Наши рассылки



Люди обсуждают:




Сейчас на сайте:

Невидимых: 1
Гостей: 52


Тест

Тест Насколько Вы жизнерадостны?
Насколько Вы жизнерадостны?
пройти тест


Популярные тэги:



Наши рассылки:

Женские секреты: знаешь - поделись на myJulia.ru (ежедневная)

Удивительный мир Женщин на myJulia.ru (еженедельная)



Подписаться письмом





Краткий путь в Вальхаллу

Краткий путь в Вальхаллу Огромный дуб стоял прямо посреди небольшого посёлка. Это было единственное дерево, оставшееся нетронутым ввиду его ритуальной ценности, все остальные деревья на территории поселения и далеко за его пределами давно были срублены и переработаны на нужды населения. И даже сейчас, когда этот широкий, как изба, древний дуб был давно уже сух, пуст и мёртв, он сохранял неприкосновенность. Никто из воинов, даже в состоянии крайнего подпития, не осмеливался даже нацарапать на нём похабщину, хотя ею были исписаны все дома в округе. Притронуться к этому священному древу были властны лишь друиды и вороны.
 
Друиды стояли возле этого дуба на примороженной земле и смотрели на выстроившихся перед ними полукругом и веселящихся викингов, а вороны поочерёдно сменяя друг друга, сидели на ветвях. Все друиды терпеливо ждали, пока воины наговорятся между собой о своих славных подвигах и походных байках. Наконец, один из них, по имени Слам, сделал шаг вперёд, величаво взмахнув полами своих белых одежд, и громогласно промолвил:
 
- Храбрые воины! Боги сообщают нам, что близок их последний час.
 
После этих слов воины притихли, на друидов теперь обращали гораздо больше внимания, правда внимания несколько рассеянного, но на большее друиды и не рассчитывали. Слам удовлетворённо почесал бороду и продолжил:
 
- Скорее всего, в горах, что далеко на севере, уже высадились на Мидгард первые великаны, это и послужило причиной сих тревожных вестей. Наш ярл Ульгард считает, что если они там, то их надо сразу же истребить, это даст нам возможность лучше подготовиться к последней битве. И конечно мы внемлем мудрости нашего ярла. У нас есть надежда, что йотунов в горах немного, тогда мы можем отправить в северный поход небольшой отряд воинов из числа тех, кто добровольно на то согласится, поскольку мы не можем надолго оставлять наш посёлок без защиты. - выдержав паузу, Слам окинул взглядом столпившихся вокруг него викингов, посмотрел в их лица и объяснил ситуацию более просто - Нужны добровольцы, чтобы отплыть на северные горы и истребить там великанов, если они там есть.
 
Вот тут лица собравшихся просветлели, такая формулировка была им ясна. С задних рядов прозвучал тонкий юношеский голосок:
 
- Я пойду!
 
- Тори! - протянул Слам - Тебе там будет не до того, чтобы песенки свои писать, хотя вдохновения ты там точно наберёшься. Ты ж, куда ни отправишься, всегда возвращаешься с кучей новых песен. Что ж, иди. И воинам будет не скучно в плавании.
 
Невысокий парень с арфой в руке поспешно протиснулся между могучих воинов и встал рядом с друидами.
 
- Я наверно тоже сплаваю. - сказал хриплым голосом из первых рядов чернобородый Хиллард и тоже встал возле дуба.
 
- Хорошо. - кивнул Слам.
 
- Ага, очень... - проворчала его жена Мигля, но тут же умолкла под тяжёлым взглядом воинов.
 
- Господин, я пойду с тобой! - крикнул с ярко выраженным акцентом пленный слуга Хилларда Гридя и тоже встал рядом с ним.
 
- Тебе-то это зачем? - удивился Хиллард - Ты хочешь помочь чуждому тебе народу?
 
- Этот народ мне давно уже не чужд. - возразил Гридя - Теперь это мой народ. Уж если мы с тобой за столом делили трапезу, то пожалуй меня уже нельзя назвать рабом, я житель сего посёлка. Тем более, на прежней земле меня ничего не держало. Ты только верни мне всё то, с чем меня взял, а то негоже без металла в поход идти.
 
Хиллард с недоверием смотрел на него. Нет, он знал, что Гридя не предаст ни его, ни других викингов, но зачем ему всё же идти в опасный поход с остальными? Ведь для него это не является вопросом чести. Хотя, возможно, таким образом он хочет окончательно закрепиться в положении полноправного викинга.
 
- На своей прежней земле я видел и слышал много такого, чего не видели и не слышали вы. - продолжал он - Тори это наверняка будет особенно интересно, да и вам может пригодиться. Вдруг вам встретится Змей Горыныч?
 
Хиллард нахмурил брови.
 
- Я готов встретиться с самим Мировым Змеем, - прорычал он - но кто такой этот Змей Горыныч?
 
- Заодно и узнаешь. - пообещал Гридя.
 
- А я что-то такое слышал! - сказал было Тори, но Слам его перебил.
 
- Нам нужны ещё воины. - сказал он - Трое не смогут управлять шестивёсельным драккаром.
 
- Слам! - подал властный голос ярл Ульгард - Я отправляю с тобой Вольфа.
 
- С нами поплывёт берсерк? - покривился Тори. Он чувствовал себя некомфортно в обществе берсерков из-за их шумности и вспыльчивости, Вольф в этом не являлся исключением. Но, разумеется, элита скандинавских войск пришлась по душе всем остальным участникам экспедиции.
 
Меж нерасчёсанных голов к дубу продвигалась медвежья морда. Она грозно скалилась и искрила пустыми хищными глазницами, несмотря на свою давнешнюю кончину. Прямо под ней располагалось вполне живое, но хмурое лицо, наполовину закрытое густой рыжей бородой. Через всё это лицо наискось проходил глубокий шрам, а на обнажённом торсе, едва сокрытом медвежьей шкурой, располагалось ещё множество разнообразных шрамов и ожогов. Вольф быстрым шагом прошёл через расступившуюся толпу, встал возле дуба лицом к собравшимся, вскинул вверх кулак и оглушил всех ужасным криком. Женщины втянули головы в плечи, мужчины принялись ковыряться в ушах.
 
- Хорошо, что он не бард. - тихо сказал Тори.
 
Пока у всех стоял звон в ушах, над посёлком висело молчание. Через минуту из толпы вышел седобородый Симдар и неспешно поплёлся к дубу.
 
- Я тоже пойду. - тихо сказал он - А то лета мои уже на исходе, надо бы о душе подумать. А ну как это мой последний шанс отправиться в Вальхаллу?
 
- Почему к старости люди становятся такими набожными? - сказал сам себе Тори.
 
- Состаришься и поймёшь. - ответил Симдар.
 
Слам осмотрел собравшихся добровольцев и спросил Вольфа, которого он решил назначить лидером отряда:
 
- Сколько вас, добровольцев собралось?
 
Вольф окинул взглядом своих спутников и спросил Симдара, как самого старшего:
 
- Сколько нас, добровольцев, собралось?
 
Симдар по очереди всмотрелся в каждого. Его взгляд остановился на Тори, который ото всюду собирал знания. Его он и спросил:
 
- Сколько нас, добровольцев, собралось?
 
Тори посмотрел на остальных, побормотал что-то шёпотом и выдал:
 
- Пятеро.
 
- Нужен ещё один! - объявил Слам.
 
И снова непродолжительное молчание. Потом из толпы подал голос юный Муни:
 
- Давайте я!
 
И он быстро выбежал к дубу.
 
- Только свой рог передашь мне. - грозно сказал Вольф - Я же у вас главный.
 
- Но только на время. - тихо сказал Муни - Смотри, не потеряй, я за него большой выкуп потребую, уж поверь.
 
- У нас достаточно добровольцев! - объявил с задних рядов Ульгард - Вы можете отмечать свои поминки со своими семьями, остальным грузить запасы на драккар.
 
Пока викинги, кряхтя и ругаясь, закатывали на драккар бочки с пивом, собравшиеся добровольцы пировали за широким столом в хате Хилларда. Все распивали свежую брагу и закусывали свежепожаренным кабаном, Тори пел им весёлую песню, Мигля периодически разливала по кружкам пиво из огромной бочки, потом ставила бочку на место и веселилась вместе с остальными.
 
- Ну а всё таки, - спросил Хиллард Гридю - что за Змей Горыныч такой?
 
