Регистрация!
Регистрация на myJulia.ru даст вам множество преимуществ.


Рубрики статей:








Наши рассылки



Люди обсуждают:




Сейчас на сайте:

ирина 49

Зарегистрированных: 1
Гостей: 34


Тест

Тест Добрый ли Вы человек?
Добрый ли Вы человек?
пройти тест


Популярные тэги:



Наши рассылки:

Женские секреты: знаешь - поделись на myJulia.ru (ежедневная)

Удивительный мир Женщин на myJulia.ru (еженедельная)



Подписаться письмом





Встрече с обладателем перстня я обязана звездам

Встрече с обладателем перстня я обязана звездам Встрече с обладателем перстня я обязана звездам.
Звезды могут рассказать многое, если умеешь понимать их язык. Это вечные глаза ночи, которая неизменно опускается на землю, сменяя ясный день. Они много видели, много помнят. Я просила у них чуда, и они меня услышали.
С того дня, как я разбила зеркало в присутствии Хозяина, у меня началась новая жизнь. Я проснулась для любви. Надежды на взаимность у меня не было. Я об этом и не помышляла. Отношение ко мне Хозяина изменилось. Он стал выделять меня из трех девушек, которых вез в Москву.
– Теперь ты под колпаком, – злорадно посмеивались мои товарки. – Хозяин с тебя глаз не сводит. Боится, что ты опять сбежишь!
– Ничего подобного, – парировала я. – Просто я ему нравлюсь.
– Ой, уморила! Дать тебе зеркало?
– Давай, я его разобью.
– Дура!

Они прятали от меня свои зеркальца и сумочки с косметикой, но я не посягала на их принадлежности. Сама я не красилась. Мне это было не нужно. Краска не придаст мне красоты, но подчеркнет мое безобразие.
– Отвернись, – требовали они во время разговора. – На тебя смотреть тошно.
Обижалась ли я на эти слова? И да, и нет. Я привыкла, что меня презирают и отовсюду гонят. Привыкла не обращать внимания на свой внешний вид. В обществе я терялась и не находила себе места. Мне хотелось уйти, забиться в глухой угол, чтобы меня не трогали, и сидеть там, погружаясь в несбыточные мечтания.
С некоторых пор я лишилась и этого удовольствия. Мечты внезапно превратились в кошмары. Содержание моих видений пугало меня. Я боялась даже думать, что со мной творится. Вдруг я безумна, и если об этом узнают, я попаду в лечебницу.
Моя мать и братья не раз обзывали меня сумасшедшей. Я надеялась, что вырвавшись из дому, забуду все свои горести. Вышло наоборот. Меня начал преследовать чей-то голос, чьи-то слова, которых я не понимала. Впервые это случилось в доме лесника. Я решила, что бегство и ночевка в лесу обострили мой недуг, и старалась всячески отвлекаться, чтобы не прислушиваться к себе.

«Аф… йомен… – раздавалось у меня в голове в самый неподходящий момент. – Эвибр… тах…»
Я затыкала уши, начинала бормотать что-нибудь или напевать, дабы заглушить ужасные звуки. Ничего не помогало. Звуки пропадали сами собой, так же, как и возникали. И возобновлялись, когда я этого не ждала.
– Что с тобой? – заметил мое состояние Хозяин. – Тебе нездоровится?
– У меня болит голова.
– Дать таблетку?
– Не надо. Само пройдет.
Он приглядывался ко мне, пристально наблюдал за мной. Я принужденно улыбалась. Мысль о бегстве больше не посещала меня. Я смирилась со своей участью. К тому же Хозяин был прав – в борделе с моей внешностью делать нечего. Разве только ублажать извращенцев, которые предпочитают дурнушек.

Москва поразила меня обилием домов и людей. Раньше мне не доводилось видеть воочию столько каменных зданий и потоки машин. Мои заклятые подружки прилипли к окнам минивена. Их восторженные возгласы смешили меня.
– Чему ты радуешься? – спросил меня Хозяин.
– Тому, что мы наконец приехали.
Жизнь на колесах утомила меня. Я никуда не ездила дальше нашего поселка и в основном передвигалась пешком. В лифт я вошла с опаской и едва дотерпела, пока он вез нас наверх. Хаса и Тахме тоже притихли.
Квартира, куда привел нас Хозяин, была на пятнадцатом этаже. Просторные полупустые комнаты, мягкие диваны, светлые шторы.
– Мойтесь, девочки, приводите себя в порядок, потом я скажу, что делать, – распорядился он.
Из окон гостиной открывался вид на проспект, застроенный многоэтажками. Настоящий каменный лес с клочками зелени, обрамленной в бетон и асфальт. Деревья с высоты казались мелкой порослью, люди – букашками.
Девчонки закрылись в ванной, а я вышла на лоджию. Вдаль, насколько хватало взгляда, простирались городские кварталы. У меня захватило дух. Захотелось взмахнуть руками и полететь…

