Наши рассылки



Люди обсуждают:




Сейчас на сайте:

Чукча

Зарегистрированных: 1
Гостей: 36


Тест

Тест Зануда ли ты?
Зануда ли ты?
пройти тест


Популярные тэги:



Наши рассылки:

Женские секреты: знаешь - поделись на myJulia.ru (ежедневная)

Удивительный мир Женщин на myJulia.ru (еженедельная)



Подписаться письмом





Конец Тьмы

Не делю мир на бога и дьявола, последнего вообще нет, его придумали люди. Они и создают ад, постоянно, у себя в мозгах. Создают ад для близких, а прежде всего - для себя. Соответственно туда же и попадают, еще при жизни. Очень часто, я встречал людей живущих в аду. Почему они выбирали такой путь? Возможно, так им было надо, наверное, эти люди, что-то чувствовали, или их обманули, с самого начала?
 
У каждого свой опыт, и мы либо живем, прислушиваясь ко всем и делая свои выводы. Тогда мы, по-настоящему живем: творим, исследуем, ошибаемся, падаем, встаем, меняемся и все равно, продолжаем с улыбкой. Либо идем чьей-то дорогой, думая, что она наша, единственно верная. Такого человека очень сложно в чем, либо переубедить. Он твердит, - я знаю истину, она открылась мне, я верю в бога. И начинает с гордостью выполнять ритуалы, придуманные людьми.
 
Но истину, никто не сможет открыть вам, ее можно почувствовать, только изучив все доступные истины. И та истина, которая придет в результате многих лет практик и учебы, будет у каждого своя. Но в главном схожая. В ней не будет ни икон, ни книжек, но в ней будет любовь и доброта. И в этой истине не будет религиозности, в ней будет вера. А большинство людей выбирали путь, который им указывали с детства.
 
Закономерно он меняется со временем, но опять же на чужой, кем-то придуманный. И далеко не всегда она всем подходит, а это приводит к душевным мучениям. Очень важно найти истину, понять кто ты в этой жизни, и превратить свою жизнь в рай. Но мы, добровольно помещаем себя в ад, и живем там, с надеждой мечтаем, что попадем в рай потом…
 
Как вы думаете такое возможно? - вряд ли. Мы сетуем на то, что невозможно заставить себя думать или не думать о чем либо. А это единственный выход из всех ситуаций. Своими мыслями, мы создаем свою жизнь. И это не обсуждается, это закон. Единственный Бог и Закон для людей – быть позитивными. Любой человек будет всегда счастлив и здоров, если он не дает себе думать о плохом. Его жизнь чудестным образом будет подтверждать это.
 
Наши родители, конечно желая нам добра, делают наихудшую услугу для своих детей. Нам настойчиво прививают чувство вины, показывают пользу лицемерия, обрекают на вечный поиск подтверждения собственной значимости. Если бы всех нас с детства отучали от негативных мыслей, так же как отучают ковырять в носу, человечество избавилось бы от многих проблем.
 
А разницы во взглядах и нет…просто некоторым людям легче представить бога в виде какой то картинки, или книжки, и ей поклоняться…я же вижу бога во всем вокруг, я его чувствую, и мне нет надобности давать ему определенные имена и выполнять ритуалы…., человек, живущий искренне с добром в сердце, не нуждается в преклонении и молитвах….но он гораздо более свят, чем фанатики разбивающие себе лбы при молитве, и со злобой в сердце ненавидящие неверных, завидуют, мстят, ломают и разрушают, закрывают глаза на зло и несправедливость, проходят мимо умирающих (это не наши проблемы)….НЕ КРЕСТИК НА ГРУДИ ДЕЛАЕТ ЧЕЛОВЕКА ДУХОВНОЙ ЛИЧНОСТЬЮ.
 
Все войны в мире происходят от религий, люди убивают друг друга, прикрывая насилие, верой….государство использует наивных верующих, в своих целях…
 
А как вы думаете насаждалось православие на Руси??? Горы трупов и моря крови, староверов и язычников вырезали целыми деревнями…а у них религия, была гораздо более добрая, чем та, которую им навязали…
 
БОГ ДОЛЖЕН БЫТЬ У ЧЕЛОВЕКА В СЕРДЦЕ, ЭТО СОСТРАДАНИЕ, ЛЮБОВЬ, ДОБРОТА, ПРИЯТИЕ ВСЕХ ЧАСТЕЙ ВСЕЛЕННОЙ.
 

Двигатель в последний раз жалобно булькнул и замолчал навеки. Белый джип остановился на очередном довольно крутом подъеме. Справа как всегда была пропасть, с едва заметной, с такой высоты, рекой внизу. Слева голые камни, уходящие ледяными скалами к вершинам Гималаев.
 
Это, наверное, был последний тарахтящий автомобиль на планете, и вот в нем кончилась последняя капля бензина. Он не почувствовал разочарования, такие чувства давно уже не преследовали его. Посмотрев на сына, мужчина потянул вверх ручной тормоз, машина слегка скатилась и замерла. Мальчик с испугом посмотрел на отца.
 
Последние дни пути становилось все только холоднее, труднее дышать, исчезла всякая растительность. Но у них был джип, который они обнаружили на одной из заброшенных военных баз в предгорьях. Они погрузили в него все необходимое, что сумели найти в последних встреченных на пути деревеньках. С бензином была проблема. Видимо те люди, кто остался в живых, уезжали отсюда, забирая с собой все топливо.
 
Конечно, он был морально уже давно готов к тому моменту, что джип встанет и постарался подготовить сына. Но тот, видно было, уже начинает переживать, когда они заливали в бак последнюю канистру. Отец настраивал мальчика на трудности, но мозг ребенка, был еще не готов к таким испытаниям. Слишком многое свалилось на психику подростка в последнее время, а высокогорный переход предстоял им впервые.
 
- Пап, а если мы дальше,…мы пешком пойдем, а вдруг еда кончится?
- Не кончится сынок, мы дойдем.
- А сколько идти?
- Я не знаю, но мы дойдем.
- А мы не замерзнем?
- Будь уверен, и даже не сомневайся, мы ведь выжили, это уже чудо.
- А почему так получилось, что кто-то умер, кто-то заболел, а с нами ничего?
- Ты уже спрашивал, не знаю.
- А мы больше не встретим никого?
- Не знаю, все будет хорошо, успокойся. Давай сегодня поспим в машине, а завтра пойдем.
 
Они поужинали консервированными овощами, и разложили сидения. В последний раз устроили себе теплое гнездо из армейских шинелей. Кутаясь и прижимаясь к друг другу они крепко заснули. Мальчик иногда подергивался во сне, в эти моменты отец просыпался и прижимал его к себе крепче. И странное дело, он словно видел сон своего сына. Это было как в кинотеатре 7д. Он даже слышал мысли мальчика и продолжал наблюдать. Вот тот выходит из школы, после уроков. Они идут с другом, худенькие, улыбчивые подростки. Они радуются весне, и тому, что уроки закончились. Они запускают кораблики по ручьям и кормят семечками птичек. Но внезапно, на их пути появляются несколько подростков, на год или на два старше, с наглыми лицами и запахом перегара. И сразу объявляют, пытающимся ускользнуть мальчишкам:
 
- Эй уроды, быстро карманы вывернули, деньги, мобилки есть? – И друг, покорно отдает все из карманов. Все равно получает в живот, и складывается пополам. Смешанные чувства: - как отец говорил, драться, сколько бы их не было, убить не убьют, а зауважают, своих вещей не отдавать не за что, боже, как страшно, а вдруг убьют, или покалечат, я ведь знаю кто они, месяц назад, одному пацану с параллельного класса челюсть и палец на руке сломали, за то что он сам им деньги отдавать не хотел, но папа ведь учил меня бить в нос, хотя последний раз он приезжал и говорил, что лучше не драться никогда, но свою правду защищать.
- Ну че замерз чертила?
- Это мои вещи, я их не отдам.
- Че ты там бормочешь гнида.
 
Удары посыпались со всех сторон. Пытался прикрывать голову, пинали по почкам, инстинктивно опускал локти, тут же получал пинок в лицо. Заголосили какие то тетки. Шарят по карманам, не отдавать, не видно, сквозь кровь ничего, пнули еще пару раз в живот, забрали мобильник, убегают.
 
У отца в глазах стояли слезы. Он встряхнул головой. Странно, чужих снов он до этого еще ни разу не видел. Причем настолько четко и ясно. Он словно чувствовал мозгами своего сына, слышал все его мысли. Только сам в это время бодрствовал, как будто смотрел кино.
 
Снаружи был ужасный холод, судя по тому как запотели стекла машины. Не хотелось думать о том, как и где они проведут следующую ночь. Как всегда успокоил себя тем, что все произойдет, так, как тому и положено быть. Последний месяц он рассчитывал только на удачу. На его глазах происходили ужасные вещи. Прижимая к груди светлую голову, напуганного до смерти сынишки, много раз готовился к смерти. Казалось, она наступит через секунду. Но дикие хищники, разорвавшие на его глазах нескольких человек, понюхав, прижавшихся к друг другу отца с сыном отступали. А сколько раз стихии, разбушевавшиеся внезапно, и возникающие последнее время повсюду, сметающие все на своем пути, оставляли их невредимыми.
 
Вокруг гибли сотни и тысячи людей, а они оставались целыми. И никогда в своей жизни он не верил в чудеса, но несколько недель назад, перестал удивляться. Это началось одновременно, во всем мире. И за короткое время земля наполнилась трупами. Но он знал, что останется жив, знал что надо идти к цели. И шел, слепо следуя инстинкту, заставляющему тащить в холодные скалы мальчишку. Гладя спящего подростка по голове, думал, как сильно тот повзраслел за последнее время.
 
Долгий путь, полный лишений и опасностей навсегда изменил этого доброго городского мальчугана. Вспомнил момент, когда, в начале наводнения несколько арабов, атакующих верхом на бревнах, пытались отобрать лодку, доставшуюся отцу с сыном. Мусульмане не скрывали своих намерений, зажав в зубах ножи, они уже почти захватили суденышко. В то время, как отец отбивался, раздавая удары кулаками и пинки направо и налево, сбрасывал взбирающихся в лодку бородатых головорезов и уворачивался от ножей, сын колотил веслом по рукам и головам цепляющихся за борт. И уже казалось что им не справиться, но мальчик первый заметил плавники торчащие из воды, и это были не дельфины. Большая стая акул атаковала моментально, превратив воду вокруг лодки в красный суп с кусками мяса. И, как всегда, в последнее время, хищники не стали поедать своих жертв, быстро убив, уплыли, оставив целый пир для других обитателей океана.
 
Покрепче обнял сына, и наконец, уснул. Что-то случилось и с его головой. Раньше, обычно он не помнил снов, или совсем их не видел. Теперь же каждую ночь, он видел карту, дорогу. Словно в голове установили навигатор, видел направление, которому они должны следовать, но не понимал пока зачем. Кроме того он начал видеть воспоминания своего сына. В первый раз он увидел сон именно в ту ночь наводнения, когда погибла бабушка сына, и его мать, добрая женщина, совсем не заслуживавшая смерти, как и многие другие люди на планете. Но это только на его взгляд, казалось планета считала по другому.
 
Проснулись от того что яркое солнце начало светить в окна. Сначала оно растопило корку льда, на тонированных стеклах джипа, согрело продрогших под утро людей. После катастрофы ярко желтое светило, стало гораздо радостней и ярче. Облака иногда присутствовали, но только отдельные, напоминающие проплывающие воздушные замки и причудливые животные. На всем протяжении пути отца с сыном, они почти каждый день видели черные тучи, которые очень скоро проливались дождем в долинах. Казалось, что кто-то управляет ими, дергая за невидимые нити, заставляя орошать деревья и высушенную солнцем почву, в какой-то странной последовательности.
 
