Регистрация!
Регистрация на myJulia.ru даст вам множество преимуществ.


Рубрики статей:









Наши рассылки



Люди обсуждают:


Лента комментариев



Сейчас на сайте:

Гостей: 114


Тест

Тест Любопытны ли Вы?
Любопытны ли Вы?
пройти тест


Популярные тэги:



Наши рассылки:

Женские секреты: знаешь - поделись на myJulia.ru (ежедневная)

Удивительный мир Женщин на myJulia.ru (еженедельная)



Подписаться письмом





Чайки Ричарда Баха. Глава 42.

Чайки Ричарда Баха. Глава 42. Глава 1, Глава 2, Глава 3,Глава 4 , Глава 5 , Глава 6 ,Глава 7 , Глава 8 , Глава 9 ,Глава10 ,Глава 11 , Глава 12 ,
Глава 13 , Глава 14 , Глава 15 ,Глава 16,Глава 17 , Глава 18, Глава 19, Глава 20 , Глава 21, Глава 22, Глава 23, Глава 24, Глава 25, Глава 26, Глава 27, Глава 28, Глава 29, Глава 30, Глава 31, Глава 32, Глава 33, Глава 34, Глава 35, Глава 36, Глава 37, Глава 38, Глава 39, Глава 40, Глава 41


Высокая черноволосая женщина сидела на полу, обхватив колени руками. И снизу вверх смотрела на карлика, сидящего перед нею на столе. А карлик смотрел на нее. Ласково, с умилением, как на ребенка.

- Ну, что ты, Бэллочка, расстраиваешься так? Все у вас хорошо будет.

- Да как же, Саша? Ладно, Стасик. У него еще ветер в голове. В игрушечки играет. Но Катя-то?! Я ей верила, как себе! Как она могла?!

- А что могла? Ты подумай хорошо, что она сделала и для чего?

- Она специально отправила Стаса в "Альтернативу", чтобы он там зацепил Вертинскую и притащил ее в наш театр! И убедил стать нашим спонсором! Я уж не знаю, как... Что он ей за это мог пообещать? А главное, он ведь согласился не просто так, не бескорыстно, а за мзду, понимаешь? Я же помню, он все мечтал, что к лету еще подкопит и купит мотоцикл. А тут вдруг сразу купил! И не абы что, а "Хонду"! Я тогда еще удивилась - откуда у парня деньги взялись? Но ведь не мое дело. Мало ли, может, тетка с сестрой помогли... а он оказывается...

- Что оказывается? Ты ведь не знаешь даже, как дело было. Может, Екатерина Дмитриевна сама ему предложила деньги, а он и не требовал вовсе?

- Да ладно, не в Стасе дело даже. Но Катя... Вот так, за моей спиной! Мы же всегда все вместе, я ничего от нее не скрывала. Мы каждую копеечку вместе... и экономили, и решали, как правильно вложить! Вот откуда я теперь могу быть уверена, что она еще что-то втихаря не мухлюет? Может, у нас тут уже мафиозная сеть организована, а я, как дура, ушами хлопаю. Ты понимаешь, что она, чтобы заплатить Стасу, украла деньги у нас, у театра?

- Понимаю. И я даже думаю, что ей нелегко это далось. Она бы наверняка заплатила из своего кармана, если бы у нее была такая возможность. И ведь прежде чем украсть деньги, она привела к нам источник этих денег. Разве не так?

- Так. Но она привела нечестным путем. И какими благородными целями ни оправдывай воровство, оно остается воровством, ничем другим не становится.

- Так-то оно так... - Саша нахмурился, подыскивая слова. - Понимаешь, радость моя, ты - идеалистка. И это очень хорошо. Но идеализм тем хорош, когда по нему себя судишь, а не других. Понимаешь, о чем я?

- Понимаю. "Не судите. да не судимы будете".

- Не совсем. Сначала себя попробуй судить по тем меркам, по которым других пытаешься. Разве вы с Тимуром не взяли Ирину в первую очередь за ее деньги?

- Если бы она ничего не умела...

- Опять не про то... Если бы Стасик привел какую-нибудь свою подружку, у которой ни гроша за душой, а все остальное - на том же уровне? То есть, ни актерского образования, ни опыта, ни рекомендаций... вы бы ее тоже сразу взяли?

- Может, и взяли бы. Конечно, не сразу. Рекомендовали бы подучиться.

- Но не в процессе работы и не бесплатно, так? И не стали бы сразу давать значимых ролей. А если бы она вот так же загуляла и не выучила текст? Бэлочка, ну что ты мне говоришь, а? Я же помню, как ты забраковала выпускницу театральной студии, потому что она говорила с акцентом.

