Регистрация!
Регистрация на myJulia.ru даст вам множество преимуществ.


Рубрики статей:









Наши рассылки



Люди обсуждают:




Сейчас на сайте:

galina0639 Jersey olgamay55 людмила валентиновна

Зарегистрированных: 4
Невидимых: 1
Гостей: 66


Тест

Тест Сумеешь ли ты сохранить свое здоровье?
Сумеешь ли ты сохранить свое здоровье?
пройти тест


Популярные тэги:



Наши рассылки:

Женские секреты: знаешь - поделись на myJulia.ru (ежедневная)

Удивительный мир Женщин на myJulia.ru (еженедельная)



Подписаться письмом





Утро в подарок...

Утро в подарок... Доброго времени суток.
Для начала приношу свои извинения за долгое отсутствие на сайте. Вдруг кто-то беспокоился почему меня не было)))
Мы с моим другом-товарищем и соавтором Александром Булаховым ударными темпами писали очередную страшилку)))
Если кто-то заинтересовался нашим творчеством ("Без причины" наше первое совместное творение) милости просим за новыми впечатлениями..
Критика и впечатления приветствуются, и даже рекомендуются.
Вариант пока вычитан только нами,так что заранее приносим извинения за ошибки и ляпы)...




УТРО В ПОДАРОК

Дунаев А., Булахов А.


Часть первая: Кудым Ош

1.

Вовка позвонил ранним утром, часы на телефоне показывали половину седьмого.
- Обухов, грузоперевозки, - машинально ответил я, подавляя зевоту.
- Спишь, бродяга?
- Спал! - буркнул я в трубку. - Пока кто-то не позвонил.
- Вот ты молодец! - хохотнул Вовка. - А как же наш сплав? Или ты решил днюху без нас справлять?
Я тяжело вздохнул. На мой день рождения мы решили сплавляться по Чусовой. И зачем я только на это согласился? Сейчас бы себе спал, как человек.
- А без меня никак? – жалобно спросил я.
- Ну-ну, ты сам себя слышишь?
- В такую рань?!
- Спецом бужу тебя пораньше. А то ты у нас быстрый олень, когда дело сборов касается. Часа три мы из-за твоей быстроты точно теряем.
- О, боже, - простонал я и сел на диване. – Рейс у меня был тяжёлый, замотался, спать хочу.
- Хватит хныкать, дружище. Мне ничего не стоит заехать прямо за тобой.
- Не надо! – завопил я в трубку. – Я уже собираюсь.
Вовка с кем-то поздоровался, а затем вновь заговорил в трубку:
- Я с Сегуном договорился, он нас на своём драндулете до Мартьяново докинет, а там на вёслах.
Я встал и с грустью поплёлся на кухню.
- Сколько у меня времени?
- Сбор в десять, девчонки уже в курсе. Так что дело за виновником торжества, - засмеялся Вовка. - Или за тобой персонально заехать?
- Нет уж! – вскрикнул я. - Сам доберусь.
- Тогда до встречи! – сказал Вовка и положил трубку.
Я тяжело вздохнул. Пронесло. Если б сюда сейчас нагрянул Вовка, то мои сборы превратились бы в настоящий кошмар. Этот товарищ умел вносить хаос в жизнь. Собрались бы мы быстро. Вот только что мы с собой собрали, было бы известно одному ему. И то он бы явно не запомнил, куда и что запихал. Я не любил таких сборов. Для меня всегда было важно всё чётко разложить по своим местам и ничего не забыть. Всё-таки мы на три дня собирались.
Я насыпал в кружку две ложки растворимого кофе и залил кипятком. Добавил сахара и сливок, затем уселся на стул и задумался.
Вовка Старостин мой друг со школы. Работает тренером в фитнес центре. Парень без комплексов. Балагур и бабник. Каждый год мы с ним выбираемся на сплав по реке Чусовая. А в этом году у него какой-то новый друг появился, базу нам предоставил свою для отдыха. Вовка там уже был, понравилось ему очень, теперь хочет мне показать. Только, чтоб до неё доплыть, надо много сил потратить, а у меня их и так почти не осталось.
Я допил кофе и пошёл в душ стряхивать с себя остатки сна и мыслей. После душа я достал с антресолей рюкзак и покидал в него всё необходимое, кроме продуктов питания и спиртного. Для них я выделил отдельную дорожную сумку. Как говорил мой знакомый дальнобойщик: «Собрался в рейс на три дня, бери припасов на неделю, мало ли что». Руководствуясь такими принципами, я основательно подготовился к предстоящему сплаву: еды набрал немерено, и водки столько, что два дня можно не просыхать. Слава богу, матушка всего этого не видела, а то сплав мой закончился бы прямо в моей комнате. Дальше бы она мне не дала уплыть.
Я еле оторвал сумку от пола и отнёс её к машине. Затем вернулся в дом, вытащил из сейфа травматический пистолет в кобуре и сунул его в рюкзак. Выпил ещё одну кружку растворимого кофе, написал мамке записку о том, что вернусь через три дня, и оставил ей денег, зная, что она в любом случае к моему приезду затеет праздничный стол. Звонить ей не стал, побоялся, что она тут же начнёт отчитывать по поводу того, что не уделяю ей должного внимания и бросаю в такой день.
В девять часов утра я выехал со двора. Лучи утреннего июльского солнца на миг ослепили глаза, и я опустил защитный козырёк. Проскочив мост, я добавил скорости и промчался мимо мамкиного киоска. Главное, чтоб она меня не заметила. Иначе мне пришлось бы возвращаться и выслушивать её нотации. Она у меня была ещё тем мозгочистильщиком – только дай ей повод, и считай, что всё пропало. И не важно, что мне сегодня стукнуло двадцать семь лет, я был её единственной жертвой. Батька от неё сбежал три года назад, а сеструха в отличие от меня умела ей ответить, поэтому она давно перестала к ней цепляться.
Я оставил машину на стоянке возле Вовкиного спортзала. Проблем не возникло, все охранники давно меня знали. Я бросил одному из них ключи и, подхватив рюкзак с сумкой, двинулся в сторону центрального входа.
На входе были свалены в кучу сумки, рядом стояли две девушки - Полина Фалеева и Мила Барышева. Полина бросалась в глаза из-за своих огненно-рыжих кудряшек, она была невысокого роста и слегка полновата. Полина работала в книжном магазине и увлекалась какой-то чушью, связанной с оккультизмом и прочим шаманизмом. Милу же можно было принять за пацана подростка: высокая, с короткой стрижкой, в джинсовом костюме и горных ботинках. Она работала айтишником в банке и разбиралась во всём, что имело электронную начинку.
Я подошёл к девушкам и поставил свои сумки на землю.
- Привет, красавицы. Давно скучаете?
- Женька, салют! - вскрикнула Полина, она вытерла губы тыльной стороной ладони, видимо что-то до этого ела, обняла меня и громко чмокнула в щёку.
Милка в знак приветствия выставила ладонь, и я хлопнул по ней своей пятернёй.
- Где Вован?
- Утрясает график.
Я ещё раз оглядел девчонок. Полина в шортиках и лёгкой кофточке с разрезами по бокам и глубоким вырезом выглядела довольно сексуально, несмотря на то, что была полноватой. Особый шарм придавали ей очки. Да и бюст у неё был такой, что как не старайся отводить от него глаза, они сами обратно к нему возвращались.
- Ясно. Как у вас дела?
Полина тут же затараторила про новое поступление книг. Мила даже не стала её перебивать, зная, что это надолго, она только неопределённо пожала плечами.
- Ё-моё, кого я вижу! – завопил Вовка Старостин. Он хлопнул дверью и стал быстро спускаться к нам по ступенькам. – Я не верю своим глазам. По моим расчётам, ты должен был появиться не раньше двенадцати.
- Как так получилось, - попытался отшутиться я.
Вовка подмигнул девушкам. Никогда не мог понять, что в этом качке с длинными жирными волосами, козлиной бородкой и кривоватым носом находили девушки, липнувшие к нему пачками. Оделся он в водонепроницаемую куртку с москитной сеткой и большим карманом на груди, широкие армейские штаны и дырявые кеды. Дырки он специально сделал, чтоб вода внутри них не задерживалась.
- Презики все взяли? – загоготал Вовка. - Или только я один?
- Зачем они тебе? – засмеялась в ответ Милка. – Шарики надувать будешь?
- Обижаешь! Мои шарики и так надуты. Я ж спортсмен.
Внезапно из-за поворота выскочил джип Судзуки и затормозил прямо перед нами. Глаза у Вовки тут же округлились, словно он увидел свою смерть.
- Твою бабушку! – выкрикнул он. - Чтоб мне секса неделю не видать!

2.

Из джипа вылезли две девахи, одна из них – довольно-таки страшненькая - тут же бросилась к Вовчику и поцеловала его в нос.
- Привет, - промяукала она и оценивающе посмотрела сначала на меня, а затем на девчонок. - Это и есть твои друзья?
Лицо Вовки стало пунцовым.
- Да, - ответил он. - Это Жека, а это Милка с Полишкой.
- Они тоже с нами в поход поедут? – спросила деваха и помахала рукой несмелой подруге, чтобы она подошла.
Полина от такой наглости чуть не задохнулась и бросила испепеляющий взгляд на Вовку.
- В смысле с нами едут?
Вовка окончательно стушевался.
- Я сейчас всё объясню. Это Даша, моя знакомая. И Эля сотрудник нашего центра. Они узнали про сплав, и я, так понимаю, очень хотят с нами поехать.
Милка, которая до этого пристально разглядывала вновь прибывших, решила тоже вставить своих пару копеек. Уж больно они ей не понравились.
- Хочется уточнить. Они узнали, или кто-то им напел про сплав, красочно и романтично. В наши планы это не входило.
- Ребят, вы чего? - Вовка пытался оправдаться. - Я просто похвастался, что мы собираемся на сплав. И что у нас катамаран большой.
- А Дарья в этом собирается плавать? – Милка ткнула пальцем на плетёные босоножки Дарьи и летний сарафанчик, едва прикрывающий тело девушки. Спутница Дарьи была одета в спортивный костюм и кеды. Правда, не в такие дырявые, как у Вовки.
- А в чём собственно проблема? – Дарья посмотрела на Милку, затем на Старостина. - Вовчик, на что она намекает?
- Она говорит, что твой наряд безусловно красив, но совершенно не подходит для нашего мероприятия.
- И чо? - Дарья окинула взглядом присутствующих. - Она думает, что я настолько глупа, что не взяла с собой нужные вещи?
- Успокойся, никто так не думает, - Вовка умоляющим взглядом посмотрел на меня, показывая глазами, что нужно отойти и поговорить.
- Вован, можно тебя на секундочку, - сказал я, повернулся и пошёл в сторону крыльца.
Вовка поспешил за мной.
- Минуточку, я сейчас вернусь, - выкрикнул он вместо извинения.
Мы удалились на приличное расстояние. Я внимательно посмотрел на Вовчика.
- Ну, давай, милый друг, кайся.
- Чего тут каяться, - Вовка посмотрел на оставленных подруг. - Проболтался я ей, что мы на сплав собрались. Она вот и выкинула такой фортель.
- А она кто? – спросил я. - Эльмиру я видел, она у вас по персоналу, можешь не объяснять.
В свободное от рейсов время я заглядывал к Старостину в фитнес центр поразмяться, но не более. Крутой мышцы, как у Вовки или Сегуна у меня не было, да и ростом, как они, я не выдался. Зато Эльмиру я знал хорошо. Не раз вместе чаёк попивали. Она ещё тот экспериментатор над своей внешностью. Последним экспериментом было неудачное увеличение губ. Их так разнесло, что она долго пыталась вернуть свою прежнюю красоту. Мне всегда её хотелось называть куклой Барби, вроде и красивая, но какая-то неестественная.
Вовка мечтательно вздохнул.
- Она принцесса. И мастер спорта по сексу.
- Ты мне в уши не дуй,- оборвал я его мечтательный порыв, взглянув на это страшненькое создание природы, уши торчком, нос пяточком. - Где ты эту обезьянку нашёл?
- У неё абонемент на наш центр. А я её персональный тренер. Батя у неё владелец сети заправок.
- Королева бензоколонки, - засмеялся я. - И что ты собираешься сейчас делать?
Вовка умоляюще посмотрел на меня.
- Надо их как-то оригинально отшить. Давай, ты скажешь, что мест на катамаране нет, и мы возьмём их в следующий раз.
- Ну, ты жучила. Сам девочек охмурил, а отдуваться я должен.
- Ты же понимаешь, я не могу ей напрямую отказать. Выручай, дружище, беда! Она на меня серьёзные планы точит! Мне это, ой, как не надо!
- Во, как, - я снова засмеялся и хитро посмотрел на Вована. – Ну, пойдём.
- Куда пойдём? – встрепенулся Старостин.
- К девочкам твоим.
- Что ты задумал?
- Увидишь.
Мы подошли к девчонкам. Дарья взяла Вовку под руку, и опустила голову ему на плечо, показав всем, что это её собственность. Мне даже друга немножко жалко стало. Но совсем-совсем немножко.
- Мы тут с Владимиром посовещались, - начал я. - И решили, почему бы не взять вновь прибывших с собой, тем более мест на катамаране хватает.
Вовка закашлялся, а Полина вытаращила глаза.
Милка, сжав губы, покачала головой и посмотрела мне в глаза.
- Ты хорошо подумал?
- Да, - ответил я. - Мой день рождения, мои и гости. А гостям отказывать нехорошо.
Я посмотрел на Эльмиру, она поймала мой взгляд и широко улыбнулась. В этот момент к нам подрулил чёрный микроавтобус Фольксваген с тонированными в салоне стёклами.
- Вот и Сегун подъехал, - сказал Вовка, и, заметив, что все отвлеклись на машину, показал мне кулак.
Из машины выбрался высокий здоровый парень с длинными русыми волосами, собранными на затылке в хвост. Это был Серёга Урицкий (Сегун – так мы его обзывали) - Вовкин однокурсник - они вместе учились на физкультурном. Только в отличие от Вовы, Серёга был каким-то скрытным. Чем он занимается, никто толком не знал.
Сегун поздоровался, осмотрел нашу компанию и задержал взгляд на мне.
- Вас вроде бы с утра меньше должно было быть? – заметил он и посмотрел на Вована. Тот что-то пробормотал, но я так и не понял что.
- Мы тут размножаемся, - ответил я, поймав на себе взгляды Милы и Полины. - Почкованием.
- Понятно, - ответил Сегун. - Ну, что, грузимся?
Катамаран и лодка - сдутые и упакованные - лежали на верхнем багажнике машины. Сегун открыл заднюю дверь, и мы покидали туда свои пожитки.
- Горючего много взяли?
- Взяли, не переживай, - ответил Сергею Вовка. – Если, что, Александр сказал, чтобы мы не волновались насчёт еды и алкоголя.
- Александр - это кто? – задал я вопрос Вовке.
- Я ж тебе про него рассказывал. Это управляющий базой, на которую мы направляемся. А сама база принадлежит его отцу. Поэтому можно считать, что он тоже её хозяин.
- И с чего вдруг такая щедрость?
- Я ему доброе дело, он мне. Он часто и надолго по делам уезжает, и я за его хатой приглядываю. Пёсиков его кормлю. А всё началось с того, что я за его жену заступился, она ему рассказала, и он меня лично отблагодарил.
- Прикольно вы подружились.
- Мы с ним не один литр водки вместе выпили. Он весёлый чувак, такой же как и мы. С ним не соскучишься. И бабла у него немерено.
Девчонки стали занимать места в салоне микроавтобуса, Полина залезла на переднее сидение, заявив, что внутри её укачивает.
Ко мне подошёл Серёга.
- Отойдём, есть разговор.
Мы отошли в сторонку.
- Жека, слушай тут такое дело, - было видно, что Сегуну не очень приятен этот разговор. - Мне деньги нужны. Вовка сказал, что у тебя можно перезанять по случаю.
- Вовка, говоришь, сказал. А сколько нужно?
- Ну, да. Я у него спросил. Но откуда у него деньги, он их все на девчонок спускает. Мне бы пятьсот штук, наших деревянных.
- Ясно, - жестко сказал я. – Извини, Серый, но сейчас денег нет, - я посмотрел на Сегуна. - Я всё в дело пустил. Пятьсот штук это много.
- Да уж, немало.
- Извиняй, но сейчас не могу. Сам с трудом кручусь-верчусь. Лишнюю копейку сразу в дело пускаю.
Вовка высунулся из микроавтобуса.
- Вы где там застряли? Заснули что ли?
- Идём! – крикнул Сегун и хлопнул меня по плечу. – Ладно, не парься. Я сам чего-нибудь придумаю. А сейчас погнали отдыхать. Тем более в нашем полку прибыло слабого пола.
Серёга засмеялся и пошёл к водительской двери.
- Жека, ты где?! – не унимался Старостин.
- Да иду, успокойся!
Я забрался в салон и плюхнулся на свободное место рядом с Милкой.
- Граждане, передавайте за проезд! – загоготал за моей спиной Вовка, он взял бейсболку и протянул её, как бы прося подаяние. - Следующая станция Мартьяново!