Наверное, из-за наводнений или еще, по каким либо причинам, климат поменялся. По крайней мере, там, где они шли, или плыли, по расчетам отца, должна быть зима. Не такая ужасная, как на его родине, но все же зима. Но весь предыдущий месяц они плыли по теплому морю, либо пробирались по, быстро зарастающим джунглями, дорогам. Еще недавно здесь кипела жизнь, а теперь, растения и животные, быстро развивающиеся в тропическом климате, захватили бывший мир людей. Тем не менне горный климат по определени гораздо более суровый давал о себе знать.Чем выше они поднимались в горы, тем меньше растительности попадалось на пути. А температура воздуха после захода солнца очень быстро падала ниже нуля.
 
Сын проснулся.
- Пап, а почему так холодно?
- Потому, что мы в горах, тут всегда холоднее.
- Но ведь ты говорил, что теперь везде как на экваторе.
- Ну вот видишь сынок, ошибся, все равно здесь не так холодно, как должно быть в это время года.
- А как мы дальше, где будем ночевать? Далеко нам еще идти?
- Все будет хорошо, прости родной, не могу пока тебе всего объяснить, давай завтракать.
 

Они разожгли армейскую газовую плитку, нагрели воды. Пока отец жарил овощи, мальчик заварил ароматный чай из листьев, собранных ими в предгорьях. За завтраком сын неожиданно спросил:
- Папа, а почему вы с мамой не смогли вместе жить?
- Это всегда бывает сложно объяснить. С моей стороны, в какой-то момент, понял, - раздражаю ее всем, что бы я ни делал. Я предпочел уйти. Не знаю, почему так получилось, наверное, я, не очень хороший муж и отец.
- Нет, ты самый лучший, просто вы, наверное, не поняли тогда друг друга.
- Наверное, но женщины никогда не считали меня достаточно хорошим. Слава богу, что ты есть у меня.
- У меня тоже в школе с девочками не получалось, а сейчас наверное и детей то на земле не осталось. – Мальчик немного помолчал. - А почему другие люди женились и так и жили в семье, или разводились и снова женились, а у тебя даже просто подруги не было последнее время?
 
- Ой сынок, не знаю, поймешь ли? Но постараюсь объяснить. Было очень много женщин. Это было, после того, когда я осознал, что одной женщине, счастья принести не смогу...
Тогда думал, что дарю любовь многочисленным партнершам, и только положительные эмоции....но, в итоге, оказывалось, что я причинял им боль, сам того не желая. Я не оправдывал их надежды...
видимо, подсознательно я не хоте больше быть причиной боли, хотя мужчина во мне, еще не совсем умер и мой мозг мечтал о женской любви и о сексе...
Но видимо потому, что душа противилась этому, вселенная не давала мне не того не другого......- именно по этому у меня тогда и началось суровое, осознанное воздержание,- несколько месяцев до катастрофы я не встречался с девушками...
И понял, так легче и честнее, и что самое прикольное даже соблазнов не возникает....
Для меня мир перестал делиться на мужчин и женщин...
Просто души людей, кому то из них, я отдавал свои деньги, но не тем, кто их требовал. Кому то помогал бескорыстно, кого-то учил тому, что сам умел.
А природе, я дарил свою любовь.
Успокаивал свой мозг, требующий знакомиться с девушками , что живу теперь другими ценностями, практиковал это. И увидел мир по-другому.
 
- Может ты поэтому и выжил папа? А последняя женщина, которую мы видели у реки, она красивая, на твой взгляд?
- Не знаю, возможно, она была, когда то красивой, наверняка она красива, по-своему внутри.
- Почему все люди, которых мы встречали, похожи на идиотов?
- Не знаю сынок, может они сошли с ума, от того, что произошло. А может, только такие и выжили? Они не идиоты, а как будто немного не в своем уме, живут не в этом мире, как и я, в последние годы.
 
Закончив завтрак, они уложили в рюкзаки, все, что могло пригодиться. Прикрутив к своему рюкзаку палатку, отец постарался, как можно меньше нагрузить сына, хотя тот и противился. Зашагали весело по горной дороге в лучах утреннего солнца, играющего на снежных вершинах окружающих, путников. Прошагав так несколько часов, расположились на обед. Сварили рис, и поели его с маслом из армейских продовольственных складов. Долго пили чай, надеясь оттянуть момент, когда надо будет закидывать рюкзак, и топать вверх по бесконечным горным серпантинам. Пройдя после обеда еще несколько часов, начали приглядывать место для ночлега. Уже чувствовался холод приближающейся ночи.
 
Отец обнаружил вход в пещеру, не так далеко от тропинки. По крайней мере, поднявшийся ветерок, не будет так замораживать уши и нос. Осветив фонарем высокие своды они увидели тысячи обитателей, висящих вниз головой, и изредка перелетающих с места на место. как всегда, животные довольно доброжелательно отнеслись к этой странной парочке, в мире, где практически не осталось людей. А те, кто выжил, после тридцати дней истребления, были больше похожи на тени. Мало, кто из них способен был выжить самостоятельно. Они не могли никому причинить зла, но и не могли обезопасить себя от трудностей и опасностей жизни вне цивилизации.
 
Отец, довольно высокий мускулистый мужчина, скорее поджарый, чем накачанный. Длинные русые волосы, обычно он завязывал в узел на макушке, что придавало его внешности схожесть с изображениями индийских богов. Однако в отличии от них, его лицу добавляли мужественность, сломанная переносица и посаженные по восточному пронзительные карие глаза. Длинный шрам пересекающий подбородок, делал его усмешку слегка кривоватой. А сломанные, когда то давно, кулаки, могли временами навести ужас на благородных девиц. Несмотря на это, убежденность в справедливости мира, с которой он говорил, его преданность своим принципам, неугасаемая вера в любовь и доброжелательность в его взгляде, делали жесткое лицо гораздо мягче. А когда он общался с мальчиком, становилось понятно, что это, возможно, самый добрый человек в мире. Его глаза начинали лучиться, и временами, наполнялись слезами. Становилось понятно, что он готов отдать жизнь, за этого светловолосого мальчишки, совсем не похожего на отца.
 
Парнишка словно олицетворял наивность и доброту, с любопытством взирал на этот мир, так переменившийся за последние пару месяцев. Худой, осторожный, улыбчивый, готовый поверить каждому. Мальчик, совершенно непонятным образом, не разочаровался в людях, не научился лицемерить и обманывать. Казалось, что от ребенка исходит свет. Да и новый мир относился к нему гораздо дружелюбнее, чем, то общество и система, с которой он познакомился, обучаясь в школе. Конечно, он бы не выжил, во время наводнения, не смог бы в одиночестве пройти такое расстояние, не будь рядом такого опытного папы. Но мальчик, словно был, охраняем богами, которые слали ему защиту.
 
Ангел хранитель, неожиданно явился в виде отца, с которым ребенок не жил, и виделся раз в год. Но по удачному стечению обстоятельств, или по воле вселенной, именно на момент мировой катастрофы, они оказались вместе. Получилось так, что бабушка с внуком решили приехать на каникулы к отцу и сыну путешественнику, не возвращавшемуся из за границы уже второй год. Втроем они спаслись от цунами, разрушившего курортное побережье. Это началось когда вода, начала отходить от берега, было раннее утро. Отец с сыном, почему то проснулись вместе, за долго до рассвета и договорились погулять по пляжу. Когда они вышли на берег, их сразу удивил вид рассвета. Как в фильмах он был кроваво красный, больше напоминавший закат.
 
- Ого пап, смотри какой сильный отлив! А сколько крабиков! Я пойду, посмотрю дальше?
- Да иди сынок, только змей и скатов не трогай.
Отец опустился по своей привычке на песок. Посидев, какое-то время прямо, выполнил несколько дыхательных упражнений и только хотел настроиться на короткую медитацию, как что-то очень сильно начало его беспокоить. Это было новое чувство. Как будто из нутрии и снаружи, его дергали за невидимые нитки, заставляя волноваться и вызывая срочную необходимость, что-то предпринять. Он открыл глаза и увидел, что море ушло от берега метров на десять, и продолжает уходить с невероятной скоростью. Радостные бедняки, справлявшие нужду в море на рассвете, побежали собирать дармовые морепродукты. Отец вскочил, и быстро найдя глазами сына, заорал:
- Ну-ка быстро беги сюда.
- Пап тут столько рыб и животных…
- Я кому говорю, забудь про все бежим.
И они помчались изо всех сил.
 
Часто, отец смотрел на сына и думал: - Как могло так получиться, что этот ребенок, выросший, можно сказать без родителей, сохранил детскую наивность и доброту. Улица, совершенно не наложила на него тот отпечаток жестокости, которым обычно славятся городские подростки. Отец, путешествовавший последнее время по миру появлялся раз в год. Мать, занятая работой, а так же новым мужем и ребенком предоставила его самого себе. Он проводил свободное от школы время на улице. И, каким-то непонятным образом его увлечения не свелись к хулиганству и наркотикам. Он исследовал мир, удивляясь его красоте каждую секунду. Все знакомые поражались отзывчивости и состраданию в этом мальчике. Но, в том, жестоком мире, он часто встречался с непониманием среди детей и взрослых.
 
Засыпая в палатке, которую они установили в углу пещеры, чтобы не беспокоить летучих мышей, отец снова и снова видел сны своего сына. Вот мальчуган идет в школу. За спиной ранец, весело припрыгивая, он торопится, выпуская струйки пара в утренний морозный воздух. Тут он видит у стены дома кошку с котятами. К ним подбегает огромная собака, и начинает трепать одного маленького котенка. Кошка отважно бросается на чудовище, но падает замертво, перекушенная пополам огромными челюстями. А ротвейлер принимается снова за пищащих котят. Мальчик, преодолевая страх, перед огромным псом, хватает камень и кидает в него. Разъяренная собака кидается на него, валит на землю, начинает трепать куртку. Ребенок храбро отбивается, не дает схватить за горло. Подбежавший хозяин оттаскивает собаку. Мальчик поднимается, бредет в школу, весь в грязи штаны и куртка разорваны. Гневное лицо учителя, обидные, оскорбительные слова, называют лгуном, вызывают мать в школу. Мать кричит за порванную одежду, даже нет желания рассказывать ей что произошло. Насмешки нового мужа, сожителя, но в тихушку, побаивается папы.
 
Папа самый лучший, самый сильный. Он обнял сына, мальчик крепче прижался к отцу во сне. Ближе к утру стало холоднее. Отец проснулся от чувства, что на него кто то смотрит. По старой привычке, он, не открывая глаз прислушался, ничего. Затем, не шевелясь, слегка приоткрыл глаза. Из входа в палатку на него смотрели огромные кошачьи глаза. Рука потянулась за ножом. Тихое рычание остановило его. Зашевелился сын, отец весь сжался в комок, приготовившись отбить атаку. Глаза еще раз оглядели его с ног до головы, и, в следующий момент исчезли в темноте пещеры. Мальчик проснулся.
 
- А белые тигры бывают?
- Да, только в последнее время их мало оставалось на земле, люди истребили почти всех.
- Я видел во сне, как меня нес белый тигр, они в горах живут?
- Думаю живут, - отец пристально вглядывался в темноту.
- А почему люди уничтожали животных?
- Наверно потому, что они стремились к господству на земле.
- Да, наверное, и мне кажется, что каждый человек стремился к господству над другими.
- Наверное, всегда в большей или меньшей мере, все люди хотели какой-то власти.
- Папа, но почему так происходило, ведь все могли жить как равные.
 
