Регистрация!
Регистрация на myJulia.ru даст вам множество преимуществ.


Рубрики статей:









Наши рассылки



Люди обсуждают:




Сейчас на сайте:

r fyyf Наташка35 Олег Пасечников

Зарегистрированных: 3
Гостей: 91


Тест

Тест Сумеешь ли ты сохранить свое здоровье?
Сумеешь ли ты сохранить свое здоровье?
пройти тест


Популярные тэги:



Наши рассылки:

Женские секреты: знаешь - поделись на myJulia.ru (ежедневная)

Удивительный мир Женщин на myJulia.ru (еженедельная)



Подписаться письмом





Инспектор

Инспектор ЭЛЬЗА ЖЕЛЕЗНЯК
Инна, выходя из кабинета начальника режимной части Кравца с недовольной гримасой на лице, сердито закрыла за собою дверь. Хлопок в пустом коридоре прозвучал несколько громче, чем хотелось бы молодой женщине. В руке Инны было дело осуждённого Пенчика, которое стало с самого утра камнем преткновения или проще сказать яблоком раздора. Идти в столь ранний час к начальнику колонии не имело смысла, его в кабинете не было, а поэтому она шла, размеренно стуча каблуками к себе в спецчасть, и думала над ответом, который от неё ждала в комнате начальников отрядов мать этого нарушителя дисциплины Пенчика. Ответ один - нужно ждать начальника колонии.
 

Формально Кравец был прав, осуждённого лишили длительного свидания с матерью из-за нарушения режима содержания, но это только формально, а если посмотреть на сложившуюся ситуацию под другим углом, то получается, что наказание получила мать: в чём виновна старая женщина, которой никто не сообщил об отмене свидания?
 
Из двери ведущей к КПП показался начальник колонии, на ловца и зверь бежит, обрадовалась Инна:
 
- Доброе утро, Инна, ты чего такая хмурая? – Улыбнулся начальник колонии полковник Горбуль Владимир Максимович.
- Доброе утро. Я не хмурая, а расстроенная. – Негромко ответила она.
- Что случилось?
- Только не здесь, - Инна кивком головы указала на комнату начальников отрядов. – Там вас ждёт мать Пенчука. Ей отменили свидание с сыном, но вам лучше самому разобраться.
 

Инна, открыла ключом кабинет, пропустила начальника и закрыла за собой дверь, так гласит приказ с двумя нолями, который следовало исполнять до самой маленькой запятой. Начальник умостил своё грузное тело за соседний стол и стал листать личное дело «камня преткновения», а Инна в это время подошла к небольшому зарешеченному окошку, через которое выдавались начальникам отрядов личные дела осуждённых и обратилась к поджидавшей там посетительнице. Женщина с трудом поднялась со стула и подошла к окошку, поворачиваясь правой стороной, чтобы лучше слышать:
 
- Вашим вопросом занимается начальник колонии, идите к своим вещам и ждите. Решение вам скажут. – И увидев, как по щекам пожилой уставшей в дороге женщины побежали слёзы, слегка улыбнулась и повторила:- Идите.
 