– Ты здесь? – выглянул на лоджию Хозяин. – Прыгать собралась?
– Нет, что вы.
Я избегала как-либо обращаться к нему, и он это заметил.
– Называй меня Менат, – сказал он, когда мы остались одни после ужина. Девочки ушли спать, он пил кофе в кухне, а я мыла посуду.
– Почему?
– Мне нравится это имя.
– Вы всем даете новые имена? – спросила я.
– Новое имя, новая судьба. Ты недовольна своим именем, Уну?
– Вообще-то довольна. Оно мне подходит.
– Мне тоже так кажется.
– Что мы будем делать в этом городе?
– Хаса и Тахме завтра уедут, а ты останешься здесь.
– Куда вы их увезете?
– Тебе лучше не знать.

«В бордель?» – крутилось у меня на языке, но я смолчала. Участь моих товарок мало меня трогала. Впрочем, они были так же равнодушны ко мне.
– Умница, – оценил мою деликатность Менат. – Хочешь кофе?
– Я не пью кофе, оно горькое.
– Не «оно», а «он». Тебе надо учиться, малышка. Всему! Манерам, речи, уходу за собой. Есть куча вещей, которые тебе необходимо освоить.
– Я буду ходить в школу?
– Я решу этот вопрос. Пожалуй, отдам тебя в частную гимназию.
– Ни за что! – вырвалось у меня. Крик души, которая настрадалась и отказывалась страдать вновь.
– Ты не любишь учиться?
– Я не люблю людей!
– Замечательно, – улыбнулся Менат и поправил перстень на среднем пальце левой руки. – Люди не жалуют тебя, ты – их. Отличное качество для…
– …такой уродины, как я?
– Ты вовсе не уродина, Уну. Вернее, твое уродство не в том, что ты думаешь. Отклонение от нормы есть не недостаток, а особенность. Твоя особенность уникальна. Я благословляю свое чутье, ведь оно помогло мне сделать правильный выбор.

Я не понимала, о чем он говорит, но мое сердце восторженно забилось. Он был единственным, кто не испытывал ко мне отвращения и даже хвалил меня. Тот наш первый день в Москве я вспоминаю с благоговейным трепетом. Я родилась во второй раз. Менат пробудил меня от долгой спячки.
Если мое физическое развитие отставало от развития девочек моего возраста, то мой холодный ум превосходил их житейскую рассудочность.
Моя тупость была защитной реакцией от посягательств враждебного мира. Я пряталась за ней, словно за щитом. Но когда нужда в этом отпала, мое замороженное сознание стало оттаивать и давать трещины. Словно трещал и лопался ледяной панцирь реки, доселе сковывающий ее воды. И вот уже бурное течение несло и ломало льдины, освобождаясь для весны и жизни.
Этой весной, этой жизнью стало для меня страстное чувство к Менату. Я была подростком, а он – зрелым мужчиной, воплощением опыта и мудрости. Я была ничем, а он – всем. Мы разглядели друг в друге то, чего не могли увидеть в нас другие. Он взломал мой лед, а я понесла его на своих волнах к неведомому будущему.

В ту нашу первую ночь в Москве мы долго стояли на лоджии и смотрели на звезды. Между нами не случилось объяснения в любви, хотя мне казалось, что случилось. Это было безмолвное объяснение. Наши души соприкоснулись и слились в немом экстазе. Если бы он захотел убить меня, я бы позволила ему исполнить свое желание. Я была не прочь умереть ради него. Если бы он предложил мне прыгнуть вниз вместе с пятнадцатого этажа, я бы согласилась. Не важно, что преобладало в нас – мрак или свет. Мы соединились, и это – главное.