3.

В Мартьяново Сегун выгрузил нас на берегу Чусовой и отправился к знакомому с целью, чтоб оставить во дворе у него машину.
Всё было готово к отплытию. Катамаран, рассчитанный на восемь человек, стоял на воде. К нему была привязана лодка, часть наших вещей, включая палатки и котелки, мы сложили в неё.
Полина подняла камень и бросила его в воду.
- Чур, я вперёд! – выкрикнула она.
- Тогда я на корму, - решила Милка. - Удобнее будет фоткать, всех видно.
Дарья не упустила момента прижаться к Старостину.
- А я рядом с Вовчиком. Мы будем вместе шестом управлять.
- Не шестом, а веслом, - фыркнула Полина. - И я боюсь, вместе у вас не получится, баланс нарушится.
Дарья тут же оторвалась от Вовки.
- На себя посмотри, корова! Я всего шестьдесят килограмм вешу.
Полина резко повернулась к Силенской и гневно посмотрела на неё.
- Ты кого коровой назвала, овца?!
Понимая, что всё сейчас может перейти в печальное русло, Вовка тут же встал между девчонками.
- Так, дамы, успокоились! Успеете ещё друг другу выцарапать глаза. Решено, Дарья сядет передо мной.
Милка с улыбкой посмотрела на двух разгневанных девушек.
- Вот и подружились.
Сегун в этот момент уже спускался с пригорка к речке.
- Я что-то пропустил? – спросил он.
- Самую малость, - ответил Вовка. - Рождение дружбы.
Я громко хлопнул в ладоши.
- Всё, мальчики и девочки! Занимаем места, согласно купленных билетов.
Я занял место впереди, напротив Полины, за мной уселась Эльмира, за ней - Сегун и Милка. Остальные разместились на соседнем баллоне. Чтобы не было перевеса на нашу сторону, рюкзаки и сумки уложили на настил ближе к левому баллону катамарана.
- С Богом! - сказал я и оттолкнулся веслом от берега.
- Ура! – закричал Вовка. - Можно я буду капитаном?
- Хоть майором, - ответил ему Сегун.
- Полный вперёд! - не унимался Старостин. - Свистать всех наверх! Впереди айсберг!
- Какой айсберг? – встрепенулась Силенская. - Лето же.
- Это я фигурально, - ответил ей Вовка. - Ты Титаник смотрела?
- Обижаешь! Там Ди Каприо такой милашка.
Вовка отложил весло и изобразил стойку бодибилдера на соревнованиях.
- Чем я хуже?
- Я не сказала, что ты хуже, - тут же отреагировала Дарья, она наклонилась и зачерпнула рукой воду из реки. - Тёплая. А мы купаться будем?
- Конечно, - заржал Вовка, - только голышом и при луне.
С нашей стороны на вёслах сидели я и Серёга, с другой - Вовка и Полина.
Течение было умеренное, и мы почти не прилагали никаких усилий, чтобы двигаться вперёд. Только подруливали.
Населённый пункт остался позади, и по берегам реки раскинулась тайга: ели вперемешку с пихтами и лиственницами, местами осинник и липняк. Всё пространство перед водой было густо затянуто ивняком и осокой. И повсюду трещали неугомонные сороки. Перекатов пока не предвиделось, поэтому все расслабились и нежились на июльском солнышке.
- Вовчик! - Дарья повернулась к Эльмире и подмигнула ей.
- Чего тебе, радость моя?
Дарья стянула через голову футболку, оставшись в шортах и откровенном купальном лифчике. Погода позволяла, и наши дамы по приезду переоделись.
- Мы тут с Элечкой поспорили.
Вовка наклонился, почерпнул ладонью воду и брызнул на девушку.
- О чем вы поспорили?
Силенская взвизгнула.
- Элечка сказала, что ты меня специально позвал в этот поход, чтобы сделать предложение. - Силенская снова подмигнула Шафиковой.
- Что? - закашлялся Вовка и пошёл красными пятнами.
Милка не выдержала и громко захохотала, за ней Полина, и через мгновение все сплавщики смеялись во весь голос.
- Вот ты, Вован, попал, - отдышавшись, сказал Сегун и вытер выступившие на глазах слёзы.
Одному Вовке было не до смеха.
- С чего вдруг? Дашь, а ты с чего взяла, что я тебе буду предложение делать?
- Ну, я же сказала, Эля предположила.
- А если она тебе забеременеть предположит, ты тоже согласишься?
- Ну, знаешь! А чего это ты с разговора соскакиваешь? Или я тебе в жены не гожусь?
- Почему не годишься? - смутился Вовка. - Только мы же с тобой так дружим, без обязательств.
- Ни чо себе! - возмутилась Дарья. – Месяц во всех позах ты называешь дружбой?!
Сцена была такой душещипательной, что смех не прекращался.
- Ребята, вы катамаран потопите, - едва выговорил я, когда смеяться уже не было сил. - Хватит ржать.
- А что мы-то, - уже чуть ли не плакала Милка. - Тут такие перлы выдают. Камеди отдыхает.
- Так, что, Вовчик? - как ни в чём не бывало, продолжала Дарья, - соблазнил бедную девушку и в кусты?
- Да уж, бедную, - пробормотал мой друг. - Я тебе, правда, ничего не обещал.
Силенская хлопнула ладошкой по боку баллона.
- Так ты пообещай!
Вовка уже не находил себе места от этого разговора.
- А если мы торопимся? Ты пойми, мы ещё очень молоды и можем наделать глупостей.
- Я уже сделала глупость, - Дарья посмотрела на Вовку. - Когда дала тебе. Надо было тебя дурачка ещё за нос поводить.
- Пойми дело не в тебе, - Вовка усиленно подбирал слова. - Ты девочка-мечта, дело во мне.
- Ты стал импотентом? – засмеялась Силенская. - Или переквалифицировался на мальчиков?
- Я?! – задохнулся Вовка от возмущения. - Да я прямо сейчас тебе докажу, как я переквалифицировался.
- Только не на мне, - засмеялся я. - Вон Сегун ближе сидит.
- Злые вы, - с улыбкой выдохнул Старостин. - Уйду я от вас.
Вовка перекинул ногу через баллон.
- Вовочка, успокойся, - засуетилась Дарья. - Я пошутила, не уходи.
Катамаран вновь сотряс взрыв хохота.
- Предлагаю всем выпить, - сказал Сегун, когда народ начал успокаиваться, и полез в сумку.
- А мы не возражаем, - весело сказала Милка.
- И закусить доставай, - настояла Полина. - А то от смеха уже живот свело.
- Полишка, - снова засмеялась Милка. - Мы же завтракали.
- Война войной, а обед по расписанию, - ответил за Полинку Сегун и начал раздавать всем пластиковые стаканчики с налитым коньяком.
- Пас, - ответил я, увидев протянутый стаканчик. - Пока на берег не сойду, пить не буду.
- Это почему? – спросил Старостин.
- Должен же в вашей гоп компании быть хотя бы один трезво мыслящий товарищ, - ответил я.
- Ну и ладно, нам больше достанется, - сказал Вовка и поднял вверх руку со стаканчиком. - За милых дам!
- Нет, - возразила Полишка. - Давайте за встречу.
- Давайте за неё, - поддержал Старостин. - До дна.

4.