- Почему люди стремились к власти? Раньше я думал, что власть дает свободу. Когда то я тоже к ней стремился. На самом деле все люди стремятся к свободе. Изначально, душа каждого из нас нуждается в свободе. Власть, дает мнимую свободу. А так же всегда, любой человек ищет любви. Но мы с каждым днем убеждаемся, что любовь и свобода ограничены без денег. Свою любовь, которая тоже тебя полюбит, встретить настолько трудно, практически не реально. А душа не может без любви, она страдает и ищет. Заставляет многих находить утешение в сексе, покупать любовь, или жить притворяясь. Все, что нужно душе каждого из нас, это любовь и свобода. Все поступки человека вытекают из этого. Вот люди и стремились к деньгам и власти.
- Ой пап мне наверное еще этого не понять.
- Прости, расфилосовствовался. Давай позавтракаем и пора выдвигаться.
 
Унылые скалы вокруг, изредка роняли оползни, скатывавшиеся в бездну. Путники топали короткими шагами, чтобы сильно не уставать. Изредка к отцу возвращалось ощущение, что за ними кто-то наблюдает. Несколько раз на пути попадались трупы растерзанных животных. Мальчик, привыкший за последнее время к виду смерти, обходил их с опаской.
 
В одном месте, туша коровы перегораживала всю тропинку. Отец перелез через нее первый и протянул руку, чтобы помочь сыну, но в руке у него остался только край куртки. Корова, оказалась живой. Когда мальчик, перешагивая, задел ее по ребрам, полуживое создание, дернуло задними ногами, и скинуло мальчика в пропасть. Он остался висеть над обрывом, выпав, из куртки, которая оказалась в руках у отца. Рюкзак улетел вниз, а мальчик повис над бездной, цепляясь ногтями и кончиками пальцев, за неровности каменного утеса.
 
Отец не мог мешкать, счет шел на доли секунды. Он прыгнул на край скалы, на лету ухватив ногу коровы, чуть выше копыта, одной рукой. Распластавшись на камнях, другой рукой дотянулся до кисти мальчишки. И схватил ее так, что никакая сила не смогла бы заставить его разжать пальцы. Корова начала трепыхаться в агонии, и не сознательно лягнув копытом, подтащила их выше, дав возможность зацепиться получше.
 
Выкарабкавшись, отец лежал на спине, а мальчик боязливо поглядывал в пропасть. Почти все запасы еды были потеряны. В рюкзаке у отца были в основном тяжелые бытовые предметы одежда и палатка. Все мешки с орехами и сухофруктами улетели в пропасть. Осталось лишь немного риса и лапши.
 
Мужчина сел облокотившись на камень. Поглядел на замершую корову. Та закатила глаза, возможно, это были судороги предсмертной агонии. А вдруг она не зря попалась на пути. Надо будет кормить мальчика. Отец решил отвести ребенка в сторонку, затем вернуться и добить, на всякий случай животное. Запасти, на всякий случай мяса. Еда то улетела.
 
Спустившись немного вниз по дороге, мужчина оставил сына, а сам, достав нож, направился к туше. Но когда, до коровы оставалось лишь несколько шагов, огромный серый зверь, спрыгнул, откуда-то сверху. И не успел человек испугаться, гигантская обезьяна, взвалила тушу на плечо, и без видимых усилий, утащила вверх, по отвесной скале. Некоторое время, посмотрев вверх, мужчина задумчиво поспешил к сыну.
 
Решили экономить, сварили полкило риса и разложив его небольшими порциями, условились есть три раза в день по мешочку. На следующий день то же самое сделали с лапшой. Еще несколько дней брели в полузабытьи. Разговаривали мало. Палатку разбивали по возможности в пещерах, не продуваемых ветром. Пару раз видели очертания огромного зверя, словно крадущегося за ними, и скрывающегося в скалах. Отец успокаивал сына, - кажется, с голодухи. Хорошо, вокруг полно было ручейков, стекающих между скал, чистейшая пресная вода, освежала и поддерживала силы. Идти на голодный желудок становилось невыносимо. Холод чувствовался острее, казалось, этим горам не будет конца.
 
Временами в душу отца закрадывалось сомнение, - а не ошибся ли он? Не убьет ли он мальчика? Вдруг он следует не тому голосу, не той карте. Своей жизнью, он не дорожил уже очень давно. Но за жизнь этого пацана, отдал бы десять своих. Новые видения, сны, да и просто какая-то внутренняя уверенность в нужном направлении, гнали его из благодатной сытой равнины, в холодные горы. Все выше и выше, заставляя тащить с собой ребенка. Но та же уверенность, что он делает это ради сына, не давала ему свернуть с пути. Часто просыпаясь, продрогший, он начинал укутывать мальчика, вспоминая, что его разбудило.
 
Это было воспоминание о недавних событиях. Вот они уже на вершине горы, отец его пожилая мать и ее внук, его сын. Они с ужасом наблюдают, как огромная волна захлестывает все побережье, сметая все на своем пути. Отели первой линии рушатся как карточные домики. Прибрежные деревушки рыбаков разметало в первую очередь. Вода все прибывает, непрерывно накатывая на берег. Повсюду кружатся воронки, затягивая в себя выплывшие человеческие тела. С огромной скоростью вышибая дух из людей, сталкивая их с обломками строений бревнами и деревьями. Некоторые пытаются уцепиться за пальмы, или привязать себя к вершинам деревьев и домов. Но вода разрывает любые веревки, ломает деревья. Кажется, что наступил ад.
 
Бабушка бормочет молитвы во имя Иисуса, что-то говорит про язычников, и что господь их всех покарал. Поток грязной воды уже у подножия горы, настигает на склоне, несколько человек карабкающихся вверх в надежде спастись. Вода подступает уже к вершине. Странно, где все животные, обитатели этой горы? Их обычно здесь невиданно. Но никого вода не выгнала из нор, как будто все ушли заранее. Женщина молится, дьявола прогоняет, просит о спасении.
 
Отец видит перевернутую рыбацкую лодку. На борту изображение индуистского бога. Хватает ее, пока воды по пояс, получается поставить на дно, при помощи сына. Забираются, пытаются затащить бабушку. Упирается всеми силами, кричит, - это лик дьявола, не полезу. В сатанинскую лодку не полезу. Иисус меня спасет и только он. Вода вроде прекратила прибывать, но моментально чернеет небо, усиливается ветер. Все это происходит в считанные секунды. Поднимаются огромные волны, которые вырывают бабушку из рук мужчины с мальчиком и поглощают женщину. И швыряют из стороны в сторону лодочку, каким-то чудом, оставшуюся на плаву.
 
- Папа, а почему бабушку бог не спас, она же все время ему молилась?
- Не знаю сынок, может он ее к себе побыстрее забрал. Она точно попала к богу, в которого верила.
- А ты в него не веришь?
- В Иисуса? Верю, что жил такой пророк, учил людей любви и доброте.
- А что он воскрес? Веришь?
- Думаю, что это уже не важно, то, что он говорил и делал, уже гораздо больше, чем любые чудеса.
- А другие боги есть?
- Знаешь малыш, до недавнего времени, я думал, что бог есть во всем, в каждом создании и растении даже в предметах. Но теперь уже не знаю, как думать. Как может бог убивать своих детей, убивать себя?
- А может, дети его не любят, и он их за это наказывает. Бабушка говорила, что душа не умирает. Может он, просто убивает неправильные тела, а душа остается, где то?
- Мы не можем знать ничего точно, поэтому давай доверимся тому, что с нами происходит. В любом случае надо всегда верить в лучшее, а еще лучше быть уверенным в нем.
 
Осталось немного риса, соевые шарики, и чуть-чуть топленого масла. Ноги еле передвигались. Запинаясь, мальчик брел за отцом, опустив голову. Вдруг, он, ткнулся лбом в жесткий рюкзак. Вывернув из-за уступа скалы, мужчина, резко остановился. Дорогу перегородили три огромные птицы. Сидя на камнях, их рост мог быть метра полтора, а размах крыльев, легко все четыре.
 
Это были гигантские лысые грифы. Перед ними лежал труп горного козла, уже наполовину развороченный, твердыми, как камень клювами, размером с крюк строительного крана . Птицы подняли головы, и внимательно посмотрели на людей. Те замерли, было понятно, что такой гигант, без труда унесет взрослого мужчину, что говорить про ребенка. Кроме того если бы они решили напасть втроем, у людей не было бы шансов выжить, в этих огромных когтях. Но грифы, посмотрев на людей, продолжили свою трапезу, погружая клювы и головы глубоко в мертвую плоть. Проблема была в том, что они сидели прямо на дороге, и пройти мимо них, без риска сорваться в пропасть, было не реально. Тогда они вернулись за поворот, решили разбить палатку здесь.
 
- Сынок, если от козла что-то останется, сварим, поешь.
- Папа это же мясо? Ты же не ешь его никогда, и мне запрещаешь?
- Сам не буду, а тебе надо поесть, подождем, пока они улетят.
- А вдруг они все съедят?
- Пока не думай, пожуй вот перед сном соевые шарики.
 
И снова они засыпали, в палатке, крепко прижавшись к друг другу. Осталось полбаллона газа, как раз, чтобы сварить сыну мяса, немного соевых шариков, которыми можно было хрустеть, без приготовления. Неизвестно сколько дней еще предстоит идти. Последнее время, отец всегда полагался на удачу, но теперь на нем лежала ответственность еще за одну душу. Что-то говорило ему, - ты должен привести сына. Никогда в жизни, он не делал, если ему говорили, «ты должен», и поступал по своему, как подсказывала совесть и интуиция. Но теперь, в нем, даже не возникало сомнения, что это его главная миссия. И он, знал, что доведет мальчика, даже если это будет стоить ему жизни. Засыпая, понял, что снова смотрит сон своего сына, а может это были его воспоминания?
 
Мальчик идет через городской парк, по берегу пруда. Яркий солнечный день, гуляют мамашки с малышами. Он идет вприпрыжку, как всегда улыбаясь, с любопытством, вертится по сторонам. Вдруг он видит уточку, со сломанным крылом, которая, пытается вскарабкаться из воды, на крутой берег. Мальчуган, бережно достает ее, утка, даже не пытается отбиваться. Пытается вправить крыло, усаживает птицу на колени. Его окружает компания подростков. Начинают что-то галдеть, но один, видимо старший, останавливает гам и что-то тихо говорит остальным, затем мальчику:
 
- Ты что ее спас?
- Да, помог, и крыло поправил, маленько.
- Так ты из партии зеленых?
- Что это за партия? Нет, мне просто стало ее жалко.
- Это наша партия, мы охраняем животных и растения.
- Ого, а можно мне вступить?
- Ты уже принят. Надо сходить в аптеку, купить бинт, крыло надо пока прибинтовать, чтобы лучше зажило.
- Так может, вы купите, возьмите деньги, у меня есть.
- Спрячь пока свои деньги, пойдем вместе сходим, а мои друзья с птичкой посидят.
 
Мальчик, бежит вприпрыжку, рядом со своим новым другом. Тот года на два постарше, крепкий, но невысокий, паренек. То, что он почти все время улыбается, вызывает симпатию. Хотя лицо его, вряд ли можно назвать приятным, скорее отталкивающим. Глаза пронзительные, как будто он многое знает. По дороге к аптеке, рассказывает мальчику про организацию. Как они спасают бездомных собак и кошек. Что у них есть свой питомник, куда можно приходить покормить животных. Ребенок радуется, покупает бинт и несколько пакетов кормов для животных.
 
На обратном пути, волнуется, не видит издалека группы подростков на берегу. Но друг успокаивает его:
- Они отнесли утку за детскую площадку, чтобы оказать ей первую помощь.
 