- Да! - подключился Тори - Я слышал, что он не похож на Мирового Змея.
 
- Не похож. - отозвался Гридя - Он не такой огромный , землю не опоясывает, зато умеет летать.
 
- Ну, тут я буду как нельзя кстати. - заметил Муни, который как раз был лучником и копьеметателем.
 
- У него три головы, - продолжал Гридя - и у каждой из пасти огонь полыхает. Бывало, пролетит над деревней и одни угли от неё остаются. А чтобы убить злодея, нужно все три головы посносить. Ежель одну срубить, так она сразу новая вырастает.
 
- Вот это достойный соперник! - воскликнул Вольф.
 
- Да уж, - сказал Хиллард - вот кто бы меня в Вальхаллу проводил.
 
- Я те дам "проводил"! - засмеялась Мигля, отвесив мужу подзатыльник.
 
- Так, а что ещё есть? - спросил Тори.
 
- Да так, мелочь всякая... - сказал Гридя - С остальным, я думаю, вы справитесь. Змей Горыныч, пожалуй, наиболее опасен.
 
- Ха, да у нас йотуны опасней! - прокричал Вольф.
 
- Про ваших йотунов я не слышал... - признался Гридя.
 
Тори поднял свою кружку и Мигля живо налила в неё пиво из бочки. Потом налила и себе, уселась за стол и отхлебнула.
 
- Йотуны у нас вообще шикарные! - шутливо сказала она - Баб людских похищают! Как жаль, что меня не похитили, теперь вот с Хиллардом этим живу.
 
- Да ты не бойся. - сказал ей Хиллард - Сейчас может змея этого Горыныча встречу и можешь валить к своим великанам.
 
Мигля снова отвесила ему подзатыльник.
 
- Эй, а кто-нибудь из вас когда-нибудь видел живого великана? - вдруг спросил Тори.
 
- Я - нет. - ответил Хиллард.
 
- И я тоже. - сказал Муни - Если кто и видел, то наверно только Вольф, уж он-то всякого повидал.
 
Вольф застенчиво спрятал лицо под медвежей мордой, но быстро нашёл выход.
 
- Симдар точно видел! - сказал он, положив руку на плечо старику - На своём веку он поди видел уже всё на свете.
 
Симдар приподнял свои тяжёлые веки, всё это время застилавшие его глаза, и тихо сказал:
 
- Глупцы. Йотуны не обитают на свете, а за пределы Мидгарда я ещё не ходил. Кабы ходил - уж не вернулся бы. Впрочем был случай... - он снова прикрыл глаза и заговорил ещё тише - Несколько лет назад могучий викинг сбил меня с ног и занёс надо мной секиру. Я понял, что это верная смерть, мне уже ничто не поможет. Крепко сжав свой топор, я закрыл глаза и приготовился отправиться в обитель Одина. Однако, приоткрыв их на мгновение, я заметил пролетевшую надо мной валькирию. Я понял, что она дарует мне победу. Неведомо, каким образом, я подпрыгнул на ноги быстрее, чем опустилась секира врага, это воистину было чудо, как будто какой-то огромный великан немереной силы резко поднял меня, и в тот же миг я снёс врагу голову. Это был пожалуй единственный раз, когда я краем глаза заглянул в иные миры.
 
За столом повисло молчание.
 
- Здооорово... - протянул Тори - А у меня вот ещё вопрос. Кто-нибудь был в тех горах?
 
Викинги переглянулись. По их молчанию стало ясно, что никто из них там не был.
 
- А вдруг там Аид? - продолжал Тори - В одной битве какой-то воин грозился отправить нас всех в Аид. Я подозреваю, что это что-то нехорошее.
 
- Слушай, Тори! - рявкнул Вольф - Чего ты всё вопросами нас мучаешь? Это ж ты у нас всезнающий. Вот приплывём туда и выясним, что там, а кого встретим - убьём.
 
- Мёртвых не убить... - тихо сказал Тори - Может там Минотавр?
 
- Да достал уже. - буркнул Хиллард.
 
Тори замолчал. Остальные по прежнему веселились и рассказывали о своих подвигах. Вскоре бочка опустела и все отправились на загружённый по самый край такими же бочками драккар.
 
- Мы плывём в Вальхаллу! - прокричал Хиллард уже с судна.
 
Мигля подняла клочок земли и швырнула в него, но не попала. Викинги отметили это громким смехом.
 
Канат был перерублен, драккар плыл по холодному морю на ледяном ветру. Экипаж, гребя вёслами, хором пел походную песню. Посреди палубы Хиллард и Гридя тренировались, сражаясь друг с другом. Они старались по возможности не наносить друг другу серьёзных травм и обходиться шрамами. Вскоре за бортом стали появляться небольшие льдины.
 
- Мы точно на север плывём? - спросил Муни - В таких водах не хотелось бы сбиться с курса.
 
- Точно. - ответил Симдар - Когда есть солнце - ошибиться невозможно.
 
Старику доводилось видеть не так уж много боёв, он сражался меньше, чем некоторые в его возрасте. Куда больше его интересовал смысл бытия, в сражении он его не видел, как ни крути. В молодости, подобно Тори, он собирал по крупицам знания, но бардом стать так и не сумел, не было у него ни слуха, ни голоса. Со временем он понял, что в обществе викингов при отсутствии музыкальных способностей от его знаний не будет толка, они не принесут ему никакой пользы, потому он был тайным мыслителем. То есть он не скрывал, что мыслит о тайнах бытия, но и не говорил об этом с другими, его товарищам это не будет интересно. Теперь, когда он уже почти старик, его не нагружают тяжёлой работой, потому у него достаточно времени, чтобы просто сесть на камень и думать...
 
Тори же думал не так уж часто, зато активно собирал знания и, благодаря своему поэтическому таланту, быстро переделывал их в песни. Впрочем, искусство было для него на втором месте, а на первом сбор информации с миру по нитке. Через песни он лишь делился своими знаниями с другими и это всем нравилось. В детстве его родители даже хотели определить его в друиды, но сам он не изъявлял никакого желания разговаривать с деревьями, всё таки к искусству он тоже был неравнодушен. Впрочем, как на друиде, на нём ещё рано ставить крест, всё таки он ещё молод и всё у него впереди. Каждому из викингов нравилось что-то своё в его песнях, они слушали его на всех праздниках и за то прощали пассивное участие в боях. Ведь он писал хвалебные оды в честь героев - викингов, но кто споёт ему самому, соверши он хоть тысячу подвигов?
 
Муни был почти его ровесник, но нашёл он себя в другом. С детства ему казалось небывалым искусством нести смерть на расстоянии, потому он, едва научившись ходить, взял в руки дротик, точнее палочку с земли подобрал и швырнул её в Ульгарда. Тот здорово перепугался, что из него вырастет убийца ярла, и хотел было его казнить, но разумеется, что никто из поселения не одобрил бы его поступок. Ещё долгое время, пока отец обучал маленького Муни стрельбе из лука и метанию копий, Ульгард раздумывал, как бы подстроить его смерть так, чтобы ни у кого не возникло возражений, но Муни рос хорошим мальчиком и никого не обижал, вызывал народное недовольство только когда побеждал на праздничных соревнованиях в метании стрел и копий. Он был первоклассным охотником и обеспечивал пропитанием значительную часть поселения, потому его никто в обиду не давал. Постепенно и Ульгард заметил его благочестие и его опасения со временем сошли на нет.
 
А вот Хиллард не находил своего призвания с рождения. Какие-то вещи у него получались лучше, какие-то хуже, но вот того единственного, для чего он был рождён, он найти не мог, потому всем занимался понемногу. Стал он обычным воином, если что - мог и починить башмак, забор, стол, оружие наточить, приготовить мясо, словом делал всё то, что и положено викингу. Кузнецом и пивоваром он не был, знаниями не блистал. Из-за отсутствия постоянной профессии, он в молодости был злобным язвительным хамом и из-за этого обычно ходил один, трезвый и злой. И женщины от него сторонились. Он даже в битве взял в плен Гридю специально, чтобы издеваться над ним и в то же время чтобы не было одиноко. Но Гридя быстро понял причину его одиночества и стал часто разговаривать с ним по душам, своим позитивом заставляя его тоже добреть и веселеть. Так постепенно характер Хилларда улучшился и он стал часто появляться на пирах с друзьями, а там и до женитьбы на Мигле оказалось недалеко.
 