Дальше плыли с периодическим позвякиванием сумки Сегуна. Вовка старался всячески избегать разговоров с Дарьей. Она была хотя и дочь богатенького папки, но далеко не красавица. Зная характер друга, я мог с уверенностью сказать, что заводить долговременные отношения, он явно не собирался, уж очень он любил свою холостяцкую жизнь.
Солнце пекло, ветер полностью стих, даже прохлада от воды мало спасала от жары. На пути встречались перекаты, но совершенно безопасные. На одном, правда, волной чуть не смыло сумку Сегуна.
- Я её к себе привяжу. А то без горючего останемся.
- Нашёл, о чем переживать, - Вовка махнул веслом. - Жека взял, я тоже не пустой. Огненной воды у нас в избытке.
В лесу по берегам весело щебетали птицы. Местами попадались дикие пляжи. Скальные породы по правому берегу создавали видимость неприступной стены, вдоль которой мы сплавлялись. Несколько раз мы причаливали к берегу, чтобы справить естественную нужду. День постепенно клонился к вечеру. Воздух был неподвижным, и духота давила со всех сторон.
Сегун вытер пот со лба.
- Парит. Боюсь, к ночи гроза будет.
Я посмотрел на небо. С востока приближалась тёмная громада туч.
- Согласен. Надо место для ночёвки искать.
- А мы что на базе ночевать не будем? - удивилась Дарья и посмотрела на Вовку. Тот мгновенно сделал вид, что очень заинтересован рыбкой у левого борта катамарана.
- Будем, - весело сказала Милка, - но не сегодня. До базы ещё день пути.
- Вот, блин! - Силенская хлопнула себя по шее. - Нас же здесь сожрут.
- Не переживай, - Сегун порылся у себя в сумке и подал Дарье баллончик. - Держи репеллент. Он отпугивает всякую кусачую нечисть. Никому больше не надо?
Остальные отрицательно замотали головами.
- Смотрите! – воскликнула Полина и указала пальцем на берег, где в Чусовую впадал ручей. - Предлагаю больше не плыть, а пристать здесь на ночёвку.
Я махнул два раза веслом, чтобы катамаран повернул к берегу.
- Место замечательное, - согласилась Милка, разглядывая поляну, заросшую травой и небольшим кустарником. - Здесь и заночуем.
За еланушкой высилась громада леса. Берег на другой стороне был представлен небольшим скалистым утёсом, за которым угадывались верхушки деревьев.
Я выпрыгнул на берег и потянул на себя лодку с палатками.
- Так, Вован, паркуй плавсредства. Сегун, на тебе костёр. Девчонки, разбирайте сумки. Я займусь палатками.
Не спеша, я установил три трёхместные палатки, натянул полога от дождя и, присев на траву, оглядел наш лагерь. Серега развел костер, и Мила с Полиной начали кашеварить. Вовка вбил колья в песок и закрепил лодку с катамараном. Эля с Дарьей переоделись и стояли в сторонке, не зная, чем заняться.
Я встал и потянулся.
- Девчонки, чего скучаете? Заняться нечем?
- Понимаешь, - ответила Эля. - Мы же впервые на таком мероприятии. Если что-то нужно помочь, вы только скажите.
- Дуйте к девчонкам, они вас организуют, - я посмотрел на затянутое тучами небо. – Похоже, грозы не миновать.
На востоке то и дело вспыхивали молнии. Грома пока слышно не было.
Девчонки совместно сообразили гречку с тушенкой, и мы сытно поужинали. Сегун как обычно заведовал баром. Над нами сверкнула молния, и громыхнуло так, будто утёс обвалился на противоположном берегу. На песок упали первые капли дождя.
Дарья присела к Старостину.
- Жуть какая! Вова, обними меня, мне страшно.
- Чего тут бояться, - засмеялась Полина. - Гроза как гроза.
- Ничего себе, - вздрогнула после очередного раската Эльмира. - В городе таких нет.
- Вот вам урбанистическое поколение, кара господня, - зловеще прошептала Полина. - Вы, зависимые от благ цивилизации, первыми погибните в первородной стихии.
- Иди ты! - засмеялась Милка. - Оракул доморощенный.
- А давайте, как в детстве, рассказывать страшилки, - предложил Вовка.
- Нашёл время, - фыркнула Силенская. - Да и место тоже.
После очередной особенно яркой вспышки, пока глаза привыкали к темноте, с противоположного берега реки раздался рёв.
- Что это? – вскрикнула Дарья. - Или кто?
- Может, ветер? – предположила Милка.
- Ага, - согласился я. - Лохматый такой, с клыками.
Рёв повторился, по звуку было слышно, что гораздо ближе. Небо разом осветили несколько молний, и в этих вспышках мы чётко увидели противоположный берег. На утесе стояла громадная тёмная фигура.
- Жесть какая, - пробормотала Элька.
Потом гром заглушил все окружающие звуки. При следующей вспышке на утёсе уже никого не было.
- Вот это зрелище! - воскликнул Вовка и посмотрел на меня. - Ты видел?
- Конечно, видел, - я ткнул пальцем в сторону соседнего берега. - Прямо на краю утёса стоял.
- Может это животное, - предположила Милка. - Лось там какой-нибудь.
- Ага, заяц, - хохотнул Старостин, - только очень старый, поэтому и такой огромный.
- Может, почудилось? - пробормотал я и огляделся по сторонам.
- Не могло же всем сразу почудиться, - не согласилась со мной Милка.
Со стороны леса послышался треск, как будто кто-то большой встал на сухую ветку. Затем ещё и ещё. Кто-то явно шёл в нашу сторону. Неуклюже так, тяжело ступая, ломясь сквозь ветки кустов и деревьев.
Вовка вскочил и схватил топорик, воткнутый в бревно у затухающего костра. Я вспомнил про свой травмат, но он был на дне рюкзака в палатке, а незваный гость был уже рядом. Зашевелились еловые лапы, и на поляну вышел Серёга.
- Сегун, ты дурак! – вскрикнул Вовка, стоя с топориком на изготовку. - Нахрен так пугать?
Серега включил фонарь и осветил поляну.
- А вы чего такие пугливые? Ждёте кого-то?
Вовка метнул топорик в ствол лежащего дерева.
- Ты рёв слышал?
- Слышал что-то, но в лесу так деревья шумят.
Вовка уселся на землю под натянутым пологом. Дождик усилился.
- А ты в лес зачем полез?
- Отлить пошёл, - ответил Сегун. - Ветер вдруг стих, слышу звуки, как будто кто-то кого-то жрёт. Я фонарик погасил и обратно по-тихому.
- Ага, - засмеялся я. - По-тихому. Ты шёл как стадо кабанов через склад стеклотары.
Дождь разошёлся не на шутку. Тугие струи стегали по пологам, костёр потух. Гроза постепенно уходила на запад. Рёв больше не повторялся. Поболтав ещё немного, мы разошлись по палаткам. Дарья с Эльмирой заняли отдельную. Дарья звала Вовку к себе, но он отказался, объяснив это тем, что будет охранять лагерь. Как только все улеглись, он ужом ввинтился в нашу с Серёгой палатку, и, хлопнувшись между нами, засопел.
- Что это с нашим Вованом? - съязвил я. – Его девчонки к себе приглашали, а он отказался.
- Правду Дашка сказала, - захохотал Серёга, - что-то с ним не так. Давай, на всякий случай от него отодвинемся.
- Пацаны, вы чего? – сквозь сон пробормотал Вовка и повернулся ко мне.
Боже мой, пронеслось у меня в голове, если я ночью во вспышке молнии увижу его пьяную похотливую морду, то явно завоплю от ужаса.
Остаток ночи прошёл спокойно, дождь прекратился, гроза ушла. Утром Сегун набрал воды из ручья и поставил чай. Я от нечего делать прогулялся по лесу и обнаружил недалеко от нашей стоянки заросшую густой травой лесную дорогу. Судя по колее, по ней когда-то ходили КрАЗы. Таскали лес, подумал я. За поворотом почудилось какое-то движение, я остановился и увидел, что мне на встречу едет мужик верхом на дохлой лошадёнке. Было такое ощущение, что скотину не кормили, а только заставляли работать.
Я остановился и подождал, пока конный поравняется со мной.
- Здравствуйте.
- Здорова, - произнёс мужик, он спешился и подал мне руку. На нём были резиновые сапоги, джинсы и светлая полинялая штормовка.
- Вы откуда?
- Из Сулема буду, - ответил мужичок. - Данила я, Батин.
- Чей? – я огляделся по сторонам, как видно он был один.
- Батин, - повторил мужчина. - Фамилия моя такая.
- А что вы здесь делаете?
- Охотник я, - ответил Данила. - Живу недалече. А ты тут как?
- А мы с друзьями сплавляемся. Остановились на ночёвку. Пойдёмте чай пить.
- А пойдём, чего ж нет-то чайку-то не попить, - он взял лошадёнку под уздцы. - На ручье встали?
- Да, у ручья, - ответил я и пошёл впереди, представляя, как удивятся друзья, увидев гостя.
Старостин встал от костра и вышел на встречу.
- Жека, ты кого там нашёл?
- Это Данила, охотник. Живет неподалёку.
- Здравствуйте, - почти хором сказали Милка, Полина и Эльмира.
Сегун поздоровался и стал разглядывать тощую лошадёнку гостя.
Данила прихлебнул горячего чая из термокружки, любезно предложенной Старостиным.
- Плывёте, значитца.
- Да, - ответил Вовка. – Сплавляемся до базы.
- А не боитесь?
- Чего нам бояться? – Вовка обвёл рукой компанию. - Нас вот как много.
- Место плохое, время плохое, - сказал Данила, прихлёбывая чай.
- Времена разные бывают, - сказала Милка. - А место-то вам, чем не угодило?
Из палатки выбралась Силенская и встала у костра.
- Луна красная, - ответил Данила. - Кудым Ош в тайгу пришёл.
- Кто пришёл? – напряглась Полина.
- Кудым Ош, человек-медведь.
- Оборотень что ли? – усмехнулась Фалеева.
- Да, - Данила отхлебнул горячей жидкости. - Человек-медведь большой, свирепый.
Вовка с интересом посмотрел на Данилу.
- Сегун, ты в чай охотнику ничего не плеснул случаем?
- Могу, если надо, - ответил Серёга.
- А то что-то он сказки начал рассказывать.
- Это не сказка, - невозмутимо ответил Данила. - Он ночью пришёл. Теперь пировать будет. Потом луна уйдёт, и он уйдёт. Но кого он увидит, сразу не ест. Кружит и мотает, пока жертва страхом мучается. Замотает, а потом пирует.
- Боже, какой бред, - воскликнула Силенская. - Вы сами-то себя слышали? Оборотень-медведь, лучше ничего не могли придумать. Ребята, да он выпить хочет, вот сказки и рассказывает. Налейте ему и пусть катится. Оша он выдумал, страшнее ничего не мог придумать?
Данила встал и подал кружку Вовке.
- Страшнее Кудым Оша нет. Плывите домой. Или по дороге идите, там зимник недалече. По нему к людям до темноты выйдите.
- У нас катамаран, - сказал я. - И лодка, они тяжелые.
- Вещи не стоят ваших жизней, - ответил Данила и взял под уздцы свою лошадёнку. - Кудым Ош пришёл.
Он повернулся, и, ведя за собой лошадь, двинулся в лес.
Старостин достал из сумки бутылку водки.
- Давайте выпьем за Кудым Оша.
- Думаешь, сочиняет? – спросил я Сегуна, который тоже провожал взглядом местного жителя.
- А ты сам о здешних оборотнях что-нибудь слышал?
- Нет, - с сомнением в голосе сказал я.
- Вот и я нет, - усмехнулся Серёга. – Пойдём, бахнем перед заплывом.
Вовка, зажав в кулаке бутылку водки, ударил себя несколько раз в грудь и издал победный клич раненого Тарзана.
- Ууууу, - завыл он. – Где же ты, моя красная луна?


5.

В плавание наш экипаж отправился в очень приподнятом настроении, даже я не смог отказаться от предложенной Вовкой кружки.
- Сто грамм наркомовских, - сморозил он новую чушь и приложил палец к губам. - Мы на задании. Так нужно.
- И какое позвольте спросить у нас задание?
- У нас экспедиция, - заявил Старостин и всем подмигнул. - В поисках Кудым Оша.
- Иди ты, в баню, - я залпом махнул то, что было налито в кружке, и взял яблоко. Водка обожгла горло и приятным теплом разлилась по желудку.
Вовка выпил свою порцию и хлопнул по заднице Дашку.
- Баня будет завтра. Как доплывём.
Силенская тут же прижалась к нему и зашкрябала его волосатую грудь острыми коготками.
- Я так понимаю, мой котик становится тигром. Рыр – рр. Когда мы уже будем открывать брачный сезон?
- Какой ещё брачный сезон? – не понял Вовка.
- Ну, это когда влюблённые расписываются и едут в свадебное путешествие.
- А без этого никак нельзя?
- Нельзя, мой хороший. Нельзя.
- Ладно, тогда я ещё выпью. Сегун, наливай!
Серёга замотал в ответ головой.
- Нет, Вован, не могу. Если ты ещё немного подопьёшь, то у тебя шпили-вили начнутся.
- Не поняла, - хохотнула Дашка и отстранилась от Старостина, - можно поподробней. Что это за шпили-вили такие?
- Это очень страшное явление. Кудым Ош и рядом не стоял, когда они начинаются. В нашего Вовку словно дьявол вселяется.
- Хватит уже! – воскликнула Элька. – Заинтриговал, теперь колись что это такое?
- Нет уж! – воскликнул Сегун. – Всему своё время. Кстати, Милка, у тебя запись прошлого шпили-вили осталась?
- Не-а, я её загнала своей мамочке за двадцать баксов. Её подруги от этой записи тащатся.
Дарья вновь прильнула к Вовке.
- Милый, когда у тебя следующие шпили-вили начнутся? Всем так интересно.
- Обещаю, - воскликнул он. - Ты это шоу не пропустишь.
- И после этого ты на мне обязательно женишься?
- Я боюсь, что ты этого уже не захочешь.
- Даже не мечтай.
Убрав лагерь, мы погрузились на катамаран и двинулись дальше.
- Руки сегодня болят, - пожаловалась Полина. - И плечи ноют.
- Так вот кто у нас дитя благоустроенной цивилизации, - засмеялся Старостин, и пропел, - если хочешь быть здоров, занимайся. Утром, после турника, отжимайся.
- Тоже мне тренер-бард, - усмехнулась Полина.
Эльмира посмотрела на меня, потом на Фалееву.
- Может тебя поменять?
- Нет, спасибо. Это я так, сочувствие пыталась в этих снобах вызвать.
Сегун положил весло на бедра и раскинул руки.
- Милая моя, Полечка, иди ко мне я тебя пожалею и приголублю.
- Знаю я ваше пожалею, - усмехнулась Полина. - Раз и в койке.
- Дружеский секс ещё никто не отменял, - ответил на это Вовка.
Сегун махнул веслом.
- Ночью сама попросишься в нашу палатку, когда Кудым Ош заявится.
- Ты, типа, поверил в бред этого полупьяного аборигена? – воскликнула Силенская.
- Серёга клянётся, что наливал ему только чай.
- А без нас он не мог нажраться? - спросила Дарья. - Ну не мог же адекватный человек такое выдумать. Может, какие колёса проглотил.
Вовка поднял вверх палец.
- А кто утверждает, что он адекватный? Разве мог Джонни найти в лесу, где давно не ступала нога человека, нормального мужика?
- Никто никого не искал, - весело отмахнулся я. - Он сам пришёл.
- Прискакал на своём Росинанте, - засмеялась Полина.
Вдруг на левом берегу, противоположном скалистому, я заметил какое-то движение. Заслонив рукой солнце, я вгляделся в чащу. Между двух старых елей у небольшой коряги стояло огромное существо. Именно существо, потому что, несмотря на человекообразную фигуру, оно было очень большим. Таких зверей в наших лесах ранее не водилось.
- Смотрите! – выкрикнул я и указал пальцем на стоящую у коряги фигуру.
Существо резко отпрянуло назад и исчезло между еловыми лапами.
- Куда смотреть? – не понял Сегун.
- Ну и кого ты там опять заприметил, Зоркий глаз? - заржал Старостин.
- Там у коряги, между елей кто-то был, - сказал я. - Громадная тёмная фигура.
- Это Йети, - снова заржал Вовка - Сине-зелёненький человечек.
- А почему сине-зелёненький? – спросила Милка.
- От количества употреблённого Жекой алкоголя, - пояснил Вовка.
- А, может, это охотник был, – предположила Полина. - Или зверь какой.
- А, может, и померещилось, - подхватил Сегун. - Напекло нашего Джонни.
Все весело засмеялись. Старостин затянул песню про моряка и гашиш, девчонки стали ему подпевать.
- Может, и правда померещилось, - пробормотал я. - Сегун, банкуй по чуть-чуть для ясности ума.
- Будет сделано, - тут же отреагировал Сегун и забрякал своей сумкой, доставая стаканчики и водку.

