Наши рассылки



Люди обсуждают:




Сейчас на сайте:

DamaZa50 irina7850

Зарегистрированных: 2
Гостей: 39


Тест

Тест Ответственная ли ты?
Ответственная ли ты?
пройти тест


Популярные тэги:



Наши рассылки:

Женские секреты: знаешь - поделись на myJulia.ru (ежедневная)

Удивительный мир Женщин на myJulia.ru (еженедельная)



Подписаться письмом





За гранью понимания

За гранью понимания

Интуиция влюблённых

Время еле волочилось от часа к часу, никак не приближаясь к назначенному – в пять нужно быть у потенциальной свекрови. Свекрови? Нет, так далеко Елена не планировала. Просто пообещала принести листьев для засолки – дома был маленький садик, а Мария Яковлевна жила в двухэтажке.

Чем же заняться? До учёбы ещё целая неделя! Одолевает непонятное состояние – хочется чего-то неконкретного, причём, это хотение изматывает душу, но ни на что конкретное руки не поднимаются. Как в сказке: - «…ворон посчитать, да и то надоело…»! Бесцельно подошла к столу. Села. Достала чистые листки из стопки заготовленных. Взяла карандаш, стала точить. Вот так же она долго сидела над пустым листом, когда собиралась написать Валерке первое письмо.

У Елены уже один раз почти был роман. Студент, на курс старше, Бектурганов, объяснился в любви через пару недель ускоренных занятий. Почти треть физиков младших курсов помешана на науке. Вот, на одном из заседаний НСО (Научного Студенческого Общества) пятикурсник Нургали Койшибаев, пригласил желающих изучить матаппарат физики быстрее и эффективнее, чем преподаётся по программе. Нашлись всего три студента, вернее, один студент второго курса и две студентки первого. После занятий, на которых они почти всегда засиживались дотемна, Булат провожал Ленку до автобуса, иногда – до дома.
Бек – старший брат шести сестёр, умел чувствовать и исполнять желания других. Идут с Ленкой мимо пирожковой, пахнет «собачьей радостью» (пирожки с ливером – универсальный деликатес студентов), а денег с собой нет, не ставить же Бека в неловкое положение, вдруг у него тоже нет.
– «Я знаю, ты хочешь «собачью радость», - и покупает ей 2 с ливером, себе – 2 пончика.

Рядом с ним всегда возникало состояние защищённости, которое позволяло бездумно расслабиться. Всё в нём так, как хотелось, даже неказистая внешность не имела значения, но национальность…. Может, со временем, и эта преграда исчезла бы, пока же, одно представление себе ребёнка полукровка возносило стену сомнений.
У Булата друг, с которым они учились в школе, потом вместе поступали, был отправлен в армию. Однажды Бек, это было его вторым именем, от фамилии, попросил разрешения рассказать другу про них. Друг ответил поздравлением обоих. Стали переписывать втроём – началось с нескольких слов, добавленных Еленой в конце, потом в армию стали уходить послания, написанные вдвоём.

Однажды Ленка с Беком поссорилась и написала письмо Валерке с просьбой промыть другу мозги. Валерка ответил ей…. Завязалась автономная переписка. В письмах почти объяснились в любви…. Потом Валерка приехал в отпуск. Правда, по письмам и фотографиям, он представлялся немного другим, до армии они не виделись в универе, первый курс сразу отправили на хлопок, но первое впечатление быстро забылось, зато воспоминания о первом поцелуе обжигали до сих пор.
Валерка, Лерыч… Карандаш начал писать.

«Господи! Если ты есть, сделай так, чтобы Валерка появился?! Сейчас, сегодня, в ближайшее время! Ты же должен видеть, как он мне нужен! Господи, если ты всемогущ…. А, ты – всемогущ? В чём твоё всемогущество? В демагогии, в фокусах? Вот, мне, конкретному человеку, погибающему от одиночества, можешь явить своё всемогущество? Сделай так, чтобы мой Лерыч приехал!
Не можешь…. Всё про тебя – сказки! И твоя дева Мария зачала непорочно, потому что свидетелей не было. Ты, который «…из боку вышед…», ошибка первого «кесарева сечения», может, и имел необычные способности, но если бы не предприимчивость Павла, остался бы безвестным, как сотни подобных…. Ты спекулируешь случайными совпадениями и приписываешь их своему могуществу! Сделай так, чтобы Валерка приехал, и я в тебя поверю! Не сделаешь, потому что – нет тебя…!»