Завернули за гаражи, открылся небольшой тупичок и сгрудившаяся кучка ребят. Неожиданно, они расступились. Мальчик, не сразу сообразил, что он видит. Хотел, повернутся к своему новому другу, но получил, от него, сильнейший удар в спину, от которого, запрокинулась голова и потемнело в глазах. Упал вперед на живот. Перед глазами оказалась широкая доска, стоящая на ребре. Посредине доски, была распята гвоздями недавно спасенная утка. В клюве дымилась зажженная сигарета, кругом валялись выщипанные перья. Но самое страшное, что птица была еще живая и из глаз у нее катились слезы. Мужчина в ужасе проснулся.
 
Мальчик ворочается во сне, похудел сильно, если от туши козла что ни будь осталось, надо будет заготовить мяса для него в прок. Хорошо палатка есть, так бы уже замерзли. Есть еще немного соевых шариков, правда от них одних последнее время сводит желудок. Да сыну придется поесть мяса. Ничего страшного, сам ведь тоже ел, четверть века почти, ничего выжил. Вроде светает, надо пойти проверить, улетели грифы или нет.
 
Мужчина, укутал сына и выбрался из палатки. Осторожно пробираясь, в отступающей темноте, чтобы не сорваться с тропинки, дошел до утеса. Выглянул, птиц не было. Осмотрел козла. «Осталось еще довольно много мяса на сломанных ногах. Упал со скалы наверное. А может не здесь, птицы могли легко и принести тушу к себе в столовую».
 
Достал нож, с трудом снял шкуру, с небольшого участка. Появилось знакомое ощущение, знакомое из молодости. Неприятное чувство, чего-то давно забытого, в чем стыдно признаться себе. Промерзшее мясо не резалось, но крошилось. Оторвав несколько кусков, поспешил вернуться в палатку. Усиливающееся чувство тревоги, подгоняло его ускорить шаг. Несколько раз, чуть не упав по дороге, он подбежал к палатке. Заглянул и увидел то что, уже знал, что увидит. Сына не было.
 
Стало уже совсем светло. Мужчина, в отчаянии, бросил отрезанное мясо рядом с палаткой, позвал сына. Тишина. Крикнул громче. Только эхо, отразившись от скал, отвечало ему. Подбежал к обрыву, долго вглядывался в бездну. Прошел вперед и назад по дороге. Вернулся к стоянке. Сел, закрыл глаза. Неизвестно, сколько времени прошло, услышал звук крыльев. Чувствуется на лице ветер от взмахов. Открыл глаза, гриф заслонил свет, огромная тень спускается перед палаткой. Мужчина прикрыл глаза ладонью.
 
Гигантская птица сидела и в упор смотрела на него. Перед ней лежало бездыханное тело мальчика. Отец, словно парализованный не двинулся с места, молча, смотрел грифу в глаза. Тот, не отрываясь, смотрел на мужчину, казалось, что-то хотел сказать. И когда, человеку, уже начало казаться, что он понимает птицу, гриф наклонился и схватил в клюв куски мяса, принесенного человеком. Затем, еще раз взглянув на мужчину, он резко мотнул головой, выбросив мясо далеко в пропасть. Оттолкнувшись когтистыми лапами, и резко взмахнув огромными крыльями, спланировал с обрыва, и тут же взмыл вверх, скрывшись среди горных вершин.
 
Мальчик открыл глаза сразу же после того, как отец прикоснулся к нему.
- Папа, что случилось?
- Ты ничего не помнишь?
- Проснулся, тебя не было, вышел пописать, и вроде как потерял сознание.
- Ничего страшного, наверно от недостатка кислорода в горах, такое часто бывает.
- Пап, очень кушать хочется, может я правда хоть мяса поем?
- Нет сынок, то мясо испорченное, да и вообще в любом мясе содержится яд.
- Но как же, ведь меня мама и бабушки всегда кормили мясом, и сами едят?
- Ну пока ты растущий ребенок, тебе можно есть что угодно, твой организм легко все переработает. У взрослых людей, уже нет такой силы духа бескорыстной любви и веры в справедливость. Организму трудно противостоять ядам, которые выбрасываются мозгом убиваемого животного, и поступают сразу ему в кровь. В молодом возрасте все отравы переносятся гораздо легче, будь то алкоголь или обжорство. Но всегда лучше не злоупотреблять, даже если ты ребенок. Думаю сегодня, судьба преподнесет нам что-то поесть.
 
Они собрали палатку, отец не позволил нести ее, еле идущему, от голода ребенку. Взвалил на себя и ее и рюкзак, показывая мальчику пример, бодро зашагал по камням. Когда завернули за утес, обнаружили, что трупа уже нет. На мгновение остановились.
 
- Папа, его что, всего съели орлы? А где же кости?
- Они, наверное, унесли его доедать в другое место.
- Ой, смотри, один летит, что-то несет в когтях.
 
За пару мощных взмахов, гриф, преодолел, пару сотен метров, отделявших его от площадки. Зависнув в паре метров над землей, он сбросил огромную ветку усыпанную бананами. Сделав крутой разворот, птица, спланировав, скрылась из виду.
Мальчик, словно завороженный, смотрел в след улетевшему грифу. Мужчина молча, обрывал связки бананов, чтобы приторочить их к рюкзаку. Почистив один, он протянул сыну.
 
- На, поешь малыш.
- А что эта птица нам теперь всегда будет помогать?
- Надеюсь да, кушай.
- Странные вещи происходят, в последнее время, а ты раньше верил в конец света?
- Знаешь сынок, я почему то никогда не верил в то, чего не видел. Но теперь начинаю верить во многое.
- Долго мы сможем протянуть на бананах?
- Не знаю вон посмотри на гориллу, одними бананами ведь питается, а вон какая сильная.
 
Засыпая в палатке, растянутой прямо на дороге, они, снова соорудили что-то вроде берлоги, из одежды и одеял. Холод по ночам стал невыносим. Мужчина, наблюдая за быстро заснувшим сыном, погружался в воспоминания.
 
С нетерпением ожидая сына и маму, приезжающих на школьные каникулы, он арендовал джип, чтобы поехать в аэропорт. Уладив все формальности с разрешением от матери и недельным пропуском уроков, ни отец не сын еще не знали, что каникулы затянутся. Подошло время, и только объявили посадку самолета, что-то произошло.
 
Сначала будто донесся отдаленный гул, тысяч турбин. Затем, он повторился, и небо моментально начало темнеть, словно солнце заволокла пелена. После этого все люди ощутили , словно дрожь земли. Нет, это не было похоже на землетрясения, которые мужчине приходилось переживать раньше. Это была вибрация несколько секунд продолжающаяся, затем перерыв в пару секунд и снова. Так повторившись несколько раз, тряска прекратилась.
 
Небо, по-прежнему оставалось темным, но на северо-востоке, словно появилось слабое зарево у горизонта. Многие люди вокруг попадали на колени, начали молиться своим богам. По аэропорту забегали полицейские и солдаты сикхи в чалмах, с бородами и огромными карабинами. Отец сначала испугался, нормально ли сел самолет, но его успокоили, посадка прошла нормально. И тут же объявили сначала на хинди, затем на английском, что все вылеты отменяются.
 
Толпа народа суетилась, сыпались тысячи вопросов на всех языках мира. Через сорок минут паники прошел слух, что объявлено военное положение. Посадку совершат только рейсы, находящиеся в воздухе, на территории штата, остальные будут посажены в ближайших аэропортах.
 
Еще через два часа мучений в карантине, мужчине, удалось, наконец, увидеть своего повзрослевшего за год сына и постаревшую мать. Обнявшись, они запрыгнули в джип и помчались к ближайшему интернету, выяснять новости. Многие основные сайты не работали, но из разрозненных источников становилось понятно, что началась мировая война.
 
Причем первыми же ядерными ударами были уничтожены крупные развитые страны: Россия, Америка, Япония, Китай, почти вся Европа. Непонятно не понятно почему, но Indian news сообщалось, что облако радиации от ядерных взрывов, поразивших Китай и Японию, обошло стороной горные районы Тибета и Гималаев. Не затронув Индию, радиация ушла вверх на север. Были сведения, что точно уцелел весь перенаселенный Индостан. Об остальных странах и материках информации пока не было.
 
Около интернет кафе начала собираться толпа. Люди передавали друг другу новости, полученные из работающих автономно азиатских серверов. В следующие два дня перестал работать всякий интернет. Благодаря последним данным удалось узнать, что уцелела почти вся Азия. Последние сводки пилотов индийской авиации говорили, что уцелели от взрывов также Сибирь и Горный Алтай. Но эти части России накрыло радиационное облако, образовавшееся, видимо, от взрывов уничтоживших Китай и Японию.
 
Так же были сведения, что на Индостане разгорелась религиозная война. Армии мусульман, идущих из Пакистана и мусульманских штатов Индии, вырезали семьи индуистов и католиков. Те, в свою очередь взялись за оружие. И разгорелась резня, более кровавая чем та, которую когда то остановил Махатма Ганди.
 
Это то, что удалось узнать за пару дней. Затем, видимо мусульмане захватили столицу и СМИ, перестали предавать какую либо информацию. Интернет перестал работать, а затем вовсе пропало электричество. Они сидели в своем домике, изредка выходили на пляж искупаться. Вдоль берега постоянно кружили военные самолеты и вертолеты. Непонятно было, каким армиям они принадлежат. Затем в один из дней, один из вертолетов разбомбил Индуистский храм во время Пуджи, и масса людей погибла.
 
Когда постоянно читающая молитвы бабушка, узнала про это, сказала мальчику:
- Это их господь наказал, сейчас он всех нехристей истребит.
- Бабушка, они разве плохие были?
 
- Настал конец света, теперь господь призовет к себе только тех, кто уверовал, уверуй же ты времени совсем не осталось. – мальчик отвечал,
- А почему целые страны погибли, которые в него верили.
- Это происки дьявола, он нас искушает.
- Откуда ты узнала, бабуля?
- Написано же: «и будет присылать он армии своих ангелов, обольщающих и обманывающих вас, чтобы разрушить вашу веру.»
- А где написано то?
- Как где? В библии.
- А кто ее написал?
- Ты что, не знаешь? Сам господь.
- Откуда ты это знаешь?
- Я же тебе говорила, все пророчества сбываются.
- Какие, например?
- Ты что опомнись, что это твой отец уже успел внушить тебе?
- Ничего он мне не внушал, это как раз ты, бабуля внушаешь постоянно.
- Да я не внушаю, а говорю истину, все как написано богом.
- А почему я должен поверить, что это бог написал, а не люди?
- О господи, я потратила десятилетие на внука, чтобы он был истинной веры, а его отец, язычник, за несколько дней эту веру разрушил, за что мне такое наказание?
Женщина заплакала, а внук начал ее успокаивать.
 
Воспоминания постепенно превратились в сон. Прижимая к себе мальчика, отец, впервые за последнее время увидел свой собственный сон. В нем была любимая женщина, которой у него никогда не было. И в то же время, он чувствовал, что было что то чего он не помнит. Горели свечи, она играла на рояле, а он говорил ей немного нервно, видимо, продолжая, какой-то разговор:
 
«Мне кажется ты до сих пор обижаешься, либо на него, либо на ЖИЗНЬ, либо НА СЕБЯ, хоть и не хочешь в этом признаться даже себе....
И эта обида заставляет тебя доказывать всем вокруг, что ты женщина...
А ты и так она...женского в тебе очень много.
И чтобы чувствовать себя именно Женщиной, в общепринятом понимании - необходимо иметь мужчину, это в подсознании. Ты понимаешь, о чем я говорю? – Девушка молча кивнула, и посмотрела, на него. Отблески свечи мерцали, отражаясь в огромных ласковых глазах. Мужчина на секунду забыл, о чем говорил, залюбовавшись. Она прошептала:
 
- Да, мне кажется я тебя очень хорошо понимаю. Пожалуйста, продолжай, мне нравится слушать твой голос. – Она смотрела на мужчину, а ее пальчики непринужденно извлекали из пианино прекрасные негромкие звуки Лунной сонаты.
 
