Наши рассылки



Люди обсуждают:




Сейчас на сайте:

Гостей: 34


Тест

Тест Есть ли у тебя задатки шефини?
Есть ли у тебя задатки шефини?
пройти тест


Популярные тэги:



Наши рассылки:

Женские секреты: знаешь - поделись на myJulia.ru (ежедневная)

Удивительный мир Женщин на myJulia.ru (еженедельная)



Подписаться письмом





ПОЛКОВОДЕЦ КОСМИЧЕСКИХ ДЕРЗАНИЙ

Наступил 2011 год – год 50-летия первого полёта человека в космос. Полёта нашего, русского парня – Юрия Гагарина. И провожал его в звёздный путь создатель космического корабля-спутника «Восток», человек, фамилия которого стране не была известна, которого в газетах, теле- и радиопередачах называли Главным конструктором и никак иначе.

«…14 января 1966 года в Москве на 60-м году жизни скоропостижно скончался крупнейший советский ученый, член президиума Академии наук СССР, коммунист, дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, академик Сергей Павлович Королев.
В лице С.П.Королева наша страна и мировая наука потеряли выдающегося ученого в области ракетно-космической техники, конструктора первых искусственных спутников Земли и космических кораблей, открывших эру освоения человечеством космического пространства... Память об академике Сергее Павловиче Королеве, беззаветно служившем своей Родине, навсегда сохранится в нашем народе».

Это строки из некролога, подписанного руководителями страны, видными учеными, соратниками Сергея Павловича. 51 человек поставил свои подписи под этим скорбным документом...

Помню впервые появившийся на страницах «Правды» большой портрет в траурном обрамлении. Королев. Такой, каким его впервые увидели многие люди, и подвигу кого рукоплескали два десятилетия. Знали о делах Главного конструктора, но не знали его, Главного конструктора.

Узнали, когда перестало биться его сердце, когда ушел он из жизни, не дожив до шестидесяти, недосовершив, недоделав, недовыполнив... Человек, вся жизнь которого была посвящена постоянному движению вперед и только вперед, истинный полководец космических дерзаний.

Каждый год в день его рождения к Кремлевской стене приходят те, кто знал, кто любил его. И незнакомые, которые чтят и помнят Главного конструктора. Несут цветы к строгой плите, закрывшей навеки нишу с прахом этого Великого Гражданина. А в Знаменске в памятные даты у подножия памятника ему всегда лежат цветы…

Две монетки на счастье...

Говорят, что Нобелевскую премию Королёв мог получить дважды - за запуск первого искусственного спутника Земли и за полет первого космонавта Юрия Гагарина. Но когда Нобелевский комитет предложил назвать фамилию Главного конструктора, Никита Хрущев ответил, как обрубил: "Одного человека назвать нельзя, творцом новой техники у нас является весь народ".

Кстати, наша молодёжь в большинстве своём и не знает, что имя Королева было рассекречено лишь в день его смерти. Для всех при жизни он оставался безымянным Главным конструктором или профессором К.Сергеевым, статьи которого появлялись в газете "Правда".

Академик Борис Евгеньевич Патон рассказывал, как однажды после очередного успешного пуска он встретил Королева в коридоре Академии наук и бросился к нему: "Сергей Павлович, я Вас поздравляю!". А тот ему в ответ: "Мы - рудокопы, мы - под землей. Нас никто не видит и не слышит".

Даже в день, когда Москва встречала первого космонавта, Главный конструктор не смог попасть на Красную площадь. Вместе с женой он встречал Гагарина на Внуковском аэродроме. Но их машина шла в колонне одной из последних, и потом они не смогли пробраться сквозь толпу. Смотрели митинг по телевизору.

А однажды в День космонавтики Королёв пришел на торжественное заседание и хотел пройти в первые ряды, которые охранялись. Но ему преградили дорогу: "Вы знаете, товарищ, эти места только для тех, кто имеет непосредственное отношение к этому событию". Его же в лицо никто не знал, никто, кроме узкого круга посвящённых.

Безвестный или глубоко засекреченный большую часть своей недолгой жизни, С.П.Королев отдавал свои тайны не сразу. Лишь много лет спустя, благодаря воспоминаниям друзей, трудам историков и самоотверженной работе его дочери, доктора медицинских наук, лауреата Государственной премии, профессора Московской медицинской академии им. И.М.Сеченова
Натальи Сергеевны, удалось заполнить зиявшие там и сям пробелы, исправить неточности, вкравшиеся в ранние биографические очерки. Даже дата рождения на памятной табличке, за которой покоится его прах в Кремлевской стене, указана не по новому, а по старому стилю — 30 декабря 1906, вместо 12 января 1907, отмечаемого сейчас.