Мелким почерком был исписан тетрадный листок в клетку (в каждую строчку), вверху проставлен номер «Листка». Писать дневник в форме Листков и своевременно их уничтожать вошло в привычку с тех пор, как произошёл скандал с матерью. В дневнике, который та прочитала, был описан случай из малолетства, глубоко запавший в память.
Мама уезжала на выходные в колхоз, семилетняя дочь, дометая пол, потянулась для поцелуя на прощанье. Мать опаздывала, уклонившись от поцелуя, шутливо шлёпнула и умчалась. Свидетелем безудержных рыданий была только бабушка. Прочитав обиду в дневнике четырнадцатилетней дочери, мать устроила разборки, которые разверзли между ними пропасть….
Почему сегодня лезет в голову всякая чушь?

Наконец, было убито оставшееся до визита время на сборы и бесцельное шатанье по городу, но и сам визит подходил к концу.
- «Вот, сейчас бы я выглянула в окно, а там – Валера идет…», - произнесла Елена, подходя к окну в кухне, из которого был хорошо виден вход в подъезд…
- «Осталось недолго, месяца два и он вернётся» - ответила Мария Яковлевна.
Прозвучали ещё несколько незначительных фраз, уходить всё не хотелось…. В дверь постучали, Мария Яковлевна открыла:
- «Валера?! Как? Ч то случилось?» - она сразу забрала у сына сумку, - «рассказывай!»
- «Всё нормально, мам, я – насовсем», - ответил солдат и, повернувшись к подруге, добавил, - «вот, не ожидал тебя сразу увидеть! Ну, привет!»
- «Чай ставить, или ты сначала сходишь в баню? Пойди, сынок, пока ты ходишь, я пожарю картошку. Почему ты не сообщил?» - Мария Яковлевна тоже была растеряна.
- «Чай не ставь», - отказался сын, - «я, действительно схожу сначала в баню. Сообщать не было времени – вышел новый закон отпускать студентов к началу занятий, нас двоих оформили за один день и сразу – в поезд»
- «Пожалуйста, съездим сейчас ко мне? Я должна тебе кое-что показать!» - взмолилась Ленка, как только вышли из подъезда.
- «До завтра не дотерпит? Поздно уже, матушка будет волноваться….» - засомневался Валерка.
- «Не дотерпит, ты даже заходить не будешь, я тебе вынесу, и ты быстренько пойдешь в баню, поехали, ты увидишь, что я не зря настаивала!»
Совпадение произвело впечатление.
- «Наверное, я так сильно думал о тебе, пока ехал в поезде», - произнёс Валерка, прочитав листок, - «что ты почувствовала!»
- «Значит, оно есть, это запредельное чувство? Понимаешь, мы, физики, атеисты с пелёнок, не можем рационально объяснить, что это было! Ладно, до завтра. Выспишься, позвони! Иди в баню!» - они распрощались, но к осмыслению происшествия возвращались всю жизнь.
Позже, когда дочери был почти год, этот листок нашла свекровь. Валерий не расставался с «писюлькой» и Мария Яковлевна наткнулась на неё в нагрудном кармане единственного пиджака сына, который собиралась почистить. Слова, адресованные Деве Марии, она приняла на свой счёт и стала разъяснять невестке, почему Валера родился до свадьбы….

Наговор

Елена начала увлекаться психологией. «Листки» теперь писала с пометкой НПС (непонятые случайности). Одним из самых первых значительных происшествий был записан рассказ соседки.

