Регистрация!
Регистрация на myJulia.ru даст вам множество преимуществ.


Рубрики статей:









Наши рассылки



Люди обсуждают:


Лента комментариев



Сейчас на сайте:

Ольга АЛЕКСАНДРОВНА 2016

Зарегистрированных: 1
Гостей: 66


Тест

Тест Используете ли Вы время по максимуму?
Используете ли Вы время по максимуму?
пройти тест


Популярные тэги:



Наши рассылки:

Женские секреты: знаешь - поделись на myJulia.ru (ежедневная)

Удивительный мир Женщин на myJulia.ru (еженедельная)



Подписаться письмом





Климакс среднего возраста

Климакс среднего возраста КЛИМАКС СРЕДНЕГО ВОЗРАСТА
рассказ

У Лены исчез муж. Без бурных скандалов и слёз. Без подозрений в измене. При ясной погоде, посреди будничного ландшафта семейной жизни. Ушёл. Она сама собрала ему сумку в дорогу, пожелала счастливого пути и закрыла дверь. Так получилось.

Когда Антон сказал, что срочно едет в командировку, Лена не сразу нашлась что ответить. Они слишком привыкли быть вместе. Дашка вечерами ждёт с работы папу. А Лена мужа. По крайней мере, за вечер Лена спокойна: Дашка не перевернёт вверх дном всю квартиру, пока они с Лизой решают задачи, учат английский, и старательно пишут в тетради.

Лиза девочка умная, только собранности ей не хватает, и влиянию чужому поддаётся легко. Дойти от школы до дома — час, потому что с подружкой не наболталась. К обеду переодеться — ещё полчаса, потому что надо итоги разговора обдумать. Руки помыть — пятнадцать минут, никак не меньше, потому что в зеркало загляделась, а у мамы крем для лица новый.

Десять лет человеку, а контролировать надо как маленькую, с которой тоже совсем не соскучишься. В сад до трёх лет не берут — очереди страшенные. Кто сказал, что быть домохозяйкой «на всём готовом» легко? Лена бы хоть завтра на работу пошла. Да не пошла — вприпрыжку бы побежала! Но выбора никто не предоставляет.

«День сурка» каждый день — вот что такое Ленина жизнь. Только по вечерам послабление. Кроме «тяпницы» — этот вечер Антон проводит с друзьями. Зато в субботу иногда у Лены «отгул» — пробежаться по магазинам, постричься, сделать, наконец, маникюр. В общем, побыть для себя собой.

И вот теперь две недели одной, четырнадцать дней. Много это? Или нет? А Тошка устал. Часто приходит хмурый, говорит мало. Засядет к компьютеру, стреляет до полуночи то очередями то одиночными. Колонки гремят, Лена нервничает. Потом играть стал в наушниках и вовсе пропал — что есть человек, что нет его. Звать бесполезно. Подойдёшь, за плечо тронешь — дёргается: «Не мешай!» Лена в душ сходит, ночнушку наденет – спать собралась, он кивнёт, вроде «иду сейчас», и всё. Как ни старается Антона дождаться, всё равно задремлет. Он явится, пока укладывается, разбудит, сам не успеет подушки коснуться, как тут же сопит в две дырки. А Лена заснуть не может. «Ночи любви» скукожились до десяти минут, хорошо, если раз в неделю.

Женские журналы пишут: «Проявляйте инициативу». Только Антон губы сожмёт, или начинает ласкать, а рука засыпает. Или зевнёт так, что уже ничего не хочется... Ну да, после вторых родов Лена на Чиччолину не тянет, конечно...
Устал Антон. Пять лет всё в одной борозде — консультант по продажам. Да какой там консультант... Это только на бэджике для солидности написано. На самом деле продавец, с мизерным процентом и без перспектив. Но вот сейчас на какие-то курсы маркетинговые посылают. Первый раз за все годы такое. Лена думает: «Может, наконец, оценили его, может что-то изменится».
Во дворе поделилась с Танькой, с которой вроде как семьями дружат:
— Антошка переживает кризис среднего возраста.
Она смеётся:
— Ага! Не кризис это у них, а климакс. Ты разве не знаешь — тётки после тридцати в самый сок входят, а мужики к сорока уже с ярмарки едут. Пик мужской сексуальности пройден. Так что не обольщайся.
— А как же Шаинский? В семьдесят с молодой женой сына родил.
— Так он, может, для одного раза десять лет готовился. Или сосед помог — опять смеётся. Она вообще бойкая, за словом в карман не лезет.

Познакомились Лена с Таней и вовсе забавно — в ночь на восьмое марта, в роддоме. Срок у Лены вообще-то был одиннадцатого, и делать себе подарок на праздник ну никак в планы её не входило. Но Дашка решила иначе. В половине девятого вечера осторожно так изнутри постучалась: тук-тук. Наверное, спрашивала: «Можно?», а в три ночи их с Лену подняли в палату. Одна кровать была занята. Лена сказала: «С праздником, девочки». На кровати лежала Танька.

Уехал. Одной трудно. Вроде и помощи особой от мужа не видела, а без него всё не так. Не горит заполночь свет у компьютера, никто не сопит под боком, не дышит в шею, не обхватит тяжёлой сонной рукой. Год назад Лизке подарили огромную плюшевую обезьяну, теперь, будто маленькая девочка, Лена спит с ней. Дашка носится вечерами по комнатам. Унять некому. Она как юркий ночной зверёк, у которого с приходом сумерек наступает период активности.

Антон звонил дважды. Сообщил, что добрался и устроился благополучно. Голос звучал неуверенно. Лена истолковала по-своему: с дороги устал, намучился. Второй звонок через три дня, бодро отрапортовал, что занятия идут, он делает успехи, роуминг страшно дорог, и потому мобильник он теперь выключит.

Лена считает дни. На исходе ноябрь. За окном тоскливая серость. Вроде бы лёг снег, но тут же растаял. Висит на спинке стула клетчатая шерстяная юбка, сиротливо стоят в прихожей зимние сапоги. Лена покупала их вместе с Антоном, на весенней распродаже в «Экко». Девчонок они тогда сдали на день бабушке, сами носились по городу, прыгали через лужи, шалея от нагрянувшего в одночасье тепла. А теперь вот пора думать о подарках к новому году. Заказать девчатам письма от деда Мороза, из Великого Устюга. Лиза, правда, в нём уже сомневается, выросла. И ещё нужно что-то такое, чему был бы рад Антон... Антон... Антон...