Не будем подробно останавливаться на его биографии. Отметим лишь некоторые малоизвестные её вехи.
Сергей Королев родился в семье учителя русской словесности. Ему было около трёх лет, когда родители развелись. По решению матери Серёжу отправили в Нежин под Киев к бабушке и дедушке.

С 1917 он жил с отчимом и матерью в Одессе, где с их помощью дома изучал школьную программу, позже учился в строительной профессиональной школе, занимаясь во многих кружках и на разных курсах.

Познакомился с летчиками гидроотряда и активно участвовал в авиационной общественной жизни: с 16 лет как лектор по ликвидации авиабезграмотности, а с 17 — как автор проекта безмоторного самолета К-5, официально защищенного перед компетентной комиссией и рекомендованного к постройке.

В 1924-26 годах Сергей учился в Киевском политехническом институте. Перевелся в МВТУ, где участвовал в организации первой в стране планерной школы. Окончив её, стал инструктором и испытателем планеров, также окончил школу летчиков, занимался в аэродинамическом кружке, разрабатывая оригинальные планеры и легкие самолеты. С четвертого курса Сергей совмещал учебу с работой в конструкторских бюро.

В "Бауманке" впервые познакомились Туполев и Королёв. Однажды Сергей стоял у доски и чертил детали своего самолета СК-4 (по первым буквам имени и фамилии). В комнату вошли Туполев и ещё один преподаватель: "Андрей Николаевич, посмотрите, какие неожиданные решения предлагает студент Королев". Туполев подошел поближе и стал смотреть через плечо. А Королёв весь в работе, ничего не видит и не слышит. Тогда преподаватель слегка наступил ему на ногу. Сергей в раздражении обернулся и увидел перед собой Туполева. Тот сильно заинтересовался проектом и в итоге взял на себя руководство. Беспрецедентный факт: Осоавиахим одобрил проект СК-4 еще до защиты диплома и даже выделил деньги на его постройку.

Можно сказать, что в лице Сергея Королева страна потеряла талантливого авиаконструктора. Туполев прочил ему большое будущее.
Свой первый планер Королёв сконструировал в семнадцать лет. На его втором планере - "Коктебель" - летчик Арцеулов установил всесоюзный рекорд дальности парящего полета. Еще больше шума наделал в 1930 году планер СК-3, названный в честь газеты "Красная звезда": он предназначался для выполнения фигур высшего пилотажа.

Мертвую петлю на подобных летательных аппаратах тогда уже выполняли. Однако никто еще не рискнул сделать это самостоятельно - до необходимых 3 тысяч метров планер обязательно буксировал самолет. Так вот, впервые в мире пилот Степанченок на "Красной Звезде" сделал без "втаскивания на высоту" сразу три мертвые петли. Рекорд! А конструктору тогда исполнилось лишь 23 года.

Весной 1929 года он прочел книгу Циолковского "Исследование мировых пространств реактивными приборами". Оказывается, можно летать не только на планерах и самолетах? Не только в пределах атмосферы?! Эта мысль буквально поглотила его.

Королёв был арестован 27 июня 1938 год вместе с руководителями и другими сотрудниками Реактивного научно-исследовательского института.
К тому времени арестовали уже многих его друзей и коллег по работе, а ему отказали в продлении допуска к секретным работам. Это была зловещая примета. К тому же в конце мая на стендовых испытаниях первого советского ракетоплана, который он сконструировал, произошла авария. Сергей Павлович получил серьезную травму головы, три недели пролежал в больнице и находился на амбулаторном лечении. Но он продолжал надеяться на лучшее.

«В тот памятный вечер, - вспоминает дочь,- родители просидели рядом. Не зажигая свет, слушали патефон - только что купленную пластинку русских народных песен. В полдвенадцатого ночи в двери громко постучали: "Открывайте! НКВД". Вошли те двое и управдом в качестве понятого. Предъявили ордер, вверх дном перевернули всю квартиру, опечатали одну из двух комнат и под утро увели отца, забрав документы, чертежи, деньги, письма и фотографии. "Ты же знаешь, что я не виноват", - вот и всё, что он сказал своей жене".