- Я ее забраковала не за акцент, а за гонор. Она не просто говорила с сильным акцентом, но и не хотела пытаться это исправить. Да еще и обвинила меня в национализме, когда я ей сказала, что в жизни она может разговаривать, как угодно, хоть по-китайски, но на сцене русскоязычного театра все актеры, независимо от национальности, разговаривают по-русски. И желательно, чтобы они делали это чисто и грамотно.

Саша покачал головой.

- Ну, хорошо. Но разве ты не стараешься выкроить из пожертвованных Ириной денег дополнительную выгоду для театра? Например, когда будешь народ из коммуналок выселять и жилье им покупать - неужели полностью все на квартиры потратишь? Ничего не оставишь на ремонт, на взятки чиновникам? Ведь тоже хочешь из одного барана десять шапок сшить...

- Откуда ты знаешь?

- Да я тебя не первый год знаю. Ира тебе пожертвует на выкуп квартир тридцать миллионов, а ты извернешься, чтобы потратить двадцать девять. И на оставшиеся средства еще материалы купишь. Так? И при этом скажешь себе: "Она слишком богата, она этого миллиона даже не заметит".

- А разве это не так? И ведь она все равно жертвует на нужды театра, какая ей разница, на что именно?

- Но ведь ты бы могла ей честно сказать, что нужны еще деньги. Или что на квартиры людям надо меньше, а ты просишь еще дополнительно - на ремонт. Но тогда ты бы оказалась в роли просителя. А ты будешь пытаться сделать так, чтобы самой ничего не просить, чтобы только брать то, что тебе и так предлагают, но при этом не остаться в накладе.

- И что, разве я по-христиански поступаю?

- Думаю, что нет. Но ты так поступаешь, потому что заботишься о театре. Как умеешь. В меру своей духовной немощи. Может, где-то и гордость свою преодолеть не можешь, и страх перед денежными трудностями. Мы же духовно-то все слабенькие, избалованные. Но разве правильно было бы тебя сразу заклеймить за это и записать в предатели? Осудить человека никогда не поздно. А ты попробуй его понять. Вот поди-ка сюда.

Саша спрыгнул со стола и заковылял на своих кривых ножках куда-то в дебри картонных построек. Бэлла поднялась с пола и осторожно, стараясь ничего не задеть и не сломать, начала пробираться следом. Когда она в очередной раз подлезла под свисающее с деревянной перекладины полотно, вдруг оказалась в чем-то вроде крошечной часовенки, устроенной в углу каморки из натянутой в виде шатра ткани. Шатер был такой низенький, что Бэлле пришлось согнуться в три погибели. На высоте около метра на стене было укреплено прихотливое сооружение, заполненное иконами. А перед ним на полукруглой металлической полочке (обломок детали какого-то станка?) стояли разноцветные и разнокалиберные склянки, заполненные маслом. Над каждой рос ровный, неподвижный огонек.

"Пожарник узнал бы - убил бы", - подумала Бэлла.

Саша перехватил ее взгляд.

- Не ругайся, это ведь я только когда сам тут, зажигаю. Когда ухожу - непременно все тушу и закрываю колпачками. Вот смотри. Тут за каждого лампадка есть. Вот эта - за тебя. Эта, плоская, квадратная - за Тимура. Этот наперсточек - за малышку вашу, Марусеньку. Та, побольше - за вашу старшенькую и за ее домочадцев. А вот - за Екатерину. Эта - за Стасика. Эти - за Володю, за Валеру, за Ларису с Анечкой. А эта вот - за Асмиру.

- Разве за Асмиру можно молиться перед иконами? - удивилась Бэлла. - Она ведь не христианка.

- Знаю, знаю... Ну, и что? Думаешь, Христос мусульманам спасения не желает? Бог всех людей любит, всем добра желает. Это мы сами себя разделили на религии, на национальности, на партии всякие. А Он нас не делит. Как мать всех своих детей любит, будь они послушные или нет. За непослушных только сердце больше болит.

- Так она говорила, что и не мусульманка вроде.

- Мусульманка. Это она тебе не говорит, боится.

- Но почему?!

- Ей муж ее покойный наболтал, что, мол, в России теперь новый закон - мусульманство запрещено. Из-за терроризма, мол. И что если узнают, что она мусульманка, то у нее ребенка отберут и родительских прав лишат. А ее саму депортируют и на регистрацию не посмотрят. Вроде как даже ее этим шантажировал... Я ее иногда пускаю к себе тут рядышком помолиться, чтобы не видел никто.