Гридя действительно совершенно не злился на своего бывшего хозяина, а ныне боевого товарища. На своей земле ему действительно было совершенно нечего терять, тем более что она была уничтожена скифами ещё задолго до его плена, когда он был ещё подростком. Ему тогда удалось сбежать в другое поселение своих сородичей. Делать он ничего не умел, поскольку его никто ничему не обучал, слишком много у него было братьев и сестёр, чтобы каждому уделять внимание, потому на новом месте его не встретили с хлебом и солью, но позволили за символическое пропитание доить коров и окучивать грядки. Несколько раз он участвовал в боях против тех же скифов, но его за это никто не хвалил, хотя он проявлял немалую доблесть. С братьями славянами оказалось труднее встать на один уровень, чем со скандинавами, поскольку его единоверцы хоть и разговаривали с ним непринуждённо, веселились и пили вместе с ним, но как до работы дойдёт - сразу запрягали его в узда, а то и поколачивали в минуту недобрую, несмотря на то, что ещё час назад с удовольствием слушали его речи. Гридя уже подумывал уйти от них, только запасов накопить нужно было, а это становилось всё труднее. Но, к счастью, на село набежали викинги, перебили мужей и взяли в плен женщин, детей и его. Переселившись в скандинавские земли, холоп возмужал и, кажется, нашёл себя, но только потому, что на большее ему рассчитывать не приходилось.
 
Вольф тоже не был коренным жителем посёлка. Дело в том, что он с рождения отличался неуравновешенным характером, но был при том вполне отходчив. У него были неплохие лидерские способности, потому, когда он совсем слетал с катушек, его всей массой успокаивали, а в остальных случаях терпели... До некоторых пор. Когда он был подростком, он выпил лишнего и из-за пустяка до смерти забил своего товарища. Большинство шрамов на его теле были получены именно после этого случая и забили бы его так же, но вмешался отец, который тоже отличался завидным здоровьем и агрессивным темпераментом. Потому дело ограничилось изгнанием. После недолгих скитаний, Вольф набрёл на другое село викингов. Представ перед Ульгардом, он сразу назвался берсерком. Ульгард указал на его юный возраст и потребовал доказательств сказанному, на что Вольф сразу спросил, есть ли желающие его проверить. Вызвался один из уже имеющихся берсерков ярла, более зрелый и опытный. Вольф потерпел в той схватке поражение, но по его поведению в бою берсерка в нём сразу признали и Ульгадр взял его в свою личную охрану. Разумеется, семьи у него не было, берсеркам не положено. Как-то он попытался наладить отношения с одной женщиной, но, вспылив, ударил её, за что ему было высказано множество порицаний, но в конце концов его простили. Ещё через несколько лет он впервые убил медведя и оделся в его шкуру. Потом он участвовал во множестве сражений, чем и заработал статус благородного воина.
 
Хиллард обрушил удар секирой сверху вниз. Гридя отклонился назад и выбросил вперёд руку со щитом в горизонтальном положении. Приняв удар, щит послушно выровнялся параллельно земле. Затем Гридя занёс топор, вынудив Хилларда оградиться от удара слева, но вместо удара топором он нанёс краем щита удар Хилларду в зубы. Тот упал на палубу и, корчась от боли, принялся вытирать окровавленную бороду.
 
- Извини, хозяин. - с улыбкой сказал Гридя.
 
Хиллард понял, что Гридя не случайно назвал его хозяином. Он намекал, что если он накажет своего слугу за эту провинность, то получится, что он ему всё таки хозяин, а не товарищ.
 
- Ничего. - сказал Хиллард, поднимаясь с пола.
 
Льдины за бортом становились всё больше. Спустя какое-то время, пошёл снег. Викинги решили дать вёслам отдохнуть и отправились в трюм, распить ещё одну бочку пива. Хиллард, когда у него кончалось пиво в кружке, машинально звал Миглю. В такие моменты распитие прерывалось, поскольку никто не соглашался отзываться на это имя и разливать пиво было некому. Однако такие оговорки встречались дружным смехом.
 
Горы вдалеке уже нельзя было окинуть взглядом. С их стороны уже дул свежий бодрящий ветер. В небе стали появляться чайки и альбатросы, Муни сбивал их из лука, потом их жарили и ели. Ещё через несколько часов льдины сплотились в сплошной лёд, но идти по нему было опасно, потому драккар прорубил лёд насколько смог и подплыл максимально близко к горам. Викинги высадились на отвесном берегу, снег доходил им почти до пояса. Первым по канату спустился Тори, последним Симдар. Все, кроме Вольфа, уже были при оружии и разодеты в кольчуги и шлемы, Тори так же нёс с собой любимую арфу. Вольф просто не носил доспехов, единственной его одеждой выше пояса всегда являлась лишь медвежья шкура, но топор и щит были при нём. Он набрал полную грудь воздуха, намереваясь заорать, но Тори сразу фыркнул на него.
 
- Тихо ты! В горах нельзя орать, обвал может быть.
 
- Хррр... - прорычал Вольф - Пошли уже. Великаны могут быть где-то наверху.
 
Вблизи горы не казались такими крутыми и огромными, как ни странно, издали они внушали больше величия. С неба валили хлопья снега, дул лёгкий холодный ветер.
 
- Эх, хорошо-то как! - вздохнул Гридя, карабкаясь по хрустящему снегу.
 
- Не думал, что когда-нибудь в горах побуду. - отозвался Симдар, идущий последним.
 
В свете заката снег постепенно приобретал оранжевый оттенок. Яркое солнце постепенно тускнело, но всё ещё слепило глаза, заставляя викингов щуриться. Хиллард взял в рот немного снега, чтобы унять боль от выбитого зуба. Вершина гор была уже достаточно близко, но тут Тори сказал:
 
- Эй, я нашёл пещеру!
 
Цепляясь руками за лёд, он вполз в большую дыру в горе. Остальные стали пробираться к нему, кто поднимаясь выше, кто спускаясь.
 
- Великаны могут прятаться в этой дыре? - тихо спросил Вольф.
 
- Не думаю. - сказал Тори - Для них она пожалуй маловата, разве что ползком могут туда влезть. Однако осмотреться здесь всё таки стоит, вдруг они там что-нибудь хранят.
 
- Верно. - кивнул Вольф - Пойдёмте, проверим.
 
В пещере было скользко, несколько раз викинги падали, гремя оружием и шлемами. Дыра была круглой формы, даже подозрительно идеально круглой. В глубине пещеры было темно, но глаза воинов быстро привыкли к темноте и, пройдя подальше в глубь, стали замечать на стенах, внизу и даже вверху, куда человек дотянется разве что мечом, фрески. Выпуклые фигуры в точности повторяли каких-то существ, напоминающих людей, только каких-то странных. Все они были сутулые, у них были большие челюсти, узкие лбы и тяжёлые брови. Так искусно обрабатывать материалы, чтобы были видны такие тонкости, викинги не умели.
 
- Кто же здесь живёт... - задумчиво говорил Тори - Ты, Гридя, знаешь каких-нибудь существ, которые могут здесь обитать?
 
Гридя задумался и сказал:
 
- Обитания некоторых существ, которых я знаю, мне неизвестны. Если мы здесь кого-то встретим и я его узнаю, я скажу вам, кто это. А если вы узнаете, вы скажете мне.
 
В пещере стали появляться ответвления, такие же круглые и того же размера. Они располагались строго в ряд по правую сторону, на одинаковом расстоянии друг от друга.
 
- Ну что, разделимся? - сказал Вольф.
 
- А если кто-то из нас встретит можество местных жителей? - подал голос Симдар - Может лучше нам держаться вместе?
 
- Мы можем позвать друг друга. - ответил Вольф - Здесь сильное эхо, мы друг друга услышим. Значит так, я отправляюсь дальше вперёд, а вы берите себе по одному проходу и исследуйте.
 
Спорить с ним было бесполезно, это могло лишь вызвать у него раздражение, что было сейчас совершенно не кстати. Поставив точку в своём указании, он решительно направился вперёд, остальные переглянулись и пошли каждый в своё ответвление. Идя в одиночестве по пещере, Тори напевал какую-то песню, пока не послышался голос Муни:
 
- Хватит петь, тут тихо надо.
 