У Королева на воле остались жена и трехлетняя дочь. Он подписывает признательные показания. На «суде» (дело разбиралось одной из печально знаменитых «троек») он откажется от своих признаний на предварительном следствии, сообщив, что они получены под давлением, но это не поможет ему, как не помогло никому другому. Государственная машина мелет без разбору.

Королёва обвинили в причастности к антисоветской троцкистской организации, затягивании лабораторных и конструкторских работ по оборонным объектам с целью срыва их ввода на вооружение РККА.

Затем была Бутырка, внутренняя тюрьма НКВД на Лубянке, опять Бутырская тюрьма, решение "тройки", по которому он был осужден на 10 лет заключения в исправительно-трудовых лагерях строгого режима и отправлен на Колыму как заключенный N1442.
Летом 1939-го в зарешеченном товарном вагоне Королёв прибыл во Владивосток, затем семь дней пути на пароходе "Дальстрой" в бухту Нагаева и далее на золотоносный прииск "Мальдяк", находившийся в семистах километрах от Магадана. От скудного пайка, невыносимого труда на добыче золота по 12 часов в сутки, холода, притеснений уголовников и лагерной охраны он совершенно обессилел. Началась цинга, стали опухать ноги. В те годы на этом прииске от истощения и болезней ежемесячно погибали по 200–250 человек. Он уже не мог ходить, с трудом ел, у него была сломана челюсть, и от цинги вываливались зубы.

Пока Королев писал письма, требуя пересмотра дела и возвращения к работе, пока надеялся заинтересовать вождей страны перспективами реактивной авиации, на воле его мать делала возможное и невозможное, чтобы вернуть сына. Ей удалось связаться с депутатами Верховного Совета СССР и Героями Советского Союза, летчиком М. Громовым и летчицей В. Гризодубовой. Они направили запросы на имя Л.Берии. Через две недели документы лежали на столе грозного наркома.

Пришел запрос об этапировании в Москву. Королев еле добрался туда живым. Был долгий этап по колымской трассе до Магадана, на котором он чуть не умер от голода. Затем он чудом не попал на пароход "Индигирка", для которого вместе со всеми 740 заключенными этот рейс был последним - корабль выбросило на рифы, японские шхуны смогли спасти только команду и пассажиров с палубы. В пересыльной тюрьме Хабаровска тюремный начальник, видя страшное состояние заключённого, отпустил его одного и без охраны к местному доктору, что и спасло Королеву жизнь.

10 июля 1940 года дело заключенного N1442 рассматривалось Особым совещанием при НКВД СССР. Он был вновь осужден по статьям 58-8 - "терроризм", 58-7 - "подрыв промышленности, транспорта, торговли, денежного обращения и кооперации", 58-11 - "участие в контрреволюционной организации", сроком на 8 лет. "Конец срока - 28 июня 1946 года" - записано в приговоре.

А 18 сентября 1940 года Королева из Бутырки направили в Казань, в так называемую "шарашку" (аналог конструкторских бюро, но состоящих из заключенных). Здесь под руководством такого же заключенного, Андрея Туполева, он создавал фронтовой бомбардировщик Ту-2, разрабатывал проекты управляемой аэроторпеды и нового варианта ракетного перехватчика.

Освобожден Сергей Павлович был на два года раньше срока - 9 августа 1944 г., на основе решения Президиума Верховного Совета "за добросовестную работу". Получил справку о досрочном освобождении и снятии судимости. Невероятно, но факт: полностью его реабилитировали лишь в 1957 году, за полгода до запуска первого спутника. Уже когда он был Героем Социалистического Труда, членом-корреспондентом АН СССР.
Когда Королёв вернулся, о лагере он рассказывал только один раз.

Дочь Наталья вспоминает: «В ноябре 1944 года, когда отец впервые после освобождения приехал в Москву, он до шести утра рассказывал бабушке и маме о допросах, судах, тюрьмах, лагере, "туполевской шараге"... А когда выговорился, попросил: "Больше никогда не спрашивайте. Хочу всё забыть как страшный сон". Золото не любил до конца жизни. Не раз повторял: "Я ненавижу золото".

После всего случившегося С.П. Королёв не ожесточился, не озлобился. Он просто ничего больше не боялся. Мог сказать кому угодно, даже первым лицам страны, что категорически с чем-то не согласен или что указанный срок сдачи изделия нереален.