6.

Мы продолжили путь по реке. В течение всего дня я вглядывался в берега, пытаясь понять, привиделось ли мне существо между елями, или нет. Но берега были безмятежны, только однажды к воде подошёл небольшой табун косуль. Вовка тогда вскинул весло на манер ружья и прокричал: «Бабах!» Косули, совершая громадные по высоте и длине прыжки, скрылись в перелеске.
Солнце клонилось к закату, подул ветер и с востока снова появились тучи.
- Чёрт, опять гроза, - констатировал неизбежное Сегун. - Надо место для ночёвки искать.
- Скоро заброшенная деревня, - произнёс я. – Нам бы до неё дотянуть.
- А от неё и до базы недалеко! - завопил Вовка. – Плыть надо по-любому. Никаких к чёрту дополнительных ночёвок!
- Попробуем дотянуть, - сказал Сегун и подналёг на весло. – Давайте, ребятки, вздрогнем!
Плыть приходилось против ветра, на реке пошла волна. Тучи заволокли всё небо, раздались глухие раскаты грома. Сверкнула первая молния, ветер усилился.
- Поднажмём! - крикнул я и оттолкнулся веслом от большого суковатого ствола наполовину погруженного в воду. - За тем мысом поворот и деревня.
Ветер поменялся и теперь дул с того берега, куда мы должны были пристать. После очередного громового раската стеной пошёл дождь.
- Блин! – прокричал Вовка. - Придётся швартоваться к этому берегу! Ни хрена не видно! Напоремся на корягу и привет судну!
Я попытался увидеть, что там нас ожидает впереди по течению, но из-за дождя видимость сократилась до двух метров.
- Согласен! – выкрикнул я. - Там раньше мост был подвесной!
Сегун смахнул пятернёй воду с лица.
- Думаешь, он целый!?
- Не знаю! А куда деваться?!
Противоположный берег не просматривался. Впереди в завесе дождя проступали очертания моста. Молнии сверкали с периодичностью секунд в двадцать, глаза не успевали привыкнуть к сумеркам.
Одна молния шарахнула так близко, что у меня застучали зубы. Не хватало нам ещё поджариться прямо на катамаране.
- Швартуемся! – закричал я, как только катамаран ткнулся баллоном в берег.
Я спрыгнул с катамарана, и, схватив конец веревки, потянул его за собой. В считанные секунды рядом оказался Сегун.
- Давай, дружно! - он схватился за веревку, и мы втащили катамаран на сушу вместе с девчонками.
Вовка успел спрыгнуть в воду, и теперь волок лодку.
- Вяжи к дереву, чтоб не унесло! – я изо всех сил перекрикивал шум дождя и ветра.
Девчонки сбились в кучу под разлапистой елью.
- А ну брысь оттуда! – заревел на них Сегун. - Молния в дерево ударит и кранты вам!
Вовка подхватил рюкзак.
- Что будем делать?!
- Надо на тот берег к деревне перебираться! Если что в ней переждём! А там и до базы километра три! - сказал Сегун и посмотрел на меня. - Кто знает, сколько этот ураган будет идти? Может всю ночь!
Старостин повесил рюкзак на правое плечо.
- А катамаран с вещами куда?
Я махнул рукой.
- Завтра вернёмся. Сейчас уже всё равно ничего не сделать!
Вовка и Сегун похватали сумки. Катамаран с лодкой я закрыл пологом, а сверху придавил камнями и слегой, не пойми, сколько лет стоящей под настилом моста.
Я взял свой рюкзак и сумку, и первым стал взбираться по склону к подвесному мосту. Дождь не затихал, ветер чувствовался всё сильней и сильней. Я встал на первую доску моста, она выдержала. Осторожно ступая по мокрому настилу, прошёл около двух метров. Правой рукой, держась за трос, перекинутый с одного берега на другой, я покачал мост. За ним давно не следили, но в качестве переправы на другой берег он определённо годился.
- Давайте, цепочкой, не растягиваясь, перейдём на тот берег! - я ткнул пальцем в Сегуна. - Серёга идёт последним. Вовка, смотри за Дашкой и Эльмирой!
Настил был мокрым, поэтому я просто переставлял ногу с места на место, скользя по доскам. Второй рукой я так же взялся за трос, но тут же отдёрнул её. Трос размочалился, и я наколол ладонь тонкой проволокой.
Я прошёл больше половины пути, когда сзади раздался женский крик. Обернувшись, сквозь пелену дождя, я увидел, как Силенская, размахивая руками, полетела в воду.
Вовка тут же швырнул сумку Сегуну, и, сорвав с плеча рюкзак, поставил его под ноги Милке. После чего, не говоря ни слова, солдатиком прыгнул вниз.
Мост закачался, порывы ветра пытались сорвать нас с него, как листья с осенней берёзы.
- Все стоим на месте! – скомандовал я.
Сегун опустил на мост сумку, лёг на живот и стал всматриваться в воду.
Я последовал его примеру, только в сгущавшихся сумерках и при таком ливне, видимость была нулевая.
Сегун сделал ладони рупором и закричал.
- Вован!
- Я здесь! - донесся из-под моста Вовкин голос.
- А Дашка где?!
- Рядом! Она в корягу вцепилась, и не хочет ни в какую отпускать её!
- Чего вдруг?
- Говорит, что плавать не умеет.
На лице Сегуна расплылась улыбка.
- Это любовь, Вовка. Сто процентов.
- Я не понимаю, что к чему.
- Неважно, ты её один до берега допрёшь?!
- Допру, куда я денусь?
Вовка вытащил Дашку на берег и помог вновь забраться на мост.
- Ты совсем того, Дашка! Плавать не умеешь, и с нами напросилась.
- С тобой мне не страшно. Видишь вот, не утонула.
Мы перебрались на другой берег и собрались в кучу. Ветер немного стих, но дождь продолжал лить, как из ведра.
Вовка держал Дашку за руки, её била крупная дрожь.
- Что будем делать?
- Предлагаю идти до базы, - сказала Милка и показала нам свой навигатор, зачехлённый в водонепроницаемый чехол. – Тут по прямой два километра будет.
Эльмира взглянула на Милку.
- А вещи?
Милка похлопала по своему рюкзаку.
- Часть шмотья мы всё же взяли. А за остальными завтра вернёмся.
Полина повернулась спиной, демонстрируя свой рюкзак.
- Я тоже свой прихватила.
Налетел порыв ветра, дождь стеганул по промокшей спине. Я подхватил рюкзак и просунул руки в лямки.
- Решено, идём до базы, - я заглянул в Милкин навигатор. - Веди нас, Сусанин, пока вообще не стемнело.

7.

Мы шли через заброшенную деревушку. Центральная улица представляла собой густо заросшую травой поляну, на которой угадывались очертания грунтовки. От деревни осталось от силы семь домов, которые едва виднелись в наступивших дождливых сумерках. Они смотрели на нас пустыми глазницами окон. Было что-то в этом месте такое, что веяло неприятным могильным холодом.
Вовка догнал меня. Он украдкой взглянул через плечо и хохотнул.
- Сколько раз я здесь ходил, но мне никогда не было страшно. А сегодня всё кажется каким-то зловещим.
- Да уж, - пробормотал я и посмотрел на остатки сгоревшего дома. Русская печь трубой указывала в низкое хмурое небо.
К нам присоединился Сегун.
- Блин. Такое ощущение, что в спину кто-то смотрит. С армейки такого не испытывал. Но там-то граница, а здесь, можно сказать, дома и такая же фигня.
Деревня закончилась, и мы углубились в лес. Заскрипели деревья, застонали, как измученные тяжким трудом люди. Где-то далеко закаркала ворона.
Продвигались мы с большим усилием. Идти мешал густой подлесок и колючие кустарники, которые приходилось огибать.
Милка включила налобный фонарик и показала рукой на едва угадывающуюся в темноте прогалину. Свет фонарика до неё не доставал.
- Нам туда.
Дарья вцепилась в Старостина и не отходила от него ни на шаг.
- Жуть-то какая, - поделилась она своими ощущениями. – Если сейчас кто-нибудь выскочит и крикнет, то я умру от инфаркта.
- Обычный лес, - ответила на это Полина. - Дождь достал только, промокла насквозь.
- Сплав продолжается, - весело сказал Старостин, - только в сухопутную.
- Скорее уж в мокропутную, - хохотнул Сегун.
- А тут звери есть? – поинтересовалась Элька.
- Конечно, есть, - Вовка задрал голову к верху и завыл. - Куда нам деться-то.
Дашка ткнула его кулаком в бок.
- Дурак!
Далеко в лесу, по правую руку, раздался ответный жуткий утробный вой.
- Чёрт! - встрепенулся я. Алкоголь, принятый мною за день, мгновенно выветрился. - Это ещё что за фигня?
- Это и есть звери, - констатировал Сегун.
Вой повторился, только теперь уже более протяжно и ближе. Мила с Полиной тут же подбежали к нам.
- Что это было? – заскулила Полина. Вся её смелость куда-то испарилась.
Милка взглянула на тускло мерцающий экран навигатора.
- Нам осталось полтора километра до места, - сообщила она.
- Если эта тварь ещё раз завоет, - нервно хохотнул Вовка, - я вообще протрезвею.
Сегун рванул вперёд, чуть ли не побежал.
- Валим отсюда.
Он включил свой фонарь. В отличие от Милкиного налобника, луч его фонаря бил на довольно приличное расстояние. Мы все ускорились. Не очень нам хотелось пересечься с тем, кто так жутко выл.
В какой-то момент мне показалось, что мы прём наугад. Я на ходу схватил Милку за плечо.
- Куда нам сейчас?
Милка указала на поваленную ель.
- Туда.
- Вперёд! - скомандовал я и быстро пошёл в обход препятствия.
- Не гони, - закричал мне в спину Сегун. - Видимость хреновая, не дай Бог ухнешь куда-нибудь, ногу сломаешь.
Сумерки сменились темнотой. Ветер подул с такой силой, что деревья, несмотря на свой размер, закачались словно былинки. Раздался треск, Сегун посветил фонарем на звук. Сухая осина, не выдержав напора ветра, переломилась пополам, и с шумом упала в заросли молодняка. Снопы брызг засверкали в луче фонаря.
Сегун осветил окружающие нас деревья.
- Блин, а если б по башке? Где же эта чёртова база?
- Почти пришли, - подала голос Милка. - Если верить навигатору, метров триста осталось.
Сегун посветил фонарем между двумя разлапистыми елями.
- Смотрите дорога!
Мы вслед за ним выскочили на то что, он назвал дорогой. Две колеи, заполненные водой. Но то, что по ней ездили это факт.
Вовка перешагнул одну колею, теперь стоял, оглядываясь.
- И на чём же можно ездить по этой дороге?
- На Уазике можно, - ответил я. - На Ниве.
- На базе есть транспорт? – спросила Полина.
- Кто ж его знает, - ответил Вовка. - Я у Саньки про это не спрашивал.
Дорога привела нас к центральным воротам базы. В центре на больших проушинах висел замок. Территория базы была обнесена высоченным забором.
- От кого они тут прячутся? - спросил я у Старостина.
- От Кудым Оша, наверное, - хохотнул Вовка, шаря по карманам. - Чёрт, я ключи посеял.
- Какие ключи?
- От замка. Наверное, когда за Дашкой нырял, выронил.
Из тёмной громады леса, стоящей за нами, снова раздался жуткий, пробирающий до костей, вой. Тварь, которая выла, шла за нами по пятам.
- Твою мать, - выругался Сегун и направил фонарь в сторону леса. - Это уже не смешно.
Я схватил Старостина за локоть.
- Что делать!? Через забор нам не перелезть. Тут есть другой вход?
В лесу раздался треск веток и шум, как будто кто-то большой пробирался сквозь чащу. Луч фонаря Сегуна запрыгал по веткам и стволам деревьев.
Я дернул Старостина за рукав.
- Вова, не тормози! Есть ещё вход?
Где-то недалеко от нас раздался оглушительный свист. Мы инстинктивно пригнулись. Свист оборвался и раздался ответный рёв.
Вовка махнул рукой вдоль забора.
- Там калитка с противоположной стороны!
Мы, не сговариваясь, рванули направо. За спиной раздался хруст веток и снова вой. Милка с Вовкой побежали впереди, за ними - Даша с Эльмирой и Полиной. Мы с Сегуном замыкали процессию. Серёга то и дело освещал фонарём пространство за нами, но из леса никто так и не выскочил.
- Что там абориген про этого Оша говорил? - крикнул на бегу Сегун. - Помотает, потом пировать будет!
- Иди ты, - выдохнул я. - В сказки начал верить?
- Поверишь тут!
В заборе показалась брешь, и мы выбежали к невысокой калитке.
- Закрыто! - завопил Вовка и со злости пнул по ней ногой.
- Перелезем, - уверенно сказал Сегун, освещая пространство в сторону леса. – Твою мать! – выкрикнул он и выронил фонарь. – Там кто-то есть. Глаза такие зелёные-зелёные.
- Мама, что происходит? – завизжала Эльмира.
Я рванул к калитке.
- Милка, посвети! Смотрите тут засов!
Я двинул засов и начал открывать калитку. Со стороны базы резко в свет Милкиного фонаря выскочила здоровая псина и залаяла.
У меня от неожиданности волосы на голове встали дыбом.
- Чёрт! - я захлопнул калитку перед её носом. - Она откуда?!
Вовка виновато посмотрел на меня.
- Твою мать! Это собака хозяина. Она кроме Сашки никого не признаёт. Злющая, падла!
- Что будем делать? – спросил Сегун, он водил фонарем по стене леса за нами.
Вовка заглянул поверх калитки.
- Она должна была сидеть в вольере. Какая сука её выпустила?!
И тут же отпрыгнул, собака с приступом кинулась на дверь калитки, оскалив пасть.
Дверь пошатнулась, но я успел задвинуть засов и отступил от неё.

