Наши рассылки



Люди обсуждают:




Сейчас на сайте:

Jenna

Зарегистрированных: 1
Гостей: 31


Тест

Тест Умеете ли Вы взять от жизни всё?
Умеете ли Вы взять от жизни всё?
пройти тест


Популярные тэги:



Наши рассылки:

Женские секреты: знаешь - поделись на myJulia.ru (ежедневная)

Удивительный мир Женщин на myJulia.ru (еженедельная)



Подписаться письмом





Экшн часть 3

Экшн часть 3 Она вышла из подъезда, ощущая спиной пристальные взгляды охраны.
Верная подруга вышагивала около машины, как заключенный на прогулке – строго по одной траектории.
- Ну наконец-то! – с облегчением воскликнула она, увидев Василису, вышедшую из подъезда. – Я уже собиралась звонить тебе на сотовый!
- Разве меня долго не было? – удивленно спросила та. – Мы буквально двумя словами перекинулись.
Анна открыла дверцу машины.
- Не знаю, - ответила она, усаживаясь в салон, - мне показалось, что долго.
 
На заднем сиденье, свернувшись калачиком, мирно спал Виктор. Когда Василиса хлопнула своей дверцей и запустила двигатель, он пробубнил сонным голосом:
- Вася, ты уже вернулась? А я думал, тебе там работенку на испытание подкинули.
Анна возмутилась:
- Вот скажи, Витя, на тебя хоть в каком-нибудь деле положиться можно? Ты совершенно безответственный человек! Я тут вся изошлась нервами, а ты дрыхнешь, как после свидания с любовницей!
Ответа с заднего сиденья не последовало. Спустя некоторое время, Анна медленно обернулась к супругу.
- Так значит, это правда? – тихо спросила она.
- Что ты имеешь в виду, котенок? – зевнув, лениво поинтересовался супруг.
 
- Не прикидывайся, ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду.
- А, ты про любовницу… - он открыл глаза и сел ровно. – И кто это тебе, интересно, успел нажужжать? – спросил Виктор, откровенно недовольным тоном.
Анна некоторое время смотрела ничего не понимающим взглядом на мужа, затем положила руку на плечо Василисы и попросила:
- Вась, останови, пожалуйста, машину.
Василиса, думая о своем, не уловила суть разговора между ними.
Резко притормозив, она свернула к краю дороги.
 
- Что случилось, Аня? – испуганно посмотрела она на подругу. Та, ничего не ответив, вышла из машины и распахнула заднюю дверцу.
- А ну выкатывайся, - зловеще прошипела она благоверному.
Виктор вжался в сиденье и глазами, полными ужаса и удивления, неотрывно смотрел на жену.
- Ты не слышал, что я сказала? – отступив немного в сторону, освобождая, таким образом, выход, спросила она.
- Нормально, ваще… - Виктор отодвинулся к противоположной дверце. – Вася, ты что-нибудь понимаешь? Чего она на меня взъелась?
Василиса, растерянно улыбнувшись, переводила взгляд с одного на другого.
 
- Ань, я что-то пропустила? – рискнула она все же спросить подругу.
Та захлопнула заднюю дверцу и присела боком на переднее сиденье.
- Это не ты, Вася, это я пропустила.
- Что?
- Похоже, многое… свою жизнь, в частности…
- В конце концов, кто-нибудь объяснит мне, что случилось? Аня! Мы что, так и будем здесь стоять? Убери хотя бы ноги с проезжей части.
Анна нехотя развернулась и закрыла свою дверцу. Василиса выжала сцепление.
 
- Вася, послушай меня: никогда больше не выходи замуж, - сказала Анна и подозрительно шмыгнула носом.
- Ни фига себе! – возмутился сзади Виктор. – Пашешь, понимаешь, сутками – и все не в масть!
- На ком, интересно?
- Что, на ком?... Ты вообще про что говоришь, Аня? – он несколько смягчил тон. Аня вновь хлюпнула носом. Неожиданно Виктор захохотал, как одержимый.
 
- Вася, не слушай ее, глупую! Выходи спокойно замуж, у тебя ума, я думаю, побольше будет… ой, не могу! - продолжал он заливаться смехом.
Анна не выдержала и, сняв с себя вязаную шапочку, развернулась и шлепнула ею мужа.
- Конечно, как заведут себе бабу на стороне, тогда сразу жена становится дурой!
- Вы как дети малые, - с досадой сказала Василиса. – Витя, это ты что ли бабу завел? Колись, давай.
 
- Вася, когда мне ее заводить, сама посуди? Весь в трудах и заботах и день, и ночь… Это ж я подумал, что кто-то Анюте моей доложил про пассию Еремеича. Начальник к ней под видом сдачи объекта и мотается по ночам. Смех, да и только!
 
- А ты здесь с какого боку, смешливый мой? – заметно успокоившись, спросила Аня.
- Ха! С какого боку… у меня, Анюта, здесь самая главная роль – я его алиби. Приезжаю за ним, захожу в дом, маячу там перед его женой с деловым видом. А Еремеич в это время, весь из себя угрюмый такой, собирается, по телефону типа ругается и проклинает всех, кого ни попадя, за долю его тяжелую. Вот умора!
 
- Козел твой Еремеич, - припечатала Аня. – И ты вместе с ним.
- Вот здесь ты, котеночек, совсем не права, - нисколько не обижаясь, возразил Виктор. – Деньги он мне за это платит? Платит. Вот и весь расклад. Ты же понимаешь, человек я подневольный.
- Ох, ребята, мне б ваши заботы, - усмехнулась Василиса.
Анна охнула, прикрыв рот ладошкой.
 
- Васенька, дорогая, прости меня, - виновато пробормотала она. – Из-за этих мужиков умом тронуться можно! Я рада уже тому, что ты вышла целой и невредимой из дома. Остальное показалось совсем не важным.
- Ань, ну как же не важным? Я ведь на работу ходила устраиваться.
- На какую работу? Не хочешь ли ты сказать, что пойдешь этому щеголю прислуживать?
- А что, - раздался голос Виктора, - лично мне мой тезка понравился. Солидный мужик, весь из себя…
 
- Вот именно – весь из себя! – перебила его Аня. – И какой с этого толк для Василисы? На мой взгляд, тип он весьма подозрительный…
- А как, по-вашему, Анна Дмитриевна, выглядит не подозрительный? Ханыга в бушлате? Вас, баб, не поймешь, сколько водки не пей – это уже однозначно, - подвел итог Виктор.
 
- Не спорьте, я сама на распутье, - со вздохом сказала Василиса.
- На каком еще распутье? Мы же с тобой договаривались – сходим только для того, чтобы посмотреть на этого писателя, - взволнованно проговорила Анна. – Ну разве так бывает, чтобы солидный человек позвал на работу в приличный дом вот таким идиотским образом?
- Я что-то недопонял, - тут же отозвался сзади Виктор. – Это каким образом ты его, Вася, нашла?
 