Слышимость здесь и правда была хорошая, раз Муни услышал такие тихие напевы. Послушно умолкнув, Тори отправился дальше. Гридя, удаляясь, стал замечать, что пещера расширяется. Чуть заметно, но всё же потолок постепенно становился выше. Ещё через несколько шагов сверху исчезли фрески, видимо потолок теперь был слишком высок даже для местных. А спустя ещё пару минут пещера стала извиваться, петлять. Зайдя за поворот, Гридя сказал:
 
- У меня пещера кривится. Это у всех так?
 
- У меня нет. - ответил Хиллард из своей пещеры.
 
- Нет. - сказал Тори.
 
- Прямая, как копьё. - подключился Муни.
 
- И у меня прямо. - прохрипел Симдар - Только во льду проталины встречаются, здесь теплее.
 
Никому из них не приходилось кричать, акустика была просто потрясающая. Гридя оглянулся перед очередным поворотом, пытаясь определить, насколько далеко он ушёл от входа. Всматриваясь в темноту, он увидел лишь поворот.
 
- Чёрт... - буркнул он. Почему-то у него внутри наростало беспокойство. Нет, он не пожалел, что отправился в этот поход, но идти глубже в пещеру хотелось всё меньше.
 
Повернувшись обратно, он сразу отшатнулся. Перед ним стояло некое человекообразное существо, похожее на тех, что были выгравированы на стенах. Он был в полтора раза выше Гриди, голый, весь покрытый жёсткой рыжеватой шерстью, а кожа была смуглая. Весь он был необычайно мускулистый и сутулый, в руке он держал увесистую деревянную палку и скалил большие крепкие зубы, выдыхая густой пар сквозь них. В его нечеловеческих глазах горела злоба, но не первобытно дикая, а какая-то логичная, это был некий праведный гнев. Только не понятно, что послужило причиной этого гнева.
 
- Йетить твою мать! - только и успел проорать Гридя на родном языке.
 
В следующий миг дубина обрушилась на его голову, разбив в клочья и шлем, и череп под ним. Мозг славянина разлетелся по пещере, обезглавленное тело осело на колени и, прогремев металлом, упало на лёд.
 
Викинги мигом развернулись и помчались из своих пещер, скользя и падая.
 
- Гридя, что там у тебя? - кричал Тори.
 
Оказалось, они зашли в свои пещеры не так уж далеко, к выходу они пришли быстро и быстро определили, в какую пещеру шёл Гридя. Вбежав в неё, они взяли в руки оружие, не сбавляя шаг. Было бы нелепо поскользнуться и принять смерть от собственного меча, но об этом никто не подумал. Не до того было. Тело своего товарища они нашли быстро, едва не споткнувшись об него, на льду было трудно сбавить скорость. Гридя, вытянувшись, лежал на животе. Встав вокруг него, викинги долго молчали, опустив головы. Наконец, Хиллард тихо сказал:
 
- Мы должны похоронить его как воина. Не как слугу.
 
Лужа крови, пропитавшая лёд под телом павшего воина, уже успела застыть, приморозив его бороду к полу. Теперь, чтобы забрать его из пещеры, придётся рубить его нижнюю челюсть.
 
- Мы отомстим за тебя. - проговорил Муни - Кто бы это ни сделал.
 
Тори припал на одно колено и положил руку на спину трупа. Повернув лицо к живым, он сказал:
 
- Гридя знал, кто это. Он прокричал что-то вроде "Йети твою мать". Когда мы сражались с его сородичами, многие из них кричали "твою мать", а едва завидев нас, их дозорные орали "варяг, твою мать". Варяги это мы, а фраза "твою мать" должно быть означает надвигающуюся опасность. Значит это был йети, он знал таких. Только теперь он нам не расскажет, кто это такие. Придётся узнать это самим.
 
И вновь в пещере повисло долгое молчание. Все уже высказали всё, что хотели, и теперь искали достаточно благородный повод двинуться дальше. На последок своё слово сказал Симдар:
 
- Говорил же я Вольфу, надо держаться вместе.
 
- Кстати о Вольфе! - тут же нашёлся Муни - Это никого не удивляет?
 
Все переглянулись... Затем огляделись по сторонам...
 
- Вольф! - позвал Тори.
 
Ответа не последовало.
 
- Когда Гридя спосил, извиваются ли у нас пещеры, Вольф уже тогда ничего не ответил. - вспомнил Хиллард.
 
Викинги проскользили к выходу из пещеры. Симдар при этом украдкой посматривал на Хилларда, ему было интересно, испытывает ли тот чувство вины за случившееся. Но, кроме горечи потери, он ничего на его лице не видел. И правда, ведь его слуга сам взывался идти в поход, зная, на что идёт. Выйдя в коридор, по которому вглубь направлялся Вольф, Тори уже громче крикнул:
 
- Вольф!
 
- Чего орёшь? - сразу отозвался грубый голос - Здесь и так всё слышно.
 
И в скором времени в темноте замелькали медвежьи клыки, а под ними и обнажённый торс. Вольф поспешно проскользил к группе и посмотрел на них, ожидая дальнейших вопросов.
 
- Почему ты не пришёл, когда закричал Гридя? - тут же набросился на него Тори.
 
Берсерк удивлённо выкатил глаза.
 
- Я ничего не слышал... - прорычал он - А где этот Гридя?
 
- Он мёртв. - сказал Хиллард - Его йети убил.
 
- Какой йети? А как же йотуны?
 
- Я уж не знаю, есть ли тут йотуны... - с раздражением сказал Тори - Но тут точно есть какие-то йети, о которых знал лишь один из нас. И он мёртв.
 
Вольф с досадой сплюнул на лёд, его плевок сразу примёрз к фрескам. Он чувствовал свою вину за то, что не уберёг товарища.
 
- Я кажется знаю, кто это. - сказал он - Пойдёмте, я вам кое что покажу.
 
И решительным шагом направился в глубь пещеры. Остальным ничего не оставалось, кроме как последовать за ним. Так они шли по фрескам несколько минут, затем оказались в просторном круглом зале, тоже испещеренном фигурами. Потолок здесь был гораздо выше. В самой середине зала был слегка возвышенный ледяной круг, украшенный разными орнаментами и какими-то замысловатыми то ли иероглифами, то ли рунами. Посреди круга стояла сливающаяся с потолком четырёхгранная ледяная колонна. Она была так гладко отполирована, что была почти прозрачной. В ней был отчётливо виден стоящий во весь рост замороженный йети. Точно такой же огромный, голый, покрытый шерстью, мускулистый, сутулый, с дубиной в руках.
 
- Вот это воин! - удивлённо воскликнул Хиллард - Нам бы такого.
 
- Думаю, Гридя встретил такого же. - подытожил Вольф.
 
- А я теперь догадываюсь, почему ты нас не слышал. - сказал Тори - Это похоже на святилище, а некоторые племена любят тишину во время молебен. В других пещерах такое чёткое эхо, какое невозможно встретить в природе, эти йети как-то сделали его самостоятельно...
 
- Самостоятельно сделали эхо? - с иронией сказал Вольф.
 
- Ты же трубишь в рог, от этого получается звук, вот и здесь примерно то же самое. Так вот, в этом святилище сделали то же самое, но наоборот, чтобы слышно было только тех, кто в этой пещере, а из других ничего не слышно.
 
- Кстати, рог мой не забудь вернуть. - напомнил Муни - Он мне дорог как память.
 
Вольф кивнул. Некоторое время они как обычно помолчали. Симдар горестно покачал головой.
 
- Негоже в чужие святилища вторгаться, даже во вражеские. - тихо сказал он.
 
- Да ладно, - рявкнул Вольф - мало мы что ли храмов чужих сожгли? Уж они бы наших богов не пощадили.
 
- Так что, Вольф, - сказал старик уже погромче - теперь-то вместе держаться будем?
 
- Будем, будем. - вздохнул он.
 
- Тогда давай ещё и разберёмся. - продолжил Симдар - Что мы собственно тут делаем? Эти самые йети явно не йотуны, так что нам от них нужно?
 
- А проучить их?! - вспылил Вольф - Они же Гридю убили! Разве так гостей встречают?!
 
С этим никто поспорить не мог. Подтянув ремни, викинги медленно направились обратно, к пещерам. Уничтожать чужое святилище никто не собирался, они же не на своей земле, хоть и на враждебной. Но убийство своего соратника они не спустят с рук и отомстят всем, кто здесь обитает, а Тори непременно напишет в его честь хвалебную песнь.
 