8.

Сегун подошел к кусту черёмухи рядом с забором и выломал длинную ветку.
- Слушайте сюда! Жека, откроешь калитку, а я отвлеку псину.
У Полины глаза на лоб полезли от такого предложения.
- Как? - она посмотрела на калитку, за которой бесновалась собака. - Она же очень большая.
Сегун сплюнул на землю.
- Что не добавляет ей мозгов! - сказал он и обломил тонкий конец ветки, сделав себе прут длиной около двух метров. - Как только собака выскочит, вы заскакиваете внутрь и закрываете калитку.
Полина с опаской взглянула в сторону леса.
- А ты!?
Сегун со свистом рассёк прутом воздух.
- А я справлюсь! Давайте, шустрее! Не хватало, чтоб кто-то из леса выскочил.
Я подошёл к калитке, Вовка и девчонки затаились за моей спиной.
- Давай! – скомандовал Сегун и встал метрах в трёх напротив калитки.
Я отодвинул засов и резко распахнул содрогающуюся от прыжков собаки калитку. Собака выскочила на поляну, и Сегун тотчас направил на неё луч фонаря. Она тормознула, почуяв неладное, и зарычала.
Сергей резко взмахнул прутом. В этот момент Вовка с девчонками заскочили на территорию базы. Я забежал за ними и теперь придерживал калитку, давая возможность Серёге попасть внутрь.
Прут Сегуна обвился вокруг туловища собаки, громко щёлкнув. Псина взвизгнула и подпрыгнула.
- Иди сюда тварь! – сквозь зубы процедил Сегун, сделал шаг вперёд и снова взмахнул прутом.
Собака отскочила на безопасное расстояние и зарычала. Вовка подобрал обломок кирпича и с криком запустил в неё. Оружие пролетариата достигло цели, псина заскулила и отбежала подальше. Сегун проследил за её движениями лучом фонаря. Поняв, что она ему больше не угрожает, он боком прошёл к калитке. Зайдя на территорию базы, Сегун закрыл калитку на засов, и ещё раз осветил пространство от леса до калитки. Собаки не было.
- Что дальше? – спросил я и огляделся по сторонам, хотя в такой темноте невозможно было что-то разглядеть. Сегун осветил территорию базы фонарем.
- Тут должен быть рубильник, - уверенно ответил Вовка. - Слышите, дизель работает, значит, электричество есть.
Действительно, если прислушаться, в шуме ветра и дождя можно было услышать гул работающего дизеля. Вовка взял фонарь у Сегуна. Теперь он шёл впереди нас, освещая дорогу, в сторону видневшегося в темноте сарая.
- А это что за вагончик? - я махнул рукой на железный контейнер, стоящий справа от нас.
- Это каморка обслуги, - сказал Вовка и направил луч на угол сарая, где виднелась железная коробка, укрытая сверху кожухом из тракторной или машинной камеры.
- Вот чёрт! - вскрикнул Вовка и ударил кулаком по коробке рубильника. - Вот же сука!
Я приблизился к нему.
- Что случилось?
Вовка осветил железную коробку рубильника. Там, где должна была быть ручка, зияло овальное отверстие. А сам металлический ящик был закрыт на замок.
- Рукоятки нет.
- Я уже понял.
- Вот блин! - выругался Вовка и двинулся к вагончику обслуги. - Договорились же обо всём!
- Не нравится мне всё это, - уже тише сказал он, подходя к торцу вагончика, где была дверь.
Сегун подошёл к Вовке справа.
- Что именно? – спросил он.
- А вот это, - ответил Вовка и посветил лучом на открытую дверь.
В вагончике было тихо. Я больше всего боялся того, что из него кто-нибудь резко выскочит. Моё сердце бешено колотилось внутри грудной клетки.
- Эй, хозяева! – крикнул Сегун и постучал по металлическому боку вагона.
Вовка посветил внутрь. В свете его фонаря громадная крыса юркнула под шкаф для спецодежды. На полу, покрытом линолеумом, была видна дорожка красных капель. В середине вагончика на линолеуме красовалась небольшая красная лужица.
Вовка, не опуская фонарь, повернулся к Сегуну:
- Это, что, кровь?
Тот подцепил каплю с пола и растёр между пальцами.
- Она родимая.
Я встал между Сегуном и Вовкой, чтобы девчонки не увидели, что внутри вагона. Они стояли немного в стороне и что-то обсуждали.
- Чья кровь?
Сегун наклонился и вытер пальцы об траву.
- Откуда я знаю. Дай сюда фонарь.
Он забрал у Вовки фонарь и посветил на землю. Вдоль вагончика тянулся след, как будто кого-то тащили волоком по земле. Трава была примята и на некоторых листьях и травинках виднелись красные капли. След уходил к забору. Местами на траве вместо капель были видны красные смазанные полосы. Вероятнее всего, картина выглядела бы более жуткой, но дождь старательно уничтожил большую её часть.
Я ещё раз взглянул на след, и почувствовал, как моё тело покрывают мурашки величиной с хороших крыс. Ноги мои стали ватными.
Что за хрень здесь происходит? Сначала эта тварь, воющая и ревущая в лесу, а теперь кровь.
Милка подошла к нам и увидела кровавый след.
- Что это?! – вскрикнула она.
- Мы пока не знаем, - ответил Сегун.
К нам приблизились остальные девчонки. Полина поёжилась и запахнула плотнее джинсовку.
- А что если здесь произошло убийство? – предположила она.
- Кого и кем? - буркнул Вовка и вытащил из рюкзака мобильник, закрытый в водонепроницаемый чехол. - Блин, связи здесь нет. А то бы я позвонил Александру и всё прояснил.
Полина ткнула рукой в сторону вагона.
- Ты же видел след! Кого-то убили и уволокли за забор!
Сегун ещё раз осветил территорию около вагончика.
- А вдруг это было животное. Они после охоты разделывали тушу.
Эльмира передёрнула плечами и боязливо огляделась.
- Кто они?
- Обслуга базы.
- А сколько их здесь было? – спросила Милка, она посмотрела на Сегуна, затем перевела взгляд на Вовку. - Я имею в виду, сколько человек обслуживает базу?
- Я не знаю, - занервничал Вовка. - Саня не говорил, а я не спрашивал.
- Блин, - взвизгнула Дарья, - и что нам теперь делать? Тут предполагалась баня, шашлычок и клёвый отдых! Но этим всем здесь даже не пахнет. Вовчик, я хочу домой!
Старостин поднял вверх руки.
- Так, все успокоились! Сейчас идём в коттедж. Отдыхаем, обсыхаем, а утром разберемся, что к чему.
- Если доживём, - буркнула Полина.
- Что ты сказала?! – зло отреагировал на это Вовка.
Полина боязливо огляделась по сторонам.
- Утро вечера мудренее. Вот, что я сказала.
- Ясно! Пошли в коттедж. Нечего тут питаться страхами.
Мы двинулись вслед за Старостиным по дорожке, выложенной из спилов бревна к темнеющей громаде дома.
- А если и там закрыто? - крикнул я ему в спину.
- Окно выставим.
Сегун с фонарём поднялся на крыльцо и потянул на себя ручку двери.
- Давай, - одними губами прошептал я и внутренне напрягся. Раздался скрип, и дверь подалась.
- Открыто! - крикнул Сегун и тут же на всей территории базы загорелись фонари. Все вздрогнули и прикрыли ладонями глаза.
Вовка, щурясь, пытался разглядеть сарай.
- Наверное, обслуга вернулась. Пойду, поздороваюсь. И выскажу им пару ласковых от коллектива, и от себя лично.
- Подожди, - сказал я и поставил у крыльца рюкзак. - С тобой прогуляюсь.
Мы пошли по дорожке из деревянных кругляшей в сторону сарая. Здесь все дорожки были так оформлены. Было видно, что спилы лежат уже давно. Они почернели, некоторые сгнили и рассыпались в труху. Мы подошли к рубильнику, не встретив никого на своем пути. Вовка поднял кусок камеры и посмотрел на металлическую коробку. Ручки не было.
- Эй, есть тут кто-нибудь? Ау!
- Никого здесь нет, - ответил ему я. – Уже нет.
- Вот суки! - выругался Вовка и пнул по доскам сарая. - Вы где!?
Прямо за забором напротив сарая раздался жуткий вой.
- Твою ж мать! - вздрогнул Старостин. - Так и обосраться можно!
От этого воя активизировались на спине мурашки. Раздался рёв, и кто-то ударил со всей дури с той стороны по забору. Доски затрещали, но выдержали. Я почувствовал, что мои волосы на затылке зашевелились.
- Что это за херня!?
- Кудым Ош, наверное, - нервно хохотнул Вовка. - Валим в коттедж, там забаррикадируемся до утра. А к утру эта скотина может сама уберётся восвояси.
- Какая скотина? - не понял я.
- Та, которая за забором воет.
В этот момент снова раздался удар, и одна из досок треснула. Старостин дёрнул меня за рукав.
- Валим! – закричал он и рванул в сторону двухэтажного коттеджа.

9.