- По интернету, - ответила за подругу Анна.
Виктор хмыкнул:
- Подумаешь, что здесь премудрого?
- Ничего, кроме того, что в сети сплошной спам и аферисты.
- Мне, Аня, он то же самое сказал, - с печалью в голосе сказала Василиса.
- Вот видишь, как хитро он тебя в оборот взял? А ты, небось, и растаяла.
 
- Ничего я не растаяла. Он сунул мне ключи в руку и сказал, что если меня такая работа не устраивает, я могу вернуть ключи через охранников. У них там, в подъезде, сидят бравые молодцы вместо консьержки. Представляешь?
- Представляю. Только, знаешь…
- Аня! Не сбивай девчонку с толку, - Виктор наклонился к ним. – Не мог же он весь дом нанять для своей аферы, как ты говоришь. Мы свидетели, да и охранники тоже не в карты там играют. Так ведь, Вася? И вообще, после твоего Фокина, не в обиду ему будь сказано, я впервые вижу рядом с тобой нормального мужика. А моя Анька ничего в этом не смыслит.
 
- Ну да, если учесть, что за тебя замуж вышла, - отозвалась жена.
- Это, котёночек, называется - счастливый случай, - снисходительно ответил Виктор.
 

- Васенька! – неожиданно хлопнула себя по лбу Фаина Леонидовна за ужином. – Вот склерозница старая, совсем забыла сказать - тебе сегодня кто-то звонил.
- Куда? – не поняла Василиса.
- Сюда, куда ж еще?
- На домашний телефон?
- Ну конечно на домашний. Мобильным я еще не обзавелась.
- И кто это был, интересно? – удивилась Василиса.
Фаина Леонидовна пожала плечами:
- Мне не сказали, а по голосу я не узнала. Но точно не твой бывший.
- Может, с работы кто? – спросила Анна.
 
- Так я, вроде, никому не докладывала, что у тебя находиться буду. Мужчина, говорите? – сдерживая волнение, спросила она.
Фаина Леонидовна состроила неопределенную мину.
- Скорее, конечно, мужчина. Хотя, Васенька, поначалу мне показалось, что кто-то балуется по телефону. Как будто мужчина пытается говорить женским голосом. В общем, придурок какой-то, однозначно.
У Василисы после этих слов, казалось, все тело налилось свинцом. Она уже поняла, от кого звоночек.
 
- И что он спрашивал? – насторожилась Анна.
- Какие вы непонятливые! Я же говорю, Василису Игоревну просили позвать, - слегка раздражаясь, ответила свекровь и принялась убирать посуду.
- А вы?
Фаина Леонидовна замерла с тарелками в руках.
- Что я, Аня? Я ответила, что ее сейчас нет, звоните в другое время! – она в сердцах со стуком поставила посуду в мойку. – Вы же не предупредили меня, что нельзя отвечать на такие звонки.
 
- Фаина Леонидовна, - попыталась успокоить ее Василиса, - все в порядке. А что вы еще могли сказать? Само собой, чтобы позвонили в другое время. Все правильно.
- Ага, я уже поняла, как правильно, - засопела носом женщина. – Теперь, если будут спрашивать, скажу: вы не туда попали. Хорошо?
- Я думаю, что больше звонить не будут, - как можно спокойнее ответила Василиса.
 
Чувство неясного беспокойства, похоже, передалось Анне.
- А почему ты считаешь, что не будут? – спросила она и посмотрела проницательным взглядом на подругу.
Василисе пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтобы Анна ничего не заподозрила.
- Я уже поняла, кто мог звонить, - она непринужденно махнула рукой.
- Это у моего шефа голос такой, непонятного тембра. Я его просила узнать у кого-нибудь про работу с жильем.
- И мой телефон давала?
- Конечно, на всякий случай, - она честно смотрела подруге в глаза.
Анна, помолчав немного, сказала:
- Это хорошо, Вася. Тогда перезвони ему, пока не поздно.
Василиса кивнула:
- Конечно. Только помогу сейчас Фаине Леонидовне на кухне и потом созвонюсь.
 
Фаина Леонидовна, орудующая у мойки с посудой, обернулась.
- Вот придумала! – воскликнула она. – Здесь мне помощники не нужны. Иди, девочка, отдыхай. А то и, правда, перезвони начальнику своему, пока он не передумал чего.
- Да-да, сейчас пойду, - ответила Василиса и поспешно вышла из кухни.
Однако изобразить разговор по телефону ей не удалось. Верная подруга спустя полминуты появилась в комнате и уселась напротив Василисы.
 
- Ну что? – спросила она. – Позвонила?
- Нет. Занято было.
Анна с тревогой в голосе попросила:
- Вася, умоляю тебя, ничего не скрывай от меня, хорошо?
- Аня, с чего ты решила, что я могу чего-то там скрывать?
Анна вздохнула:
- Я же знаю тебя не первый год, Вася. Ты авантюристка не только по профессии, но и по натуре. Это только теперь я стала понимать, почему ты носишь такие дурацкие очки – попросту они помогают тебе скрывать свою сущность. Очень, кстати, разумное решение.
 
- При чем здесь мои очки? – заступилась за свое любимое приспособление Василиса. – Аня, пойми, сколько бы я не пыталась поменять их на линзы или просто на другую оправу, ничего не получалось. Мне удобно только в этих, дурацких, как ты говоришь, очках.
 
- Ну-ну, это я так, к слову. Попробуем еще разок набрать, - Анна показала пальцем на мобильник, который Василиса держала в руках.
Анна откровенно ставила ее в неловкое положение, однако чтобы усыпить бдительность подруги, Василисе пришлось набрать номер шефа.
- Слушаю, - раздался из трубки усталый голос главного.
- Извините, Петр Петрович, за беспокойство…
- Василиса? – прервал ее шеф. – Это хорошо, что ты позвонила, я как раз хотел поинтересоваться, что у тебя слышно нового.
Василиса торжествующе посмотрела на подругу и, прикрыв трубку рукой, негромко сказала:
- Это он звонил. Убедилась? – затем, уже в трубку: - да ничего особенного не слышно, Петр Петрович.
 
- Как насчет жилья, вопрос не решился? У меня, к сожалению, на этот счет пока новостей нет.
- Как вам сказать, - замялась Василиса, - сегодня ездила в один дом…
- А что такая неуверенность в голосе? Дорого просят или дом неприличный?
- Да нет, как раз наоборот. Вот это и смущает, что дом слишком приличный и работа несложная. Вроде как… - Василиса замолчала.
- На какой, говоришь, улице дом находится?
- На Васнецова. Писатель там искал себе работницу.
Шеф удовлетворенно хмыкнул в трубку.
 