Осталось два дня. Утром, проводив Лизу в школу, включила компьютер, и вдруг письмо. Прочла, и не поняла ничего. Прочла во второй раз — чушь какая-то... Антон меняет работу, уезжает из Москвы, но не домой, а куда-то на край земли. Когда вернётся не знает. Но пусть она не беспокоится — деньги он переведёт на карточку. Прочла в третий, и постигла истину: бросил!

События последних месяцев будто вагончики выстроились друг за другом, паровоз дал гудок, и — ту-ту — уехало на этом поезде Ленино счастье. Вроде, казалось, и нет его, а вот теперь получается — было. Холодность мужа, раздражительность, отстранённость, всё сводилось к одной причине. И даже последние два звонка... он не был уверен, что там, неизвестно где, его встретят и примут. Понятно, какие у него там «занятия». Лена заплакала. Глядя на мать, развесила нюни Дашка. Лена посадила дочь на руки, прижала к себе. Так и рыдали они обе, несчастные, брошенные, нелюбимые.

— Да ну?! Антон? Бросил? Тебя? — выделяя каждое слово вопросительными интонациями, не поверила Танька.
— Угу — Лена кивнула и отвернулась. Разговор протекал на улице, и было это как нельзя кстати — ветер тут же высушил проступившие слёзы.
Поздно вечером, когда Лена, проторчав полчаса под струями горячего душа, готовилась обнять обезьяну, раздался звонок.
— Мой Гендяй что-то знает — вполголоса сообщила Танька. — Завтра приходи. Я позвоню. Возьмём его тёпленьким.

О смысле жизни Антон никогда не задумывался. Да чего о нём думать? Всё и так ясно — работать надо, крутиться, зарабатывать, потом тратить в своё удовольствие. Ну и чтобы всё как у людей — семья, дети, квартира, машина. Так и сложилось, так и жил до поры, играя исконную мужскую роль добытчика и опоры. Конечно, не всегда получалось гладко, – бывало, приходилось рвать жилы, метаться, перебиваясь случайными заработками, но в последние годы как-то всё устаканилось, вошло в колею. А потом — приелось.

Всё чаще стала приходить мысль: «Дальше что?» Поначалу от неё легко удавалось избавиться, но она вновь и вновь назойливо залетала в сознание. Дурацкая вроде бы поговорка о «построить дом, посадить дерево, вырастить сына» теперь почему-то не казалась столь уж дурацкой. Был в ней какой-то глубинный смысл.
Про дом и дерево ерунда, конечно, а вот сына Антон хотел. Результаты УЗИ говорили — второй тоже будет девочка. Он не верил.
— Ты как хочешь ребёнка назвать?
— А ты?
— Васька!
— Василиса что ли? – не поняла Лена.
— Василий! – сказал Тошка с нажимом.
Когда из родильного зала вышла сестра, объявила фамилию, и сказала: «Девочка!», Антон вдруг увидел: кораблики в лужах, машинки, самолётики, танчики проехали мимо, и укатились в невозвратную даль. Домой вернулся под утро, накрылся с головой одеялом, и проспал до обеда.

Проснулся разбуженный телефонным звонком — тёща Анна Михайловна, с поздравлениями... Отвечал вяло, поздравил взаимно, двоекратно, с внучкой и женским праздником, тоскливо подумал, что теперь этот день становится для него главным окончательно и бесповоротно. Отправленная к бабушке Лиза весело кричала в трубку:
— Папа, папа! А ты её видел?! Хорошенькая? Папа, ты рад?
— Конечно рад, Лизок!
Побрёл умываться. Впереди куча забот: кроватка, коляска, передача в роддом... Хорошо хоть цветы не тащить.

Но уже через неделю, при выписке, гордо и бережно нёс на руках перевязанный розовыми бантами свёрток, с умилением вглядывался в черты сморщенного красного личика. Смешно, но даже традиционное в таких случаях: «Ну просто вылитая, вся в папу!» трогало в душе какие-то тонкие струнки.
Началась муторная, уже забытая со времён Лизиного младенчества кутерьма: памперсы, распашонки, пелёнки, мокнущий пупок, который никак не хотел заживать, стирка-глажка. Антон приходил с работы, а жена иной раз даже не выглядывала в прихожую, чтобы встретить его. Вроде пустяк, но он мучительно корябал сознание. Как камешек, попавший в ботинок. И спросить напрямую у Лены: «Почему ты меня не встречаешь?» представлялось невозможным и глупым.

В тот день Антон долго «окучивал» строптивого, но судя по всему денежного покупателя. Дорогой телефон, костюм, сшитый явно на заказ, по фигуре, свежий воротничок белой рубашки. «Чиновник — подумал Антон, — Какая-нибудь шишка из администрации».
Покупатель хотел «плазму». Дотошно расспрашивал, блистал эрудицией. Антон принял вызов, решив расшибиться в лепёшку, а «плазму» мужику таки впарить.
И когда, казалось, покупатель вот-вот попросит выписать чек, прозвучало:
— Спасибо большое. Я всё понял. А теперь пригласите, пожалуйста, девочку, которая у вас тут по холодильникам.
Он издевался. Антон почувствовал, что бледнеет, задержал дыхание и сунул руку в карман, чтобы не ударить.

Войдя в квартиру, прямо с порога наорал на Лизу, бросившую посреди прихожей свой ранец. Услышав шум, выглянула из ванной Лена:
— Ой, Тошка, это ты уже? А у Дашки сегодня целый день с животом проблемы. Уделали всё! Там лапша в холодильнике. Разогрей, ладно? А то я больше ничего не успела.
Разделся, вымыл руки, прошёл на кухню. За усыпанной магнитиками белой дверцей столпотворение кастрюлек, тарелочек, баночек: «И как она тут разбирается?» Захотелось взять и вывалить всё к чёртовой матери, прямо на кафельный пол. Сдержался.
Пока разогревал в микроволновке тарелку, резал хлеб, механически носил ложку ко рту, думал об одном: «Лишний». Кому он тут нужен? И для чего? Только ради зарплаты, этих жалких денег, за которые приходится так унижаться? Жизнь — тоска, работа — дрянь. Раньше он как-то мирился, а теперь... И знал же чем уязвить, гад! А и правда — кто он? Продавец в супермаркете, даром что техники — суть не меняется. Зачем тогда был институт, диплом инженера-механика, все эти «детали машин»? Чтобы рассчитать степень прогиба спины, заискивая перед клиентами?