Когда викинги вновь подошли к разветвлениям, Вольф скомандовал:
 
- Теперь Хиллард, Муни и Тори идут в ту пещеру, Симдар...
 
- Подожди! - воскликнул Симдар - Мы что, опять разделяемся?
 
- Так мы меньше времени потратим. - спокойно сказал Вольф.
 
- Ты что, ничему не научился?
 
- Научился. Мы теперь пойдём вдвоём. Ты, Симдар, в какую пещеру шёл?
 
- Вон в ту. - показал мечом Симдар.
 
- Значит мы с тобой пойдём в ту, остальные в другую. Эти проклятые йети должны где-то гнездиться, там мы их и накроем.
 
- Ты безумец. - проворчал Симдар.
 
- Эй, Вольф! - резко сказал Муни - Рог мой верни. Ты здесь всё равно трубить не будешь.
 
Трудно было сказать, почему, но Вольф перестал вызывать у него доверия. Что-то в его поведении настораживало Муни. Тот снял с пояса рог и, покривившись, протянул ему.
 
- На, забирай. - сказал он - В него вообще трубить не надо, ему надо дно смолой залепить и пить из него по праздникам.
 
- Тьфу на тебя! - оскорбился Муни, вешая рог на пояс.
 
Вольф ничего не ответил и молча направился в пещеру, Симдару ничего больше не оставалось, кроме как поплестись за ним. Он уже жалел, что отправился в этот поход, всего этого можно было избежать, но первая кровь была пролита и этот поток теперь не остановить. Они шли в темноте несколько минут, старик иногда подскальзывался и падал, но Вольф не трудился помогать ему подняться, слишком решительным был его настрой. Когда во льду показались проталины, под которыми была затвердевшая лава, берсерк почувствовал приближение некой жизни и принялся грызть щит, впадая в бешенство. Он ненавидел местных обитателей и теперь ни за что бы отсюда не ушёл, не перебив их всех. Постепенно лёд на камне вовсе сошёл на нет, в пещере стало значительно теплее и почти не было видно выдыхаемого пара.
 
- Вольф, мне не нравится то, что ты делаешь! - говорил Симдар - Ты не думаешь о том, как будет лучше и правильней, тебя ведут лишь твои злоба и ненависть, а раз уж ты здесь главный, ты должен действовать от имени...
 
- Заткнись! - рявкнул Вольф - Мы воины и вести себя мы должны как воины, а не как трепливые бабы!
 
За следующим поворотом открылась каменная комната. В ней были четыре плоских стены, явно выдолбленные в камне, но снизу и до потолка шли природные столбы, коих было штук пять. По всей комнате бегали разного возраста дети той же расы, что местные обитатели, а возле дальней стены сидели трое йети, по всей видимости женского пола, они были не столь развиты физически и у них были обвислые груди. На коленях у каждой из них было по младенцу. Завидев чужаков, все они сразу замерли, дети стали отходить к сене.
 
- Нам здесь нечего делать! - как можно более решительно заявил Симдар - Если ты сам воин, то не вздумай их бить!
 
Вольф уже не обращал на него внимания. Он грозно рычал, вперившись взглядом в трёх самок. Одна из них, та, что была в середине между двумя другими, более крепкого телосложения, отложила младенца в сторону и со скрипучим визгом кинулась на викингов. Тот выставил вперёд щит, занёс топор и с воплем бросился ей навстречу.
 
- Стой, Вольф! - заорал Симдар - Не смей!
 
Но было поздно, берсерк уже поймал самку йети на щит и обрушил на её голову удар топора. Та осела на пол и упала грудями вверх. В комнате началась паника, женщины и дети метались в разные стороны, но выбежать в пещеру почему-то никто не решался, а Вольф вертелся посреди помещения и с криком во всю глотку раздавал всем удары топором и щитом. Симдар теперь был не в силах стоять в стороне. Он набросился на Вольфа сзади и попытался схватить его за руки, но тот резко развернулся, отбросив старика назад.
 
- Тряпка! - проорал он, подбежав к Симдару, и сразу воткнул топор в его шею, наполовину отрубив голову. Борода раненного быстро пропиталась кровью, кольчуга стала багряной, по камню растеклась алая лужа. Какое-то время старик хрипел, затем взгляд его угас.
 
Когда в помещение подоспели другие воины, в живых там уже остался только один. Посреди безжизненных тел и моря крови, Вольф стоял на четвереньках, пытаясь отдышаться. Все осматривались вокруг и заметили мёртвого Симдара.
 
- Его убили? - уточнил Тори.
 
- Да... - задыхаясь сказал Вольф - Йети... Вроде... убили. - он сам плохо помнил, что здесь произошло.
 
Тори смотрел на него с недоверием. - Он слышал его спор с Симдаром, слышал в общем шуме слово "тряпка" и это наводило на мысли. Но этого было недостаточно, чтобы обвинить его в чём-то, а обвинять безосновательно - себе дороже. Подозрения также вызывали размеры убитых йети. Переведя взгляд обратно на Симдара, он тихо произнёс:
 
- Зато он на старости лет увидит Вальхаллу, как и мечтал. Во всём есть хорошая сторона.
 
- Умеешь же ты, Тори, поднять настроение. - усмехнулся Хиллард. Ему, как ни странно, от этих слов и правда полегчало.
 
- А плохая сторона в том, - капризно заявил Муни - что я ещё совсем не старый!
 
- Надо... идти дальше. - с трудом проговорил Вольф, поднимаясь на ноги.
 
Хиллард помог ему подняться и все потащились из пещеры обратно.
 
- Надо исследовать все ходы. - твердил Вольф - И обязательно захватить домой голову одного из них. Пускай наши тоже узнают, кто такие йети. Давайте пойдём в ту петляющую пещеру, в которой Гридю убили.
 
- Верно. - сказал Тори - Его пещера похоже самая интересная. И петляет, и расширяется. Мы здесь уже столько чудес видели, а там возможно кроется самое удивительное чудо. Когда мы за ним шли, навстречу нам никто не вышел, значит его убийца пошёл вглубь. Нам надо было сразу туда пойти, когда Симдар ещё был жив.
 
- А чего ж не пошли? - прищурился Вольф.
 
- Потому что тебя с нами не было! - заметил Муни - Пока ты там молился замороженному йети, мы и не знали, что нам делать. Ты же у нас голова медвежья.
 
- А нам бы стоило сделать рог на подобие этих пещер. - не унимался Тори - Тоже с несколькими отверстиями, чтоб по разному звучали. Помните, было у нас сражение в каком-то похожем на это место, только каменное и не в горах? Так вот там один во время боя стоял на возвышении и дудел в такую трубку, тыкая пальцами в дырки. Как же он её назвал-то... Сви... свир... ель. Смысл этого инструмента мне не ясен, ведь играя на нём бард не сможет петь...
 
- Что, дружок, понесло тебя? - Хиллард хлопнул Тори по плечу.
 
- Походи, поищи, - подключился Муни - может найдёшь тут ледяную свинкрель и отнесёшь домой. И выпьешь. А она у тебя внутри играть будет. Так и петь сможешь.
 
Муни любил пошутить по случаю, но не всегда у него это получалось. Дальше они шли молча до самого конца пещеры. Выйдя в основной проход, Муни с иронией спросил Вольфа:
 
- Ну что, разделяемся?
 
- Нет... - тихо сказал тот - Тори, примени свои знания во благо, скажи, нас сколько теперь?
 
Тори осмотрел спутников, тихо что-то пробормотал и ответил:
 
- Четверо.
 
- Вот. Это наверно достаточно мало, чтобы ходить вместе. Идём в петляющую пещеру!
 
Некоторое время они шли по пещере молча. Дойдя до прежнего места, они заметили, что труп исчез! Остался багряный лёд, но никаких вмёрзших в него обрывков одежды или кольчуги и даже волосков бороды не было. Более того, фрески на полу остались в первозданном состоянии, только покраснели.
 
- Чудеса! - воскликнул Тори - Похоже, йети непревзойдённые мастера, каких свет не видывал.
 
- Какая разница! - прорычал Вольф - Они за всё заплатят своей кровью. Пошли дальше.
 