- Ну, Малеева, похоже, ты попала в десятку. Только не признавайся, что в газете работала.
- Вы думаете, что он не узнает?
- Откуда? Это они в книгах своих умные, писатели эти, а в жизни совершенно наивные люди.
- Как такое может быть? – с сомнением в голосе спросила Василиса, припоминая своего отнюдь не наивного с виду работодателя.
- А черт его знает, вот сама посмотришь, понаблюдаешь. Глядишь, потом статейку интересную грохнешь.
- Вы серьезно?
- Насчет чего? – не понял шеф.
- Ну, что туда можно идти работать?
- А почему нет, Василиса? Это, я скажу, тебе просто подарок судьбы. И подумать бы не мог…
 
- Я тоже, - ответила она. – Спасибо за совет, Петр Петрович. Как там у вас на работе – тихо? Звонков гневных больше не было в мой адрес?
- Пока не было, - осторожно ответил он. – Думаю, со временем все образуется.
- Дай Бог, - пробормотала она. Не объяснять же Петровичу, что звонки стали раздаваться непосредственно в ее мобильнике и, что еще ужасней, в домашнем телефоне ее подруги.
 
Поздно вечером, лежа в постели с телефоном под подушкой, Василиса ждала очередного звонка. Без этого, она уже понимала, ей не заснуть. А то, что звонок будет, она нисколько не сомневалась. Тот, кто затеял эту мерзкую игру, отступать не намерен – здесь все по-взрослому, это однозначно. Вопрос: какова конечная цель? Василиса поежилась, об этом даже думать не хотелось. Не отвечать на звонки тоже нельзя. Так, по крайней мере, она хотя бы слышит настроение этого безумца. Плохо то, что он вычислил ее местонахождение. Теперь под ударом еще и подруга. Надо что-то предпринимать…
 
Под подушкой ожил мобильник. У Василисы гулко забилось сердце.
- Да, - едва слышно отозвалась она.
- Ты куда это решила от меня скрыться? – возмутился плачущий голос в трубке. – Ты думаешь, что нужна этой мерзкой Анне?
Василиса молчала.
- Ничего, еще поймешь, что по-настоящему ты нужна только мне…- в трубке взволнованно задышали. – Ладно, я прощаю тебя, глупышка. Спокойной ночи.
Василиса сжала телефон с такой силой, что он, казалось, должен был развалиться на части. Однако «Nokia» с достоинством выдержал испытание. От отчаяния хотелось разрыдаться в подушку, но даже этого она себе позволить не могла…
 
На следующее утро, дождавшись, когда все домочадцы разойдутся, Василиса позвонила соседке Рудика. Марта, так звали эту немолодую, но весьма шуструю женщину, занималась недвижимостью. В чем конкретно заключалась ее деятельность, Василиса не знала, но на вопрос о месте работы она так и отвечала: «Занимаюсь недвижимостью». На вопрос Василисы, возможно ли узнать, в какой конторе работает риелтор Котикова, она коротко ответила: нет проблем! И спустя минут десять у Василисы уже был адрес.
 
Теперь осталось продумать, что именно она скажет при встрече с этой женщиной. Представляться журналистом Василисе не хотелось, вряд ли это расположит к доверительной беседе человека, испытавшего такой шок. Нужно выманить ее из конторы под каким-нибудь предлогом… Короче, она будет обычной посетительницей.
 
Первым делом Василиса решила несколько изменить свой внешний вид. Хотя она не телевизионная звезда, быть случайно узнанной в ее планы не входило. Так можно провалить всю задумку.
Первым делом она вытащила из кладовки сумку с вещами, которые уже давно не носила, а выбросить не успела. Достала слегка свалявшийся парик, изображавший короткую стрижку на черных волосах. Хорошенько расчесала его и примерила. Подвела губы темно-вишневой помадой, взяв ее с полочки в прихожей. Именно там держала свой набор для макияжа Фаина Леонидовна. Вздохнув, сменила очки на контактные линзы и, в довершение всего, надела длинное пальто с высокой стойкой, чтобы прикрыть нижнюю часть лица. В целом, своим видом она осталась довольна.
 
Контора «Домовой» занимала две небольшие чистенькие комнатки на первом этаже жилого дома.
- Вы не подскажете, где я могу увидеть Алену Котикову? – спросила Василиса у светловолосой девушки, с тоскливым видом тыкающей по клавишам компьютера.
- А зачем она вам? – спросила девушка и подняла на Василису глаза, густо обведенные контурным карандашом, отчего она была похожа на печального клоуна.
 
- Ее нет на работе? – осторожно спросила Василиса. Как выглядит Котикова, она не знала. Эта девушка вполне могла быть той самой Аленой.
- Я спрашиваю, зачем она вам: по работе или по личному делу? – настойчиво допытывалась девица. – Если насчет жилья, то все вопросы можно решить со мной.
Ага, догадалась Василиса, значит, ты не Котикова.
- Видите ли, - начала фантазировать она, - моя подруга, которая сейчас, к сожалению, в отъезде, год назад приобрела с помощью Алены жилье. А теперь, откуда ни возьмись…
- Появились законные наследники! – радостно прервала ее девушка и широко улыбнулась.
- В общем, вы попали в точку. Только не пойму, отчего такая радость? – растерялась Василиса, изображая беспокойство за подругу.
Девушка выпрямила спину и слегка потянулась, как будто сбросила тяжкий груз с плеч.
 
- Достала она уже! – абстрактно пояснила девица. – Лучший риэлтор, понимаешь… Вот, пожалуйста, прокололась!
Василиса сразу почувствовала неприязнь к ней. Она вообще не любила злобствующих завистников. Такие, считала она, могут и на преступление пойти, лишь бы насолить более успешному.
- Я поняла, - строго сказала Василиса, - Алены здесь нет, а вы мне морочите голову!
 
- Ничего я вам не морочу, - отмахнулась та. – Алена слегка приболела, поэтому я должна выяснить, по какому вопросу с ней хотят встретиться. Думаете, вы одна такая? Сейчас дам адрес, поедете к ней домой. Случай у вас серьезный, так что откладывать не стоит. - С этими словами девица достала из стола визитку и черкнула на обратной стороне адрес.
 
- Вот, держите, - сказала она. – Вы поезжайте, а я сейчас перезвоню ей, предупрежу, что клиента направила. Как ваша фамилия?
- Рубова, - наобум брякнула Василиса.
Она вышла на улицу и при дневном свете взглянула на адрес. К удивлению Василисы, там фигурировало совсем другое название улицы, нежели ей было известно. Хотя, с другой стороны, вполне естественно, что Котикова не захотела сейчас находиться в квартире, в которой свершилось такое злодеяние. Она вполне могла пожить какое-то время у родственников, к примеру.
 