- Так вот, опять же мое видение, у человеческой души нет пола, это лишь наши тела стремятся что то доказать друг другу или себе...
И наши мозги, принадлежащие, опять же, телам, мучают нашу душу, неудовлетворенностью, обидами, злостью, и так далее. Бытовые проблемы, взаимные требования и претензии разрушают любовь. Мы всегда расстраиваемся, если кто то, делает то, что не соответствует нашим ожиданиям. Но ведь это наши ожидания. Заметь почти всегда это связанно с противоположным полом.
 
- Я стараюсь, учусь, но, прости, иногда не получается справиться с женскими эмоциями.
- Даже когда много лет практикуя, человек учится управлять своими мыслями, все равно время от времени они появляются. Поверь, я все это говорю, не для того, чтобы тебя расстроить, я правда желаю твоей душе добра. И не важно, со мной ты будешь, или нет, хочу, чтобы ты была счастлива.
 
- Я счастлива, рядом с тобой.
- Пойми, когда ты уже хозяйка своему мозгу, мысли или эмоции не имеют никаких разрушительных последствий. Ты будешь счастлива всегда, я тебе от всей души желаю.
 
- Спасибо, я ценю это, но я же, все таки женщина.
- Поэтому мы можем воображать себя кем угодно - М или Ж, или наполовину тем и другим, главное целым существом.
Мы можем спать со всеми подряд, или держать пост, или ждать свой идеал, но если ты себя за это упрекаешь или обижаешься на кого то, или не уверена в результате ожиданий, то твоя душа будет всегда чуть-чуть расколота...и ты умрешь.»
Девушка перестала играть, повернулась к нему. Она ласково прикоснулась тонким пальчиком к его губам. Сейчас стало понятно насколько она прекрасна, в полумраке черты лица приобрели таинственное выражение. Чувственные губы, слегка изогнуты в ласковой улыбке. Огромные черные глаза, отражают отблески свечей. В них хочется смотреть не отрываясь. Кажется, что взгляд, направленный на мужчину, излучает безграничную любовь и доброту. Она, молча, встала из-за рояля, изогнувшись тонкой талией, опустилась на пол к ногам мужчины, обвив их тонкими руками и прижавшись щекой, вздохнула.
 
- Я умру, только если ты мне не позволишь любить тебя, - ее голос, в наступившей тишине, зазвучал, словно ласковое журчание горного ручейка. Мужчина сразу забыл, о чем говорил. Он наклонился, легко пересадил, дрожащую, от желания девушку к себе на колени. Ее тело изогнулось, небольшая, упругая грудь, прогнулась навстречу сильным рукам. Прикрытые глазки и зовущие губки, окончательно, выключили философский настрой. Они слились в поцелуе, который заставляет забыть обо всем.
 
Мальчик застонал во сне и отец сразу же проснулся. Высунув голову из палатки, мужчина ощутил, пронизывающий ночной холод. Полная луна освещала вершины Гималаев, отбрасывающие таинственные тени, на соседние склоны. Человек выпрямился, потирая ладони, огляделся по сторонам. И вдруг, замер, приоткрыв рот и задрав голову. Пар от его дыхания, стал почти незаметен, он старался не дышать.
 
Прямо перед ним на большом камне, сидел огромный волосатый человек. Серая шерсть, выглядела на удивление чистой, и напоминала мех песца. Можно было предположить, что в гиганте около трех метров росту. Проступающие сквозь шерсть крепкие мышцы, не позволяли усомниться в его силе. В белом свете луны, мужчине удалось очень хорошо разглядеть ночного гостя. Было видно, даже кончики клыков, выступающих из под верхней губы.
 
Почему то человеку не было страшно, при встрече лицом к лицу, с этим непонятным существом. То ли спокойное, не выражающее агрессии лицо. Совершенно человеческое, если бы не шерсть и клыки. Да пожалуй, еще и огромные глаза, тоже почти человеческие, выражали такую глубокую мудрость, что не тени страха не промелькнуло в мозгу. Так несколько минут, они молча смотрели друг на друга.
 
Затем волосатый гигант, повернул голову в сторону вершины одной из соседних гор, и вытянул мощную, волосатую руку в том же направлении. Мужчина посмотрел в ту сторону и замер. Выступающий в лунном свете соседний пик, скрывался в тени, но недалеко от вершины, мерцала светлая точка. Не возникало сомнений, что это далекое пламя костра или чего-то еще.
 
Когда человек вопросительно обернулся, существо, указав еще раз в сторону огня, поднялось на ноги, поражая своими размерами. И, в следующий момент, совершив четырехметровый прыжок, оказалось на ближайшем утесе. Затем, спрыгнув, куда-то вниз, скрылось из виду.
 
Мужчина еще долго стоял, в задумчивости, вглядываясь в мерцающую точку и оценивая расстояние. Вскоре начало светать. Пришлось разбудить мальчика, чтобы достать спецназовский бинокль. Долго разглядывая приблизительное место, где в темноте было видно пламя, он, наконец, разглядел небольшое строение, напоминающее буддистский храм.
 
Темпл находился на соседней горе. По прямой, до него было, пятьдесят четыре с половиной километра. Но, чтобы добраться туда, надо было либо спуститься в бездну, а затем подняться на крутую гору. Причем строение находилось гораздо выше того места, откуда мужчина его разглядывал.
 
Оглядевшись в бинокль по сторонам, он обнаружил на расстоянии нескольких километров, длинную гряду, которая могла подвести их гораздо ближе к желаемой вершине. Правда, непонятно было, замыкается гряда скалами вплотную подходящими к нужному месту, или их разделяет ущелье. Чтобы это узнать, было необходимо дойти хотя бы до изгиба хребта. Неизвестно, сколько времени займет этот путь, и мужчина поспешил собираться в путь.
 
Он застал мальчика у края дороги. Тот, разглядывал какую-то горную травку, которую здесь не часто можно встретить. А эта была совершенно удивительная. Возможно, она, поэтому и выжила в условиях высокогорья и ночного холода. Сейчас, листики, похожие на маленький папоротник, словно вытягивались, навстречу солнышку. Но только мальчик подносил палец к бархатистой поверхности одного из листочков, как весь стебелек, сразу закрывался. Он складывал листочки друг к другу. Снаружи, оставалась лишь грубая нижняя поверхность. Причем листочки реагировали как на приближение к поверхности, так и на темноту. Когда больше половины поверхности закрывала тень от руки, растение так же быстро пряталось.
 
Сын поделился своими наблюдениями с отцом.
- Папа, эта травка очень умная, она моментально прячется от врагов и от холода.
- В природе все очень умно устроено, особенно то, что животным и растениям, наверное, не надо думать. Они просто живут инстинктами и рефлексами.
 
- Неужели только человек способен думать?
- Теперь, после того, что произошло на планете, кажется, животные оказались умнее нас.
 
- Но ведь люди же всегда были самыми умными и могущественными на земле. Нам в школе говорили, что благодаря своему, человеческому мозгу способному делать выбор обдумывать будущее, человек поднялся на вершину развития.
- А нужно ли было пониматься сынок? Видишь как получилось , люди сами себя уничтожили. Может быть, если бы они не стремились к власти и могуществу, а просто жили в мире со всей окружающей природой, этого бы не случилось.
 
- Нам говорили, что только человек, способен чувствовать и переживать, и поэтому мы выше всех остальных животных.
- Вот в этом я не уверен. Во первых, очень часто и раньше видел, как могут плакать и смеяться, допустим домашние животные, собаки и кошки.
 
- Точно пап, у нашей кошки прямо слезы текли, когда дедушка ее котенка случайно дверью зашиб. Она сидела всю ночь, рядом с трупиком, никого не подпускала и все время жалобно мяукала. Облизывала котенка, а из глаз катились слезы.
- Вот видишь, во-вторых, то, что человек способен переживать, еще не делает его выше животных. Половину человечества, эти переживания заставляли доказывать всему миру, что они круче, сильнее, богаче, могущественнее. Эти люди и уничтожили мир. Другая половина человечества, вообще жила в постоянном аду. Не способные, по каким, либо причинам добиться признания, свободы, любви или, в альтернативу, богатства, эти люди взрывали свой мозг ежеминутным беспокойством и неудовлетворенностью. Эти переживания, часто приводили к психическим и физическим заболеваниям.
 
- Да, я тоже где то слышал, что все болезни от нервов.
- Ладно, болезни, а то, что человек, может думать годами, о давно ушедшей ситуации, когда его оскорбили, и мучить себя, и рыдать в подушку по ночам, желая отомстить. Другой, вспоминая о давно ушедшей любви, грызет себя изнутри, вспоминая, как его несправедливо бросили. Третий, годами, обижается на своего супруга, за то, что тот не делает того, что от него ждут. И терзает себя и партнера каждый день, каждую минуту, пытаясь переделать. Или просто всю жизнь переживая, - почему мир так не справедлив ко мне?
 
- Да я часто не мог заснуть, когда на меня накричал кто то, или побили когда. Даже сейчас, когда об этом вспоминаю, чувствую, как в груди появляется обида.
- Она не в груди сынок, она у тебя в голове, это наш мозг обманывает нас, обида не в сердце, она в уме.
 
- Так, что получается растения, на самом деле умнее нас? Они не переживают, не мстят, не помнят зла и не влюбляются?
- Вот насчет последнего, не уверен. Когда жил в Москве, почти каждый день, я ездил, в Александровский сад. Там у меня был один любимый дуб, я подолгу сидел под ним, обнимался и прижимался к нему, не обращая внимания на москвичей и гостей. Гуляющие мимо люди, посматривали на взрослого мужчину, обнимающегося с деревом, с подозрением. Казалось, я чувствовал огромную любовь и доброту, исходящие от этого дуба. Вообще я и раньше ощущал какую то энергию, исходящую от деревьев. Но, когда я впервые подошел к гиганту, словно ощутил, всю накопленную в нем, за столетия мудрость и спокойствие полное любви и сострадания.
 
- Я помню, ты как то писал мне, что ходишь в Москве к дубу, лечиться.
- Да, он лечил мою душу, а если, что-то в теле болело, стоило лишь придти к нему и прикоснуться, ненадолго больным местом, о боли сразу забывал.
 
- Что, интересно, с твоим дубом сейчас?
- Я показывал его одной девочке в Москве, она писала мне, что через год, после того, как я не вернулся в Россию, на нескольких ветках перестали расти листья. Еще через год, он полностью облысел. Но корни так крепко держали его, что высыхающий гигант, собирался простоять на этм месте еще, как минимум, сто лет.
 
- И что, он умер?
- Когда через три года путешествий, наконец, на месяц приехал в столицу и пришел к своему дереву, у меня из глаз покатились слезы. Дуб почернел, голые ветки торчали удручающе, на фоне кремлевской стены. Но где то глубоко внутри, я почувствовал тепло исходящее от ствола, покрытого темной изрезанной корой. Стал приходить в свободное время и подолгу сидеть, прижавшись спиной к дубу.
 
- Это когда ты последний раз был в России?
- Да в Августе. Через три недели, на ветках появились почки, а к моему отъезду начали распускаться листики.
 
- Как такое возможно папа?
- Вот так, думаю, деревья тоже способны чувствовать и любить.
 
Между разговором, они собрали рюкзаки, перекусив бананами, взвалили на спину, и мелено пошли в сторону видневшегося хребта. Дорога стала очень трудной. Вернее сказать она совсем закончилась. В лучшем случае, они поднимались по камням с пробивающимися местами высохшими пучками травы. Часто приходилось карабкаться на небольшие скалы. Ноги уже не слушались, когда после нескольких часов подъема, отец не дал присесть на отдых. Им оставалось подняться еще немного, затем, уже выбившимся из сил, пришлось перелезать через огромные валуны. Чтобы увидеть, от желанного хребта их отделяет пропасть.
 