Молодая женщина, от природы наделённая всяческими достоинствами и способностями, не имела постоянного спутника жизни. От распавшегося брака остался сын, ради которого она жила, ну, не считая, конечно, собственных удовольствий. Мужчины её баловали, в работе она не нуждалась, т.к. уже в то время, 80-е годы, «фарцевала», занималась куплей-продажей, хорошо шила.

Наконец, нашёлся человек, сумевший не только зарегистрировать с нею брак, но и влюбить её в себя до умопомрачения. Она с сыном переехала к нему в однокомнатную квартиру и истратила на него все свои сбережения и драгоценности. Дело в том, что её Саша был «говорящим» журналистом и пытался открыть свою программу на радио. Успех его воодушевил, и он решил «рвануть» в Москву (опять же, на средства жены).
Татьяна переживала разлуку с мужем так сильно, что удивлялась сама себе. Несмотря на то, что Саша отзванивался каждый день, она вечерами испытывала такую тоску, что готова была выброситься с балкона, и только спящий сын удерживал её от суицида.
Однажды муж прилетел всего на несколько часов, был занят делами и, не успев выполнить супружеского долга, удалился. Уходя, он разломил пополам блок сигарет и большую плитку шоколада, и оставил ей половины с какими-то словами на тему, что они с ней такие же половинки целого….


Проводив мужа и уложив сына спать, Татьяна сидела в кухне в кресле и курила. Тоска и физическая потребность одолевали с такой силой, что она несколько раз выходила на балкон с намерением броситься вниз, с четвёртого этажа, чтобы избавиться от навязчивых желаний. Усилием воли возвращалась и снова хваталась за сигарету. Она распечатала уже вторую пачку, но не могла накуриться…. Она закрыла глаза и послала в пространство безмолвный крик погибающей души:
- «Господи! Хоть бы краешком глаза увидеть его!!»

Всё тело вдруг налилось тяжестью и вдавилось в кресло. Потом тяжесть исчезла, а она парила на уровне люстры и видела себя, сидящей в кресле. Мелькнула мысль: - «Господи, если я умираю, позаботься о ребёнке!» Но она не умерла, а… полетела. Да, да, полетела!
Убедившись, что состояние полёта не исчезает, взяла веник, зачем-то, открыла форточку и вылетела. Внизу проплывали огни, ей было понятно, что это – Москва, потом – крыши домов, потом она оказалась в комнате. Комната была просторная, видимо, гостиная, или столовая, потому что слева стоял старинный буфет с посудой, тоже старинной – какой-то сервиз на огромное количество персон, с предметами непонятного назначения. Из комнаты вели три двери. В одну из дверей выходила седая женщина, обернулась, внимательно посмотрела на Татьяну, никак не отреагировала и удалилась из комнаты.

Татьяна вошла в другую дверь и оказалась в спальне. На огромной кровати спал её Саша с женщиной. Она подошла и в ярости сдёрнула с них одеяло. Саша сел и оторопело уставился в пространство, женщина спряталась за его спину, лица видно не было, только – чёрные волосы и руки, обхватившие торс мужчины. Руки были не молодые и не красивые, волосы прямые и не ухоженные. Татьяна скинула с себя халат одним движением:
- «Посмотри! Меня ты променял на это печёное яблоко?!» Она подхватила халат и бросилась вон из комнаты. Почти теряя сознание от ярости, обиды, безысходности, подскочила к буфету и, не открывая его (это она хорошо запомнила!), стала смахивать с полок сервиз. Насладившись грохотом падающей посуды, вылетела через закрытую форточку.

Очнулась Татьяна дома, в том же кресле, с халатом в руках. Все мышцы ныли, как будто она пробежала кросс первый раз после болезни. В кухне ещё стоял дым, значит, она отключилась ненадолго. Но, что это было? Почему халат у неё в руках, если это был сон? Часы показывали четвёртый час. Мысли снова и снова возвращались к событиям ночи, пока не навалился плотный сон. Во сне звонил телефон, а трубку брать не хотелось. Телефон звонил и звонил, пока не стало понятно, что это – не сон. В трубке был Саша. Время было шесть часов.