Поднимаясь по узкой лестнице на пятый этаж, Василиса пыталась продумать схему разговора, чтобы как-то расположить к себе собеседницу, настроить на откровения. Однако ничего путного в голову не приходило. С другой стороны, подумала она, такое событие не обойдешь молчанием, стоит лишь зацепить хотя бы косвенно этот вопрос…
 
Василиса нажала кнопку звонка, но в ответ ничего не услышала. Повторив попытку еще несколько раз, она поняла, что звонок не работает. Дверь была обита дерматином и, чтобы достучаться в нее, Василиса как следует приложилась кулаком. С первого же удара она едва не ввалилась в квартиру. Оказывается, дверь была открыта. Весьма неосмотрительно со стороны хозяйки.
 
- Алена, - робко позвала Василиса и сделала пару шагов в прихожую. Никто не отозвался, только откуда-то из глубины квартиры раздавался негромкий разговор.
- Извините, войти можно? – добавив уверенности голосу, спросила она, однако навстречу никто не выходил.
На цыпочках, чтобы не испачкать полы, Василиса прошла дальше, решив заглянуть в комнату, из которой были слышны голоса.
- Алена, вы дома? – подавая сигнал голосом, как проезжающий автомобиль, спросила она в очередной раз и тут же взвизгнула от неожиданности и ужаса.
 
На полу в гостиной, прислонившись спиной к стене, сидела женщина и выпученными глазами смотрела прямо на Василису. Ворот свитера был приподнят, закрывая лицо почти до носа, ноги в обтягивающих брюках нелепо раскинуты. Именно ноги вызвали у Василисы приступ неописуемого страха. Несомненно, женщина была мертва. На экране работающего телевизора две девушки вели неспешный разговор о средствах для похудения.
 
Слабо отдавая отчет своим действиям, она подбежала к телевизору и зачем-то выдернула шнур из розетки. В комнате царил беспорядок: разбросанные вещи валялись на полу, диване, журнальном столике. Рядом с женщиной лежала небольшая сумка, вывернутая наизнанку, у ног лежал кошелек, зеркальце, блокнотик, чуть поодаль – откатившийся тюбик помады…
 
У бедняги явно хотели что-то найти. Возможно, что и нашли – теперь не узнаешь. Василиса быстро окинула глазами комнату, затем, все так же, на цыпочках, заглянула в спальню и на кухню. Там картина была приблизительно такая же. Уходи скорее! – звучал в голове голос разума. Василиса медленно попятилась к выходу, затем быстро вернулась в комнату и, стараясь не смотреть на покойную, подняла с пола блокнот и забросила его в свою сумку.
 
Она пулей выскочила из подъезда, едва не сбив с ног пожилого мужчину на крыльце. Несколько десятков метров, которые ей надо было преодолеть до машины, предусмотрительно поставленной за углом, показались ей нескончаемо долгими.
- Господи, помоги мне… какой ужас! – тихонько причитала она, пытаясь повернуть ключ зажигания трясущимися руками.
 
Василиса ехала и молила Бога, чтобы никого не придавить. В голове была такая каша из мыслей и эмоций, что, казалось, ее череп сейчас расколется пополам. В какой-то момент ей даже показалось, что машина едет сама и по своему маршруту: так уверенно она делала повороты по малознакомым ей улицам. Когда Василиса наконец остановилась в одном из дворов, чтобы перевести дух, она с удивлением обнаружила, что находится прямо напротив подъезда писателя Воронина.
 
- Все, приехали! Так тому и быть, – сказала она самой себе и, взяв в руки сумку, вытащила оттуда ключи от квартиры своего работодателя.
 
- Добрый день, Василиса Игоревна, - раздалось бодрое приветствие, едва она вошла в подъезд.
Василиса обернулась: охранник вежливо кивнул ей головой и улыбнулся.
- Здрассьте, - просипела она в ответ и быстрым шагом направилась в сторону лестницы.
 
Войдя в квартиру, Василиса зажгла свет и глянула на себя в зеркало.
- Идиотка… - только и смогла вымолвить она, увидев свое отражение. Каким образом ее узнал охранник, скорее всего, останется для нее тайной. Безумный взгляд подслеповатых глаз, сжатые в ниточку губы с темной помадой и… парик в руке. Когда она его сняла, Василиса, хоть убей, не могла вспомнить. Неужели она вот так, с прической, отделенной от головы, шла мимо охранника? Вот стыдоба…
 
Затем ее внимание переключилось на квартиру, в которую она вошла. Еще пару часов назад она ни за что бы не поверила, что отважится сюда заявиться. Только в последнее время, похоже, ее действиями руководит кто-то другой, подчиняя ее поступки своей воле. Кто-то захотел, чтобы она ушла из газеты, кто-то решил подкинуть ей, как на блюдечке с голубой каемочкой, работу в этой чудесной квартире.
 
Василиса окинула взглядом прихожую и, сняв свой уродливый балахон, осторожно прошла в гостиную. Кто-то создал условия, при которых она просто не вправе отказаться от этого варианта. И сегодняшний труп тому доказательство. Если ты под прицелом – нельзя оставаться рядом с близкими тебе людьми. Анна со своей семьей должна быть как можно дальше от нее, Василисы. Плохо, что этот ненормальный уже добрался до адреса подруги. Вот и несчастную Алену убили, надо понимать, именно потому, что она была подругой той, запланированной жертвы… Так-так, какая же здесь связь? Василиса медленно опустилась на диван. А если подруг было несколько? Что же теперь – ждать новых жертв? Нет, причина должна быть веской…
 
Василиса подошла к бюро, откинула крышку: на полочке, как и обещал писатель, лежали деньги. Одна сумма в конверте с надписью «аванс» и рядом еще небольшая стопочка купюр. Некоторое время Василиса просто смотрела на это чудо, затем взяла в руки и в недоумении пожала плечами – самые настоящие деньги. Значит, это не сказка. Точнее, сказка, воплотившаяся в реальность. Кто еще может похвастаться таким трудоустройством? Хотела бы она посмотреть на такого везунчика. Ох, Василиса, - тут же мысленно одернула она себя, - погоди радоваться. В жизни, как известно, бывает либо полоса черная, либо белая. А вот так чтобы две рядышком, взявшись, можно сказать, за ручки – про такой феномен вряд ли кому известно.
 