- Тут? Ей иконы не мешают разве?

- Так не совсем тут, а рядышком - вон, за занавеской там ее коврик... Это у нас для молитвы иконы, а у них - коврики. Плачет все, что покрывало ей не разрешают носить. Это, говорит, необязательно, не то чтобы грех не носить, но она привыкла, без платка неловко себя чувствует. Ты бы ей разрешила, а? У нас ведь было время - тоже женщины все в платках ходили. Почему нельзя?

- Да пусть носит, что уж поделаешь... Но как она в такую глупость поверила? Ребенка отнимут за религиозные убеждения, надо же! Вроде не совсем дремучая, колледж закончила...

- А как не поверить, если человек в форме такое говорит? Она и мне не верит. Думает, успокаиваю ее. Все твердит: "Он в полиции работал, он, наверное, лучше знает, какие законы". Ты уж сама с ней поговори, ты - большое начальство, тебе она поверит. А то она малыша своего в детский сад не отдает - все боится, что он там проболтается. Ему уж через год в школу надо, а он букв не знает.

- А это что за лампадка? Почему она отдельно от других? - Бэлла указала на склянку под распятием.

- А это - для заупокойной молитвы... - вздохнул Саша. - За убиенного Петра. Она раньше тут, рядышком со всеми стояла.

- Ты и за него молился?! Зная, что он Асмиру шантажирует?

- А как не молиться? Живая душа ведь. Заблудшая, а живая. Жалко его. Видел я - пропадает человек, совсем пропадает. А не достучаться до него. Ведь как бывает? Бывает, что как Сережа - говорит, что в Бога не верует, а на самом деле немножечко верует...

- Это как?

- А так, что в добро, в милосердие верует. Доброе, прекрасное в людях видеть умеет. К людям благодарность чувствует. И сам совесть имеет. А все, что доброе - то от Бога. Значит есть в этом человеке Бог. Хоть немного, а есть. А другой, может, и крест носит, и на Крещение в прорубь сигает, и на Пасху куличи в Церковь несет, а Бога в нем совсем нет... не знает он Бога. Вот таких всего жальче. Душа у них темная, как слепая. А у слепого жизнь незавидная. Еще когда глаза слепые - ничего. А когда душа незрячая - совсем тяжко. Жизнь - все равно как у червяка под землей. Ни солнца, ни воздуха. Одну тьму и гниль вокруг себя видят. Бедные они, бедные... Совсем у них радости нет. Так вот, я за Петю молился в тот день - видел, что-то с ним происходит. Что-то нехорошее он задумал, опасное. А лампадка вдруг затрещала и погасла. И дым такой черный пошел...

- Так бывает, когда в масле синтетическая примесь попадается.

- Да, может быть. Только раньше никогда такого не было. Я сразу подумал, случилась беда. А потом уже сказали - как раз в то время убили его...


- Погоди! - вскрикнула Бэлла, состыковав что-то в голове. - Когда?!

Саша аж подпрыгнул от ее вопля.

- Что... что когда?

- Когда ТОЧНО это было? Ты можешь вспомнить?

- Сейчас, сейчас... В восемь часов ровно первый акт закончился, мы с Ларисой задник поменяли - это десять минут. Потом пока я сюда дошел - еще две. Прочитал "Отче Наш", открыл помянник и начал молитву о здравии... и где-то на второй странице она и затрещала... Выходит... не точно, конечно, но, думаю, в пятнадцать минут девятого.

- Спасибо тебе, Саша!

- Да за что?

- За ценную информацию.

- Да какая ж она ценная? Кто ее всерьез воспримет? Я и сам-то не уверен... это так, предположение мое. Может, и правда просто примесь в масле была, а я уже себе напридумывал невесть что от недостатка смирения...

- Это у тебя-то недостаток смирения, Саша? Тогда меня и вовсе за мою гордыню надо живьем в ад без права переписки! Ладно, а с Катей-то как теперь быть?

- Так, как... ты бы с ней поговорила по душам. Только не бросайся на нее сразу с обвинениями. А главное - спроси, откуда она вообще узнала и про Вертинскую и про то, что у нее такие деньжищи водятся. Кто-то ведь ей подсказал, правда? И что в клубе этом... как его... "Альтернатива"? В общем, что она туда ходит. Вот и спроси, кто. А то боюсь я, на гибели Пети наши беды не закончатся...