- «У тебя всё нормально? Я звоню уже десять минут! Я начал беспокоиться!» - в голосе Саши была почти паника.
- «Всё нормально…. А, сколько времени? Ничего себе, шесть часов! Ещё удивляешься, что не сразу ответила. Что случилось, что ты в такую рань звонишь? У вас три часа ночи, что случилось?» - Татьяна поймала себя на том, что старается делать вид, что крепко спала всю ночь.
- «Успокойся, мышонок, ничего особенного, просто мне не спится, и захотелось услышать твой голос. Прости, что разбудил! Иди, досыпай, целую».
«Ладно, пойду, не могу проснуться, вчера поздно смотрела кино, целую» - показалось, или он тоже делает вид, что ничего не случилось? Неужели, действительно – случилось?
Сон слетел, как не бывало. Голос Саши не произвёл обычного впечатления! Это – только сегодня, или наступает выздоровление? Раньше она не отпускала его от телефона, пока он не начинал раздражаться. Снова увидела, как наяву, некрасивые руки, обнимающие Сашу, её Сашу! Надо что-то делать! Вспомнила, что сестра давала ей телефон какой-то Марины, гадалки. Татьяна нашла телефон, еле дождалась, пока время перевалит хотя бы за восемь, и позвонила. Ответил приятный молодой голос и предложил приехать немедленно, как только рассказ о ночном полёте был окончен. Татьяна написала сыну записку и поехала.

Марина оказалась младше её. Татьяне пришлось рассказывать все подробности жизни с Сашей, начиная со знакомства. Потом – мельчайшие подробности вчерашнего дня и ночи. Когда она упомянула о шоколадке и блоке сигарет, разделённых пополам, Марина попросила свозить её на квартиру.
Снова быстро поймав такси, Татьяна привезла гадалку домой. Игорёшка ещё спал.
Марина первым делом внимательно осмотрела всю квартиру. Из квадратной сумки-сундучка, мода на которые давно отошла, гадалка достала толстую восковую церковную свечу, вставила в подсвечник с широкой тарелкой, зажгла её и стала обходить углы, что-то тихонько нашёптывая. Свечка трещала.

Когда она обошла все углы кухни и зала, и показала свечку, Татьяна поразилась, какими чёрными были оплывы воска. Потом Марина обнаружила рассыпанные иголки и булавки на дне кухонного мягкого уголка и дивана в зале.
- «Эти иголки вы рассыпали?» - спросила она.
- «Нет. Я, вообще-то шью, иголки порой попадают в самых неожиданных местах, но чтобы россыпью, да ещё – в мебели….» - Татьяна испытала почти шок.
- «Ребёнок когда проснётся? Нужно осмотреть ещё спальню» - Марина тоже выглядела озабоченно.
- «Да, я его сейчас подниму», - Татьяна почти побежала в спальню, но сын уже и сам проснулся и лежал, прислушиваясь к голосам, - «сыночка, доброе утро! Оденься, мой хороший, нам нужно посмотреть кровать». Мальчик с готовностью соскочил, взял одежду и пошёл в ванную.

Марина тщательно осмотрела подушки, раздела их до наперника и показала ошарашенной хозяйке большие неровные стежки чёрными нитками на всех подушках.
- «Что это означает?» - у Татьяны было ощущение, что всё это происходит не с ней.
- «Когда вы в последний раз осматривали подушки» - гадалка повыдёргивала все нитки, произнося какие-то заклинания.
- «Осенью, месяцев пять назад» - Татьяна почувствовала головокружение.
- «Раньше у вас были случаи, чтобы хотелось выброситься с балкона?»
- «Нет, никогда, я очень здравомыслящий человек», - ответила хозяйка и добавила, - «была…. Вы хотите сказать, что эти нитки и иголки имеют отношение к моим кошмарам?»
- «Без сомнения. Думаю, вы и сами это понимаете. Есть человек из вашего окружения, которого можно заподозрить?» Марина снова зажгла свечу.
- « Нет. Кроме мужа и свекрови сюда никто не приходит. Можно, я пока организую сыну завтрак?» - Татьяна увидела сына, стоящего в дверях.