- Ну, что там у тебя всё же с Кравцом произошло? - Поинтересовался вторично начальник
- Обвинил меня в недозволенных связях с матерью Пенчука.- Нехотя стала рассказывать Инна.- Я не хочу знать кто, по какой причине лишил его свидания. Начальник режимной службы завизировал рапорт о нарушении и наложил взыскание. Кто должен был дать телеграмму родственникам о лишении свидания? Этого не сделали, и мать двое суток тряслась в плацкарте.
В это время раздался настойчивый стук во внешнюю дверь кабинета.
- Вот и Кравец ваш примчался, про вовка промовка, - засмеялась Инна и пошла к двери, спросив кто там, открыла и впустила начальника режимной части.
- Чего ты фыркнула, ну подумаешь, не так сказал! – Но увидев сидящего в кабинете инспекторов начальника, осёкся.
- Заходи, заходи и доложи обстановку. – Кивком головы, указывая Кравцу на стул. – Садись. И что теперь будем делать? Инна права, когда сказала, что мы наказали не Пенчука, а его мать. Ты видел её руки, они похожи на Иннины, с таким же маникюром? Возьми лист бумаги, напиши рапорт о разрешении свидания, а я завизирую.
Инна подала бумагу и ручку, тот всегда клянчил, так как свою никогда при себе не имел, и съязвила:
- И обоснуйте своё обвинение в недозволенной связи.
Кравец заёрзал под внимательным перекрёстным огнём двух пар глаз:
- А чего ты с самого утра стала на меня давить?- Огрызнулся тот в ответ.- Ты у нас штабная мать Тереза. И как ты справляешься со своими обязанностями? Надо тебя к нам в часть переманить, может завалы бумажные поубавятся.
- Я не мать Тереза, мне до неё, как до центра вселенной, а вот с твоей лёгкой руки, да вот ещё по рекомендации Владимира Максимовича, осуждённые думают, что я самая могущественная дама в штабе, главней прокурора области.- Фыркнула Инна.
 
Офицеры весело рассмеялись, это было правдой.
 
Согласно приказа с двумя нолями один раз в неделю составом комиссии учреждения рассматривались дела осуждённых о направлении в суд на условное, условно-досрочное освобождение, о прекращении принудительного лечения от наркомании или алкоголизма, в общем, вопросов хватало. Зная заранее о дне заседания, осуждённые всеми правдами и неправдами старались узнать кто же будет секретарём, и если проскальзывало предположение, что Инна Николаевна - для них означало праздник. В поддержании этого мифа был «виновен» сам начальник колонии, в этом заключалась какая-то стратегия с тактикой. Чаще всего это было спонтанным его решением, но в основном, в отсутствии начальника спецчасти, секретарём комиссии могла быть старший инспектор или рядовой инспектор спецчасти. Старший инспектор, замещавшая начальника, давала Инне подготовленные материалы к рассмотрению комиссией, чтобы та занесла в журнал, и это являлось сигналом того, что на заседание идти ей. Готовясь к комиссии Инна могла требовать от того или иного начальника отряда недостающие данные по тому или иному осуждённому, а те народ ушлый расшифровывали каждое случайно оброненное слово.
 

Как-то на одном из заседаний комиссии рассматривалось дело осуждённого журналиста Окиняка, залетевшего повторно на четыре года за мошенничество. Осуждённый стоял и нервно сжимал в руке головной убор. Начальник отряда зачитал характеристику, ходатайство о направлении личного дела в суд для рассмотрения на условно – досрочное освобождение сроком на один год и четыре месяца.
 
Председатель комиссии Горбуль, повернул голову в сторону Инны и вдруг произнёс:
 
- Вам слово Инна Николаевна, какое будет ваше решение по данному вопросу? Как скажите, так и будет. Всё, Окиняк, твоя судьба в руках женщины, сам знаешь, очень строгой.
 
Инна, делавшая записи в журнале против фамилии стоящего перед столом комиссии осуждённого, на мгновение замерла. Подняла голову от журнала, едва скрыв удивление, посмотрела на начальника колонии, в глазах которого плясали бесики от сдерживаемой улыбки, перевела взгляд на Окиняка, тот стоял перед ней, превратившись в немой крик, зековский фурик немилосердно комкал в руках, не отводя глаз, и казалось, не моргал и даже не дышал, ожидая решение. Инна, не имевшая никакого веса в этой комиссии, и, конечно же, права голоса, не только решающего, но даже совещательного, вдруг выросла в глазах несведущего человека в огромную величину. И молодая женщина приняла условия игры, поддержав реноме начальника:
 
- Вот какую ответственность, гражданин Окиняк, возложил на меня председатель комиссии. Тщательно изучив Ваше дело, пришла к такой мысли: я дам добро на ваше освобождение, а где гарантии того, что вы не вернётесь через пару месяцев назад с новым сроком и плюс не отбытым наказанием?
 