— Забей! — сказал Генчик, закуривая и разливая водку по стопкам. Бар, где они встретились по случаю очередной «тяпницы», бил в перепонки ритмом ударных, дразнил запахами приготовленного на гриле мяса.
— Чё ты с этой хрени напрягся? Все так живут, друг под другом ходят, все продаются. Нормальный процесс. Ну нахамил тебе этот урод. Бывает. А мы вот сейчас... — он поднял было стопку, но тут же поставил — закуска запаздывала.
— Мы вот сейчас девочку позовём — чё это она про нас забыла совсем? Салатик там пока суд да дело, огурчики-помидорчики, чесночок маринованный...
Антон не стал дожидаться «девочки», опрокинул в себя горькое пойло, поморщился.
— Уважаю! — оценил Генчик, но примеру не последовал, а вновь наполнил Антонову стопку.

Генчику хорошо, он всегда умел в жизни устраиваться. И вот теперь — какой-то там менеджер чего-то на «табачке». Генчик делает деньги на раке лёгких. Но и сам дымит как паровоз, так что с этого боку его совесть чиста. Правда, курит не «Мальборо», и даже не «Парламент», предпочитает сигариллы с запахом ямайского рома. Пижон. Может себе позволить. Так же как и «Форд Фокус» — оказывается, только вчера кредит ему банк одобрил. Хотя, казалось бы, — зачем Генчику «Фокус», если у него и так фирменный «Опель» в постоянном личном распоряжении?
— Вот придёт тачка — тогда гульнём! — блестел глазами сквозь сладкий дым Генчик. — Каждое колёсико отдельно обмоем! Да не водярой — благородным вискариком!
Антон слушал и размышлял, что ему-то вряд ли когда светит персональный «Опель» и личный «Фокус».
— Знаешь, Гендос, что я думаю? Валить мне надо.
— Тебе? — не понял остановленный «на всём скаку» Генчик. — Куда? И... нафига?
— А куда угодно. Жизнь менять, ломать колею, как в песне.
— Дурак, — отвесил Генчик. Затянулся глубоко, и расплылся в улыбке.
— А вообще у меня такая же хрень была. И я тебе сейчас расскажу чем это лечится. Тёлочку тебе надо нормальную. Свежую кровь, новые впечатления. Ленка-то уже не слишком того, пообвисла. А ты целый день с людьми. Ну вот придёт какая-нибудь с крепкой задницей, а ты ей электродуршлаг подгони с дистанционным управлением, и собственные услуги по обучению на дому, а? — заржал, довольный выдумкой, но осёкся:
— А вообще нет. Дуршлаг — это для замужней. Не катит. Кузнец нам не нужен. Ну тогда гаджет какой-нить, особо продвинутый. В общем, разберёшься!
Антон сделал «чи-из». Смешно ему не было. Вариант таких «новых впечатлений» он не рассматривал. И не из-за большой любви вовсе. Просто если менять синицу в руках, то на журавля в небе, не мелочиться. Но «журавль» — во-первых, дело случая, которого можно и не дождаться, а во-вторых, пойманные журавли склонны очень быстро превращаться в синиц. Или в куриц.

Первые их с Ленкой месяцы, — какой огонь был! Он на жену при людях смотреть стеснялся — казалось, все сразу видят, как он её хочет. Любили друг друга регулярно, утром и вечером, при случае в обед прихватывали. Ленка не говорила: «Милый, мы будем питаться любовью», хотя могла бы. Только смысла не было «меню» обсуждать. И так ясно. Теперь куда-то кануло всё. Казалось, море любви, а вытекло быстро, будто вода из ванны. «Супружеский долг» — смешно звучит, правда? Ну да... когда-то Антон тоже смеялся.

А ещё не хотелось мути. Пусть всё будет чётко и ясно: уходя, уходи. Только куда? В пустоту? Время давит не одних женщин. После сорока ты для любого работодателя вроде как низший сорт, осетринка второй свежести. Значит надо спешить, уходить пока есть какой-то запас, пока не погряз окончательно в бессильном розовом киселе из бабских тряпок, резинок, заколок и бантиков, раскиданных по квартире.
— Антох, ты чё, заснул? — оказывается, и закуска уже на столе, и Генчик выжидательно поднял стопку.

На Танькиной кухне идеальный порядок. Секрет прост — всему определить место, и ничего не оставлять на потом. Стол она всегда сервирует с претензией на элегантность, будто в кафе. На подтарельнике тёмного дымчатого стекла глубокая тарелка с борщом. Белый айсберг сметаны в бордовом озере. Приборы с желтоватыми ручками. Маленькая гранёная рюмочка, тонкостенный графинчик, наполовину пустой. Ну или наполовину полный — как посмотреть. Во главе стола Генчик, только с работы пришёл. Это для него Танька старается. А чего бы и не стараться, когда десять тысяч за частный садик для них не великие деньги.

Лена как бедная родственница присела на краешек стула. Генчик лицом напрягся, потянулся к графину. Но Танька опередила, отодвинула в сторону:
— Сначала говори, а потом бухай!
— А чё говорить? Завербовался Антоха.
— Как? — не поняла Лена. «Вербовка» — это ведь что-то про Штирлица.
— А вот так. Бабки рубить поехал, тебе на фитнес-центр, — Генчик дотянулся до графина, налил, выпил, принялся есть борщ.
— Но он говорил, что на курсы... А сам не звонит, мобильник недоступен, и на письма не отвечает...
— Ну это ваши с ним заморочки, чего он там тебе сказал — не сказал.
Лена подумала, что Генчик врёт, но вот адрес и телефон представительства. Она ждала ещё ровно неделю. Упали на карточку обещанные Антоном деньги. Много. Втрое больше прежней зарплаты. На следующий день купила билет.