Они обессилевшие опустились на камни.
- Смотри папа, если мы накинем веревку на тот острый камень, и я смогу перелезть, очень хорошо умею.
- Нет, даже и не думай, я сам.
 
- А вдруг тебя камень не выдержит, я то, наверняка легче тебя втрое.
- Нет, малыш, я не могу так тобой рисковать.
 
- Пап, правда, я лучше всех всегда лазил по канату, уверен я смогу.
 
Отец удивился, обычно боязливый и осторожный мальчуган, сейчас выглядел по-другому. Его серые глаза выражали решимость, кулачки сжимались, на челюстях играли мышцы. Казалось именно сейчас, мальчик решил доказать всему разрушенному миру, он достоин того, что ему выпала честь выжить среди миллионов погибших. От ребенка исходил сильнейший поток решимости и уверенности.
 
Отец, почувствовав этот поток, не решился больше противиться, и молча начал доставать веревки. Сделав большую петлю из прутьев, найденного неподалеку кустарника, они вплели в нее веревку, оставив два длинных конца. Утяжелив импровизированный аркан камешками, мужчина попытался докинуть кольцо до соседней скалы. Но, не пролетев и половины расстояния, оно повисло над пропастью, покачиваясь и теряя камешки, грузила. Тогда мужчина, немного подумав, направился к рюкзаку.
 
Сынишка, с любопытством следовал за ним. Достав армейскую аптечку, они нашли там смотанный в рулончик резиновый жгут. Размотав и прикинув длину, соорудили на краю скалы какое-то подобие рогатки, закрепив концы сложенной пополам и скрученной медицинской широкой резины. Пока отец мастерил, мальчик подобрал несколько огромных перьев, упавших, видимо, с отдыхавшего здесь недавно гигантского грифа. Эти перья они приладили к кольцу, в качестве стабилизатора, еще больше утяжелив переднюю часть камнями. Натянув резину с кольцом в середине, несколько раз прицелившись, мужчина произвел первый выстрел.
 
Лассо, описав небольшую дугу, довольно сильно ударилось в камень, на полметра ниже цели. Это уже радовало, теперь может не с первой, не со второй, но с нескольких раз, была надежда накинуть петлю на желаемый камень. Правда, после каждого выстрела, приходилось делать небольшой ремонт аркана прилаживая новые камешки на место отлетевших, поправлять перья и по новой раскладывать веревки.
 
Наконец, наверное, с десятой попытки, кольцо очень четко упало на нужное место. Ровно в центре его оказался небольшой камень, выглядевший, как часть твердой скалы. Чтобы в этом убедиться, отец и сын, вдвоем изо всех сил начали тянуть за концы. Кольцо из веток разлетелось, как и было задумано, а веревочная петля плотно затянулась на выступе скалы.
 
- Ну что, я полез? – ни тени страха в глазах, мальчик словно повзрослел, за короткое время.
- Давай аккуратно сынок.
 
- А ты после меня, если выдержит, то и тебе можно лезть.
- давай я тебе страховку привяжу еще из одной веревки.
 
- О, со страховкой то совсем не страшно. – мальчик рассмеялся.
- Конец у меня будет, а второй ты там, где ни будь закрепишь, когда перелезешь.
 
- Точно, тебе то, надо потолще веревку, ты ведь тяжелее намного.
- Да и за другой камень там закрепи на всякий случай. – Отец закончил говорить, обвязывая сына веревкой, он крепко обнял его, затем подтолкнул к краю пропасти.
 
Вспомнил картинку из молодости, когда мальчику было годика два или три. Они приехали на берег моря, пляж, отдыхающие. Море спокойное, с краю отгорожен маленький лягушатник для детей, там никого нет и отец сажает сынишку поиграть по пояс в воде. Несколько плавающих игрушек и ребенок увлеченно булькается в ласковой водичке. Отец спокойно отворачивается и начинает с любопытством разглядывать нескольких молодых девушек, загорающих на пляже. Его внимание привлекает одна стройная красотка, направляясь в ее сторону, еще раз взглянул на сына. Все нормально мальчик играет, блондинка улыбается, легко идет на контакт.
 
В очередной раз оглянувшись, мужчина не видит малыша. Метнув блондинке в лицо кучку песка, он в три прыжка достигает берега, наступив по дороге, на кого то из загорающих. Видит лежащего спиной на дне малыша, который смотрит на отца сквозь воду и улыбается. На долю секунды, застыв от ужаса, мужчина выхватывает тело ребенка из под воды. И мальчик, как не в чем ни бывало, говорит ему, - папа, а я тебя через водичку видел.
 
- Давай, малыш, я тебя, если что, поймаю.
- Хорошо пап, хочу чтобы, ты знал, что я знаю - ты самый лучший, что бы мама мне про тебя не рассказывала.
 
- Спасибо сынок, давай, держись крепче.
 
Мальчик зацепившись ручками, посмотрел на веревку, идущую по диагонали вверх от края одного обрыва в бездну, до камня выступающего из скалы на другой стороне. В следующий момент, он уверено спрыгнул, болтаясь на одних руках. Умело перехватив веревку несколько раз, он, слегка качнувшись, зацепился ногами. И уверено пополз к цели.
 
Мужчина, перестал волноваться, видя, как умело его сын передвигается, не зря он хвастался видимо. Через несколько минут он, добрался до противоположного края пропасти, и ловко вскарабкавшись на камень, помахал рукой отцу. Затем обвязав третий конец веревки, и закрепив первую петлю, наблюдал, как провисают веревки под тяжестью взрослого мужчины.
 
Надо сказать, что тот был очень ловок для своих лет. Атлетическое, гибкое тело, он приобрел, увлекшись йогой в последние годы. Поэтому ему не составляло труда перебраться на противоположную сторону, почти с такой же скоростью, как и сын. Затем они перетащили вещи, заранее связанные и подвешенные к специальной петле, которую можно было тянуть за конец, служивший сначала страховочным тросом.
 
Сложное дело было сделано, но об отдыхе не могло быть и речи. Быстро темнело и холодало. Ночевать на остром хребте было не где, он тянулся на несколько километров до нужной горы. Люди побрели, в поисках места, где можно будет раскинуть палатку, спотыкаясь, связавшись веревкой, и шмыгая носами. Уже довольно сильно стемнело, становилось опасно продвигаться. Гребень, по которому они ползли, казалось, издевался над ними, не давая возможности встать на ноги и разогнуться. В кромешной темноте, они карабкались метр за метром, вися с двух сторон от хребта, связанные веревками отец и сын.
 
Где то в Гималаях, на высоте более пяти тысяч метров, они висели над бездной. Мужчина, побитый жизнью, но не сломленный, и мальчик, ставший мужчиной очень быстро. Они ушли из цветущего мира, где совсем не осталось людей. Они покинули благодатную равнину, где природа стала такой, о какой всегда можно было мечтать, жившим в городах, и не замечающим ее людям – зомби. Они предпочли лишения. Мужчину, заставляла сейчас болтаться над пропастью, вера в свою святую миссию, которую он, возможно, себе выдумал.
 
Мальчик, просто шел с отцом, он просто верил, в то, что это самый сильный, самый мудрый человек на земле. И ребенок, сжимал зубы, чтобы не стонать от боли и холода. Он всегда старался не выдавать свой страх, терпел лишения и настойчиво шел вперед, следуя по пятам, и не в чем не уступая своему отцу, опытному путешественнику.
 
С каждым днем, с начала их восхождения, тот, все с большим уважением смотрел на своего сына. Сурового мужчину удивляло, как в этом наивном ребенке, могут так сочетаться, детская непосредственность, доброта и мужественность, готовность смотреть в лицо опасностям и трудностям.
 
Так им и не удалось поспать в эту ночь. Иногда усталость выключала сознание, и тогда ни вырубались на несколько минут. Но надолго заснуть не давали веревки перетягивающие тело и жуткий холод, забирающийся под одежду. С трудом дождавшись рассвета, люди продолжили свой путь ползком по гребню, силы почти покинули их, когда впереди, они увидели ровную площадку для отдыха. Добравшись до нее, отец и сын свалились без сил, и отключились на несколько часов.
 
Мужчина снова видел женщину, даже во сне, он осознавал, что она не реальная. Его больное воображение создало ее образ. Он видел и трогал ее во сне, они переплетались в объятиях, и не было силы в мире, способной разлучить их тела. Совершенно четко осознавая, как наяву, что внутренняя связь их, гораздо больше, чем связь тел. Внутренняя гармония двух душ, сливающихся в одну, подобно неиссякаемому вулкану, бьет потоком, наполняя энергией радости и любви всю вселенную вокруг них.
 
От переполнявших его чувств, мужчина проснулся и вскочил на ноги, недоуменно оглядываясь по сторонам, ища глазами настолько реально осязаемую девушку. Сын, лежал, свернувшись калачиком и накрыв голову капюшоном, прячась от мешающего дремать солнца. Отец сел на землю и схватился руками за голову. Он не понимал, почему сейчас, эта женщина стала приходить к нему.
 
Прожив в мире людей большую часть своей жизни, он так и не встретил свою половинку. Мало того, совершенно точно убедился, что найти свою любовь, для него практически не реально.
Кто находил ее в том мире?
Единицы, одну пару из миллиона можно было бы назвать счастливой. Но все люди, находятся в постоянной погоне за этими половинками. Причем шансов найти ее всегда больше было у тех людей, кто часто менял партнеров.
 
Наш герой, хоть и обладал внешними данными и желанием знакомиться, не пользовался популярностью женщин. Очень часто девушки ему говорили: по тебе видно, что у тебя очень много женщин, я не хочу быть одной из них. Но у него не было женщин годами.
 
Всего за четыре десятка лет, он знал трех. И все они, через какое-то время приносили огромное разочарование в его душу. Тогда он решил, для себя, не встречаться больше с женщинами, и не думать о них. Если эти мысли возвращались, всегда сразу же избавлялся от них.
 
Записав себя в ряды монахов, он все равно периодически мучился от осознания того, что другие мужчины наслаждаются любовью и женскими телами. Девушки ласкают других, более достойных. А у него даже обычных романчиков не возникало. Женщины явно избегали его. Он устал разрывать себе мозг, почему так происходит. Устал менять свой образ жизни и внешность, манеру общения и благосостояния. Просто отказался ждать от жизни взаимоотношений, которых, впрочем и не было никогда.
 
Смирившись с мыслью, что это не его миссия он погружался в состояние, где жил разочарованно, даже не стараясь понять, почему так произошло. Не стараясь понять, почему противоположный пол, предпочитает лгунов, тем, кто говорит правду. Почему девушки предпочитают разовый секс с порочным весельчаком, чем романтические отношения с серьезным и скромным трезвенником. Почему с ним ни когда не встречались девушки, нравившиеся ему безумно.
 
Устав, задаваться всеми этими вопросами, он уже успокоил свой ум различными духовными практиками и йогой успокоил тело. Но тут возникла эта женщина во снах. Настолько реальная, и в то же время, чувствовалось, что она идеальна для него. Он часто встречал, подобных женщин в жизни. Но они всегда принадлежали другому мужчине, либо не обращали никакого внимания, либо откровенно обламывали. И он утвердился во мнении, что он никогда не нравится тем девушкам, которые нравятся ему. И в основном, они всегда уже заняты. Поэтому, отбросив все видения и мысли, мужчина уселся на краю обрыва и погрузился в медитацию.
 
Когда он закончил, все мысли о женщинах покинули мозги. Глаза увидели красоту окружающих гор, и проснувшегося сына. Отец подумал, что этот мальчик самое главное, что существует сейчас для него, а женщин не осталось в этом мире, может оно и к лучшему.
 