Пересчитав деньги в конверте, она взяла трубку домашнего телефона.
- Добрый день, - сказала она, когда на том конце провода отозвались, - будьте добры, пригласите к телефону Конюхову, это очень срочно…
Василиса набрала номер начальницы Ани, так как у рядовых бухгалтеров телефон из экономии отключили, и вся контора сидела только на мобильной связи.
Спустя некоторое время из трубки раздался испуганный голос подруги:
- Да, слушаю… Вася, ты? Господи, что случилось, почему ты звонишь на этот телефон?
- Анечка, слушай меня внимательно и не перебивай, - как можно спокойнее сказала Василиса. – Ты должна сегодня купить для меня мобильник и зарегистрировать его на свое имя. Дальше… - она на минуту задумалась, - натолкай в какую-нибудь небольшую сумку все самое необходимое на первое время из моих вещей и отправь с Костиком сюда. Я с ним передам тебе деньги за телефон…
 
- Куда сюда? Вася, что происходит?!
- Ой, прости безголовую, - засмеялась Василиса, - я у Воронина… так надо… обо всем остальном поговорим по новому телефону… не возмущайся, - Василиса положила трубку.
 
Внезапно она почувствовала тревогу. Бог мой, - спохватилась она, - я уже полчаса в этой чужой огромной квартире и даже не удосужилась убедиться, что здесь никого нет. Охранник, который поздоровался с ней как с полноправной хозяйкой, буквально усыпил ее бдительность. Ну не мог же он, в самом деле, быть сообщником у хозяина квартиры, который, в свою очередь, является преступником… Или мог… Да, Малеева, крыша у тебя поехала…
 
Василиса медленно огляделась по сторонам. В квартире было тихо, чисто, все лежало по своим местам. Она поднялась и не спеша направилась в сторону лестницы, ведущей на второй этаж. Именно второй этаж вселял в нее чувство беспокойства. Скорее всего, по той причине, что находиться на таком большом пространстве в одиночестве не так-то и просто. Здесь привычка нужна.
 
Поднявшись по ступенькам лестницы, Василиса очутилась в небольшом холле, из которого вели две двери. Приоткрыв ту, что ближе, она увидела кабинет, обставленный довольно просто: стол, стул, компьютер, вращающееся кресло, два небольших шкафа с глухими дверцами и большой, до потолка, стеллаж с книгами. Василиса в недоумении подумала, что подобная обстановка вряд ли способствует вдохновению. Во всяком случае, это никак не соответствовало ее представлению о творческой мастерской. С другой стороны, у каждого свои странности. Взять хотя бы то, что Воронину необходимо присутствие в доме другого человека… Странно, очень странно. Как по ней, так лучше работать в одиночестве. Чтобы в соседней комнате никто не шаркал по полу тапками, чтобы не задавал глупых вопросов в самый неподходящий момент и вообще, чтобы не совал нос не в свое дело. Вот-вот… Не совать нос не в свое дело – именно об этом предупреждал ее Воронин!
 
Василиса подошла к шкафу и только взялась за ручку дверцы, как оттуда посыпались карандаши, а вслед за ними – небольшие, аккуратно нарезанные листы бумаги для рисования, причем чистые вперемешку с набросками каких-то пейзажей, портретов. Вот номер! Он еще и художник? Ну, что ж, талантливый человек талантлив во многом. Василиса бросила взгляд на стеллаж с книгами – там, на верхних полках, было довольно много альбомов по искусству.
 
Внезапно горячая волна тотчас прокатилась по телу – прямо над головой, почти у самого потолка, она увидела глазок камеры видеонаблюдения. Охнув от неожиданности, она принялась лихорадочно заталкивать в шкаф все, что вывалилось, затем медленно поднялась, отошла в сторону. Проходя мимо стола, она зачем-то провела ладонью по столешнице и вышла в коридор.
 
Переведя дух, Василиса оглянулась по сторонам и коротким движением перекрестилась. Господи! Это же надо так влипнуть! Не успела приступить к обязанностям и уже попалась…
Спустившись на первый этаж, Василиса заглянула в ближайшую комнату для гостей. Небольшое помещение было выдержано в мягких пастельных тонах. Из мебели здесь было все необходимое: довольно просторная кровать, туалетный столик с зеркалом в красивой резной деревянной раме, платяной шкаф, небольшая панель телевизора на стене. Окно было закрыто плотными шторами с растительным рисунком, точно таким же, как и покрывало на кровати. В стене, примыкавшей к окну, была дверь, за которой оказалась ванная комната. Ух, ты! – невольно восхитилась Василиса.
 
Вторая комната для гостей оказалась двухкомнатными апартаментами с камином и роскошной мебелью. Вспомнив слова Воронина о том, что она может выбирать любую из комнат, Василиса с сарказмом произнесла вслух: «Это что, тестирование на глупость, господин писатель?»
 
Она вернулась в первую комнату и, не раздеваясь, легла на кровать поверх покрывала, уставилась в потолок. Василиса отметила про себя, что в душе вдруг возникло чувство уверенности. Такое крохотное и совсем недолговечное – может, на час, может, на два. Именно здесь, на этой кровати. Вот пока она лежит, не двигаясь и почти не дыша, с ней все будет хорошо. Она понимала, что потом, когда надо будет что-то делать, о чем-то думать – ужас начнет вокруг нее свою неистовую пляску…
Словно в ответ на ее мысли завибрировал в кармане мобильник. Василиса достала телефон и, глянув на экран, отложила его в сторону.
- Чтоб ты сдох! – с ненавистью прошептала она и закрыла ладонями лицо. – Господи, помоги мне…
 
Поздним вечером, когда огней за окном становилось все меньше и меньше – город засыпал, - Василиса, укутавшись в мягкий плед, сидела на диване в гостиной и просматривала записную книжку Алены Котиковой. Листки были сплошь исписаны фамилиями, адресами и еще какими-то непонятными цифрами и пометками. Возможно, это были характеристики квартир. Чисто рабочая записная книжка. Вот и фамилия, которой представилась она, Василиса. Рубова – это последняя запись Алены. Василиса поежилась. Получается, что несчастную убили буквально перед самым ее приходом. И будь расстояние к дому Алены чуть-чуть короче, Василиса вполне могла нарваться на убийцу. То есть, они едва-едва разминулись!
 
Василиса тупо уставилась в экран телевизора, на котором почти без звука мелькали кадры какого-то фильма. На столе перед ней лежали два мобильных телефона. Костик принес новый аппарат, как она и просила. Теперь можно без опаски отвечать на звонки. А тот, второй телефон, она будет периодически выключать, чтобы давать себе передышку.
 
Она вновь опустила взгляд на записную книжку, которую держала в руках. Перед фамилией Рубова стояла пометка – Арсен. То ли это было имя, то ли сокращенная фамилия – непонятно. И главное, когда была сделана эта запись? Приходил ли, кроме нее, кто-нибудь еще к Алене в тот день? Что, если тот самый Арсен был последним, кто видел Алену живой? Или он был тем самым, кто убил Алену… Василиса зажмурила глаза и тряхнула головой. Нет, этот вариант маловероятен. К чему убийце говорить свое имя? Дура! – тут же обозвала себя Василиса. Там такой же Арсен, как ты Рубова.
 