В ту ночь я призналась Менату, что у меня в голове звучит странный голос и незнакомые слова. Он попросил повторить эти слова.
– Аф… йомен… эвибр… тах… – произнесла я, стараясь выговаривать их с той же интонацией и теми же промежутками.
Он молча слушал, и по его лицу пробегали тени.
– Пе… йах…
Многоэтажный дом вдруг показался мне огромным океанским лайнером с бесчисленными светящимися в темноте окнами-иллюминаторами. Сказочно прекрасный корабль плыл к своей гибели. В его роскошных каютах спали респектабельные пассажиры. В ресторанах звучала музыка, лилось шампанское. Стюарды сновали по выстланным дорогими коврами коридорам первого класса.
А совсем рядом с капитанским мостиком лежала та, чей покой бесцеремонно потревожили. Ее везли на Американский континент против ее воли. Один амбициозный толстосум купил ее, словно рабыню на невольничьем рынке – для собственных забав. Могла ли она снести такое оскорбление?
– Аф… йомен… эвибр…
Заклинания, которые ведут к смерти, прокладывают путь, с которого не свернешь. Луна услышала призыв, она так близко, что морские приливы заволновались и плавучие ледяные горы изменили свое движение.
Капитан корабля Эдвард Джон Смит не внемлет предупреждениям, которые посылают ему с других судов. Он торопится и не меняет курса, чтобы досадить конкурентам и заполучить «Голубую ленту» – приз за самое быстрое пересечение Атлантики. Его ум – в плену у тщеславия. Он готов рискнуть не только своей, но и чужими жизнями.
– Тах… пе… йах…
У впередсмотрящего нет бинокля! Он может рассчитывать лишь на остроту своего зрения. Новый первый помощник Генри Уайльд не получил от своего предшественника ключи от сейфа, где хранятся бинокли. Передавая полномочия, тот попросту забыл о ключах.
Ночь тиха и безлунна. Черные океанские воды сливаются с небом. Ветер уснул. Впередсмотрящий мог бы заметить ледяную глыбу по барашкам волн, но их нет. Да и самой глыбы как будто нет. Она перевернулась, выставив на поверхность темное брюхо.
– Аф… йомен…
Никто не в силах предотвратить неизбежное. Впередсмотрящий Фредерик Флит все же заметил льдину и сообщил на мостик. Бесполезно.
Команда «Право на борт!» не смогла исправить положение. Лайнер повернул в противоположную сторону. Рулевой запаниковал и допустил роковую ошибку. Страшный удар потряс судно, раздался скрежет рвущейся обшивки…
– Эвибр… тах…
У корабля не было ни единого шанса остаться на плаву. На случай, если пробоина окажется не смертельной – в угольном бункере разгорался пожар. А немецкая субмарина готовилась выпустить торпеду. А…

Словом, лайнер был обречен. Так или иначе, его ждала гибель. Пассажиры, которым удалось спастись, должны благодарить ту, что ушла на дно вместе со своим последним пристанищем. Она не желала им зла. Великолепный корабль стал ее гробницей. Она невольно забрала с собой много жизней. Это была жертва, принесенная людьми за цинизм и самоуверенность.
Зачем они разрушили место ее упокоения? Зачем выставили ее тело напоказ? Выложили его на витрину, словно кусок вяленого мяса? Они сами виноваты. Сами…
– Что с тобой? – спросил Менат. – Ты как будто в трансе.
Я очнулась и поняла, что мысленно перенеслась на сто лет назад, в момент крушения знаменитого «Титаника». Мне очень нравилась песня из кинофильма с одноименным названием. Она волновала меня больше, чем положено.
– Неужели, я была там?
– Где? – не сообразил он.
– На «Титанике»…

(с) Наталья Солнцева

продолжение читайте в мистическом детективе "Пассажирка с "Титаника"




Татьяна_Н   1 июня 2015   471 0 0  


Рейтинг: +6


Вставить в блог | Отправить ссылку другу

Тэги: Пассажирка с Титаника, детектив, мистика, отрывок, титаник, Солнцева



Статьи на эту тему:

В Александрии он первым делом повел меня на набережную
Пассажирка с "Титаника". (читать детектив)
Она знала толк в этой разновидности восточной кухни
Лежа без сна, с открытыми глазами, слушая шум ветра за окном, она начинала думать, что с ней будет дальше...
Карл у Клары украл кораллы, а Клара у Карла украла кларнет!


Последние читатели:


Невидимка

Невидимка

Невидимка

Невидимка



Комментарии:

Пока нет комментариев.


Оставить свой комментарий


или войти если вы уже регистрировались.