Члены комиссии включились в игру, слушая ответ осуждённого - все уже знали заранее, что вопрос освобождения Окиняка решён положительно и материалы на него в суд уже заготовлены той же самой Инной.
- Гражданин секретарь, я вам обещаю, что подобной дурости больше не совершу.- Его глаза влажно блеснули, и если бы он только мог, то упал бы на колени перед этой красивой женщиной в довершении своей клятвы.
- Как ни странно, но я вам верю, не подведите меня, пожалуйста.– Строго посмотрела на осуждённого, который от услышанного вырвался вздох облегчения, а затем сердито сверкнула глазами в сторону начальника колонии.
 
Члены комиссии одобрительно заговорили, поздравляя растерявшегося Окиняка, и были довольны, что игра не поломалась. Именно этот случай послужил рождению мифа, что от присутствия Инны на заседании всегда к добру. Но на этом дело не закончилось. Однажды Инна рано утром ехала на работу. Автобус поломался, и молодая женщина, боясь опоздать, решила подъехать любым троллейбусом, а не ждать автобуса, который подъезжает к самому штабу. Расплатившись за проезд, она обернулась на прикосновение к её локтю, перед ней стоял хорошо одетый мужчина, в нём узнала Окиняка.
 
- Огромное спасибо вам, Инна Николаевна, что поверили. Сейчас я работаю в комбинатовской многотиражке, живу в общежитии. Встал в очередь на кооперативную квартиру и всё благодаря вам.
 
Инна смутилась, ей казалось, что их разговор слышат все пассажиры битком набитого троллейбуса.
- Ну что вы! Моей заслуги в вашем освобождении нет нисколько, -пыталась разъяснить ситуацию Инна. – Я только выполняла свои функциональные обязанности.
- Разрешите мне пожать вашу руку.- И когда проявил свойственную мужчинам настойчивость, поцеловал, слегка касаясь маленьких пальцев молодой женщины.
 
Инна попыталась высвободить свою руку, заспешила пробиться к двери, чтобы не проехать остановку, так как предстояло ещё минут пять быстрой ходьбы. Об утреннем инциденте она рассказала у себя в спецчасти.
 
- О чём задумалась, наша мать Тереза?- Услышала Инна голос начальника колонии, который подписывал рапорт, написанный Кравцом.
- Да вот об этом и задумалась, кто мне такую славу создал. – Улыбнулась Инна в ответ.
 
Два офицера, попрощавшись, ушли, а Инна поставила личное дело Пенчика на место, весело прошла к своему столу и села за него: новый трудовой день начался совсем неплохо.



iliza   31 декабря 2012   707 0 18  


Рейтинг: +7


Отправить ссылку другу

Тэги: жизнь

Рубрика: Моё творчество. Эльза Железняк




Последние читатели:


Невидимка

Невидимка

Невидимка



Комментарии:

Helena Bel # 1 января 2013 года   +2  
iliza пишет:
Ты у нас штабная мать Тереза.