Василиса нажала кнопку пульта и выключила телевизор. Надо было сосредоточиться. Она еще раз пролистала книжку, с жадностью вглядываясь в написанное. Однако подобное слово больше нигде не встречалось. Как теперь узнать, кто был в квартире до нее?
Вопрос еще звучал в голове, а ноги уже несли ее в прихожую. Василиса вспомнила, что в «Домовом» противная девица написала адрес Алены на какой-то визитке. Взяв со столика свою сумку, она вытряхнула прямо на пол ее содержимое. Встав на колени, она быстро нашла картонку с адресом. На обратной стороне были отпечатаны данные «Домового» - адрес, телефоны и фамилии риэлторов. Одна из них Алена Котикова, а вторая – Светлана Розгун. Надо понимать, что это и есть та самая завистливая напарница Алены!
 
Василиса вернулась в комнату, остановилась в задумчивости у картины с изображением дождливого вечера.
- И что дальше? – произнесла она вслух и потерла то место между бровями, где, как говорят, должен находиться третий глаз. Да хоть тридцать третий! Что она скажет этой Розгун? Извините, я там труп обнаружила, не подскажете ли, кто мог это сделать? И Арсена, часом, не знаете?
Василиса опустилась в кресло. Тупик! В таких делах без помощника никак не обойтись. А кто у нас помощник? Она развела руками и громко сказала:
- То-то и оно!
 
И все-таки надо найти возможность поговорить с напарницей Алены. Это уже хоть какая-то зацепка, пусть и маленькая. Хотя вполне может случиться так, что пресловутый Арсен здесь тоже ни при чем. Допустим, что он там появился, когда Алена уже была убита. В этом случае он мог так же, как и сама Василиса, скрыться и больше нигде не объявляться. Может такое быть? Может. Но ведь не исключен и другой вариант – ее убили после ухода Арсена, либо Арсен приходил вчера… Да-а-а…
С угрюмым видом Василиса покрутила записную книжку в руках, затем отбросила ее на стол. Хаос из мыслей вызвал у нее чувство крайнего раздражения и, как ни странно, голода. Прошло довольно много времени с того момента, когда она пришла в эту квартиру, а заглянуть на кухню так и не удосужилась. А ведь в ее обязанности входило содержать холодильник в боевой готовности. Что, если бы хозяин вернулся этим вечером, а на столе, хоть шаром покати?
 
Василиса быстро засеменила в сторону кухни и с облегчением вздохнула, когда убедилась, что холодильник загружен по полной программе. Вначале это ее сильно удивило: для чего, спрашивается, он ее нанимал? Спустя минуту в голову пришло разумное объяснение – ведь она могла и не согласиться работать, а питаться творцу как-то надо…
 
Удобная кровать и уютная комната не сотворили чуда – спала Василиса плохо. Постоянно прокручивая в голове события последних дней, она рисовала себе страшные картины своего будущего. Лишь под утро она забылась крепким сном. Настолько крепким, что когда открыла глаза, долго не могла сообразить, где находится. Спустя несколько мгновений она полностью пришла в себя и тут же, как ужаленная, вскочила с постели. В квартире кто-то был!
 
С бешено колотящимся сердцем, Василиса осторожно приоткрыла дверь комнаты. В нос тут же ударил запах свежезаваренного кофе, негромко позвякивала посуда. Что за черт!
В то мгновение, когда перед ней появился Воронин, она так и стояла, в растерянности прижимая к себе подушку, которую зачем-то схватила с кровати.
- Доброе утро, Василиса Игоревна! – с плохо скрываемой иронией сказал он и добавил: - Завтрак на столе.
Василиса в оцепенении смотрела на своего работодателя, не произнося ни слова. Затем, спохватившись, она попятилась в комнату и со словами «я сейчас», захлопнула за собой дверь.
 
Допрыгалась! Хозяин в доме, а она почивает на перинах… Наскоро ополоснув лицо холодной водой, она вытащила из сумки стопку одежды. Руки у нее слегка тряслись, когда она натягивала на себя футболку и джинсы. Говорил, что уехал на несколько дней, а сам явился ни свет ни заря…
Войдя в кухню, Василиса изобразила непринужденную улыбку. На самом деле она себя чувствовала достаточно неуютно в этой ситуации. Еще ни один мужчина, кроме Рудика, разумеется, не видел ее в таком виде – прямо с постели.
 
- Здрассьти, - выдавила она. – Я, по-правде, не ожидала вас в столь ранний час, - выразилась она литературным кренделем и еще раз мило улыбнулась, поправив очки на переносице.
Воронин, жевавший омлет, слегка вздернул брови, затем медленно повернулся и посмотрел на часы, висевшие на стене. Проследив за его взглядом, Василиса оторопела – стрелки показывали 11.00.
 
- Ого… – только и смогла вымолвить она.
Воронин пожал плечами и жестом пригласил ее за стол, накрытый на двоих.
- В принципе, вам можно было бы еще поспать. Это я ранняя птаха.
Он придвинул тарелку с тостами поближе к ней. Василиса обратила внимание на бинт, тонкой полоской белевший из-под рукава рубашки.
- Поранились? – спросила она.
Воронин на секунду замер, потом кивнул головой:
- Так, ерунда. У друга на даче обжегся.
 
Василиса сидела словно деревянная. Будучи всегда уверенной в себе, она привыкла быть хозяйкой положения. Никакой мужчина, даже такой красавчик, как Воронин, не приводил ее в состояние робости или неуверенности в себе. Возможно, это были издержки профессии. Однако жизнь, похоже, расставила иные акценты. Зависимость – страшное слово. И еще неизвестно, от чего хуже – от зелья или от других людей! В данный момент она находилась в полной зависимости от идиота, донимавшего ее звонками, еще от этого писателя. Даже от своей ближайшей подруги она сейчас сильно зависела.
 
- Вы не любите омлет?
Василиса спохватилась.
- Нет, что вы! – она взяла в руку вилку. – Даже очень люблю. Просто довольно неожиданно, согласитесь, что вам пришлось готовить завтрак
для меня.
- А как по мне, так уж лучше приготовить самому, чем остаться без завтрака. На этот счет, кстати, в вашем объявлении пометочка была, если запамятовали.
Василиса смутилась. Она вспомнила свое дурацкое объявление.
- Ну, не до такой же степени, в самом деле, - покраснев, сказала она.
Воронин, разливавший в это время кофе по чашкам, глянул исподлобья:
- Откуда же мне знать?
Он поставил чашки на стол, достал из холодильника абрикосовый джем.
- Так пойдет? – спросил он и пристально посмотрел ей в глаза. Взгляд был серьезный. – Если честно, вы меня напугали.
 