Поезд привёз её на станцию с длинным, плохо запоминающимся названием. Но если понятие «у чёрта на рогах» имеет свои географические координаты, то это здесь. А до посёлка, где по Лениным сведениям теперь Антон, ещё пятьдесят километров. Единственный затаившийся позади станционной постройки таксист сумму назвал баснословную. «Пожилой дядька, а наглый» — подумала Лена, но выбирать не приходилось.
— Ты что ж, на работу устраиваться? — окинул её оценивающим взглядом.
— Угу — неопределённо кивнула Лена, не желая вдаваться в подробности.
— Разведёная? Детей нет? — блеснул интуицией дядька.
— А вам зачем?
— Да... просто.
— Вы бы лучше за дорогой следили. Скользко.
— Ну не хочешь не говори, — ухмыльнулся. — Я и так знаю.

Дома всё ещё никак не кончится осень, а здесь зима. Давно и надолго. Асфальт под плотной коркой снега, позёмка переметает дорогу. Лена боялась быстроты, с которой таксист гнал машину, но вскоре расслабилась, слушая мерный гул мотора и думая о своём.
Совсем скоро закончится путь. Что скажет она Антону? Что ответит он ей? Воображение рисовало картины встречи, и тут же зачёркивало: нет, он не будет рад её видеть, нет, она не станет его упрекать, только спросит — зачем? Зачем это всё? Больше она ничего не могла представить. Будет как будет.

Внезапно двигатель смолк. Машина съехала с дороги, остановилась. Водитель матерно выругался, вылез наружу, открыл капот, что-то там долго рассматривал, потом вернулся в салон:
— Херовое дело. Ремень полетел.
— И что теперь?
— А ничего! Пешком потопаем!
— Вы шутите?
— Ага, шучу, — пробурчал он, вытаскивая из-за пазухи мобильник. — Сети нет. Раз не хочешь идти, значит сидеть будем, ждать пока выручат.
Лена почувствовала, как холодная пустота перекрывает дыхание. Решимость, с которой она бросилась на поиски мужа, куда-то исчезла. Оказывается, её было совсем немного, и хватило лишь до поры, пока всё шло согласно намеченному плану. Но что же, сдаваться теперь?
— Давайте пойдём, я готова, оставим вещи.
— Да куда ты пойдёшь, дура? Тут тридцать вёрст!
— Но вы же сказали...
— Сказали, сказали... — он перегнулся через сиденье, содрал с заднего дивана плед — На вот, ноги накрой. И не боись, прорвёмся!

Салон быстро остыл, сквозь щели посвистывал ветер, и всё напоминало какой-то дурной сон. Будто не с ней это случилось. Как там сейчас дети? Лиза, наверное, филонит, математику делает спустя рукава, и отказывается есть суп. А Дашка бегает по квартире до половины одиннадцатого — бабушке с ней не совладать. Лена никогда ещё не оставляла девчонок одних так надолго. И зачем? Ради чего? Ради любви, которой больше как-бы и нет? Ради семьи, которой, наверное, теперь нет тоже? Захотелось поплакать, но Лена стеснялась водителя. А он то выходил на улицу, топал ногами, курил, вглядываясь в белое марево, то возвращался внутрь, и тогда делалось ещё холоднее.

Лена не заметила, как из снежного молока вынырнул «Камаз» и остановился чуть впереди легковушки. Таксист выскочил из машины, побежал, размахивая руками, о чём-то коротко переговорил с водителем грузовика. Вернулся:
— Иди к нему, довезёт.
— А вы?
— Я сзади, на галстуке.
В посёлок добрались к вечеру. Лена с удивлением рассматривала сетчатый забор, длинные двухэтажные здания за ним. Прощаясь, таксист спросил:
— Звать тебя как? — Она ответила.
— Ничё, Ленка, ты красивая, найдёшь своего мужика. Только осторожней будь — они тут до баб голодные. И с алкашнёй не связывайся.

Бюро пропусков оказалось маленьким белым домиком неподалёку от проходной. За компьютером сидела толстая женщина с неопрятной причёской и вульгарно накрашенными губами. Она с сомнением повертела в руках Ленины документы — свидетельство о браке и паспорт:
— Ну надо же, первый раз вижу такое... А деньги пересылает? Откупается что ли? Ладно, сейчас посмотрим, — ярко-розовым ногтем толстуха принялась тыкать в клавиши. Вгляделась в экран, удовлетворённо откинулась на широкую спинку кресла:
— Тут он, орёлик! Только вам на территорию нельзя. Мало ли...
— А как же... ?
— У нас тут гостиничка рядом. Я позвоню, чтобы вас пустили. Устройтесь, передохните, а к половине седьмого подходите на проходную. Рабочие как раз с площадки приедут. Если не встретите, зайдите ко мне — что-нибудь придумаем.

Лена стояла на своём посту с колотящимся сердцем. Из синей ночной глубины, пронзительно светя фарами, выплывали автобусы. Люди, одинаково одетые в тёмные куртки, шли к проходной. Апельсиновый свет фонарей сгущал под капюшонами тени. Рабочие тут же закуривали, и пар от дыхания мешался с табачным дымом. Они всё шли, их было много, переговаривались и бросали на Лену быстрые взгляды, а она с отчаянием убеждалась: «Не тот! Не тот!»
Но вдруг среди десятков одинаковых незнакомых голов мелькнул бело-синий вязаный «колпачок» мужа. Лена шагнула вперёд, её задели плечом.
— Антон! — закричала она.
«Колпачок» дрогнул, его владелец повернул голову: «Он!» — ёкнуло сердце. И вот уже стояли они, глаза в глаза, удивлённые карие в готовые брызнуть слезами голубые.
— Ты?! Ты как здесь?!
— Я... А вот видишь, тут я... Нашла я тебя! Нашла! — тихо сказала Лена, и разрыдалась.