Усадив мальчика завтракать, Татьяна вернулась к Марине. Гадалка ожидала уже в зале. Она попросила тарелку, достала из сумки бутылочку с водой и налила в тарелку. Потом она достала из той же сумки яйцо, покатала по всему телу Татьяны и разбила его в тарелку. Яйцо вылилось почти однородной массой, ни запаха, ни зародыша не было, но с водой оно не смешалось.
- «Вам была сделана установка на смерть», - медленно, испытующе глядя на хозяйку, проговорила гадалка.
- «Что теперь делать? Вы можете мне помочь?» - с испугом и надеждой, как врача, спросила Татьяна.
- «Могу, но не за один раз»
- «Что нужно от меня и сколько это будет стоить?» - Татьяна достала кошелёк из кармана.
Марина остановила её:
- «Сегодня ничего не нужно, вы попали в беду, а на этом не зарабатывают», - гадалка говорила просто, без лишних эмоций и наигрышей, - «а, в дальнейшем вам понадобится четыре сеанса, может больше. Вы будете приходить ко мне в среду и в пятницу рано утром, не позже семи часов. Вам понадобится на каждый сеанс церковная, освещённая толстая свеча, два домашних куриных яйца и уголёк от берёзовых дров, причём сжечь их вы должны сами.

Оплату я приму, когда вы поймёте, что лечение удалось, из расчёта семь долларов за сеанс. Если вам захочется заплатить больше, я обижаться не буду, но только в том случае, если у вас не будет сомнений, что я вам действительно помогла. Если моё лечение не поможет, платить не нужно. Послезавтра я вас буду ждать. Хорошо, если вы сможете заменить все продукты, которые имеются в доме, хотя бы те, что были при посещении дома ненадёжными людьми» - во время монолога гадалка семь раз обернула голову пациентки ниткой от своей катушки и сложила эту нитку в бумажный пакетик.
После ухода гадалки Татьяна отпустила сына гулять и уснула мертвецким сном.
Семь раз приходила Татьяна к Марине. Заплатила ей сто долларов вместо пятидесяти, потому что почувствовала себя другим человеком. Она не только избавилась от суицидных позывов, но и от любви к Саше. Теперь она сама удивлялась, что такое в нём раньше привораживало? Что может восхищать в этом человеке, вместилище стольких недостатков?!

С Мариной они стали подругами. Оказалось, что разница в годах составляет всего пять лет, хотя при первой встрече показалось гораздо больше, это при том, что сама Татьяна выглядит моложе своего возраста.
Марину воспитывала прабабушка. Бабушка передала ей все знания, но запоминала девушка только, чтоб не обидеть бабушку. В двадцать лет она вдруг обнаружила, что видит и понимает то, что не видят другие. Стала помогать знакомым, закончила медицинский институт. Терапевтическую практику пришлось оставить, потому что бабушкины средства применять оказалось нельзя, она перешла в регистратуру и занялась нелегальной практикой. Теперь стало проще – купила патент.
С Сашей Татьяна развелась и квартира осталась за ней – ирония судьбы: чтобы зацепиться в Москве, ему пришлось выписаться, выяснилось это при разводе. Бывшая свекровь через два года умерла от мозговой опухоли.

У этой истории было продолжение. Однажды Елена, к слову, пересказала про полёт Татьяны, особенно, про битьё посуды, своей подруге, племянница которой жила в Москве. Подруга упомянула услышанную историю в письме племяннице. Племянница запросила адрес – её настолько заинтересовало видение Татьяны, что она захотела выяснить. У Татьяны был только адрес, на который она отправляла последнюю корреспонденцию Саше. Этот адрес и переслали племяннице. Отрывок из письма племянницы привожу полностью:
- «…Ты помнишь, тётушка, ты присылала адрес? Я ведь сходила! Представь, попала сразу «в десятку»! Я назвалась страховым агентом, напросилась на чай, ты знаешь, я умею обаять. За чаем завела разговор на тему полтергейста. Вспомнила историю из журнала. Представь себе, хозяйка (бабуля лет шестидесяти) рассказала, что два года назад, в первом часу ночи их разбудил грохот. Все повскакали и обнаружили старинный сервиз на полу, разбитый вдребезги. Вот, так…!»