Мы с Вовкой подбежали к коттеджу. Сплавщики толпой стояли на крыльце и озирались. Девчонки спрятались за Серёгой и выглядывали из-за его широких плеч.
- Опять воет? - спросил Сегун. Я был удивлён его выдержкой и спокойствием. Меня всего колотило от страха.
Вовка забежал на крыльцо.
- И не только! Он ещё и забор пытается сломать.
Дашка тут же схватила Вовку за руку.
- Ребята, давайте зайдём внутрь. Вдруг он через забор перелезет.
Вовка открыл дверь и первым вошёл в коттедж. Мы вслед за ним окунулись в темноту дома. Рука Старостина заскользила по стене, щёлкнул выключатель, но свет не появился.
- Сегун, включи фонарь, - попросил Вовка. - Электричества в доме нет.
- Как нет? – Сегун включил фонарь. - А территория откуда освещается?
- В подвале дизель, но походу дом отцеплен. Там щиток распределительный есть. Может, автоматы выключены, - Вовка вышел из коттеджа, - Джонни, ты с девочками следи за территорией, а Сегун с Милкой за мной.
- А Серёга тебе зачем? Сам не справишься?
- Не ссы, Джонни, - засмеялся Старостин. - Я тебе Полинку и Дашку оставлю. Можешь, храброй воды хлебнуть, она в сумке.
- Да иди ты, - беззлобно отмахнулся я и огляделся по сторонам. Ночь уже полностью вступила в свои права и, если бы не свет фонарей, видимость была бы нулевая. Дождь перешёл в мелкую моросящую хмарь, которая довершала унылость и жутковатость картины.
Когда Вовка, Серёга и Милка скрылись за углом дома, я осторожно спустился с крыльца и сделал несколько шагов по дорожке.
- Женька, ты куда? – спросила Полина, она стояла на крыльце, опершись на перила.
- Я только осмотрюсь, - ответил я. - Далеко отходить не буду.
Да, я бы и не за какие коврижки не согласился бы шастать тут по территории, когда за забором ходит какое-то животное. И явно немаленьких размеров. Сделав ещё несколько шагов по дорожке из кругляшей, я огляделся. На территории вроде бы всё было спокойно. Фонарь, висевший на столбе, раскачивался под ветром и неприятно скрежетал. Из-за его движения тени скакали на стене коттеджа и поляне заросшей густой травой и кустами.
Заморгал свет, и территория базы вновь погрузилась во мрак.
- Чёрт! – выругался я.
Я повернулся к коттеджу, всматриваясь в темноту. Я на себе почувствовал, что значит выражение «сердце в пятки ушло». По спине вновь затопали мурашки мутанты.
- Женька! – крикнула Полина и включила налобный фонарик. - Женька, ты там?!
- Конечно, - ответил я, стараясь скрыть дрожь в голосе. Свет Полининого фонаря немного успокоил меня. Я вспомнил, что мой небольшой ручной фонарик лежит во внутреннем кармане ветровки. Я достал его и включил.
Дашка затопала ногами по полу крыльца.
- Что нам делать!? Женька, вруби этот грёбаный свет!
- Извините, сударыня, - сказал я и сплюнул себе под ноги. - Сейчас электрика вызову.
- Надо ребят предупредить, - прошептала Эльмира, - что у нас свет погас.
- А может это Старостин так шутит, - предположила Полина и посветила фонарем на угол дома. - Добрался до генераторной и прикалывается.
- Может и он, - согласился с ней я и подошел к крыльцу, - Но ты, Полишка, всё равно сходи к ним и скажи, что света на территории нет. Мало ли, может это и не они его вырубили.
- А кто же тогда?! – взвизгнула Дашка. - Мы тут одни! Ты же не поверил в этого грёбаного Кудым Оша?!
- Это мог быть кто угодно, - ответил я. - Даже ветер.
- Ладно, я пошла, - сказала Полина, она спустилась с крыльца и скрылась за углом коттеджа.
Проводив её взглядом, я подошел к своему рюкзаку и вытащил кобуру с травматическим пистолетом. Потом достал ещё один фонарик и подал его девчонкам.
Силенская прижалась спиной к двери и уцепилась в рукав Эльмиры.
- Женечка, ты куда?
- Я осмотрюсь, - ответил я, спускаясь со ступенек. Кобуру я оставил в сумке, а пистолет поставил на предохранитель и держал в правой руке.
Дашка направила мне в глаза луч света.
- Женечка, не оставляй нас. Можно мы с тобой?
- Да, убери ты фонарь! - рявкнул я и закрылся рукой. - Я из-за тебя ослеп совсем. Я никуда не ухожу, только осмотрюсь.
«Ши-шить» - раздался неожиданно непонятный толи звук, толи шёпот у меня за спиной. Я резко развернулся. Луч фонарика заплясал по поляне и зацепил большой камень, непонятно откуда взявшийся в лесу. Что это было? Что за звук? Почудилось что ли? Я ощутил внутри себя медленно растекающийся жуткий мертвящий холод. И меня от этого ощущения всего передёрнуло.
Камень в свете фонарика блестел, как стекло. Я осторожно двинулся к нему и, подойдя ближе, увидел, что вся поверхность камня покрыта какой-то блестящей слизью. Густо так, как будто по нему только что проползла громадная улитка. Я наклонился вперёд и протянул руку, чтобы коснуться слизи. В этот момент справа от меня в стороне сарая раздался вой. Он был настолько жутким и не передаваемым, что страх заполнил каждую клеточку внутри меня.
Так не воют ни волки, ни собаки. Так воют оборотни. Смешно звучит, конечно. Но если б я снимал кино про оборотней, то они бы у меня выли именно так: жутко, протяжно, с душевной болью и непрекращающимся голодом.
«Тварь эта уже на территории базы», - пронеслось в моей голове. Я отдернул руку и выпрямился. Снова раздался вой, но уже с другой стороны – от реки. На крыльце завизжали девчонки.
Я рванул к ним, и, угодив ногой в канаву, кубарем полетел в траву. В этот момент надо мной мелькнула чья-то тень. В нос ударила вонь мокрой псины. Луч фонаря выхватил из темноты бок собаки, которую мы выгнали за территорию базы.
Промахнувшись в первый раз, она развернулась, и, рыча, кинулась повторно. Совершенно забыв про травмат, я выставил перед собой левую руку с фонариком. Собака, ослеплённая светом, снова промахнулась. Ей удалось вцепиться в рукав ветровки, руку к счастью она не задела. Я со всей силы саданул рукояткой пистолета ей по голове. Псина взвизгнула, выпустила рукав и отскочила в сторону. Я лихорадочно искал предохранитель, пистолет при падении превратился в комок грязи и палец постоянно соскальзывал.
- Дашка, не смей! – раздался голос Эльмиры. – Она и тебя порвёт!
И тут рядом со мной появилась Силенская.
- А ну пошла отсюда, сука! - завопила она, догнала перепуганную псину и хорошенько приложилась поленом по её спине. Собака заскулила, проползла по земле на брюхе, вскочила на лапы и дала дёру. – Только появись здесь! Убью, нахрен! – не успокаивалась Дашка.
Вот это был номер! Ещё пару минут назад она больше всех показывала нам свой страх, а теперь вытворила такое. Девушка – бомба! Я даже на миг в неё влюбился. Она стояла, сжав кулаки, с мокрыми растрёпанными волосами и тяжело дышала. В свете фонарика было видно, как она раскраснелась. Со стороны сарая раздался утробный вой. И тут же в ответ прогремел грозный рёв. Элька завизжала. Я схватил Дашку за руку, и мы рванули в сторону коттеджа.
- Бежим в дом! – крикнул я Эльке на ходу. Она развернулась и кинулась на крыльцо. Рёв повторился уже ближе, где-то на поляне. Лучи фонариков причудливо прыгали по стене коттеджа, вырисовывая страшные тени. Никто даже не думал оборачиваться. Мы влетели на крыльцо, открыли дверь и ввалились в коттедж.
И только тогда я оглянулся. Справа на дорожке свет моего фонарика выхватил громадную лохматую фигуру. Поначалу, я подумал, что это просто высокий человек. Но когда этот «ужас» опустился на передние лапы и скрылся в темноте ночи, я понял, что это зверь. И очень похоже, что медведь. Очень большой медведь.
- Что там за зверь? - заскулила Элька и застучала зубами. - Кто так ревёт и воет?
Бег немного очистил мой организм от адреналина. Меня бил озноб, но зубы уже не стучали.
- Это волки, - выдала свое предположение Дашка и прошла по гостиной, освещая её фонарем. - А может и дикие собаки.
Я не стал говорить о фигуре на дорожке.
- А ты смелая, - сказал я Силенской. - Спасибо за помощь.
-У меня так бывает, - решила оправдаться Дашка. - Сначала страшно, а потом как накатит и пофигу. Я так с парашютом прыгала. Первый раз меня инструктор кое-как вытолкал из самолёта. А дальше понеслось, я по три прыжка в день делала.
- Ты молодец, - прошептал я и прислушался к звукам за дверью. На крыльце было тихо, если не считать шума от ветра.
Дашка подошла к окну и посветила фонарем.
- Полина что-то задерживается.
- Действительно, - пробубнила Элька и опасливо взглянула в сторону окна, - Все, кто ушёл в подвал, так и не вернулись.
- Может, это они нас пугают? – предположила Дашка и отвернулась от окна.
- Не стали бы они собаку на нас спускать, - ответил я. - Это уже не шутки.
- Это тоже верно, - согласилась Силенская. - Надо кому-то в подвал идти.
Я вспомнил громадную фигуру на дорожке, и меня всего покоробило только об одной мысли об этом.
Дашка посмотрела на меня, потом на Эльку.
- Иначе мы не узнаем, розыгрыш это или нет. Кто пойдёт?
Элька тут же замотала головой.
- Я не пойду. Я умру от страха прямо на крыльце.
- Ладно, пойду я, - решила Дашка и снова посветила фонариком за окно. - На крылечке пусто, рядом тоже.
- Я пойду, - произнёс я с дрожью в голосе. - Как только я выйду, вы сразу закройте дверь на засов и ждите.
- Чего ждать? - не поняла Эльмира.
- Меня ждите, - я постарался, чтобы мой голос звучал как можно беззаботнее, даже попытался усмехнуться. - Или кого-то из наших.
Дашка повернулась ко мне.
- Давай все вместе, - произнесла она, и я понял, что начинаю влюбляться неё. Вот что-то было в ней такое, что тянуло магнитом.
Я выставил вперёд левую руку.
- Нет! Я пойду один.
Проверив пистолет, я снял его с предохранителя.
- Настоящий? - спросила Дашка.
- Нет, травматический, - ответил я. - Но хоть что-то.
Я подошёл к двери, выдохнул и отодвинул засов. Прислушался. За дверью было тихо. Сжав до хруста зубы, я начал открывать дверь. Давно не смазанные петли протяжно заскрипели.

10.

Я не знал точно, где находился вход в подвал. И поэтому просто побежал в том направлении, в котором ранее двинулись мои друзья. Я обогнул угол коттеджа и увидел деревянные двери, потянул одну из них на себя, и передо мной предстала лестница, ведущая вниз. Серые стены, сырость и затхлый запах создавали неприятные впечатления об этом месте. Я быстро спустился вниз и вошёл в длинный узкий коридор. Абсолютная тишина вызвала ощущение, что я вообще спустился не туда, куда надо.
- Пацаны! – закричал я. – Вовка, вы тут?
Никто мне не откликнулся. Самое время было повернуть назад и поискать другой вход в подвал, но я двинулся дальше по длинному коридору. Первый звук, который меня основательно напугал – это хлопок двери. То ли это ветер ею грохнул, то ли кто-то вошёл. Я затаил дыхание и прислушался. Не похоже, чтоб кто-то спускался по ступенькам.
«Ши-шить», - раздался неожиданный, но уже знакомый мне звук. Я вздрогнул и обернулся. Никого рядом не было. Это нервное, решил я. И чуть не подскочил на одном месте, когда увидел камень очень похожий на тот, что лежал на поляне, разница была только в размерах, этот был намного меньше. Его тоже покрывала блестящая слизь.
- Серёга! Вовка! – завопил я. – Да, откликнитесь же вы! Это ж не шутки.
И опять никакого ответа. Я продолжил путь по коридору. Он разветвлялся в двух направлениях. Я выбрал одно из них, и вскоре очутился возле металлической двери, сквозь замочную скважину струился свет, и я предположил, что за дверью спрятались мои друзья. Я потянул дверь на себя, и она мне поддалась. Удивлению моему не было границ: комната, в которую я вошёл, освещалась не лампами, а камнями. И если быть точнее, то слизью, находящейся на них. Камней в комнате было шесть штук.
От стены бесшумно отделилась какая-то серая тварь, размером с ворону, и, пролетев, над моей головой, устремилась в темноту коридора. «Ши-шить», - вновь раздалось возле моего уха.
Я понял, что тут мне не место и надо выбираться из подвала. Вышел из комнаты, и тут же – с той стороны, откуда я пришёл, раздался вой. Я оцепенел от ужаса. Меня парализовало на какое-то время.
Сердце моё колотилось в ушах. Я слышал, как оно там громыхало.
Душонка через пятки ушла в пол. Я весь напрягся, готовясь к самому худшему. Я потушил фонарик и стал ждать, что будет дальше, надеясь, что мне повезёт, и воющая тварь не найдёт меня в темноте.
Раздался громкий стук, словно кто-то со всей дури кулаком влупил в нескольких метрах от меня в стену, и такой же звук прогремел над моей головой, видимо, следующий удар пришёлся по потолку. Всё затихло. Я ощутил на своём лице холодное дыхание и двинул травматическим пистолетом по невидимому противнику. Моя рука впустую рассекла воздух, и я рванул со всех ног по коридору, не понимая куда.
Я обо что-то спотыкнулся и полетел вперёд носом. Проехался ладонями, локтями и подбородком по холодному бетонному полу. Прямо перед моими глазами – в метрах трёх от меня появилось нечто похожее на голограмму. Вспыхнуло, и тут же исчезло. Я так и не понял, что это было.
Дрожащими пальцами я включил фонарик и повернулся, чтоб посмотреть, обо что я спотыкнулся, и прямо перед собой увидел лицо жутко обезображенной женщины.
- Ааааа! – завопил я и выронил фонарик, свет его тут же погас.
И тогда я нажал на спусковой крючок. Прогремел выстрел, и вслед за ним на пять секунд воцарилась полная тишина. Её прервал женский визг:
- Жека, ты дурак?! Ты что совсем того?!
А за спиной раздались голоса друзей:
- Happy Birthday To You! - и дальше и в том же ключе завыли они.
Меня колотило до такой степени, что я не мог ничего сказать им в ответ. Вовка, Сергей и Полина приближались ко мне с подносом. Только вместо торта на этом подносе была стопка книг, и вокруг неё горело три больших свечи, прикреплённых к подносу.
Мне всучили в руки поднос с книгами. Расширенными от шока и ужаса глазами я смотрел на друзей, и не мог поверить в то, что они сотворили со мной такую жесть. Жутко обезображенной женщиной оказалась Милка, на её лице красовалась ужасающая маска.
- Жека, ты точно дурак, - хохотнула она и стянула с лица маску. Губы у неё скривились, она вот-вот была готова расплакаться, но сдержалась. Просто покрутила пальцем у виска и отошла от меня в сторонку.
Автором книг был Стивен Кинг. Я каждые два месяца покупал по книге, и у меня уже собралась небольшая коллекция. Видимо, мои друзья решили её пополнить.
Вовка похлопал меня по плечу.
- С праздником тебя, дружище! Я надеюсь, что ты наш подарок запомнишь на всю жизнь.
- Я сама не знала про их задумку, - стала объяснять Полина. – Они меня посвятили в неё десять минут назад. Я сама в штаны чуть не наделала, когда столкнулась лоб в лоб с Милкой.
- Эй, Санёк, выходи! – закричал Старостин. – Хватит там уже выть! Честно скажу, ты через чур вжился в роль, даже мне не по себе было. Кудым Ош ты сраный!
Санёк ему не откликнулся.
- Хочет ещё нас попугать, - пояснил Вовка, когда мы стали выбираться из подвала.
- Ребята, а я ведь чуть не убил Милку, - пробормотал я, не разделяя веселья своих друзей.
На миг воцарилась тишина.
- Ну, не убил же, - захохотал Сегун. – Предупреждать надо, что ты с такими игрушками ходишь.
- Это счастье, что я промахнулся.
- Забей, - сказала Милка. – Я сама виновата.
- А идея с камнями кому пришла в голову? – спросил я.
- С какими камнями? - не понял Сегун, и удивлённо посмотрел на меня, а затем на Вовку.
- Джонни, ты головушкой не ударялся? - хохотнул Старостин. – Какие камни тебе ещё привиделись?

11.