Проснулись, солнце светило в глаза. Прямо пред людьми сидел огромный Йети, тот же, которого мужчина видел раньше, или другой было неизвестно. Мальчик прижался к отцу. Мохнатый гигант глухо прорычал что то, и подняв огромную волосатую руку, с длинными когтями, указал в сторону горы, в направлении которой они продвигались. Затем, указав на людей, потом на себя, махнул, давая понять, что надо следовать за ним.
 
Сделав огромный прыжок покрывший добрый десяток метров, Йети уселся на камень с таким видом, - ну сколько уже вас можно ждать? Мальчик прошептал, дергая отца за рукав:
- А он что, совсем разговаривать не умеет?
- Думаю, его рычание, это и есть речь, мы просто не понимаем.
 
- А он точно добрый? Не сделает нам зла?
- Сынок, думаю, если бы хотел, давно бы порвал нас с тобой на мелкие кусочки. Давай собираться, он хочет, что бы мы шли за ним.
 
Быстро упаковавшись, они зашагали по гребню, к ожидавшему их жителю гор. А он молчаливо наблюдал за людьми. Когда, они приблизились, сделал следующий огромный прыжок, и снова ждал.
- Папа, ты чувствуешь, как легко стало идти?
- Да, что-то происходит, вчера, мы еле ползли, я думал несколько раз, что сорвусь.
 
- И я, - мальчик, встал на остром гребне на одну ногу, и продемонстрировал ласточку с рюкзаком за спиной, - видишь?
- Какой то баланс появился в голове, и пропасти с обеих сторон, больше не пугают, заметил?
 
- Может это он нам помогает? – Мальчик указал на внимательно наблюдавшего за ними гиганта.
- Думаю да, он явно обладает способностью к телепатии.
 
Так продолжалось до самой темноты, Йети перепрыгивал дальше и ждал людей, сопровождая, каждое движение их, внимательным взглядом огромных серых глаз. За этот день они покрыли втрое большее расстояние, чем могли бы, и с наступлением ночи, оказались практически у самой горы. Их спутник, словно растворился в темноте, как казалось, но его присутствие, люди ощущали всю ночь. Им не было холодно, под пронизывающим ветром, забыли про голод.
 
Во сне мужчина видел свою женщину грез, и, на этот раз, появилась твердая уверенность, что она существует, что они скоро встретятся. Мальчику снилось, что он дельфин, рассекающий просторы океана, общающийся с другими дельфинами при помощи ультразвуков, за многие тысячи километров. И это был первый его сон, за последнее время, когда он не видел кошмаров.
 
Проснулись они бодрые, в хорошем настроении, от ожидания чего то нового, грандиозного, что должно произойти с ними. Йети, уже сидел по близости, наблюдая за ними. Есть совсем не хотелось, и собравшись они начали карабкаться на гору, по которой легко прыгал их новый друг. До строения, которое они видели не далеко от вершины, оставалось, наверное, около километра. Но это был подъем, нереальной крутизны. И в более молодые свои годы, мужчина никогда не решился бы лезть туда, да тем более с ребенком. Но телепатическая сила мохнатого друга, казалось, подталкивала их снизу. Они бы поразились своей ловкости и цепкости.
 
Совершая нереальные прыжки и цепляясь за мельчайшие выступы, умудрялись подтягиваться на одной руке и удерживаться, без всяких страховок на отвесных поверхностях. А Йети, повиснув на одно м когте, каждый раз, внимательно следил за подъемом своих подопечных. С наступление сумерек, они достигли площадки, которая, видимо и являлась их целью. Их спутник, что то удовлетворенно прорычал, и указав рукой на небольшое темное строение, скрылся в темноте.
 
Люди, стояли перед небольшим домиком, сложенным из камней, и очень напоминавшим, тибетский, или непальский Темпл. Он, казалось, прирос к скале, вернее выступал из нее. Вход в него был завален камнями.
 
- Ну что делать будем? – спросил сын, - разбирать камни?
- Давай подождем, можем переночевать здесь, а утром видно будет.
 
Но поспать им не удалось. Сначала, услышали какой то слабый шум изнутри домика. Затем посыпались камешки. И вдруг раздался взрыв, разбросавший камни, заваливающие вход.
 
Во время своих путешествий, мужчина старался не задерживаться в одном месте дольше двух месяцев. Иногда и месяца хватало, и он уже снова собирал рюкзак, и менял гестхауз, город, провинцию, страну. Иногда ему казалось, что он бежит от себя. Иногда он понимал, что гонится за чем то, и никак не может догнать. Иногда ему казалось, что он ищет любовь. Потому что только в ней он видел смысл, только с ней он мог успокоиться. Но она всегда ускользала от него. Но видимо мужчина все таки верил, что она, где то есть.
 
Нельзя сказать, что ее совсем не было в его жизни. Он любил, любил страстно и нежно, любил по настоящему, но те, кого он любил, всегда были не доступны, или вовсе не интересовались его любовью. Он хотел дарить, отдавать, заботиться, но никому, это было не интересно. Ему часто казалось, что мир не справедлив к нему. Злость и разочарование испытывал только по отношению к себе. Редкие моменты в жизни лечили его от этого.
 
В определенный момент своих скитаний человек почувствовал, что дальше так продолжаться не может. Он устал находиться в вечном ожидании, чего то хорошего, что с ним, должно произойти. Он понял, что не хочет больше жить в мире ожиданий и разочарований, несбывшихся надежд и жестких крушений веры. Его внутренний мир, в последнее время превратился в арену самоуничтожения. Казалось, жизнь показывает ему, - ты не достоин ничего хорошего. Ты не достоин любви, к которой так стремишься.
 
Женщины, казалось, смеялись над ним, явно предпочитая других. Сколько раз, понравившаяся ему девушка, выбирала его друга, или просто у него на глазах шла заниматься любовью с другим мужчиной, который ни о какой любви и не помышлял. И человек решил – хватит, почему все мое внутреннее счастье так зависит от оценки другими. Я не хочу больше жить в этом мире тоски, уныния, разрушения себя, напрасных ожиданий.
 
Сколько философских течений учит тому, что счастье должно находиться внутри каждого из нас. Но практически никто не может его почувствовать без подтверждения извне. Если от человека отворачиваются, если его пинают, он не чувствует себя счастливым, сколько бы мудрецы не твердили о том что все внешнее не важно, важна лишь красота человеческой души. Мужчина долго пытался полюбить эту свою душу, но каждый раз срывался вниз, с очередным обломом, начиная себя ненавидеть, из за того, что другие не оценили его. Сколько раз он, оставшись в одиночестве, падал лицом в подушку, и тело его сотрясали безысходные рыдания. Сколько раз он, в истерике обращался к богу, моля его дать любовь или забрать жизнь, или просто избавить от этих мучений каким, либо образом. Но бог, почему-то не слышал его, или не хотел слышать.
 
В какой-то определенный момент своей жизни, когда он упал так низко, в своих мыслях, что казалось дальше уже не куда, начались ломки физические. Казалось, вселенная наказывает его за что то. Одна за другой стали приходить болезни и травмы, которые еще больше опускали его способность чувствовать себя счастливым. И в тот момент, когда человек начал откровенно ненавидеть себя и этот мир. Мысли покинуть эту жизнь уже не оставляли его не на минуту, но в борьбе с ними, к нему пришло прозрение.
 
Он понял, что должен стать другим. Не пытаться изменить себя теперешнего, а просто выйти из того, что ассоциировал с собой до сих пор, и войти в новое состояние. Тело должно было остаться его, а вот мозги, вернее не они сами, а то чем они наполнены, должно было родиться заново. Весь тот опыт неудач и разочарований, который он пережил, мешал ему двигаться дальше. Ненависть к себе не давали другим людям полюбить его. Внутренняя неуверенность, отталкивала от него женщин. Постоянное самоуничтожение, призывало силы, калечащие его тело.
 
Поняв, что от всего этого негатива избавиться невозможно, он решил создать новую личность самого себя. Убедившись в том, что со своими мозгами бороться очень трудно, он просто оставил свои старые мозги разрушать его старую личность, искалеченную обществом и жестокой системой.
 
В то же время стал все чаще и чаще, отождествлять себя с новым человеком, только что родившимся, не знающим горя, отверженности и разочарования. Он стал воображать себя нового, божественной личностью, которой не требуется подтверждения собственной значимости со стороны. Мужчина дал себе новое имя, которое держал в тайне от всех. Как только в его голову возвращались старые, негативные и саморазрушающие мысли, он отсылал их бродить в старых мозгах того, кем он уже не являлся.
 
Тем временем занимался просто наблюдением за новым собой. И, о чудо, откуда-то изнутри, начинала подниматься волна беспредельной радости. Ему начинало открываться счастье, которое возникало в том месте, которое называют человеческой душой.
 
Оказалось, что оно уже есть в нем, как и в каждом, просто горы мусора, лежавшие в его подсознании, не давали расцветать естественному. Весь тот груз ошибочных убеждений и навязанных мнений мешал почувствовать истину. Правила то он знал давно, мог даже рассказать другим, и научить их как нужно жить, но не мог их применить на практике к себе.
 
Пытаясь изменить себя, он полностью потерял себя. И другой бы на его месте, возможно, остался бы в этом состоянии. Но столь велика была воля этого человека к жизни и счастью, что он нашел новый путь, совершенно замечательный. Теперь он наслаждался всем, что его окружало, природой, людьми, животными. Когда выдавалось свободное время, он уже не маялся от безделья, как раньше, ища, чем себя занять.
Новый человек, просто садился и начинал наблюдать за потоками естественного счастья поднимающимися и распространяющимися волнами внутри него, и выходящими наружу.
 
Совершенно точно осознав, что все, без исключения люди на планете, делают все, что они делают, только для себя. Даже если их деятельность и выглядит, как благотворительность, она всегда направлена на удовлетворение собственных интересов, даже если люди этого сами не осознают. Но основная цель стремлений всех членов человеческого общества, достичь личного счастья. Но это счастье, для большинства людей заключается в окружающем их, материальном мире, либо в оценке, их самих, окружающими. Но как можно убедиться, все это временно, и меняется в зависимости от обстоятельств и жизненных этапов.
 
Человек раз и навсегда решил, что больше не одна женщина, оказавшая ему, не нарушит его внутреннего равновесия. Почему вообще он должен думать о них, преследующих во всем свои цели. С этих пор он будет думать только о себе, будет любить себя, той чудной любовью, которая ему недавно открылась. Он не нуждается ни в каких оценках окружающих и в их одобрении. То, что его обязательно должны любить, это тоже навязанное убеждение, главное, он должен любить себя.
 
И пусть весь тот мир несбывшихся надежд и ожиданий, в котором человек прожил половину жизни отмеренной большинству, останется в прошлом.
А он будет жить еще долго и счастливо, без оценочных суждений того, что происходит вокруг.
Жить, просто наслаждаясь тем, что происходит, хорошо оно с первого взгляда или нет. Жить с любовью в сердце, не ждать ее от других, не пытаться отдавать ее кому-то.
Любовь нужна прежде всего самому, так и пусть она будет внутри.
Изменить свою жизнь, просто полюбив себя, полюбив природу, избавившись от ожиданий любви со стороны.
 
Выбрасывая любые негативные эмоции и мысли из своей обновленной головы, он обрел реальное счастье, которое заставляло его улыбаться постоянно. А населяя в своих мозгах только позитив, доброту и любовь к себе, человек полностью изменил свою жизнь. Люди начали тянуться к нему, хотя ему уже этого не требовалось. Возможно, он мог бы стать безумно популярной личностью, особенно среди женщин, благодаря своей мужественной внешности, и начавшемуся светиться изнутри огню. Но на планете произошли изменения, оставившие в живых, не многих, блаженных и чистых сердцем людей, которых большинство, живущих до этого на планете, считали сумасшедшими.
 