Первым шёл Вольф. Он не убирал руки с рукояти топора и внимательно смотрел за каждый повород. Пещера уже настолько расширилась, что казалось сквозь потолок можно было увидеть небо. Впереди слышалось громкое дыхание.
 
- Может всё таки йотун? - говорил Муни, нащупывая за спиной метательное копьё.
 
Ему никто не ответил. К чему рассуждать, если в скором времени всё должно выясниться само. Спустя ещё пару десятков шагов, далеко в темноте стали поблёскивать несколько пар белых озлобленных глаз. Муни уже взял в обе руки по копью и приготовился их кинуть, Вольф достал топор, Хиллард секиру.
 
- Тори, готовь арфу. - тихо сказал Муни - Им понравится твоё пение.
 
Когда расстояние немного сократилось, из глубины пещеры засиял непривычный тусклый свет, обозначив фигуры пятерых йети. Трое из них были вооружены деревянными дубинами, один держал в руках каменную глыбу, а ещё один - абсолютно ровный ледяной шар, внутри которого что-то плескалось, но этого не было видно в таком слабом освещении.
 
Вот тут Муни не выдержал, возможно сдали нервы, а возможно решил, что уже пора начать бой, и метнул в йети сразу два копья с обеих рук. Тому, что был с камнем, копьё попало в грудь, оно пронзило его насквозь. Издав неприятный протяжный крик, он повалился на лёд, ещё какое-то время подёргал конечностями и замер. А одному из вооружённых дубиной удалось спастись от своей участи, он на удивление проворно уклонился от летящей в него смерти. Его движение было поистине сверхчеловеческим и возможно даже сверхйетинским, поскольку на одно мгновение на ледяном потолке над ним, как некоторым показалось, промелькнула тень валькирии. По нему было видно, что он и сам удивлён своей удаче.
 
- Бей их! - заорал Вольф, на полном ходу набрасываясь на противников.
 
Одновременно с ним кинулся и Хиллард, а Муни, ни секунды не мешкая, выхватил лук и принялся вести стремительный обстрел вражеской стороны. Его стрелы выбивали куски льда из настенных фресок, что злило йети ещё больше. Едва Вольф подбежал вплотную к одному из них, ему сразу прилетел удар дубиной по щиту, вызвав громкий треск то ли щита, то ли палки. Берсерк с трудом удержался на ногах, но подойти ближе не мог, тяжёлая деревяшка стремительно летала перед ним. То же самое случилось и с Хиллардом, попытавшись отразить удар секирой, он отлетел назад, но стремительно поднялся и стал колошматить своим двуручным топором по оружию противника, до которого он не мог дотянуться. А уж подоспевший в последний момент Тори вовсе не мог подойти к отряду противника хотя бы на метр, казалось, его отталкивало порывом воздуха от летающих перед ним дубин. Тот йети, что держал ледяной шар, стоял позади всех, выжидая удобного момента, чтобы пустить в ход своё странное оружие. В пещере стоял крик викингов, орущих при каждом ударе, а йети сражались молча, но при этом очень быстро и с большой силой. В добавок, они пошли в наступление, оттесняя людей к выходу. Даже Муни, стоящий позади и стреляющий из лука на удивление неудачно, был вынужден отходить шаг за шагом назад, чтобы сохранить безопасную дистанцию. Уперевшись спиной в стену основной пещеры, он повернулся налево и спиной направился к выходу на поверхность горы, рассчитывая, что остальные викинги сделают то же самое. Но тут йети проявили тактическое мастерство и умудрились отрезать противникам путь к выходу, направив их в другую сторону, к святилищу. Зато теперь для Муни были открыты их спины. Постоянные неудачи в этом бою нервировали его и теперь, предвкушая, как он отыграется, он широко и язвительно улыбнулся, хорошенько натянул тетиву и прицелился в вооружённого дубиной йети, а точнее в его шею. Он целился в левого йети, который гнал перед собой Тори. За это время Муни потерял несколько драгоценных мгновений, но зато теперь он точно не ударит лицом в грязь. Затаив дыхание и даже остановив на время собственное сердце, он отпустил тетиву и пущенная им стрела попала в самую середину его цели, перебив спинной мозг. Йети даже не успел вскрикнуть, он просто рухнул на лёд, едва не накрыв отшатнувшегося от него Тори.
 
- Ха! - прокричал Муни на всю пещеру, вскинув вверх свой лук.
 
И йети с шаром сразу обернулся на него и занёс своё оружие высоко над головой, у остальных не было времени отвлекаться, они старательно размахивали дубинами. Муни тут же снова натянул свой лук и прицелился. Однако стрелять ему не пришлось. Хиллард, заметив, что в живой стене, надвигавшейся на него, образовалась брешь, перепрыгнул через труп и с размаху заехал секирой в бок метателю шара. Лезвие вошло глубоко в его тело, из раны ручьём засочилась кровь. Пошатнувшись назад, йети выронил из рук шар прямо на голову Хилларду, и упал на живот. Шар послушно разбился об шлем его убийцы, целиком окатив его какой-то бесцветной жидкостью, пахнущей, как оказалось, чем-то средним между пивом и калёным железом. Осмотревшись, Хиллард не заметил на себе никаких существенных повреждений.
 
- Берегись! - крикнул ему сзади Тори.
 
Оглянувшись, Хиллард заметил, что прямо на него летит тяжёлая дубина. Он машинально отразил удар секирой и она застряла в дереве. Йети резко поднял её вверх, но Хиллард не желал расставаться со своим оружием и перелетел через противника вместе с ней, наткнувшись в приземлении на что-то острое. Теперь, когда этому представителю неведомой расы было труднее двигаться, Тори не составило труда с разбегу воткнуть меч в его брюшную полость. Выпустив из рук дубину, секиру и Хилларда, йети скрючился и издал какой-то квакающий звук. Из его рта пошла кровавая пена. Закатив глаза, он тяжело упал на лёд. Хиллард поднялся с пола, но вытащить свою секиру из деревяшки он так и не смог. Тогда он взял саму деревяшку, которая оказалась ещё тяжелее, чем выглядела. Вольф уже выбивался из сил. Казалось, он сейчас упадёт и йети запросто расплющит его ударом. Хиллард, которого уже подташнивало от собственного запаха, ощущая немалое головокружение, подбежал к последнему оставшемуся в живых йети, волоча с собой дубину, и, как сумел, ударил его по бедру. Йети опустил руки и тут же ему на лоб приземлился топор Вольфа. Почти в тот же миг в его левую лопатку угодила стрела Муни. Монстр упал на четвереньки, потом и вовсе осел на лёд. Но он не умер. Не выпуская из рук дубину, он полз вперёд, к святилищу. Вольф и Тори с удивлением расступились, давая ему проход. Было похоже, что у него впереди есть некая цель, за которую он готов поплатиться жизнью. Хиллард, шатаясь, шёл за ним, позднее к нему присоединился и догнавший их Муни. А йети, всё ещё не собираясь умирать, полз по ледяному полу, цепляясь длинными ногтями за фрески. За собой он оставлял кровавый след, довольно скользкий, но Хиллард шёл строго по нему, потому что этот след он видел лучше всего, в противном случае он мог бы и сбиться с пути, поскольку в глазах у него всё плыло и двоилось. Когда йети, уже прополз в святилище, Хиллард вдруг простонал:
 
- Передайте Мигле... Что я... Ушёл в Вальхаллу. Пусть позлится.
 
И, лязгнув железом, рухнул на землю. Все остальные сразу замерли, даже Вольф.
 
- Хиллард! - кричал Тори, расшатывая его тело рукой - Хиллард, ты что, умер? Да ты чего это вдруг? Нельзя же так-то вот... Ты ж не в бою.
 
Муни с досадой хлопнул в ладоши и проворчал:
 
- Мигле своей сам передашь как хочешь, я пока в Вальхаллу не стремлюсь.
 
В этот раз тишина продолжалась недолго. Уползший глубоко в святилище йети вдруг оглянулся и простонал скрипучим голосом, пытаясь привлечь всеобщее внимание. Это сработало, все трое оставшихся в живых викингов оглянулись. Из последних сил раненный йети швырнул свою дубинку в ледяную стену... И оказалось, что это причудливые игры отражений в зеркальном льду дают эффект стены, а на самом-то деле никакой стены там нету. Дубинка свободно пролетела в проход и рухнула на пол. То же самое случилось и с йети, вложившим в это действие последние остатки своего здоровья. После броска он стремительно издох. Но на это Тори даже не посмотрел. Он уставился туда, куда улетела дубинка. Фрески так отчётливо отражались друг от друга, что в темноте и правда, если не приглядываться, казалось, что это обычная стена, такая же, как и все здесь.
 