Сглаз

Любовь. Ненависть. Крысы в классическом эксперименте Олдза погибали от возможности раздражать центр удовольствия в мозгу по желанию, при помощи вживлённого контакта.
Человеку не нужен вживлённый контакт, у него есть эмоции. Выплёскивая свои эмоции на окружающих, он рассчитывает на ответные эмоции, которые и раздражают его центры удовольствия или неудовольствия. Вроде бы, всё объяснимо. Более высоко организованная энергетика человека позволяет его тонкой субстанции перемещаться в пространстве чувств и эмоций независимо от грубой материи тела. Пространство любви и ненависти организовано не так, как физическое, там другие расстояния, другое время, другие скорости….

Мама Елены пела в хоре кафедрального собора и принесла домой рассказ о жуткой истории, случившейся с дочерью одной из хористок.
У девочки были толстые две косы, которым завидовали все. К выпускному вечеру одноклассницы сагитировали её отрезать косы и сделать модную причёску. Родители категорически запретили, но она всё же пошла в парикмахерскую.

В парикмахерской её тоже стали все отговаривать и работники и клиенты. Дошло до того, что работники отказались стричь её косы, тогда она, со слезами, схватила ножницы и сама отрезала обе косы трясущимися руками.
Причёску ей сделали, как она хотела, залакировали, и она довольная отправилась на вечер. Вечер прошёл без осложнений. Домой вернулась под утро, как положено после выпускного, сразу легла спать.
Утром проснулась, когда все уже ушли на работу. Она стала расчёсывать волосы, а они отделялись от кожи. Она, перепугавшись, пошла их мыть и… все волосы остались в тазу, все, до единого!
Бедная девочка, видимо, не соображая, что делает, повесилась в саду на дереве. Хорошо, соседка увидела. Девушку спасли. Но волосы расти не собирались. Когда состояние девушки немного стабилизировалось, родители стали водить её по врачам. Перепробовали всё, что прописывали врачи и советовали друзья и знакомые. Больше года голова оставалась лысой, как коленка, пока кто-то не дал адрес старого шамана в Джамбуле.
Мать повезла дочь к шаману. В гараже, или в сарае их принял старик жуткого вида, с длинной бородой и массивным посохом. У дальней стены была сооружена жаровня на высокой подставке.
Шаман велел раздеть девушку догола, поставил в двух шагах от жаровни, лицом к огню, и начал шаманский танец. Он обходил, вернее, обскакивал, девушку и жаровню кругами, то бормоча, то завывая, периодически ударяя посохом по жаровне, от чего разлетались искры….

Зрелище не для слабонервных, как говорят. Однако, утром, проснувшись в гостинице, мать и дочь обнаружили, что на голове появился пушок. Ещё дважды ходили они к шаману, и уехали домой с пробивающимся ежиком волос, но абсолютно белого цвета.
Что было дальше не известно, т.к. эта женщина с дочерью уехали в другой город.

Коллективные эмоции

История с коллективными эмоциями произошла много лет спустя.
Это случилось в кооперативе «Елена», который работал уже четвёртый год. «Елена» не могла похвастать большими прибылями – швейное производство не развивается так быстро, как хотелось бы, но творческий настрой и особая атмосфера доброжелательства в коллективе имели место быть.

Одна из сотрудниц кооператива попросила разрешения привести в коллектив новенькую. Женщина работала в проектном институте, который доживал последние дни. Она специально взяла отпуск, чтобы попробовать себя на другом поприще.
Когда она пришла в кооператив, Елена Васильевна определила ей машинку и участок работы и поручила начальнику цеха, Леночке Макариной, присмотреть за новенькой. Самой ей редко удавалось проводить весь день в цеху – проблемы организации заставляли иногда по десять часов проводить «на колёсах», между банком, исполкомом, налоговой, магазинами и другими точками применения председательской инициативы. В этот раз она не вернулась в цех даже к концу работы, а на следующий день новенькая не пришла, но позвонила, что сильный скачок давления уложил её в постель.