Они сидели рядышком на гостиничной скрипучей кровати. Скучно светила под потолком длинная белая лампа.
— Это Гендос меня сдал?
— Угу. Только зачем ты уехал... так?
— А ты бы не отпустила, — соврал Антон.
Всколыхнулась обида. Лена хотела что-то сказать, но слова... Их не было. Смотрела на мужа, будто впервые увидала его. Черты лица посуровели, заострились, кожа обветренная, грубая щетина вот-вот превратится в бородку, губы потрескались. «Детским кремом хоть бы помазал» — невпопад подумалось ей.
— Зачем ты так? — снова повторила она.
Антон мял в руках шапку, разглядывал шершавую краску на гипсокартонной стене, и думал, что не в силах ей объяснить — «зачем». Потому что для этого понадобилось бы вынуть всего себя изнутри, и разложить на составные частички: «Смотри!» И если бы Лена увидела, то, наверное, ушла бы тотчас. Наверное, это было бы правильно, вот только где-то из глубины всё твердил и твердил настойчивый голос: «Не дай мне повод, не дай мне повод, ну пожалуйста, слышишь?»

Вечером двадцать девятого декабря тихо пропищал домофон, загудел мотор лифта, в замке провернулся ключ. Топоча по ламинату голыми пятками, выскочила в прихожую Дашка, выплыла из «Вконтакта» Лиза, Лена сняла с огня сковороду и вытерла руки.
Бородатый, пропахший гостиницами, самолётами, поездами, Антон переступил порог. Пронзительно взвизгнула Дашка. «Ура!» — закричала Лиза. «Вернулся» — сказала Лена. А он не знал что сказать. Да и просто не мог, потому что в следующий момент Дашка, не переставая визжать, повисла на левой руке, Лиза на правой, а губы оказались заняты совсем иным делом. Только быстро и часто бухало сердце, будто силилось вытолкнуть из внутреннего кармана рабочей куртки обратный билет.

(С) Юлия Леденцова



ledenjuli   27 ноября 2016   766 1 44  


Рейтинг: +19


Отправить ссылку другу

Тэги: Литература, творчество, рассказ, проза, любовь, отношения, женщина

Рубрика: Чукча писатель




Последние читатели:


Невидимка

Невидимка

Невидимка



Комментарии:

iliza # 27 ноября 2016 года   +6  
Читала с напряжением: почему - то думалось, что разлюбил, что появилась плесень...
И как обрадовалась, что всё встало на свои места, а Ваську можно и третьим родить!
Понравился рассказ. Вы умница.
ledenjuli # 27 ноября 2016 года   +6  
Теперь, наверное, можно и Ваську. Хотя история, в общем, не закончена, и финал открыт. Но и сама жизнь продолжается...
Спасибо большое! Приятно получить такой отзыв!
iliza # 27 ноября 2016 года   +6  
Ну дай им Бог и Ваську поднять!))))
ledenjuli # 27 ноября 2016 года   +6  
Думаю, справятся.
iliza # 27 ноября 2016 года   +5  
Дай Бог, дай Бог!
Skarlet # 27 ноября 2016 года   +5  
так остался или уехал обратно?
ledenjuli # 27 ноября 2016 года   +7  
Главное что приехал.
ritmik # 28 ноября 2016 года   +6  
Хорошо стало, уютно, когда приехал таки. О-хо-хо-нюшки, издержки возраста. Но пусть они будут непродолжительными, чтобы было, что вспоминать потом по-доброму, в широком семейном кругу.
ledenjuli # 29 ноября 2016 года   +3  
Это из той же серии, что и летучие деревья.
ritmik # 29 ноября 2016 года   +3  
Не согласна, потому как здесь мир реалий, который по силам двум любящим сердцам разрулить.
А перелётные деревья - это страх Господень. Где мутации - никакая любовь уже не поможет.
ledenjuli # 30 ноября 2016 года   +4  
Я имела в виду, что герою уже просто невыносимо оставаться в прежнем положении. И он как то самое дерево - срывается с насиженного годами места, и отправляется в совершенно чуждый, новый для него мир, с намерением всё изменить кардинально. И, в итоге, становится таким "летучим деревом" - у него ведь обратный билет в кармане. Он побудет с семьёй, и улетит, буквально. Потому что так он реализует себя как мужчина, добытчик, профессионал.
ritmik # 15 декабря 2016 года   +4  
ledenjuli пишет:
Он побудет с семьёй, и улетит, буквально. Потому что так он реализует себя как мужчина, добытчик, профессионал.
Так это нормальное явление для России. В 18-19 веке все мужики, кто в силе, отправлялись в отхожие места (от слова "отходничество", а не "нужник") на заработки. Так освоили Сибирь, между прочим и построили города на месте добычи полезных ископаемых. Жёны же дожидались своих САМых к весне, чтобы еду вырастить.
ledenjuli # 16 декабря 2016 года   +3  
Может и нормальное (в смысле привычное), но только мало хорошего в нём. Не от хорошей же жизни мужчины на заработки отправляются. И тогда и сейчас. Хотя, наверное, есть в этом какой-то элемент мужского самоутверждения и романтики... Но женское счастье, как в одной песенке поётся, в другом ведь: "Был бы милый рядом".
МОЙ_СВЕТ # 29 ноября 2016 года   +5  
Читала с таким интересом, что - ой! Понравился рассказ. Живой язык, хорошая тема, любовь... Автору - респект и уважение!
ledenjuli # 29 ноября 2016 года   +6  
Ох, как же приятно когда так хвалят! Не зря старалась! Спасибо огромное!!!
lubbor # 29 ноября 2016 года   +5  
Очень понравился рассказ! Такой жизненный! У нас тоже две дочки, судьба такая, мало ли что мы хотим. Зато внука теперь воспитываем.
ledenjuli # 29 ноября 2016 года   +6  
Дочки - это здорово! И внуки! И вообще дети! Хотелось написать о том, что со многими происходит. Рада, что рассказ пришёлся по душе!
Jenna # 29 ноября 2016 года   +4  
lubbor пишет:
У нас тоже две дочки
Очевидно, у вас тот тип женщин, которые чаще девочек рождают. По физиогномике вполне научно можно просчитать и "девочковых" женщин, и "мальчиковых". Один мой знакомый физиогномикой увлекался на эту тему, кстати. Трижды был женат, и только на "однотипных" женщинах, результат - трое сыновей, по одному в каждом браке...
lubbor пишет:
Jenna # 29 ноября 2016 года   +4  
ledenjuli пишет:
А и правда — кто он? Продавец в супермаркете, даром что техники — суть не меняется. Зачем тогда был институт, диплом инженера-механика, все эти «детали машин»? Чтобы рассчитать степень прогиба спины, заискивая перед клиентами?
Читала это - просто плакать хотелось!! Честно! Встретила бы этого Антона - порыдали бы друг другу в жилетки... Я понимаю всё это как никто - два высших!! Заоблачные мечты на первых курсах и полное фиаско сейчас... Да, он прав, так просто жить, и делать вид, что всё в порядке, нельзя. Невозможно!! Если бы Лена не по декретам сидела, а на работе, скажем, уборщицей - с дипломом менеджера среднего и малого бизнеса - то и она поняла бы...
ledenjuli # 30 ноября 2016 года   +5  
Да, такова жизнь вокруг нас. Вынуждает быть не теми, кем нам мечталось, а тем, кого требует рынок труда. Лене в некотором смысле везёт - она исполняет самый главный женский труд, и довольна своим положением. Но дети повзрослеют, и тогда она тоже столкнётся с той же самой проблемой - поиска себя, самореализации.
Jenna # 30 ноября 2016 года   +1  
ledenjuli пишет:
Лене в некотором смысле везёт - она исполняет самый главный женский труд, и довольна своим положением.
Ну если довольна... Хотя - никогда не понимала таких людей. Я из породы одиночек-карьеристок. Нянчить чужих детей за хорошую сумму - могу прекрасно. Обслуживать своих собственных и бесплатно - ни за что... То, что мне лично не выгодно - я стараюсь и не делать...
ledenjuli # 1 декабря 2016 года   +4  
Все разные. Кому-то нравится быть домохозяйкой, сидеть дома с детьми. В этом ведь тоже можно видеть своё призвание и поле для развития. Родители растут вместе с детьми, которых воспитывают.
Jenna # 1 декабря 2016 года   +1  
ledenjuli пишет:
Родители растут вместе с детьми, которых воспитывают
ledenjuli пишет:
Представляю, до какого уровня можно дорасти в статусе прабабушки...))))
ledenjuli # 3 декабря 2016 года   +4  
А как же! Мудрость!
veronikador-2016 # 19 августа 2017 года   0  
"Представляю, до какого уровня можно дорасти в статусе прабабушки...))))" Это так здорово быть прабабушкой!!
veronikador-2016 # 19 августа 2017 года   0  
"Представляю, до какого уровня можно дорасти в статусе прабабушки...))))" Я помню до сих пор свою.....единственную, умную, мудрую, заботливую,нежную прабабушку!
veronikador-2016 # 19 августа 2017 года   0  
" Обслуживать своих собственных и бесплатно - ни за что... " Молодая.....
Solaria # 30 ноября 2016 года   +3  
Интересный рассказ! Надеюсь, Антон останется, у них всё-таки хорошая семья, жалко, если распадётся.
ledenjuli # 30 ноября 2016 года   +4  
Спасибо! Сейчас на самом деле многие так работают - уезжают на заработки или по вахте. Для семьи это, конечно, не слишком хорошо. Но такова жизнь.
шанди # 3 декабря 2016 года   +3  
Хороший рассказ,жизненный ,читала с интересом,спасибо!
ledenjuli # 6 декабря 2016 года   +4  
Спасибо! Рада, что вам понравилось!
Виконтесса # 21 декабря 2016 года   +6  
Давненько не читала диво написанные, увлекательные рассказы. Спасибо! Понравилось)
ledenjuli # 28 декабря 2016 года   +3  
Ужасно рада, что вам понравилось! Спасибо огромное за такие слова! ))
Bestatyana # 11 мая 2017 года   +2  
понравилось. Жаль таких мужчин -Антонов. Нелегко им приходится. Им хотелось красить мир своими открытиями, а приходится работать где попало, чтобы прокормить семью. А там, где есть работа - нет места для семьи
ledenjuli # 13 мая 2017 года   +3  
Спасибо! Такое уж сейчас время, что порой трудно совместить семью и работу. Хотя разве работа - не для семьи? В конечном итоге, мне кажется, если человек не может себя реализовать (в работе, увлечении, творчестве), он будет несчастлив, а тогда и семья страдает. Нелегко отыскать баланс.
veronikador-2016 # 19 августа 2017 года   0  
Спасибо за интересный рассказ. Прочитала с большим удовольствием!
Чукча # 14 апреля в 9:44   +1  
Когда-то это нормальной практикой было, что мужик уходит на заработки. Иногда на несколько месяцев. И никому не приходило в голову, что он "семью бросил". Наоборот, для семьи старается! Не случайно же считалось, что главная женская добродетель - уметь ждать. А теперь какое-то странное понятие, что муж должен и с женой быть безотлучно, и при этом деньги приносить. К работе ревнуют... а где, спрашивается, он деньги возьмет, если не будет большую часть жизни уделять работе? К женщинам тоже требования: чтобы и дома было убрано, и борщ сварен, и дети вниманием не обделены, и чтобы она еще выглядела, как королева красоты! Тоже, как это совместить? А от "рваного халата" их, видите ли, тошнит... Фигня какая-то... Какая разница, как любимый человек выглядит? Главное, чтобы ему хорошо было. В конечном счете любовь ведь это и предполагает - чтобы тому, кого любишь, было хорошо, а не соблюдение любой ценой своих эгоистических запросов "что мужчина должен" и "что женщина должна". А то не семья, а какая-то кредитная история получается .
ledenjuli # 16 апреля в 10:31   +1  
Ну, не всё, что считалось нормальным в прошлом достойно того, чтобы считаться таковым в будущем. Да и уходили "на отхожий промысел" явно не от хорошей жизни, а потому что деваться некуда было. И женщины ждали, потому что иначе никак.
Но всё-таки сходятся люди не для того, чтобы одна "добродетельно" полжизни ждала, а другой по свету мотался. Мужчина, конечно, не должен у женской юбки сидеть, но хорошо, когда есть выбор как жить, и это выбор не между "плохим" и "сносным".
То же и к женщинам относится - есть кому нравится быть домохозяйкой, и они в этом счастливы, а есть кому тесно и душно всю жизнь только варить борщи и носы подтирать.
Чукча пишет:
Какая разница, как любимый человек выглядит?
Есть разница. Прежде всего, внешняя неухоженность говорит о "неухоженности" внутренней. Человек перестаёт следить за собой либо когда ему плохо, и не до красоты совсем, либо когда "всё равно" (что тоже означает плохо). Внутренне гаромничные люди обычно и внешне красивы. Такие женщины не опускаются до рваных халатов, а мужчины до дырявых носок.
Вот любящий и должен постараться так сделать, чтобы любимому было хорошо, чтобы он вспомнил, что "В человеке всё должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли..."
А про эгоистические интересы полностью согласна, конечно.
Чукча # 16 апреля в 11:29   0  
ledenjuli пишет:
Прежде всего, внешняя неухоженность говорит о "неухоженности" внутренней
Проблема в том, что понятия об "ухоженности" и о том, что из этого "следует" у людей тоже могут быть разные. Кто-то считает, что это - результат внутреннего раздрайва, а кто-то воспринимает равнодушие к собственной внешности как признак высокой просветленности и отрешенности от материального мира в пользу мира духовного. Всякое бывает.