Взрыв, освободивший вход в темпл от завала камней, не был громким и сильным. Казалось, камни отбросило струей воздуха, невероятной мощи, направляемой наружу, из помещения, какой-то неведомой силой. Когда пыль слегка осела, отец с сыном заглянули в темный проем входа. Они увидели небольшую келью, вырубленную прямо в скале, посреди которой сидел совершенно голый человек, глаза его были закрыты.
 
Трехметровые, рыжие волосы, свалявшиеся в дреды, лежали повсюду вокруг него. Смуглое тело его было почти все обсыпано белым пеплом. Йог сидел в позе лотоса с прямой спиной и совершенно неподвижно. Как только люди шагнули через порог, его глаза открылись, они оказались на редкость зеленого цвета. Пронизывающий взгляд, как-будто смотрел сквозь людей, но тем не менее, внушили отцу с сыном мысль сесть пред аскетом. Так они и поступили. Какая-то сила начала проникать в подсознание людей. Это выглядело, как книга, только вместо букв, были мысли, которые возникали, создавая реальные образы и убеждения, материлизующиеся на быстро перелистываемых страницах.
 
Как только они опустились на пол, их мозг автоматически погрузился в транс. Это было похоже на сеанс гипноза. Старый йог передавал информацию, которую мужчина уже знал, благодаря своему недавнему просветлению. Все те вещи, которые отец пытался внушить сыну, открывались сейчас и учителю и ученику, посредством какой-то невероятной передачи мыслей.
 
Из самых недр души людей рождалось и просыпалось чувство, божественной любви, ощущение рая вокруг, огромное счастье, которое завладело всем существом. Счастье жизни, любви, доброты и сострадания. И нет ничего в этом мире, способного поколебать это счастье, способного, разрушить эту уверенность в своем предназначении человека жить в собственном раю. Укоренялась уверенность, что любые мнения и действия окружающего общества, никогда не разрушат внутреннего равновесия прекрасной человеческой души. Все боли поражений и неудач уходили далеко наружу, занимая положенные места в копилке опыта.
 
Предаваясь этим чувствам, улавливая вибрации от старца, читая, чудесным образом его мысли, мужчина лишний раз убеждался в правильности своих суждений, а мальчик убеждался в мудрости отца. Неизвестно сколько времени они так просидели, когда им было дано разрешение выйти из медитации, они открыли глаза, но уже не увидели перед собой неподвижного йога. Их взорам предстал длинный коридор, уходящий вглубь скалы, и твердая мысль, идти вперед.
 
Сначала проход, представлял из себя узкий, вырубленный в скале туннель, в котором мужчина шагал, слегка пригибаясь. Затем, через полсотни метров, он начал постепенно расширяться, позволив сыну идти рядом с отцом. Через каждые двадцать метров на стенах горели небольшие факелы, непонятно кем и когда заезженные.
 
Еще, через какое-то время, слева и справа в стенах, люди увидели, уходящие вдаль ряды выдолбленных в камнях ниш, в полумраке которых, вырисовывались темные силуэты. Остановившись напротив первых, люди увидели сидящих в медитации монахов, скорее тибетских лам, судя по одеяниям. Они больше походили на древние мумии.
 
Высохшая морщинистая кожа на ввалившихся щеках, плотно поджатые тонкие губы, не лишали ощущения, что ламы, все еще живы. Казалось, от них исходит невидимое сияние и безмятежный покой. Ненадолго задержавшись, чтобы насладиться благостной энергией, исходящей от священных мумий, люди пошли дальше. Нескончаемые галереи разноразмерных келий, подсвеченных, моргающими отблесками огня, таили в себе невероятное количество загадочных людей и существ. Задерживаясь около каждой ниши на короткое время, мальчик разглядывал фигуры жадно с неподдельным любопытством.
 
Около одной, он подергал отца за руку и прошептал:
- Смотри, вот этот, с длинными ушами, похож на Будду, у тебя много изображений на фотографиях было.
- Не знаю сынок, Будда вроде умер и его похоронили на севере Индии.
 
Глаза мальчика широко раскрывались, когда они проходили мимо неандертальцев, питекантропов, кроманьонцев и бог его знает каких еще только невиданных видов представителей человеческой цивилизации. Все они сидели с прямой спиной, сложив ноги в лотосе, казалось в неестественных, для данных человекоподобных, позах.
Казалось коридор уходил в прошлое, люди, словно шагали в глубину веков. Неожиданно мальчик издал возглас удивления, а отец, встал, как вкопанный перед громадной нишей.
 
В ней величественно восседал круглолицый гигант, не менее пяти метров росту. Его кожа отливала синим оттенком, густые черные волосы, были убраны в клубок, а на лбу виднелся полуприкрытый глаз, казалось, только и живший в этом монументоподобном великане. Чувствовалось, что огромная сила исходит от его статной фигуры. Неожиданно, большая кобра, обвивающаяся вокруг шеи гиганта, подняла голову. Люди замерли с трепетом. А змея, слегка раздув капюшон, размером с подушку, сонно оглядев гостей, лениво покачала головой и снова улеглась вокруг шеи атлета. Глаз в середине лба, казалось, закрылся больше.
 
Дальше шли сотни не менее странных людей, если их можно так назвать. Это были мужчины и женщины, многих их которых объединял общий признак, наличие еще одного глаза в середине лба. Некоторые были темнокожие, другие белые, как снег. На многих не было совершенно никакой одежды. Но кто-то был одет прям таки по царски. Местами практически превратившаяся в пепел, ткань, кое-где лежала складками, держащаяся на уцелевших нитках, в которые были вплетены драгоценные камешки и золотые орнаменты.
 
Отец уже перестал удивляться, а сын то и дело вскрикивал от удивления, когда они дошли до странных гибридов. Первым из темноты возникло существо двухметрового роста, с телом отдаленно напоминавшим гигантского младенца, на коротких пухлых ножках. Но голова его обладала всеми признаками головы слона. Длинный хобот между небольшими, глубоко посаженными глазками. Огромные вытянутые уши по бокам. Пара бивней торчащих из под хобота, один, из которых, был обломан.
 
Мальчишка подергал отца за рукав куртки.
- Смотри, это же Ганеш, не думал, что он такой огромный.
- Он как будто живой, - прошептал мужчина, вглядываясь в застывший взгляд черных глаз.
 
- Кажется, что смотрит прямо на нас, а почему у него клык отломан?
- По легенде, он потерял один бивень, когда поссорился с Брамой, одним из главных богов, и только его отец Шива, защитил его.
 
- А почему у него голова слона, ты мне давно рассказывал, я что то забыл.
- Давай потом, надо идти.
 
Дальше пошла череда могучих человеческих тел с головами львов, птиц и волков. Отец очень часто проводил аналогию между египетскими богами, не так хорошо знакомыми ему, как индийские. Двоих он узнал точно, это были Анубис, трехметровый исполин с головой шакала и Осирис, чуть пониже ростом, обладавший головой сокола.
 
Дальше они увидели несколько многоруких и многолицых существ, вперемешку с вовсе уж непонятными мутантами. Все они были огромного роста и выглядели абсолютно живыми. Казалось, они просто замерли в определенных, комфортных для них позах, расслаблено наблюдая за тем, что происходит и готовые выйти из транса в любую минуту.
 
- Папа смотри это кентавр, я про них мультик видел.
- Да и вот этих следующих качков, я многих по именам помню.
 
- Откуда, - мальчик с восхищением разглядывал, очень красивых мужчин и женщин в легких накидках, слегка прикрывавших прекрасно сложенные бронзовые тела, казалось сошедшие с картин Бориса Валежио.
- В детстве очень любил мифы и легенды древней Греции, не думал, что когда-нибудь вживую, так сказать, встречусь.
 
Мужчина остановился перед фигурой слегка прикрытой легкой туникой. Это была женщина необыкновенной красоты. Гордые черты лица ее, были полны миловидной нежности. Упругое тело, слегка скрытое кусками легкой материи, было безупречно стройно и пропорционально. Мужчина в привычной тоске, слегка залюбовался круглыми высокими ягодицами и тонкой щиколоткой. Поднимая несмелый взгляд дальше по безупречной груди, он испытал некоторое неудобство, - чтож он так откровенно любуется женскими прелестями богини.
 
Автоматически, как это делалось на протяжении последних лет, мужчина отбросил мысли, которые не давали ему покоя. Усилием воли, он закрыл глаза и переключил сознание на наблюдение за собственным дыханием. Эту технику он давно использовал для отвлечения от мыслей о сексе и мечтах о недоступных ему женщинах.
 
Когда баланс в его мозгах полностью восстановился, он уверенно открыл глаза и с удивлением увидел нечто, что на мгновение обездвижило его.
Неземной красоты голубые глаза, смотрели на него с такой безграничной лаской, что от медитации не осталось и следа.
Лицо богини расплылось в улыбке. А в голову человека потекла информация, которая окончательно успокоила его ум. Затем глаза Афродиты мягко прикрылись, а тень доброй улыбки продолжала оставаться, украшая это лицо, в прямом смысле, неземной красоты. В этот момент подскочил сын.
 
- Пап, я там самого сильного человека в мире нашел, если верить его мышцам, но помню, ты мне говорил, что сила не от объема зависит.
- Сынок, пойдем скорее у нас впереди самое главное, мы у финиша.
 
- Откуда ты знаешь?
- Мне вот эта красавица поведала.
 
- Как сказала?
- Нет, мысленно внушила, путешествие скоро закончится, я найду любовь, а ты будешь строить новый мир.
 
- Я? Как это?
- Подожди сынок, скоро все увидишь.
 

И они зашагали вперед по галереям, быстро минуя остальных обитателей келий. Наконец, впереди возникла стена с изображением огромного всевидящего ока, которое называют глазом Ра. Непонятная сила опустила людей на пол, заставив их сесть и закрыть глаза. Они погрузились в глубокий транс. И просидели так неизвестно, сколько часов или дней.
 




mastershiva   11 декабря 2012   1178 1 2  


Рейтинг: +5


Вставить в блог | Отправить ссылку другу
BB-код для вставки:
BB-код используется на форумах
HTML-код для вставки:
HTML код используется в блогах, например LiveJournal

Как это будет выглядеть?

Конец Тьмы
фантастика, конец, Света

Не делю мир на бога и дьявола, последнего вообще нет, его придумали люди. Они и создают ад, постоянно, у себя в мозгах. Создают ад для близких, а прежде всего - для себя. Соответственно туда же и попадают, еще при жизни. Очень часто, я встречал людей живущих в аду. Почему они выбирали такой путь? Возможно, так им было надо, наверное, эти люди, что-то чувствовали, или их обманули, с самого начала?
 
У каждого свой опыт, и мы либо живем, прислушиваясь ко всем и делая свои выводы.
Читать статью

 



Тэги: фантастика, конец, Света



Статьи на эту тему:

Лисенок и Обезьяна
Аян
Проблемы космического масштаба
Головная боль
"Петля времени"


Последние читатели:




Комментарии:

supperpupper # 11 декабря 2012 года   0  
С удовольствием прочла. Не слишком ждите коментов - для ресурса очень большой объём. :о))
elenita # 3 января 2013 года   0  
Тяжело читать. Даже не столько из-за большого объёма, сколько из-за безграмотности, которая временами мешает понять смысл.
Такое чувство, что человек пишет не на родном языке. или русский для него родной, но сильно подзабытый язык (живёт человек не в русскоязычной среде).
Хотя задумка, конечно, интересная.


Оставить свой комментарий


или войти если вы уже регистрировались.