* * *

Разговор с Катей Бэлла решила отложить на потом. Первым делом она села за руль и рванула к Литейному мосту. "Это глупость - основываться на мистических "знаках", но другой зацепки у меня нет! А вдруг?" Больше полутора часов она обходила квартиры с одной и той же фразой:

- Здравствуйте! Бэлла Гутман. Журналистское расследование. Мы гарантируем полную анонимность! Но гражданам очень важно знать правду! Ваше мнение ценно для нас...

Наконец, ей повезло. Пожилая супружеская пара из квартиры, окна который выходили на Неву, согласилась ей помочь. Старики не просто находились дома пятого марта в означенное время, но как раз в восемь пятнадцать вечера смотрели в окно - разыгралась сильная вьюга, и они обсуждали погоду - мол, давно в марте такого не было. И заодно обратили внимание на странную троицу на Литейном мосту. Почему странную? Наверное, потому что эти люди были там одни. Через Литейный мост редко ходят пешком, особенно зимой, да еще в метель, через него обычно переезжают на транспорте. Но в этот вечер транспорта тоже не было. По какой-то причине мост был закрыт для проезда. Кажется, что-то случилось с подземными коммуникациями со стороны Литейного проспекта... Так вот пустой мост, а на нем - три человека откуда-то взялись. И это не были рыбаки, удочек у них не было. Да и какой подледный лов с моста? Это ведь надо вниз спускаться, лунки сверлить... С моста удят только летом. Да, один из них был крепкого сложения, в камуфляже и серой шапке. Похож на военного или милиционера. Двое других одеты неприметно, без шапок... высокого роста. А, вот еще, странным показалось, что не милиционер подошел к тем двум, а наоборот, они к нему. Согласитесь, у нас ведь люди редко лишний раз сами к милиции подойдут... Супруги подумали, что это - туристы, которые заблудились и спрашивают дорогу. Потом старики отвлеклись, а когда вернулись к окну минут через пять, милиционера уже на мосту не было, а те двое уходили в сторону Финляндского вокзала. Еще показалось странным, что стояли они далеко от берега, и непонятно, как мог милиционер так быстро исчезнуть? Даже если бегом бежал - его было бы видно на подходах к мосту, но там было пусто. Супруги даже поспорили: муж говорил, что, вероятно, за ним приехала машина, а жена утверждала, что машину они бы услышали еще раньше... то есть, жена бы услышала - муж-то совсем уже глухой! Да-да, и нечего спорить... даже свисток чайника с кухни не слышит.

И тут Бэлла, воодушевленная удачей, бухнулась перед ними на колени.

- Что Вы делаете, деточка?! - перепугались старики и кинулись ее поднимать. Бэлла горячо стала просить у них прощения за обман, объяснив это тем, что не хотела заранее пугать людей. Пенсионеры тут же ее великодушно простили и спросили, чем могут помочь.

- Этого милиционера... вернее, не милиционера, а охранника - его убили. Именно в то время, о котором Вы говорите. Вы правы, он не уходил с моста. Эти двое ударили его по голове и сбросили на лед.

При этих словах старушка ахнула, а ее муж сурово нахмурился и сказал,как бы в оправдание себе и супруге:

- Можете сами убедиться, что из нашего окна видна лишь верхняя часть моста, что там внизу, отсюда не видно... да и метель была, видимость плохая. Нам бы и в голову не пришло...

- Конечно! - поспешила успокоить его Бэлла, - Никому бы на вашем месте не пришло в голову такое. Но дело в другом: в его убийстве подозревают невинных людей. Вы - единственные свидетели, которые могут это опровергнуть. Вы - единственные, кто видел настоящих убийц! Я не могу Вас принуждать, понимаю, что Вам это не принесет ничего, кроме лишних хлопот и, возможно, вызова в суд... Но если Вы не хотите, чтобы осудили невиновных...

- Что мы должны сделать? - прервал ее старик.

- Поехать со мной в полицию и повторить то, что рассказали сейчас. Описать внешность этих двоих.

- Но мы их почти не разглядели! Это было далеко. Мы не сможем их опознать, даже определить возраст на таком расстоянии трудно... Единственное, что можно наверняка сказать - это были двое высоких мужчин. Один - темный шатен, кажется, или даже брюнет а другой - блондин.

- Нет, рыжий! - возразила супруга.

- Да нет, говорю тебе, блондин!

- Не спорь, Проша, ты желтый от оранжевого не отличаешь!

- Подождите, - остановила их Бэлла, - такие тонкости не важны. Скажите, кто они были по национальности?

- Ну-у... мы не такие специалисты в национальных вопросах. Да, Раечка?

- Почему же? Я думаю, один из них был русский, а второй, который рыжий - латыш.

- Да почему латыш? Ты много латышей, что ли, видела?