Василиса едва не подавилась. Это он про что? Про ее внешний вид что ли? Она машинально пригладила волосы.
- Представьте: захожу в квартиру, а на полу валяется ваша сумка, косметика, зеркальце… - намазав джем на тост, Воронин немного отпил из чашки. – Хотя понимаю, что ничего плохого в этом доме не может произойти, но чем черт не шутит… Помчался в вашу комнату – слава Богу, моя муза спит, как ни в чем не бывало.
 
Василиса не знала, куда деваться от стыда. Оказывается, он еще и в комнату заглядывал. А она тоже хороша, сумку вывернула на пол, а убрать забыла.
- Как странно. Возможно, сумка упала с полочки? – предположила она. – Извините.
Воронин махнул рукой и поднялся со своего места.
- Ну все. Мне пора бежать, - сказал он, допивая на ходу кофе.
- Куда? – изумилась Василиса. – Я думала, работа писателя проходит в кабинете.
 
Писатель на секунду остановился, задумался, затем не слишком уверенно сказал:
- В кабинете - само собой, только сейчас мне нужно кое-что уточнить.
Василиса кивнула с пониманием:
- В смысле, проверить на правдивость факты?
- Ну, что-то в этом роде.
Вскоре дверь за писателем захлопнулась. Василиса осталась одна. В задумчивости побродив некоторое время по квартире, она вновь вернулась на кухню.
В это утро ей хотелось спокойствия. Такого, какое оно есть сейчас.
Потом ей стало грустно. Это ты все придумала, спряталась в сказку, - сказала она себе. – Не забывай о причинах, которые привели тебя в этот дом. И еще – бесплатный сыр бывает, сама знаешь где…
 
Ближе к полудню Василиса набрала номер «Домового». Через пару гудков из трубки раздалось:
- Риелторская контора «Домовой».
- Здравствуйте. Где мне найти Алену Котикову? - сиплым голосом, стараясь не выдавать своего тембра, спросила Василиса.
- А вы кто? – чеканя каждое слово, произнес женский голос.
- Я? – Василиса растерялась на мгновение. – Я тетя Алены. Ее домашний телефон не отвечает, вот решила позвонить на работу, может, думаю, здесь найду…
 
- Тетя Кира? – голос на том конце резко изменился. – Ой, тут такое… - в трубку захлюпали. – Короче, вы подъезжайте ко мне.
- Это к кому? – тихо просипела Василиса.
- Я Света, подруга Алены. А с племянницей вашей беда приключилась, - девушка громко засопела, затем громко всхлипнула и добавила: - Я тут все утро с милицией общалась, сил нет никаких больше… Велели ничего никому не говорить. Так что, приезжайте.
 
Василиса нажала отбой. Прижав трубку к груди, она некоторое время сидела не двигаясь. Итак, тело Алены уже обнаружено. Скорее всего, обнаружил его тот, кто был хозяином квартиры. Получается, что подругу Алены, про которую они писали в своей газете, убили в Алениной квартире, а саму Алену еще в чьей-то. Или у нее две квартиры было? Кто их знает, риелторов этих… Да-а… Вызывает недоумение только одно: эти два убийства выглядят так, будто их совершали разные люди.
 
В первом случае, все как обычно – красивая поза, интерьер и все такое прочее. Хотя, нет… в редакции говорили, что нашли какие-то улики, и вроде как жертва сопротивлялась. А во втором, как она сама могла убедиться, откровенная расправа с обыском в придачу. Предполагать, что по какому-то невероятному стечению обстоятельств убийц было двое, по меньшей мере, глупо. Что-то сильно разозлило или испугало маньяка в этот раз.
 
Размышления об обстоятельствах смерти несчастных женщин привели Василису в подавленное состояние. Достав из кармана телефон, она включила его. Отдохнула и хватит. Бесполезно прятаться. Более того, это просто опасно, не стоит демонстрировать свое презрение к выходкам этого урода. Едва засветился экран, на телефон позвонили.
 
- Малеева? – раздался голос главного. – Ты куда подевалась? Звоню полдня.
- Здравствуйте, Петр Петрович, - ответила Василиса и облегченно вздохнула. – А что, собственно, случилось? За мной долгов вроде не числится…
- Вот только не надо шерстку дыбом поднимать, - проскрипел недовольно начальник. – Я что, не могу просто так позвонить?
- Просто, конечно, можете. Только, судя по вашему тону, звоните вы как раз по делу.
 
Главный замолчал. Затем продолжил уже совсем другим тоном:
- Ты права. Дело у меня к тебе есть.
Василиса потянулась всем телом, взяла из розетки ложечку джема и лениво произнесла:
- Излагайте.
- Понимаешь… тут такая петрушка на работе без тебя… Короче, ты не могла бы подъехать в редакцию?
Василиса изобразила легкую задумчивость.
- Ну, как вам сказать… Я вроде на работе нахожусь.
- Между прочим, ничего плохого я тебе не сделал. Могла бы и повежливее со мной разговаривать! – не сдержался Петр Петрович и вспылил.
 
Василиса сдалась.
- Хорошо, приеду. Только скажите, для какой такой надобности. Может, я ничем не смогу вам помочь.
- Думаю, что сможешь. С Крюковым надо поговорить.
- Мне? – удивилась она.
- Ну не мне же! Точнее, я с ним уже разговаривал. А он уперся – и ни в какую!
- Это, пардон, вы о чем?
- Уходить из редакции намылился. Как я понимаю, из солидарности с тобой.
- Чего?! Никакой солидарности у нас с ним не было отродясь. Работали, правда, дружно, но в день моего увольнения Женька не подавал и намеков на солидарность. Правда, жаловался на усталость, на здоровье. Так дайте человеку спокойно отдохнуть – и он у вас заработает с утроенной силой!
 
- Ни фига. Я уже предлагал, - обреченно засопел в трубку Петрович.
Василисе от перспективы ехать в редакцию стало кисло. Были бы там друзья, хоть самые завалящие, еще куда ни шло, а так…
- Короче, сделаем так, - Василиса на минуту задумалась, соображая, как соотнести планы Петровича со своими собственными. – У меня здесь кое-какие дела наметились, но это ненадолго, - поспешила она успокоить своего шефа. – А потом я поговорю с Крюковым. Хотя, по правде, слабо представляю, о чем именно мне надо с ним говорить. Вы хотя бы намекните, то ли пряник от вас посулить, то ли плеткой пригрозить.
 