И вообще проблема, по-моему, сводится к одному: не как "нормально" было раньше и как "нормально" сейчас, а о разности представлений у двух людей об этой самой "нормальности" и неумении найти общий язык. Наверняка Вы слышали о психологическом эксперименте, когда молодоженам, вступающим в брак, предлагали сначала заполнить простую анкету. Вопросы были самые немудрящие - о том, кто как себе представляет нормальную семейную жизнь... ну, там, вопрос о работе, о хозяйстве, о детях, о досуге и т.д. Самые общие сведения. Так вот, что-то колоссальный процент (не восемьдесят ли из ста?) передумали жениться, когда увидели анкеты друг друга. Оказалось, что люди, вступая в брак совершенно не представляют, насколько у них разные ожидания от совместной жизни. И им даже не приходит в голову это выяснять, так как каждый уверен, что правильные взгляды - именно у него, и что "каждый нормальный человек хочет того же". То есть, вполне возможна и такая ситуация, когда женщина настроена варить борщи и ждать, а муж мечтает видеть в ней равноправного товарища, реализующегося в профессии и общественной работе, а не домработницу, которая хотя и ласковая и верная, но поговорить с не о чем. Люди-то все разные, но почему-то многие об этом забывают. Такая вот беда...
ledenjuli # 16 апреля в 13:48   +1  
Чукча пишет:
Кто-то считает, что это - результат внутреннего раздрайва, а кто-то воспринимает равнодушие к собственной внешности как признак высокой просветленности и отрешенности от материального
Ну я сужу с позиции обычного, мирского человека. Идея "умервщления плоти" мне не близка. И говорили мы, кажется, об отношениях в паре, а не о монахах.
А среди "обычных" людей, конечно, тоже встречаются "не от мира сего" - художники, творческие личности, но их немного, и жизнь с ними вовсе не сахар для близких. Часто она превращается в "служение таланту", которому прощается многое.

Чукча пишет:
Наверняка Вы слышали о психологическом эксперименте
Нет, не слышала. Интересно было бы узнать подорбнее, потому что резлуьтат, как по мне, - удивительный. Как можно создавать семью, и не знать, чем дышит партнёр? Тем более в наше время, когда можно и пожить вместе "для пробы", не расписываясь, сколько угодно.
И ещё, думается, многие из отказавшихся глупость совершили. Потому что оно на самом деле всегда так - ожидания это одно, а реальность другое. Люди вступают в брак, а потом "притираются", иной раз годами. И вот вопрос - те, кто отказался, любили вообще?
Потому что когда любовь, то бытовые несовпадения взглядов кажутся мелочью. Мне когда-то очень нравился фильм "На грани разрыва" - там пара не может никак ни жить вместе ни разойтись окончательно. Они абсолютно разные, но их непреодолимо влечёт друг к другу.
Чукча # 16 апреля в 22:04   0  
ledenjuli пишет:
Интересно было бы узнать подорбнее, потому что резлуьтат, как по мне, - удивительный
Тем не менее, результат был именно таким, и психологов в результате из ЗАГСа этого поперли, чтобы статистику не портили .

ledenjuli пишет:
Тем более в наше время, когда можно и пожить вместе "для пробы", не расписываясь, сколько угодно.

Думаю, среди этих пар тоже были те, кто жил вместе "для пробы". Но одно дело - просто пожить вместе, другое - долгосрочные планы. Так вот, этим молодым людям казалось, что они знают друг о друге достаточно, чтобы создавать семью уже "на постоянно", а остальное - само собой разумеется. То есть, они выяснили, вероятно, кто что любит есть, какую музыку слушает, какой секс предпочитает и т.д. Ну, что там считается важным... а вот хочет ли человек иметь детей, считает ли, что муж должен содержать семью, или что поровну - это как-то выяснить забыли .

ledenjuli пишет:
И вот вопрос - те, кто отказался, любили вообще?

Да кто ж его знает? Они были уверены, что любили... как-то не принято сейчас насильно женить . А если это был брак по расчету, то вряд ли их бы остановило несоответствие анкет. Тем более, что их не заставляли заполнять перед бракосочетанием в принудительном порядке, предлагали только желающим.

ledenjuli пишет:
Потому что когда любовь, то бытовые несовпадения взглядов кажутся мелочью.
Бытовые - может, и мелочью. В том-то и дело, что несовпадения были не в бытовых мелочах, а в принципиальных взглядах на семейную жизнь. Эти люди были по умолчанию УВЕРЕНЫ, что уж в этих-то вопросах их представления совпадают. Настолько уверены, что даже не поинтересовались. Например, невеста была уверена, что совершенно естественно, что после вступления в брак она продолжит учебу, а жених считал совершенно бесспорным, что бракосочетание - это старт ее карьеры как матери и домохозяйки. Сплошь и рядом не обсуждены были вопросы места жительства, взгляды на границу личных территорий, личных вещей и времени... да что далеко ходить? Вон, сам знаю пару, где муж и жена так и не смогли решить вопрос, кто в чей город переезжает... сначала жили немного там, немного тут, потом стали ездить друг к другу в гости, в результате брак распался. И это не молодежь, а люди старшего поколения. Спрашивается, чем думали раньше? А так вот казалось: главное, влечет друг к другу, а остальное - мелочи... оказалось - не мелочи.

