! – мысленно спросила его Маша. – Как помочь ему победить?
- Сожми ладони! Рыжая волчица – дополнительный источник силы для Упыря, она питает его. Сожми ладони!
И Маша послушалась. Преодолевая чудовищную боль в руках, она сжала их в кулаки. Теряя сознание и оседая в снег, увидела, как её противница стала корчиться, словно пронзённая невыносимой болью, а потом стремительно сжиматься в комок и, наконец, вспыхнула синим пламенем, взлетевшим выше сосен, и растворилась в ночном небе.

Иллюстрация автора.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ http://www.myjulia.ru/post/780736/

_____________________

* Дратва - прочная просмоленная или навощенная нитка для шитья обуви, кожаных изделий.



Царица Савская   20 марта в 13:19   168 0 12  


Рейтинг: +7


Отправить ссылку другу

Тэги: оборотень, волк, Войт, зверь, монстр, лес, любовь, ребёнок, беременность




Последние читатели:




Комментарии:

Царица Савская # 20 марта в 13:23   +1  
Жду комментариев!
Наталья Красина # 20 марта в 21:45   +1  
Маша теперь тоже немного ведьма? А в общем захватывает, пока не прочтёшь, не остановится.
Царица Савская # 21 марта в 8:18   +1  
Спасибо огромное!
О неожиданных Машиных способностях вскоре узнаете из заключительной главы. Обещаю, что это будет интересный поворот сюжета.
Наталья Красина # 21 марта в 21:49   +1  
Тогда жду заключительную главу))
Sovush-ka # 22 марта в 11:16   +1  
И "картинка" чего стоит
Царица Савская # 22 марта в 12:11   +1  
Огромное спасибо! Долго не могла придумать, как эту сцену изобразить на иллюстрации. Но потом всё сложилось.
nesmiyana67 # 29 марта в 12:03   +1  
Ой , я так увлеклась что прочла одним махом .А кода буде продолжение ?
Царица Савская # 29 марта в 14:06   +1  
Спасибо! В ближайшие несколько дней планирую выложить окончание повести. Надеюсь, ничего моим планам не помешает
nesmiyana67 # 29 марта в 17:38   +1  
Буду ждать с нетерпением окончание
Царица Савская # 15 апреля в 13:52   0  
http://www.myjulia.ru/post/780736/ - предпоследняя глава.


Оставить свой комментарий


или войти если вы уже регистрировались.