Через несколько дней она попросила разрешения снова прийти в цех. Татьяна Константиновна, работница, порекомендовавшая новенькую, по секрету сообщила «шефине», что новенькая разболелась из-за того, что в цехе очень тяжёлая энергетика. Елена Васильевна открыла рот и не нашла, что сказать по поводу такого заявления – в их коллективе, жившем одной дружной семьёй, плохая энергетика? У Танюши Терёхиной, председателя профсоюза, были ключи от сейфа – когда благодарные клиенты привозили свою продукцию, например, Вася-колбасник баловал их лучшими изделиями своего колбасного цеха, Танюша брала деньги из кассы. Вместо взятых денег она оставляла расписки девочек, потом, при выдаче зарплаты эти расписки учитывались. Они могли всем коллективом, «по короткому замыканию», закрыть цех и уехать в горы отдохнуть…. Это называется, жили «душа в душу», и вдруг – «плохая энергетика»!

В тот день, когда новенькая опять пришла работать, Елена Васильевна отменила все поездки и встречи и находилась в цехе. Она решила сама убедиться, действительно ли девушки хорошо отнеслись к новенькой – мало ли чего, может, она не понравилась из-за возраста, может, другие причины повлияли на отношение коллектива. В цехе была обычная рабочая обстановка. Серёга шофёр доставал Танюшку Терёхину беззлобными шуточками, Серёга электрик прибегал раза три без видимой надобности, лишний раз перекинуться взглядами с Леночкой Макариной. За обедом, как и во время работы, все были доброжелательны. Ничего, что могло быть расценено, как предвзятость, или натянутость отношений, Елена Васильевна не заметила. На другой день женщина не вышла – у неё опять подскочило давление, и она снова сказала Татьяне Константиновне, что ей было очень тяжело работать, что она больше не придёт, что там даже стены давят….
Обсуждали ситуацию всем кооперативом и пришли к выводу, что энергетика несостоявшейся новенькой оказалась несовместима с энергетикой коллектива.


Послание с того света

Младшая дочь Елены Васильевны, Маргарита, училась в 6 классе, когда случилась её первая любовь.
Однажды, во время летних каникул, она зашла домой совершенно потерянная:
- «Мама, Димка утонул» - она даже не плакала, не было слёз, настолько невероятной казалась эта смерть. Мальчик был из тех, которыми гордятся и родители и учителя, уважают ровесники и подражают младшие.

Три или четыре семьи поехали купаться на «дикий» пляж Капчагая, искусственного моря возле Алматы. Пока взрослые разгружали машины, дети помчались в воду. Димка прекрасно плавал.
Девочки отплыли в сторону и вдруг попали в воронку и стали тонуть. Дима успел вытолкнуть с опасного места сестру и её подругу. Взрослые кинулись на помощь, но оттаскивая других, обратили внимание на Диму поздно. Когда его вытащили на берег и приехала скорая, врачи уже ничего не смогли сделать.

Димина смерть сблизила Елену с его матерью, Татьяной. Маргарита часто ходила к ним, ходила на кладбище, называла Диминых родителей Мама-Таня и Папа Володя. Татьяна частенько забегала к нам.
Однажды она пришла с бутылкой водки. Елена быстро собрала на стол. Выпили, не чокаясь.
- «Лен, ты веришь в загробную жизнь», - не закусывая после первой, задала вопрос Татьяна, глядя на неё в упор.
- «Верю», - не колеблясь, ответила хозяйка, хотя при других обстоятельствах, ответила бы по-другому.
- «Мне Дима приснился. Он сказал, что всё у него хорошо, только сыро», - она подняла глаза наверх, силясь удержать слёзы, - «это потому, что я всё время плачу…. Я стараюсь изо всех сил, но плохо получается», - и закусила трясущиеся губы.