- Уж побольше, чем ты!

- Постойте, постойте... - Бэлла уже начала перебивать, потому что поняла, что пожилые супруги могут разговаривать между собой в таком ключе не один час, - Главное скажите, какого цвета была у них кожа?

- То есть? - удивились старики.

- Дело в том, что один из подозреваемых - чернокожий, а другая - женщина полтора метра ростом, узбечка.

- Ах, вот оно что! Нет, ни негров, ни узбечек там точно не было!

- Вот это сможете сказать в полиции?

- Конечно, конечно! - старик обрадовался, что задача оказалась гораздо проще, чем он думал. - Мы прямо сейчас поедем? Я тогда пойду надену свой выходной костюм...

- Прошенька, только не забудь переложить туда свой паспорт! Кто с тобой без паспорта в милиции будет разговаривать? И пенсионное возьми... на всякий случай! Если потом на троллейбусе поедем...

Бэлла не стала встревать на тему, что пенсионное не нужно, и что обратно она тоже отвезет их на машине. Она была так рада, что теперь готова была слушать любые глупости и сколько угодно ждать, лишь бы свидетели согласились дать показания под протокол.


Бэлла успела отвезти стариков, по их настоянию выпить с ними чаю и выслушать очень запутанную и нудную историю о том, каким чудесным образом им досталась квартира с видом на Неву, и вернуться в театр до окончания репетиций.

Маргарита сидела в зале и наблюдала сцену с участием Обамы. Мулат уже танцевал, не жалея себя, хотя Бэлла предполагала, что нога еще не зажила, и вряд ли ему легко это дается. Она не прошла в зал, а стала ждать окончания репетиции в кулисах. Обама, заметив ее там, по выражению ее лица сразу понял, что у нее хорошие новости. Поэтому как только танцевальный фрагмент был закончен, тут же подскочил к ней.

- Что случилось? Ты вся светишься!

- Благодари в очередной раз своего папу!

- Не понял...

- С тебя снято подозрение в убийстве! Говорят, еще будут проверки на возможное соучастие, так что пока остаешься невыездным, но главное - арест и содержание под стражей до суда тебе больше не грозит! Ни тебе, ни Асмире.

- А папа-то мой здесь причем?

- А при том, что свидетели не разглядели ни лиц, ни возраста убийц, но главное, что они в один голос утверждают: это были два белых мужчины! Понимаешь? Тебе невероятно повезло, что ты - не белый!

- Вот уж верно! Никогда не думал, что цвет кожи сослужит мне такую добрую службу! - Обама счастливо расхохотался и выскочил обратно на сцену с криком: - Ура, ребята! Меня не посадят!

Бэлла не стала дослушивать поздравления и овации, которые устроил мулату кордебалет, она решительно направилась в бухгалтерию.

Продолжение: http://www.myjulia.ru/article/791932/



Чукча   25 марта в 7:59   136 0 9  


Рейтинг: +8


Вставить в блог | Отправить ссылку другу

Тэги: Чайки Ричарда Баха



Статьи на эту тему:

Чайки Ричарда Баха. Эпилог.
Чайки Ричарда Баха. Глава 59.
Чайки Ричарда Баха. Глава 58.
Чайки Ричарда Баха. Глава 57.
Чайки Ричарда Баха. Глава 56.


Последние читатели:


Невидимка

Невидимка

Невидимка

Невидимка



Комментарии:

Руслёна # 25 марта в 14:52   +2  
Молодец Бэлла! Саша так и вовсе выше всяких похвал. А Бэлла умница, что не пожалела времени и довела розыск свидетелей до конца!
Чукча # 25 марта в 19:43   +3  
Правда, пока это только помогло избавить Обаму от угрозы ареста, но не помогло найти настоящих убийц.
Руслёна # 25 марта в 20:13   +2  
Ну хотя бы что-то полезное для отдельно человека и театра в целом.
Чукча # 25 марта в 21:40   +3  
Да, снять подозрение с невиновного - большое дело... если, конечно, он действительно невиновен.
Solaria # 25 марта в 22:38   +2  
Ну, Емельянова-то он, по крайней мере, не убивал. Если только не предположить, что Обама загримировался под рыжего латыша
Чукча # 25 марта в 22:46   +3  
А почему нет? В театре ведь есть и грим, и парики!
Руслёна # 25 марта в 23:16   +2  
Ах ты интриган!
Чукча # 26 марта в 8:16   +3  
Любая версия имеет право на существование .
Руслёна # 27 марта в 13:08   +2  
Не поспоришь)))


Оставить свой комментарий


или войти если вы уже регистрировались.