- Я говорю про каменюки, которые все в какой-то склизкой фигне, и светятся в темноте, - я передал поднос с книгами Сегуну. – Пойдём, покажу.
- Веди нас, Сусанин! - заржал Старостин. - Посмотрим на твои глюки.
Мы подошли к металлической двери. Я с усилием потянул её на себя. Когда она достаточно открылась, я повернулся и сделал приглашающий жест Вовке.
- Ну и где твои артефакты? – спросил Старостин.
Я зашёл за ним и огляделся. Передо мной была обычная комнатушка с дизельным движком по правой стороне. На стене висел распределительный щиток, из него шли пучки проводов, стянутые синей изолентой. В прошлый раз я всего этого не разглядел, потому что мой взгляд приковали к себе светящиеся камни.
Я пожал плечами. Камней в комнате не было. Они куда-то исчезли. В ушах у меня появился странный гул, словно в голове включили ультразвуковой отпугиватель грызунов. Уши мягко заложило, как будто я стремительно набирал высоту, сидя в салоне самолёта. Краем глаза я заметил, что в генераторную вошёл Сегун и заговорил с Вовкой. За ним в комнату одновременно протиснулись Мила и Полина.
Старостин повернулся ко мне и быстро заговорил, это было видно по его мимике, но я абсолютно ничего не слышал из-за мерного гула в своей голове. Вовка замахал растопыренной пятернёй перед моим лицом. Я напряг слух, чтобы понять, что говорит мне мой друг. На моём лбу выступила испарина, а по спине потекли холодные ручейки пота, хотя в генераторной было отнюдь не жарко.
Вовка хлопнул меня по плечу.
- Жека, проснись!
- А! - вскрикнул я и недоумённо посмотрел на Старостина. - Что? Что ты сказал?
- Ну, ты даешь, старик, - хохотнул Вовка, он достал из-за пазухи фляжку и протянул мне. – На, глотни, а то на тебе лица нет. Как будто привидение увидел.
- Ага, Кудым Оша увидел, - поддержал его Сегун и отдал мне поднос с книгами. – Кстати, Вовчик, куда он запропастился?
- Кто его знает, - усмехнулся Старостин. – Понял, наверное, что с нами уже не интересно, и пошёл Дашку с Эльмирой пугать.
Гул в ушах постепенно стихал. Я взял фляжку, отвинтил пробку и, выдохнув, сделал три больших глотка.
- Вот это по-нашему, - заржал Старостин, забирая фляжку. - Вот уж не думал, что ты у нас такой впечатлительный. Знал бы, организовал твою днюху в ТЮЗе.
Сделав несколько глотков, он передал фляжку Сегуну, а сам подошёл к щитку и защёлкал автоматами. После чего завёл дизель.
- Да будет свет, - сказал он и повернул ручку основного рубильника.
В генераторной и в коридоре стало светло.
- Ты представляешь, Жека, сколько времени мы потратили, чтобы всё это подготовить, - стал делиться своими впечатлениями Вовка. - Краску налили в вагончике для обслуги и на улице.
Старостин рассказал, как они Александру мерили шкуру медведя. Сегун рассказал, что во время первой ночёвки он встречался с ряженым Кудым Ошем и обговаривал план нашего пути.
- А мужичок из местных, которого я в лесу встретил? – спросил я у Сегуна. - Он тоже в этом участвовал?
- Наверное, - неуверенно ответил Серёга. - Я его раньше не видел. Скорее всего, его Александр подговорил, чтоб он развёл тебя для убедительности.
- Конечно он, - засмеялся Старостин. - Санёк ещё тот выдумщик.
- Да уж, - усмехнулась Милка. - Занятный типок.
Полина почесала нос.
- А где он так натурально выть научился? Я бы в жизни не подумала, что человек может так завывать.
- Тренировался много, - засмеялся Вовка. – Правда, без нас. Времени у него для этого было предостаточно.
Полина показала Старостину кулак.
- А про остальных ты не думал?!
Кровь стучала у меня в висках, в голове была пустота от пережитого ужаса.
- Даже не знаю, как ко всему этому относится, - севшим голосом сказал я. - Устроили вы здесь шоу.
- Да, брось ты, старик, - Вовка хлопнул меня по плечу, - Это же так прикольно было? Когда ты ещё так взбодриться сможешь?
- А Александр, он, что, реально два метра ростом? – спросил я.
- Нет, - засмеялся Сегун. - Он конечно не карлик, но двух метров точно не будет. Метр восемьдесят или восемьдесят пять не больше.
- Поверьте мне, тварь, которую я видел, была гораздо больше двух метров.
- Ну-ну, - заржал Старостин. - У страха глаза велики. Скоро ты увидишь эту тварь.
Вовка выглянул из генераторной.
- Санёк! Ты где там?! Выходи, тебя видеть хотят!
Я схватил Вовку за рукав.
- Подожди, Вован! Пойми, он там не один был. Когда вы ушли, и он завыл, ему кто-то ответил. Таким же жутким воем. А потом кто-то ещё заревел, как медведь.
- И что с того? Саня явно привлёк к розыгрышу кого-то из обслуги или корешей своих.
- Всё, Женька, хорош, - сказала мне Милка. - Кончай загоняться.
- Это был розыгрыш, дружище! Сейчас весь напряг снимать будем. Водка, баня, гармонь и стриптиз. Правда, Милка?
Милка показала Старостину кукиш.
- Шиш вам, товарищи. В мои планы стриптиз не входит. Я собираюсь всю ночь водкой стресс снимать, пока не полегчает. Шоу на самом деле удалось. Не знаю, как Жеке, а мне оно точно на всю жизнь запомнится.
- Не переживай, красавица, я сам для тебя станцую.



12.

Когда мы вышли из подвала, ночь встретила нас порывами ветра и косым стегающим дождём. Увидев кислое выражение моего лица, Старостин хлопнул меня по плечу.
- Джонни, будь проще. Нельзя ко всему относиться серьёзно.
Я бы ему ответил, но в моих руках был поднос с книгами. Я, конечно, мог бросить их на землю, но не стал портить всеобщего весёлого настроения. Внутри меня всё кипело.
Сегун протянул мне открытую фляжку.
- Жека, держи микстуру. От всех болячек спасает.
Я сделал несколько хороших глотков с надеждой, что они поправят моё депрессивное состояние. Пацаны дружно заржали.
Старостин взял под руки Милу и Полину, и стал им рассказывать, как же они сейчас оторвутся, имея в распоряжении целую базу отдыха. Я невольно оглядывался по сторонам, но ничего подозрительного не замечал.
- Ты чего? – спросил меня Сегун. - Увидел кого?
- Да нет, - ответил я и глотнул ещё жидкости из фляжки. - Тревожно просто.
Сегун забрал у меня фляжку и тоже глотнул.
- Не бзди, Джонни. Сейчас Санька найдём, и всё будет тип-топ.
- Скажите, пацаны, а идея насчёт Кудым Оша чья была? Саньки или ваша?
- А это что-то меняет? - удивилась Милка.
- Мне просто хочется знать.
- Мы когда купили тебе книжки, - стала объяснять Мила, - поняли, что просто так их дарить будет не прикольно. Вот и родилась идея тебя попугать.
- И всех остальных за компанию, - хохотнула Полина. - Ничего, мы вам ещё отомстим.
Милка развела руки в сторону.
- Ещё должна была быть прикольная голограмма. Я всё для этого подготовила. Но заряда в проекторе не хватило. Он сдох в самый неподходящий момент.
- Вы не ответили на вопрос, - сквозь зубы пробормотал я. – Кому пришла идея про Кудым Оша?
- Эй-эй, не заводись, - тут же отреагировала Милка. - Извини, конечно, что тебе не понравилось. Но мы старались, честное слово. Хотели сделать тебе праздник.
То ли водка подействовала, то ли слова Милки немного меня успокоили, но я почувствовал, что меня отпускает.
- Про Кудым Оша нам Александр наболтал, - пояснил Вовка. - Мы посвятили его в свои планы, а он нам хорошую страшилку реализовать предложил.
- Саня! – закричал Сегун. – Где тебя черти носят? Покажись людям!
Старостин сложил ладони рупором и тоже прокричал во тьму:
- Сашок, выходи!
- Не выходит гад, - беззлобно констатировал Серёга.
- Да куда он денется, - махнул рукой Вовка и поднялся по ступенькам крыльца. - Жрать захочет, прибежит, Кудым Ош недоделанный.
Дашка и Элька встретили нас глазами полными удивления и затаённого страха.
- Где вы пропали? – гневно топнула ногой Дашка. - Мы задолбались тут торчать в темноте.
Вовка обвёл руками вокруг себя.
- Какая темнота, радость моя. Посмотри, здесь светло, как в июньский полдень.
Дашка в ответ гневно сверкнула глазами.
- Это сейчас! А до этого вы где были?
Старостин подошёл ко мне и положил руку на плечо.
- Мы Джонни поздравляли. Он у нас теперь большой мальчик и может с девочками хороводиться.
Дашка упёрла кулачки в бока.
- А нас вы не могли предупредить, что всё это подстава?!
- Тогда бы сюрприза не получилось, - засмеялся Старостин.
Элька с опаской поглядела в окно.
- А выл тогда кто? И по лесу за нами бегал?
- Это Александр, - торжественно сообщил Старостин. - И скоро он к нам присоединится.
- Выл сразу в нескольких местах?
- Значит, ему его друзья помогали.
- И, значит, он присоединится к нам не один, - подвела итог Дашка. – А с друзьями.
Мила и Полина перекинулись взглядами, им эта мысль не понравилась.
- Вроде про своих друзей он нам ничего не говорил, - пробормотала Милка. - Честное слово, я ни про каких друзей его ничего не слышала.
Я осмотрелся, мы стояли в небольшой прихожей с одним окном. На стене висели крючки для верхней одежды и полка под шапки. Здесь же была металлическая подставка под обувь с проходившей под ней трубой отопления.
Вовка отрыл дверь в соседнюю комнату.
- Вперёд друзья! Нас ждут великие дела! Спать никто не собирается?
- Не надейся, - ответила Милка и первая вышла из прихожей. Остальные потянулись за ней.
Мы попали в большую комнату с тремя окнами. В центре неё стоял деревянный стол, а вокруг него расположились деревянные стулья с высокими резными спинками.
- Кто сидел на моём стуле и сдвинул его? – грозно прорычала Милка.
- Пойдём, я тебе ещё покажу, кто спал в твоей кроватке и помял её, - засмеялся Старостин.
- Иди ты, - весело отмахнулась Милка.
- А где тут у нас жратва? - сказал Сегун и зашагал в левое крыло комнаты, где за имитацией барной стойки располагалась кухня. Он открыл один из двух стоящих там холодильников и присвистнул. - Ого, да, здесь на роту солдат хватит. И выпивона и закусона.
Старостин подошёл к Сегуну.
- Санька не соврал. Девчонки, мойте руки и вперёд, накрывать на стол, а мы вам поможем.
Я подошёл к окну. За ним была неприглядная сырая темень. Я вновь ощутил тревогу. У меня появилось такое чувство, что за мной из этой ночной тьмы кто-то внимательно наблюдает. «Ши-шить», - резко кто-то шепнул мне в ухо, и я тут же обернулся. Никого рядом со мной не было.
Что это могло быть? Психическое что-то?
Я украдкой посмотрел на ребят. Они, весело переругиваясь друг с другом, накрывали на стол. Никого абсолютно не тревожил тот факт, что в ночи может кто-то быть. Один я сходил с ума.
Внезапно за окном, на границе света, который падал из комнаты, что-то мелькнуло. Я вздрогнул и отскочил от окна.
- Джонни! - крикнул Старостин. - Ты там, что, привидение увидел?
- Нет, - ответил я, чувствуя, как на спине у меня вновь оживились мурашки-мутанты. - Показалось.
- Креститься надо, когда кажется, - хохотнул Вовка и повернулся к Сегуну. – Сашок там наверняка бродит. Не знает, как нас ещё пугануть.
Сегун бросил взгляд на окна.
- Шёл бы уже за стол. И охота ему по такой погоде блудить.
- А он этот, - заржал Старостин. – Ночной блудень.
Я стал успокаивать себя. Это ведь на самом деле мог быть Александр. Или собака его, или птица какая-нибудь ночная, залетевшая на огонёк.
Мурашки постепенно уменьшались в размерах. Чтобы не искушать судьбу и дать им исчезнуть, я отошёл от окна. Однако тут же вспомнил про камни, которые видел, и беспокойство вновь навалилось на меня. Что-то не так. Неужели никто этого не видит и не ощущает?
Наконец-то девчонки накрыли стол, и Вовка поднял стакан с налитым в нём коньяком.
- На правах хозяина, пока тот не объявился, объявляю наш праздничный ужин открытым.
Силенская посмотрела на меня, потом на Вовку.
- А когда он появится?
Старостин сел на стул.
- А вот этого, сударыня, никто не знает. Мы с ним договаривались попугать всех до начала застолья, а он что-то заигрался.
- Ему просто Кудым Ошем быть понравилось, - со смехом заявила Милка. - Ходи себе по тайге, да вой, никаких обязанностей.
- Нет уж, - не согласилась с ним Полина. - В такую погоду хороший хозяин собаку из дому не выгонит.
- А он и не собака, - загоготал Старостин. - Он медведь.
За окном раздался протяжный вой. Я вздрогнул, а у подвыпивших друзей этот вой вызвал приступ хохота.
- Он просто увидел, какой мы здесь стол из его продуктов накрыли, - прикольнулся Сегун. - Вот и завыл от ужаса.
Его голос потонул в новом приступе хохота. Вой за окном повторился, только теперь уже ближе к правому углу дома.
- Чем ходить там и выть, - фыркнула Эльмира, - лучше бы за стол уже шёл.
Вовка поднял очередной стакан.
- Джонни, за тебя! За твою днюху! Ура!
Все дружно поддержали Старостина, а я всё не мог успокоиться. Зачем Александр выпустил собаку из вольера, когда знал, что мы придём? Вдруг бы она покусала кого-нибудь. Почему-то не вязались у меня все произошедшие события с банальным розыгрышем. Камни эти светящиеся, которые никто кроме меня не видел. И шум этот странный в голове, и шёпот на ухо один и тот же. Я уже тысячу раз пожалел о том, что решил отпраздновать свой день рождения с друзьями на этой чёртовой базе. Не нравилось мне это место, и всё, что здесь происходило.
Вовка встал и подошёл к окну.
- Что-то он перестал выть. Чёрт, и не видно ничего.
- Устал, наверное, - сказала Милка. - Ещё замерз и промок. Скоро заявится проводить профилактику простудных заболеваний.
Я встал из-за стола и подошел к Вовке. За окном всё также бушевала ненастная погода. Тьма стояла непроглядная. Оставив Старостина у окна, я подошёл к барной стойке и увидел на краю кухонного гарнитура, за раковиной, стоящую рацию.
Наверняка, эта штуковина Александра, подумал я, или кого-нибудь из обслуги. Я подошел и взял рацию в руки, она стояла на втором канале, но была выключена. Ребята не обращали на меня внимание.
Я повернул барашек включения и прислушался. Из рации был слышен только треск помех. Добавив громкости, я нажал тангенту, и произнёс в рацию:
- Александр, вы меня слышите? Александр, алло!
Старостин подошёл ко мне и увидел рацию.
- Жека, ты чего там делаешь? – заплетающимся языком спросил он. - Ты там с кем разговариваешь?
- Да, так, рацию нашёл, - ответил я. - Пытаюсь с вашим Александром связаться.
- И как? Связь есть?
- Пока никак.
- А я всегда говорил и буду говорить, что самая надёжная связь, половая. Главное не забывать использовать изоляцию.
Старостин громко заржал и отошёл к столу.
Я ещё несколько раз покричал в рацию, но ответом мне был только треск помех.
Подошёл Сегун.
- Может каналы попереключать?
- Не знаю, - пожал я плечами и подал ему рацию. - Попробуй.
Но попытки Сегуна вызвать Александра не увенчались успехом. Он поставил рацию на барную стойку.
- Да, и чёрт с ним! Сам придёт, когда нагуляется. Пойдёмте лучше выпьем.