- Да это же чудовищно развитая... - принялся Тори выговаривать сложные слова - Ци-ви-ли-за-ци-я.
 
Об этом непременно надо будет сложить песню. Это конечно далеко не первая цивилизация, с какой он столкнулся, из одной, какую он видел на востоке, он даже умудрился стащить папирусный свиток с какими-то символами, но всё же цивилизаций он повидал не так уж много, в основном его народ сражался с другими, такими же варварскими племенами, так что это приключение всё же достойно упоминания в его песнях. Кабы не гибель его товарищей, он бы всё больше радовался своему визиту в эту гору.
 
- Только вот зачем йети показал нам этот проход. - с сомнением сказал Муни - Я даже не знаю, стоит ли нам туда идти.
 
- А у нас есть выбор? - сказал Вольф. Он в свою очередь ни секунды не жалел о своём походе, напротив, его радостная злоба наростала ещё больше, когда умирали викинги. Он испытывал некое злобное веселье, восторженное желание мстить и убивать.
 
Итак, Вольф, изящно взмахнув медвежей шкурой, поспешно направился сквозь иллюзорную стену. Тори и Муни переглянулись и пошли за ним. Сначала Тори хотел поговорить о неправильном поведении Вольфа с Муни, но решил, что будет нечестно обсуждать человека за его спиной, потому, проскользив по полу, догнал самого Вольфа и сказал:
 
- Если они достаточно умны, то в этом проходе нас будет ожидать ловушка. Не с проста же умирающий йети показал нам этот путь.
 
- Ты лучше спой нам. - отмахнулся Вольф - Спой, чтоб нам легче сражалось. - выдержав паузу, он рявкнул - Ну же!
 
Осознав, что объяснять что-то берсерку бесполезно, Тори послушно достал свою арфу и принялся напевать песню, которую сочинял здесь же, находу, черпая вдохновение из ледяных стен и всего того, что с ним сегодня приключилось.
 
Пролилась кровь наших воинов
Не забудем, не простим
Пали братья наши в бойне
Не забудем, не простим
Коль они нашли здесь свой конец
Так за них мы будем мстить
Ярость наших всполыхнёт сердец
Будем йети гадких бить.
 
У викингов от этого пения действительно поднялся боевой дух. Глаза Вольфа налились кровью, Муни пустил скупую слезу и поудобней подхватил свой лук. Скорость их движения повысилась, моральный настрой не позволял им поскользнуться и они теперь уверенно шли по ледяному полу. Единственное, чего не хватало - очень хотелось сбегать на драккар, распить ещё одну бочку.
 
- Эх, пивка бы сейчас! - проконстатировал Муни.
 
- Скоро, скоро... - бормотал Вольф.
 
Муни шёл позади всех, поскольку был полезен на расстоянии, заодно прикрывал тыл. Вольф и Тори шли впереди вровень, внимательно всматриваясь в темноту. Вскоре впереди показался свет. Тот самый тусклый свет, какой освещал фигуры йети. И в этот раз он освещал их, правда только троих.
 
- Кажется, началось. - проговорил Вольф, кусая край своего щита.
 
Ещё пара мгновений и он с рёвом набросился на противников. Вместе с ним в бой кинулся и Тори. Муни остановился и натянул лук, но в полутьме он не мог разобрать целей в общей бойне. Шлем Тори сверкал в тусклом свете, его он видел отчётливо, а вот Вольф в своей шкуре и с мускулистым телом полностью сливался с тремя йети. Пытаясь что-то разобрать в общей бойне, Муни долго целился, стараясь не задеть обладателя клыкастой морды на голове... Но за это время поблёскивающий шлем вдруг отлетел в сторону и со звоном упал на лёд.
 
- Тори! - прокричал Муни в последней надежде.
 
Ответа не последовало. Лишь лязг металлического и деревянного оружия и дикий крик Вольфа слышались в пещере. Сияющий шлем неподвижно лежал на ледяном полу. Тут у Муни окончательно сдали нервы и он принялся обстреливать всех без разбору. Из его рук вылетела стрела и один из йети заорал, схватившись за плечо, затем сразу получил между глаз топором. Ещё один выстрел и другой склонился на бок, но не упал. Он продолжал сражаться. Две следующие стрелы лишь выбили ледышки из фресок, но очередной выстрел сразил одного из сражающихся прямо в висок. Теперь в темноте были лишь две живых фигуры и они явно были не одной расы, поскольку отчаянно сражались друг с другом. Муни опустил свой лук, поскольку не знал, в кого из них стрелять. Рёв и удары ещё долго разносились эхом по пещере, несчастному Муни оставалось лишь терпеливо ждать окончания схватки. Он смотрел на это действие с напряжением, куда большим, чем болельщих на гладиаторских боях. Удар, ещё удар... Кому-то из них заехали в плечо, он отшатнулся, но не вышел из строя. Ещё череда хаотичных ударов, последний йети уже тоже стал кричать, правда потише Вольфа. Наконец одна из фигур стала оседать на пол, Вольф остервенело наносил по его спине удар за ударом. Умирающий йети стонал и пытался подняться, но удары придавливали его всё ниже к земле. Когда он был уже мёртв, Вольф не хотел с этим мириться и продолжал бить его поочерёдно топором и ногами. Наконец, он сам упал на четвереньки и стал понемногу приходить в себя. Муни медленно подошёл к нему.
 
- Как ты? - поинтересовался он.
 
- Ты... Ранил меня. - простонал Вольф. Из его бедра торчала стрела.
 
- Извини... Хозяин. - проговорил Муни, намереваясь повторить трюк Гриди. О чём он только думал.
 
- Сейчас... Пойдём... Дальше. - сказал Вольф с небольшой скрытой угрозой.
 
Муни это не понравилось. Он предпочёл пойти в этот раз первым, Вольф сам его догонит, когда отдышится. У самого Муни силы тоже были наисходе, ходил он уже с трудом.
 
- Мы остались одни. - спокойно сказал он, не оборачиваясь - Все убиты. Теперь здесь только ты и я.
 
- А йети? - отозвался сзади подбирающийся к нему Вольф.
 
- Йети... - с сарказмом повторил Муни - Плевал я на йети. Симдар, Тори, Хиллард, Гридя, они все мертвы. Они умерли, когда мы пришли сюда.
 
Упомянув имя Гриди, Муни невольно всмотрелся в пещеру. Она сужалась по мере его пути мимо светящегося комка снега, на который он даже не обратил внимания. Он молча шёл по пещере, пока свет не скрылся в темноте.
 
- Что ты мелешь?! - прорычал сзади Вольф.
 
Так и не обернувшись на него, Муни остановился и посмотрел себе под ноги. На полу было уже знакомое ему пятно крови, кое где даже валялись примёрзшие ошмётки мозга.
 
- Так вот оно что... - прошептал он.
 
Значит, потайная пещера, ведущая из святилища, в которое пошёл Вольф, соединяется с той, в которую направился Гридя.
 
- Вольф, это же...
 
В детской комнате, где в живых остался лишь один Вольф, было множество трупов женщин и детей, но ни у одного из них не было оружия, а у Симдара была прорублена шея.
 
- Как же так, Вольф...
 
Йети всего лишь облили Хилларда пахучей жидкостью, но, когда он умер, в его спине была открытая рана, которую нельзя нанести деревянной дубиной.
 
- Неужели это правда...
 
В последнем сражении лишь Тори выделялся из общей массы и невозможно было разобрать, кто именно снёс ему голову.
 
- Вольф, да ты же сволочь! - проорал Муни.
 
Сзади раздался оглушительно громкий смех. Смех был просто нечеловеческий, он прокатился по пещере так, что с потолка упали маленькие крошки льда и казалось земля под ногами заездила. Муни даже вспомнил слова Тори про обвал. Теперь-то он оглянулся. Вольф стоял в десяти шагах от него, в своей медвежей шкуре, почти целиком измазанный кровью, даже слюна, стекавшая с его зубов, была красноватой. Глаза горели скводь темноту.
 