- Все ехидничаешь, Малеева, - Петр Петрович сказал это тоном глубоко оскорбленного человека.
Василисе стало неловко.
- Вы зря на меня обижаетесь, честное слово, - попыталась оправдаться она. Но начальник ее перебил:
- Я не обижаюсь. Говори что хочешь… наври с три короба, в конце концов. Он тебе поверит. Главное, чтобы не увольнялся сейчас. Да, еще – не признавайся, что это по моей просьбе, а то ведь назло сделает. Понимаешь?
 
- Угу, - согласно кивнула Василиса. – Сделаю все, что в моих силах, Петр Петрович. Чай, не чужие, - добавила она ласково. Разговор с бывшим шефом привел ее в доброе расположение духа. Что ни говори, а приятно, когда ты кому-нибудь нужен.
- Ну и ладушки, - вздохнул Петр Петрович и попросил: - Потом мне звякни, хорошо?
- Хорошо.
- Да, кстати, как твоя работа новая продвигается?
- Петрович, миленький, ну куда она может продвигаться, моя теперешняя работа? Я же в Музах числюсь, если вы запамятовали.
- Ну, не сердись на старика. Я рад, что ты такую работу нашла. В подобной ситуации, знаешь…
 
- Так-то оно так. Только сейчас писателей этих пруд пруди. Вот, к примеру, вы такого знаете?
- Какого?
- Воронина.
- А кто это?
- Так мой работодатель, вы что, забыли?
- Ничего я не забыл. Ты мне еще не называла фамилию своего писателя.
- Разве?
- Точно тебе говорю. Если хочешь, наведу справки. У меня в издательстве кое-какие знакомства имеются.
 
Василиса неожиданно обрадовалась.
- Правда? Тогда услуга за услугу. Сами понимаете: прикинуться писателем в наше время не так то и сложно, любой туману напустить может. Одно успокаивает, что дом приличный и охрана меня в лицо и по имени знает. Только, знаете… - мысль как-то не оформилась, и Василиса замолчала.
 
- Все, Малеева, заметано, - деловито подвел итог Петрович. – С меня информация. Ну, бывай.
- До скорого, - попрощалась Василиса и захлопнула крышечку телефона.
Некоторое время она усердно занималась хозяйством. Делать это было совсем несложно, учитывая, что в квартире практически никто не жил, не сорил. Кто поддерживал весь этот порядок до нее, она не знает. Но сейчас подобная работа – одно удовольствие. Пробежавшись по всем комнатам, она смахнула невидимую пыль, полила цветы, проверила еще раз содержимое холодильника.
 
Все это время мобильник молчал. Василиса в задумчивости остановилась у окна. На улице было пасмурно, моросил мелкий дождик. Только ветки деревьев с набухшими почками подсказывали, что сейчас весна. А в квартире Воронина было удивительно уютно, и промозглая погода за окном только подчеркивала это. И молчание мобильника, и уют в доме странным образом подействовали на Василису – все это вызвало чувство тревоги. Почему перестал звонить этот ненормальный? Один звонок она, правда, проигнорировала, но странно, что он не повторил попытки.
 
Что за человек Воронин? Писатель… хм… Что-то не сидится ему в своих хоромах. Как будто он здесь в гостях, как и она сама. Это была та самая мысль, которую она так и не высказала Петровичу. Странно это все… Она сказала Петровичу, что ей здесь спокойно, потому что охрана и все такое. И вот спустя каких-то полчаса ей уже совсем неспокойно. А если бы звонки продолжались – что, тогда лучше?



Messalina_M   2 декабря 2011   1779 0 12  


Рейтинг: +13


Вставить в блог | Отправить ссылку другу
BB-код для вставки:
BB-код используется на форумах
HTML-код для вставки:
HTML код используется в блогах, например LiveJournal

Как это будет выглядеть?

Экшн часть 3
дом, убийство, охрана, страх, поиск

Она вышла из подъезда, ощущая спиной пристальные взгляды охраны.
Верная подруга вышагивала около машины, как заключенный на прогулке – строго по одной траектории.
- Ну наконец-то! – с облегчением воскликнула она, увидев Василису, вышедшую из подъезда. – Я уже собиралась звонить тебе на сотовый!
- Разве меня долго не было? – удивленно спросила та. – Мы буквально двумя словами перекинулись.
Анна открыла дверцу машины.
Читать статью

 



Тэги: дом, убийство, охрана, страх, поиск



Статьи на эту тему:

Доля
Цена свободы
Кошки
Самородок


Последние читатели:




Комментарии:

Helena Bel # 2 декабря 2011 года   +5  
Спасибо за очередную главу! Жутко, но интересно, что будет дальше...
Messalina_M # 3 декабря 2011 года   +4  
Дорогая helena-bel! Я благодарна Вам за отклики и интерес к моей писанине. Это всегда греет душу.
fumarola # 2 декабря 2011 года   +4  
Милая Мессалина! Проглотила третью часть повести, с нетерпением жду следующую. Чем дольше читаю, тем больше укрепляюсь в мысли, что Вы - профессиональный писатель, решивший по какой-то причине протестировать на Джулии свое произведение...
Messalina_M # 3 декабря 2011 года   +4  
Конечно, очень приятно, когда тебя сравнивают с профи, но увы... Никогда не предлагала себя издательствам по той причине, что вряд ли реально можно куда-то пробиться в наше время. Спасибо!
fumarola # 3 декабря 2011 года   +3  
Messalina_M пишет:
очень приятно, когда тебя сравнивают с профи, но увы..

Я не сравниваю, Вы действительно пишете профессионально.
Messalina_M пишет:
Никогда не предлагала себя издательствам по той причине, что вряд ли реально можно куда-то пробиться в наше время.

Обидно, если так, потому что издают столько откровенной безграмотной серости, что начинаешь подозревать издателей в заговоре против наших еще не совсем загаженных мозгов...
Messalina_M # 3 декабря 2011 года   +3  
Я, честно говоря, даже растерялась от столь высокой оценки моего скромного труда. Спасибо огромное. Говорят, что пути господни неисповедимы, так что...’
Skarlet # 4 декабря 2011 года   +2  
блин, три часа ночи, не могу оторваться... бегу читать четвертую часть!
Messalina_M # 4 декабря 2011 года   +4  
Ну, меня прям распирает чувство гордости. Спасибо, Скарлетт.
Solaria # 5 декабря 2011 года   +3  
Чем дальше, тем загадочнее! Как здорово, что уже есть последняя часть, и я прямо сейчас могу узнать, чем же всё закончится
Renata-one # 21 июня 2012 года   +2  
Как интересно!
GART-INGA # 21 июня 2012 года   +2  
а где продолжение?????????????????????
Helena Bel # 21 июня 2012 года   +2  
Окончание читайте здесь
http://www.myjulia.ru/article/458932/


Оставить свой комментарий


или войти если вы уже регистрировались.