- «Танечка, Дима у тебя такой хороший, что понадобился Там. Отпусти его! Помни, люби, но перестань оплакивать! У тебя Лена ещё, Володя, у Лены самый трудный возраст, 13 лет, не заставляй её ревновать к мёртвому брату!» - Елена сама не очень соображала, что говорит.
- «Володя мне то же самое говорит», - вдруг улыбнулась Татьяна, - «Он вчера накричал на меня, что я каждые выходные на кладбище хожу, да ещё Ленку с собой таскаю. Так, ведь я не заставляю, она сама со мной идёт…»
- «Ей хочется быть с тобой, представь себя на её месте! У тебя она одна осталась, а ты сейчас упустишь момент, она пойдёт искать сочувствия и тепла в другом месте, а сочувствующие быстро найдутся! Ты же знаешь мою историю с Натальей».
- «Знаю. Где она сейчас?»
- «В Москве, на курсах по шейпингу. Слава Богу, всё позади».
- «Да, слава Богу! Мне Рита рассказывала. Как ты выжила эти 2 года?»
- «Да, как - выжила. Ты один раз похоронила и слёзы не высыхают, а я, можно сказать, каждый день её хоронила… Ничего же не знала. Давай сменим тему, не люблю я это время вспоминать». Елена Васильевна налила ещё по стопочке, выпили. Молча поели. Каждая о своём.
- «Я ведь шла ещё тебе одну историю рассказать», - подала голос Татьяна, - «хочу, чтоб ты сказала, что про это всё думаешь».
- «Давай, рассказывай».

- « На кладбище я познакомилась с женщиной. Тоже сына похоронила. Только её сын до 30 лет дожил… Её могилка недалеко от нашей. Я, когда к Диме иду, захожу к её Серёже, цветы поставлю, хлеб, воду. И она так же, идёт к себе, ко мне заходит.
Вижу я как-то сон. Подхожу, вроде, к её могилке, и вижу, кто-то сидит рядом с памятником, мужчина. Подхожу ближе, а он отодвинулся, чтобы я сравнила его с фотографией, и говорит:
- «Вы маму скоро увидите?»
- «Не знаю, может, в воскресенье», - мы тогда ещё не догадались с ней телефонами обменяться.
- «Ну, ладно, как увидите, передайте ей, чтоб она манты принесла?»
- «Конечно, передам, не беспокойтесь!», - а получилось, что мы долго не виделись. Я сидела у своей могилки, когда она пришла. Присела напротив. Помянули наших сыночков и она свой сон рассказала:
- «Вижу»,- говорит, - «дома дверь входная открывается и входит Серёжа. Я обрадовалась, проходи, говорю, а он прислонился к косяку и спрашивает: - «Тебе ничего не передавали?»
- «Нет, не передавали, а что должны передать? Ты бы прошёл, сынок?»
- «Значит, не передавали. Ну, может, ещё передадут…», - вздохнул, и ушёл.
Я проснулась, не могу понять, что я, где я. Так до утра и не уснула. А утром собралась и – сюда».
- «Это я должна была тебе передать, но мы не виделись», - и рассказала ей свой сон.
Вот, скажи мне теперь, что это было, как это объяснить?»

Елена долго не могла сообразить, что же ответить, отвечать то надо честно.
- «Я думаю, это энергетика мыслей. Вы с ней где-то сплелись мыслями и считывали друг у друга. Это – рациональное объяснение. А иррациональное ты и сама придумаешь»
- «Значит, ты веришь, что мысли могут жить не только в нашей голове?»
- «Ну, да, это научно доказано».
Тут вернулись Рита с Леной, они уходили в парк побродить и Марчуковы пошли домой.
Это была последняя встреча перед отъездом в Россию.



елевася   21 октября 2014   476 0 0  


Рейтинг: 0




Тэги: елевася, рабабелж, сглаз, наговор, интуиция, послание с того света

Рубрика: рассказы из серии рабабелж




Последние читатели:


Невидимка



Комментарии:

Пока нет комментариев.


Оставить свой комментарий


или войти если вы уже регистрировались.