- Скажи мне... - произнёс Муни с нескрываемым презрением - Почему Гридя принял тебя за йети?
 
Вольф неопределённо передёрнул плечами.
 
- Обознался, наверно. - сказал он, ехидно ухмыляясь - Ты ж заметил, как я похож на них. К тому же я тогда уже в зверя обратился... Так, на всякий случай. Я ж сюда убивать пришёл, а не слюни размазывать. Вот он меня и не узнал. По той же причине, должно быть, и я его не узнал. Да и не пытался, у меня попросту инстинкт пробудился. Просто прибил, хаха!
 
Этот смех ещё больше разозлил Муни. Он крепко стиснул свой лук, стараясь сдержать свой гнев на время разговора.
 
- А что же Симдар? - процедил он сквозь зубы.
 
- Старый неженка! - махнул рукой Вольф - Не удивительно, что он дожил до своих лет, раз он боится сражаться. Такой бы только мешался в походе.
 
- Не смей теперь говорить о нём неуважительно. - прошипел Муни - А Тори за что?
 
- Случайно. - улыбнулся Вольф - Нет, вру. Это Хилларда случайно, а Тори меня стал подозревать в чём-то. Хотя и его как бы случайно, просто, когда во вкус битвы вошёл, не стал разбираться, кто есть кто. Так, на всякий случай.
 
- А Хиллард?
 
- Говорю же, случайно. Теперь скажи ты мне, Муни... - Вольф сделал три шага навстречу ему - Сможешь ли ты, без помощи Тори, сосчитать, сколько у тебя осталось стрел?
 
Муни оглянулся на свой колчан, старательно выворачивая шею. Ему было плохо видно свою спину, а считать было ещё труднее. Вольф смеялся над ним. Наконец, Муни повернулся обратно и крикнул:
 
- Две! Две стрелы у меня осталось, чтобы пронзить твоё отравленное сердце.
 
- А как ты думаешь, юнец, - прорычал Вольф, начиная кусать свой щит - умеют ли волки хватать пастью стрелы налету?
 
Муни достал из-за спины одну из своих двух стрел и натянул лук.
 
- Сбрось свою медвежью шкуру, берсерк! - потребовал он - Медведи не убивают медведей. Своих единокровных. Детей. Женщин. В нечестном бою.
 
- Да ты уж заткнись, сопляк! - заорал Вольф уже нечеловеческим голосом - Ты кидаешь свои стрелы издали, а подойти к врагу смелости не хватает! А теперь уж придётся... Никуда не денешься...
 
У него уже стал заплетаться язык, что говорило о том, что он уже почти полностью обратился в зверя. Муни не спускал его с прицела, но стрелять сей момент было опрометчиво, ведь у него было только две стрелы, значит стрелять надо наверняка. Сзади послышались тихие шаги. Муни даже не обернулся, он знал, кто это. Двое йети обошли его с обеих сторон и направились к Вольфу. Всё таки он не был на них похож, особенно обратившись в зверя. Их глаза так не сверкали. Они смотрели на него спокойно, хоть и с ненавистью, но с достаточно холодной, чтобы контролировать себя. Когда они встали по обе стороны от взбесившегося Вольфа, он заорал и в развороте заехал одному из них щитом по бедру, другому попытался дать топором по горлу, но он заградился своей дубинкой. В тот же мик Муни спустил тетиву. Поскольку отскочить в сторону Вольф теперь не мог, ему оставалось лишь принять стрелу под рёбра. Вскрикнув, он бросился вперёд что есть сил, но Муни уже достал из колчана новую стрелу и нацелился ему между глаз. В этот раз берсерк вовремя выставил перед собой щит. Ударившись об металлический шишак, стрела отскочила в сторону. Его крик уже оглушил Муни, чья смерть была от него уже в двух шагах, которые Вольф преодолевал со стремительной скоростью. Оставалась десятая, сотая доля секунды до кончины, но тут он заметил наверху летевшую мимо воинственную деву в сияющих доспехах с обнажённым мечом. Его напряжение почему-то сразу спало. Он перевёл дух, вновь посмотрел вперёд и увидел, как перед ним оседает на пол вдавленная в голову медвежья морда. Она была всё ещё более мертва, чем её второй обладатель, медленно падающий на лёд, но продолжавший кричать и брызгать кровавой слюной. Оказавшись на земле, он стал кататься по льду и извиваться, как раненный зверь, издавая хрипящие стоны. Муни снял с пояса кинжал, припал на одно колено перед противником и воткнул лезвие в его шею. Вольф выкатил глаза и замер от боли. Вскоре после этого его сердце остановилось.
 
Двое йети переглянулись и кивнули друг другу. Один из них взял мёртвое тело за ноги и поволок его куда-то в пещеру. Второй ещё какое-то время неподвижно смотрел на Муни. Он о чём-то думал. Затем он махнул рукой в сторону выхода и тоже ушёл в темноту. Муни стоял там ещё долгое время. То ли он тоже думал, то ли пытался совладать со своими чувствами. Отчего-то ему стало жарко и душно, он почувствовал, как пот застилает ему глаза. Развернувшись, он медленно направился к выходу. Он шёл, измеряя пещеру тяжёлыми шагами, и стыдливо смотрел в пол. Когда он приблизился к краю, ему в лицо ударил ослепляющий свет утреннего солнца. Зажмурившись, он повернулся назад и посмотрел в тёмную холодную глубину. На глаза навернулись слёзы.
 
- Я не хотел... - проговорил он в пустоту.
 
Никто и ничто, кроме его собственного эха, ему не ответили. Из пещеры лишь веяло ледяным ветром, чужим и враждебным.
 
- Я не знал... - снова сказал он.
 
Молчание...



Морана   5 января 2013   1824 1 10  


Рейтинг: +9


Вставить в блог | Отправить ссылку другу
BB-код для вставки:
BB-код используется на форумах
HTML-код для вставки:
HTML код используется в блогах, например LiveJournal

Как это будет выглядеть?

Краткий путь в Вальхаллу
викинги, йети, цивилизация

Огромный дуб стоял прямо посреди небольшого посёлка. Это было единственное дерево, оставшееся нетронутым ввиду его ритуальной ценности, все остальные деревья на территории поселения и далеко за его пределами давно были срублены и переработаны на нужды населения. И даже сейчас, когда этот широкий, как изба, древний дуб был давно уже сух, пуст и мёртв, он сохранял неприкосновенность.
Читать статью

 



Тэги: викинги, йети, цивилизация



Статьи на эту тему:

"Викинг" - смотреть или не смотреть? Вот в чём вопрос.
В чём заключается замысел Творца?
Невеста йети. Часть 2
Невеста йети. Часть 1
Инка - Дети солнца, умевшие создавать и видеть красоту.


Последние читатели:


Невидимка

Невидимка

Невидимка

Невидимка

Невидимка

Невидимка



Комментарии:

natocnkakom # 5 января 2013 года   +1  
Дочитала! Ну ты и закрутила)))
Морана # 5 января 2013 года   +2  
Ага, перевывернула прям.
Бистра # 5 января 2013 года   +1  
А я сразу не успею, но в "избранного" взяла, чтобы читать позже.
Морана # 5 января 2013 года   +1  
Тоже хорошо.
SvetlanaSvetik deleted # 6 января 2013 года   +1  
Прочла.
Морана # 6 января 2013 года   +2  
Не может быть!
Tian-Shan # 7 января 2013 года   +2  
Прочитала. Поняла, что не все поняла. Прочитала еще раз. Убедилась, что со второго раза я действительно поняла больше, чем с первого, однако меня не покидает ощущение, что если прочитаю еще раз - пойму еще что-нибудь. Так и задумывалось?
В общем, мне понравилось.
Морана # 7 января 2013 года   +2  
Эээ... Не знаю, может слишком сложно написала... Ну, попробуй прочитать ещё раз, может и правда...
Tian-Shan # 7 января 2013 года   +1  
Слушай, а что за жидкость была в прозрачном сосуде? Ну не догоняю я! Может, если я это узнаю, вся сцена откроется в новом ключе?
Морана # 7 января 2013 года   +1  
Не откроется. Это не важно. Я, признаться, и сама не знаю. Возможно, ты ищешь смысл там, где его нет. Это обычный боевичок, немного детективный, без особых поучений.


Оставить свой комментарий


или войти если вы уже регистрировались.