13.

Ночь продолжилась бурным застольем. Никто за окном больше не выл. Зато погода старалась на славу: было слышно, как с треском подломилось дерево и рухнуло в чащу. Пару раз мигал свет, на что ребята отпускали шутки про неугомонного Сашка. Порядком подустав, я решил подняться на второй этаж и посмотреть, где можно поспать, хотя бы чуток.
- Ты куда? – окликнула меня Силенская, когда я поднимался по лестнице на второй этаж.
- Занять спальное место, - улыбнулся я. - Потом может не хватить апартаментов.
Я махнул рукой в сторону веселившихся друзей. Дашка догнала меня на лестнице и нежно улыбнулась.
- Я тоже хочу осмотреть второй этаж. Ты не против?
- Нет, конечно, - неуверенно ответил я. - Вдвоем веселее будет.
Дашка рукой поправила волосы.
- Вот и славненько, - сказала она и стала подниматься впереди меня.
Я, открыв рот, смотрел на её аппетитную попку, обтянутую светлыми джинсами.
- Ты учишься или работаешь? – задал я первый пришедший в голову вопрос, облизнув пересохшие губы.
- У меня свой салон красоты, - не оборачиваясь, ответила Дашка. - Но там есть управляющая, а я только контролирую. Закончила юридический, - она достигла второго этажа и повернулась ко мне, - с отличием и без помощи папочки.
- Молодец!
- Да ладно, все считают, что я всего добиваюсь благодаря богатому папочке. И никто не считает, что я чего-то могу добиться сама.
Я подошёл к Силенской и осторожно взял её за руку.
- Я тебя сегодня впервые увидел, и мне абсолютно не важно кто твой отец. Ты бесстрашно кинулась защищать меня от собаки, совершенно не беспокоясь о своей безопасности.
- Я же тебе говорила, что при стрессовой ситуации страх у меня исчезает.
- А сейчас у тебя стрессовая ситуация?
- Сейчас нет, - Дашка щелкнула мне пальцем по носу. - Но ты можешь попытаться меня напугать.
Дашка освободила свою руку, и двинулась осматривать второй этаж. Он представлял собой длинный коридор с четырьмя дверями с одной стороны и тремя с другой. Коридор заканчивался пластиковой дверью, за стеклом которой бушевала ночная непогода. За дверью была небольшая терраса, окруженная перилами.
Дашка по очереди открывала двери по левой стороне. Она без умолку болтала о себе и о том, как она проводит свободное время. За дверями находились небольшие спальни по две кровати в каждой. По правой стороне за дверями оказалось две душевых кабинки совмещённых с туалетом. За крайней дверью оказалась комната с большой кроватью посредине, застеленная красным покрывалом.
- Вот это траходром! – вскрикнула Дашка и с разбега плюхнулась на кровать, - Женя, посмотри, тебе понравится.
Я вошёл в комнату. Над огромной кроватью в потолке было вмонтировано зеркало, напротив кровати стоял столик также с большим зеркалом. Дашка лежала на кровати, раскинув руки, и смотрела на своё отражение на потолке.
Я уставился на неё, понимая, что моё первое впечатление о ней было обманчивым, на самом деле она была обаятельной девчонкой. Если Эльмира мне всегда казалось какой-то неестественной, то Дашка была полной её противоположностью.
Я уже хотел присесть на кровать рядом с Дашкой, но в комнату неожиданно ввалился пьяный Старостин.
- Чем это вы здесь занимаетесь? – выпалил он. - Вот это станок!
Вовка с размаху уселся на кровать и попрыгал на ней, проверяя надёжность.
- Класс! – восхищённо пробормотал он и подозрительно посмотрел на меня. - Что это вы тут затеяли?
Я пожал плечами.
- Просто вымотался. И решил найти себе место для отдыха.
- А Дашку в качестве гида прихватил?
- Старостин, уймись, - фыркнула Силенская. - Ты же не создан для длительных отношений, и вообще у нас просто дружба. Или я тебя неправильно поняла на реке?
- Вот язва, - буркнул себе под нос Старостин. – Всё, ребятушки, подъём! Там водка стынет, а вы тут спать собрались!
Вовка стащил Дашку с кровати и вытолкал нас из комнаты в коридор.
- Вперёд, к столу! – он изобразил горниста и пьяно заорал. - Взвейтесь кострами синие ночи! Мы пионеры дети рабочих! Близится эра светлых веков! Клич пионера: «Всегда будь готов»!
Вернувшись к столу, я вновь угодил в водоворот поздравлений, пьяных объятий и поцелуев. Празднование моего дня рождения продолжалось с вселенским размахом. Выпивки и закуски было столько, что мы могли в течение дней трёх просто не выходить из-за стола. Тосты следовали друг за другом со скоростью света, и я от выпитого и пережитого за день начал терять связь с реальностью. И поэтому я пошёл на кухню заварить себе чайку покрепче.
Старостин, до этого пытавшийся изображать индейские пляски у костра, теперь мирно спал на ковровом покрытии, подложив под голову Милкин свитер.
- Джонни, - заплетающимся языком проговорил Сегун. - За тебя, дружище.
- Ага, - пробормотал я, наливая в кружку с пакетиком чая кипяток.
- Предлагаю найти более приятное место для дальнейшего времяпровождения, - сказал Сегун и обнял Милку, а она уронила ему голову на плечо.
- Я согласна. Ты же не воспользуешься тем, что я пьяная одинокая девушка?
- Конечно, воспользуюсь, и мне кажется не один раз.
Сегун повернулся ко мне.
- Джонни, мы спатеньки.
- Давайте, - я отсалютовал им кружкой с чаем, которую уже ополовинил. Сознание постепенно возвращалось к реальности.
- Ребята, - вскрикнула Полина, встала со стула, но её тут же повело, и она грохнулась обратно. - Вам третий не нужен?
- Ползи к Вовану, - усмехнулась Милка. - Будешь у него сегодня первой.
Дашка и Элька засмеялись. Полинка икнув, опустилась со стула на пол и на четвереньках поползла к Старостину. Когда она добралась до Вована, силы её покинули, и она уткнулась ему в грудь лицом, а затем рухнула на бок. Мы все невольно захохотали. Старостин спал на спине, широко раскинув руки, а на животе у него покоилась Полинкина голова.
Милка помахала нам рукой со второго этажа.
- Счастливо оставаться, - прокричала она и повисла на Сегуне. – Вперёд, мой друг, нас ждут великие дела!
Я допил остатки крепкого чая, и тут же на барной стойке ожила рация. Сквозь треск помех я услышал голос: «Помогите! Кто-нибудь!»
- Что за чёрт? - я удивлённо посмотрел на рацию, затем на девчонок. Они тоже услышали этот голос.
Сквозь треск помех снова пробился голос: «Вовка, дружище, выручай… Встрял, до утра не дотяну…».
- Я вас слышу! – закричал я в рацию, нажимая тангетку. - Кто говорит?! Какая помощь вам нужна?!
Дашка и Эльмира нетвёрдой походкой приблизились ко мне. Отпустив тангетку, я с нарастающей тревогой смотрел на динамик.
«…В яме…», - треск помех и шипение забивали эфир, - «…Решётка надо мной …».
- Александр, это ты?! – спросил я в рацию и посмотрел на девчонок. Элька испуганно улыбнулась, встретившись со мной глазами. Дашка стояла, закусив губу.
«Я…»,- раздалась новая порция шипения, - «Лесу… Воют, рядом совсем…».
- Где?! - спросил я.
В этот раз ответа не последовало, только пару раз моргнул зелёный светодиод, да раздалось шипение из динамика.
Я посмотрел на девчонок. Благодаря крепкому чаю и встряске с рацией, хмель немного выветрился из моего организма. Девчонки были пьяны, но на ногах держались уверенно и подавали признаки мыслительной деятельности.
- Что будем делать?
- Надо помочь, - неуверенно сказала Элька. - Только где его искать?
- А если это очередная шутка вашего Сашки? - Дашка посмотрела в сторону окна. - Сидит где-нибудь в тепле и забавляется. А мы будем по лесу бегать и яму с решётками искать. Пока сами куда-нибудь не навернёмся.
Я стукнул кулаком по барной стойке
- Чёрт! Я об этом даже не подумал.
- Надо сообщить остальным, - сказала Дашка и посмотрела на Вовку с Полинкой. - Или хотя бы той части, которая ещё может что-то соображать.
- Согласен, - пробормотал я и тоже посмотрел на сплавщиков, мирно спавших у стены. - Эти два товарища нам не помощники.
Рация снова ожила, и сквозь нарастающий треск помех послышался голос: «Вовка, ты меня слышишь? Долго я не протяну, выручай. Воды в яме уже по пояс, и она все течёт и течёт».

Продолжение следует...



Алексей Дунаеффф   11 декабря 2017   184 0 9  


Рейтинг: +6


Отправить ссылку другу

Тэги: Алексей Дунаев, Александр Булахов

Рубрика: Проза...




Последние читатели:


Невидимка

Невидимка

Невидимка

Невидимка

Невидимка



Комментарии:

Sovush-ka # 23 декабря 2017 года   +2  
Спасибо,..хорошо(но запятые "хромают" ) Приятно увидеть "пропавшего"
Алексей Дунаеффф # 24 декабря 2017 года   +1  
"Возвращение блудного попугая"))) А запятые хромают из-за того, что мы торопились выложить материал и " генеральную вычитку") по запятыми не делали. Так что простите великодушно, нас за эту малость))) И спасибо, за то, что не остались безучастными к нашему творению. Я уже думал, все настолько плохо, что даже читателям не хочется комментировать прочитанное)
Skarlet # 25 декабря 2017 года   +2  
нет, просто очень много материала... вот, честное слово, как будет выходной, обязательно прочитаю! я даже подписалась на комменты, но... время, блин! но я доберусь!
Алексей Дунаеффф # 25 декабря 2017 года   +2  
Фраза" Но я доберусь" звучит многоугрожающе))))
Skarlet # 25 декабря 2017 года   +2  
зато впечатляюще)))
LUKYAN # 25 декабря 2017 года   +2  
Недостаток один - "много букоф"))) Краткость - чья-то там сестра.
Алексей Дунаеффф # 25 декабря 2017 года   0  
А "много букоф" это как)))
ИЮшка1 # 20 января в 23:31   +1  
Во -первых, с возвращением. Рада снова вас читать.
Во- вторых, так много за раз не читается. Я скачиваю, пока есть тырнет. Потом читаю в транспорте ( есть опасность проехать остановку!)
Интересно, продолжаю читать. Только не убивайте, хотя бы главного героя. И вообще, я за то, чтобы все были живы.
Алексей Дунаеффф # 21 января в 5:03   +1  
Я с вами солидарен, но мой дорогой друг, Булахов А. говорит, что мы пишем "жутик", пусть не полноценный, но все равно страшильческий))) Поэтому с ним я тоже солидарен))) Но смею вас заверить, я переживают за каждого героя, и мне их тоже жаль. И так же могу добавить, что мы жалеючи отнеслись, к большей массе действующих лиц)))


Оставить свой комментарий


или войти если вы уже регистрировались.