В сентябре 1945 года Сергей Павлович отбыл в Германию в качестве специалиста Технической комиссии по изучению трофейной ракетной техники. С весны 1946 г. началась совсем другая жизнь. ОКБ-1, капустиноярские степи, дорога к баллистическим ракетам, искусственным спутникам Земли, полету человека в космос.
18 октября 1947 г. на полигоне Капустин Яр состоялся старт первого образца баллистической ракеты.

Космонавт Алексей Леонов не раз говорил: если бы Королев был жив, мы обязательно бы слетали и высадились на Луну. Такая же мысль звучит во многих воспоминаниях. Но ведь были и другие замечательные создатели ракетно-космической техники. Чем Сергей Павлович отличался от них?
Пожалуй, тем, что у него была очень сильная натура. К намеченной цели он шел напролом. И никакие препятствия остановить его не могли. Он умел убедить других в важности и нужности дела, которому посвятил свою жизнь. Ему верили и за ним шли.

У Королёва была репутация грозного начальника. Грозного, но не жестокого. Он заботился о тех, с кем работал. По четвергам, когда принимал по личным вопросам, его кабинет ломился от посетителей. С.П. (так его порой звали за глаза) помогал доставать лекарства, устраивал в больницы, выбивал жилье... При этом каждый знал: если дело срочное, надо перехватить Главного утром у входа в КБ. Пока проводишь до кабинета - решишь вопрос.

Один раз слесарь уронил гайку внутрь космического агрегата. Пришел к С.П. ни жив ни мертв: так, мол, и так. Думал, Королев голову оторвёт, а тот спокойно говорит: "Молодец, что не скрыл. Иди работай, но впредь будь внимательнее". Однако всем известны и его знаменитые разносы. "В Москву, по шпалам!!!" - так это звучало в Капустине Яре и на Байконуре.
После полёта Ю. Гагарина, вернувшись в Москву, Королёв сказал: "Это я должен был лететь. Но годы уже не те, да и не пустили бы меня". Это сожаление не покидало его и в дальнейшем.

Летчик-испытатель Марк Галлай рассказывал, что Сергей Павлович страшно не любил пусков ракет по понедельникам. Если же они случались, то он был на взводе. Гневался, когда натыкался на старте на женщин...

А ещё он всегда носил в правом кармане пиджака две копеечные монетки на счастье. И очень расстроился, не найдя их утром 5 января 1966 года перед уходом в больницу. Была у него привычка перебирать их в трудные моменты. А когда уходил, рассчитывая, что у врачей пробудет два дня - субботу и воскресенье, а в понедельник уже на работу, - монетки эти почему-то не нашел. Всё перерыл в шкафу, карманы всех пиджаков вывернул. Тщетно. …

Он ушел из жизни 14 января 1966 г., едва пережив свой пятьдесят девятый день рождения. Во время операции не выдержало сердце.



Геннадий Сергеевич   14 января 2011   983 0 5  


Рейтинг: +7




Рубрика: Наука и жизнь




Последние читатели:




Комментарии:

JuliaU # 14 января 2011 года   0  
Великий человек!!!Яркая жизнь и судьба!
Спасибо за рассказ,некоторых подробностей я не знала раньше!
Белка # 15 января 2011 года   0  
Сложная судьба великого человека
handvera # 15 января 2011 года   +2  
спасибо за интересный рассказ о великом человеке, как же больно думать о таком
nataliya69 # 15 января 2011 года   0  
Моё поколение жило космическими событиями. Сердце замирало от счастья, когда слышали неповторимый голос Левитана: " Работают все радиостанции Советского Союза". Всё бросали и бежали к радиоприёмнику слушать что и кого запустили в космос.Главного конструктора уважали безмерно, хоть ничего о нём не знали. Рада была почитать о его жизни. Безмерно жаль, что не умеют у нас ценить и беречь талантливых людей. Вечная ему память.
Елена Агата # 25 ноября 2011 года   0  
Геннадий пишет:
"Мы - рудокопы, мы - под землей. Нас никто не видит и не слышит".


НЕ ХОТЕЛИ ни видеть, ни слышать - в этом дело... Спасибо огромное за статью...
Геннадий пишет:
однажды в День космонавтики Королёв пришел на торжественное заседание и хотел пройти в первые ряды, которые охранялись. Но ему преградили дорогу: "Вы знаете, товарищ, эти места только для тех, кто имеет непосредственное отношение к этому событию".



Оставить свой комментарий


или войти если вы уже регистрировались.