Конечно, для настоящей любви все преодолимо, но есть вещи, требующие если не серьезного подвига, то во всяком случае серьезного пересмотра и системы ценностей и вообще всей своей жизни. А многие ли к этому готовы? Одного взаимного влечения тут мало. Чтобы притираться, нужна сильная мотивация. Увлеченность, влюбленность - это не навсегда. Этого не хватит на годы духовной работы. Конечно, речь не о том, что это вообще невозможно, а скорее о том, что очень многие люди, строя определенный сценарий своей жизни, не представляют, что от них потребуется для его воплощения. Несовпадение ожиданий и практики. Причем, несовпадение это - с двух сторон. Я только об этом.
Чукча # 16 апреля в 22:29   +1  
А главное, понимаете, очень затрудняет взаимопонимание, когда у каждого есть свои устоявшиеся представления о том, как "нормально и правильно", и он эти свои представления возводит в ранг эталона, требуя, чтобы партнер их разделял. Все эти стремления "воспитать" мужа (жену), "приучить" к чему-то и т.д. Вот, насколько я понял из Ваших слов, Вы считаете бесспорной нормой внимание к своей внешности, ухоженность, а также считаете, что творческие люди и вообще все, кто "не от мира сего" - тяжелое испытание для близких. То есть, у Вас есть какой-то критерий, по которому оценивается приемлемость человека для нормальных отношений. А теперь представьте, что у кого-то эти представления могут быть совершенно противоположными. Например, есть люди (вовсе не обязательно художники и поэты), которых "тошнит от чистоплюйства", которых раздражает порядок в доме и любая "прилизанность" и "глянцевость". А есть те (вот я, например), для кого жизнь с нетворческим человеком - настоящий ад. Потому что просто непонятно, как существовать в одном пространстве с тем, с кем живешь в ментально разных мирах. Как строить близкие отношения с человеком, с которым не можем читать одни книги, восхищаться одними картинами и делиться творческими замыслами, потому что все это - не из его жизни. Это - похлеще языкового барьера. Но я понимаю, что мои предпочтения - это не эталон нормы для всех. Это - мои личные взгляды и потребности. И если у другого человека они другие - это не значит, что он какой-то ненормальный или неправильный. Это значит только то, что нам не по пути.
ledenjuli # 17 апреля в 14:42   +1  
Знаете, я не очень понимаю, что вы хотите сказать. Что трудно найти с другим человеком общий язык? Ну да, иногда трудно. Что таких людей, неспособных договориться, стало больше? Не знаю... Со статистикой такого рода я не знакома, а судя по окружающим друзьям и знакомым - большинство как-то договорились. И в браке живут, и детей рожают. Иные уже и вырастили.
Чукча # 17 апреля в 16:57   +1  
ledenjuli пишет:
я не очень понимаю, что вы хотите сказать. Что трудно найти с другим человеком общий язык?
Нет, я хочу сказать, что есть распространенное заблуждение, будто мои собственные понятия о норме - это что-то "само собой разумеющееся", что у всех остальных людей такое же, как у меня. Особенно у тех людей, которых я считаю близкими. а это не так. Другой человек не обязан автоматически ощущать нормой то, что ощущаю нормой я.

ledenjuli пишет:
Не знаю... Со статистикой такого рода я не знакома, а судя по окружающим друзьям и знакомым - большинство как-то договорились. И в браке живут, и детей рожают. Иные уже и вырастили.

Судя по моим друзьям и знакомым тоже многие договорились, и детей вырастили, и внуков. И мы тоже свою как-то вырастили и воспитали, за что нас зять и свояченица не устают благодарить. Что касается статистики - в настоящее время в нашей стране распадается 50% ВЕНЧАННЫХ браков! Это о чем-то говорит? Я уже молчу о гражданских. То есть, верующие люди, считающие расторжение брака грехом, все же настолько не могут договориться, что в половине случаев расстаются.

Нет, не стало больше неспособных договориться. Но стали выше требования к взаимопониманию. Были времена, когда институт брака был вещью чисто функциональной. Сейчас этой функции у него нет - женщина в материальном и бытовом смысле может жить без мужчины, мужчина - без женщины. Для рождения детей вступать в брак тоже необязательно. К внебрачным связям общество относится лояльно. Получается, что осталась лишь одна серьезная причина для вступления в брак - быть рядом с близким человеком, совместно строить вдвоем нечто третье, целое. Причем, в первую очередь - в плане психологическом. А для этого действительно нужно взаимопонимание. А часто оказывается, что его нет.

Конечно, можно прожить и без него, просто идя на какие-то компромиссы (при этом другой человек может не догадываться даже, что ради него чем-то жертвуют, ему будет казаться, что жертвует только он), закрывая глаза на то, что непонятно или не нравится, годами подавляя внутреннюю депревацию, получая психологическое вознаграждение от сознания, что все это - ради благородной цели, и что в конце концов, плохое забывается, а помнится только хорошее.

И, кстати, я не считаю, что нынешнее положение вещей хуже того, что было раньше. Тогда были свои минусы, сейчас - свои. Просто да, действительно стало по-другому. И одна из нынешних проблем - отсутствие взаимопонимания супругов при наличии острой потребности в таком взаимопонимании. То есть, этот механизм упрочения брака пока очень слабоват. А те механизмы - экономические, социальные, идеологические, религиозные, что были в прошлом - распались. Даже в сравнении с нашим временем. Все-таки, тридцать лет назад говорили "залетела", "родила без мужа", а сейчас говорят "родила для себя". Вроде одно и то же, а изменение отношения общества уже в одной этой фразе чувствуется. И "пожить вместе на пробу" только недавно стало восприниматься как норма. Во всяком случае, в нашей стране. Да и старшее поколение до сих пор фыркает на эти вещи. Да и вообще... ну подумайте, если бы все было так чудесно, с чего весь цивилизованный мир бьет тревогу по поводу снижения рождаемости? С чего политика стольких государств (не будем говорить, насколько успешно, и где она работает, а где - нет) направлена на укрепление семьи? Если бы семьи в большинстве своем были достаточно прочны, с чего их укреплять-то?


Оставить свой комментарий


или войти если вы уже регистрировались.