Доброжелательность, справедливость и человечность всегда должны присутствовать в отношениях людей.
Спасибо за отличный рассказ, Эльза!
iliza # 3 января 2013 года   +2  
Говорят, что важно быть в этой жизни самим собой, потому что все другие роли уже заняты.)
Но мы порою забываем про это и пытаемся играть чужую роль, думаю, что зря. И Вы правы,
"Доброжелательность, справедливость и человечность всегда должны присутствовать в отношениях людей."
Я и Вам очень благодарна за тёплый комментарий!) С ННовым Годом!!!
Helena Bel # 3 января 2013 года   +2  
Спасибо, Эльзочка!
iliza # 5 января 2013 года   +2  
Дорогая и Вам спасибо огромное!))
TerrQua # 19 апреля в 21:57   +1  
Непривычный формат рассказа. Зарисовка. С натуры?
iliza # 19 апреля в 22:07   0  
Инспектор - это я.
Вот откуда у меня богатый опыт знания людей.
Я перечитала десятки тысяч приговоров, общение с гражданскими...
TerrQua # 19 апреля в 22:22   +1  
Ого. Моя история про хироманта оказался довольно близок, да?
Конечно, имея такой опыт, писать совершенно необходимо. Так думаю )) Знаете, в любых произведениях я очень люблю именно фактуру. Живую, настоящую. Именно ее наличие определяет для меня: нужно читать или нет.
Я, правда, немного не поняла, как оно все организационно устроено, работа инспектора, порядок взаимоотношений, и вообще, не слишком-то я понимаю уг-исп систему. С другой стороны, и сторонилась всегда этой информации. Полагаю, что эта область в наших книгах и фильмах изрядно мифологизирована, коли в голове создались определенные штампы.
iliza # 20 апреля в 5:11   +1  
Функциональные обязанности инспектора спецчасти очень специфичны. Сюда входят не только регистрация вновь прибывших осуждённых, но и осуществляется связь не только с гражданскими институтами: суд, милиция, ЗАГС, прокуратура, родственники, подготовка документов к освобождению. В те времена работа части регламентировалась с цифрой и двумя нолями, что означало "совершенно секретно".Это запросы нарядов на этапирование по всему СССР, а потом только по своей стране. Но это гораздо упростило. Был снят гриф секретности и приказ, который регламентировал нашу работу уже носил гриф "Для служебного пользования". Вот вкратце и всё.
TerrQua # 20 апреля в 7:17   +1  
А что называется спецчастью?
iliza # 20 апреля в 7:46   0  
Специальная часть в штабе, куда доступ ограничен кроме сотрудников всего двум людям: начальнику учреждения и и зам.начальника учреждения по режимной части. Нужно ходить в закрытую зону а приём к осужденным, как я выше писала, спецчасть осуществляет связь осужденного не только с инстанциями всякого рода, но и уведобляет родственников о прибытие осуждённого. Ведь если взять по режимам, то особо - опасный рецидивист имел право посылать в месяц только одно письмо, а осуждённый строгого режима - два% усиленного - 3, общего - хоть каждый день. Имели право писать обращения в суды, прокуратуру - хоть каждый день, но туда просто так не напишешь привет - до свидания, а нужно изложить чётко что нужно и приложить соответствующие документы. В обязанности инспектора спецчасти входит ооооочень многое, о чём даже не подозревают на гражданке.
TerrQua # 20 апреля в 8:09   +1  
Спасибо. Вы взаимодействовали, как я понимаю, не с одной колонией, а с несколькими? Уточню вопрос. Табель раб времени составлялся в колонии или в аышестоящей?
iliza # 20 апреля в 8:54   +1  
Только в одной. Кто составлял функциональные обязанности? А всё тот же приказ с двумя нолями в Москве или Киеве, не могу сказать. Работать десятки лет, если за год проходило более 10 000 осужденных, даже те, которые с возвратом с одним и тем же сроком. Их перемещают по разным причинам.
TerrQua # 20 апреля в 9:16   +1  
На Украине было дело?
iliza # 20 апреля в 9:30   +1  
Да. В моём городе.
TerrQua # 20 апреля в 10:19   +1  
Выгорание на такой работе происходит?
iliza # 20 апреля в 11:12   +1  
Нет, потому что день на день не приходится. Сегодня до обеда одно, после обеда другое. Жаль родственников, особенно матерей.
TerrQua # 20 апреля в 14:02   +1  
Спасибо )
iliza # 20 апреля в 15:28   +1  
Это вам спасибо.


Оставить свой комментарий


или войти если вы уже регистрировались.