Наши рассылки



Люди обсуждают:




Сейчас на сайте:

iliza

Зарегистрированных: 1
Гостей: 16


Тест

Тест Страдаете ли Вы от скуки?
Страдаете ли Вы от скуки?
пройти тест


Популярные тэги:



Наши рассылки:

Женские секреты: знаешь - поделись на myJulia.ru (ежедневная)

Удивительный мир Женщин на myJulia.ru (еженедельная)



Подписаться письмом





Короткометражка / Окончание

Короткометражка / Окончание Начало здесь: http://www.myjulia.ru/article/33993/

Проходит ещё несколько дней (описывать их нет никакого смысла, так как один Сонин день с точностью повторяет другой).

Время четыре часа дня. Соня, не очень веря в то, что она сейчас сделает, сняла трубку и набрала номер. Тот самый номер, указанный на фото улыбающегося парня. Длинные гудки.

- Алло?
Голос совсем не такой, какой она ожидала услышать, и так не соответствует мальчику, запе-чатлённому на фотографии. Он – глуховатый, недовольный и даже немного злой.
Может, над ней подшутили?
Она сделала над собой усилие.
- Извините, это Владимир?
- Ну даа… Владимир. А с кем я говорю? – в голосе слышалось явное раздражение.
- Это… Соня. Я давала объявление в газете. А вы прислали мне свою фотографию.
- Ааа! Соня! – голос оживился.- Я уже не надеялся, что ты позвонишь…
- Я… не вовремя?
- Нет-нет, вовремя! Я просто спал. Звонок разбудил меня.
- Спал?
- Да, видишь ли, я часто работаю по ночам. Сморило. Ух ты, я три часа проспал, ну всё проспал, блин, а ведь хотел подремать полчасика.
- Мне жаль, что я тебя разбудила…
- Очень хорошо, что ты меня разбудила! – голос повеселел и стал похож на тот, каким она се-бе его представляла, глядя на фото обладателя. – Так ты решилась позвонить?
- Да… Не знаю, стоило ли…
- Конечно, стоило! Ну что, мы можем встретиться сегодня? – голос взбодрился окончательно.
- Сегодня…эээ…
- Давай сегодня! Чего ждать?!
Соня не ожидала такого напора. Сегодня? Да она же не готовилась, чёрт, она не причёсана, ей совершенно нечего надеть, она не готова, наконец. Ей внезапно пришло в голову, как она запустила себя в последнее время. Совсем перестала заботиться о внешности. Должно быть, она жутко выглядит. Она давно забыла, каково это – встречаться с мужчиной. Хотя, какой он мужчина? Мальчишка! И тем не менее…
- Я… Я не готова…
- Хм, ну я дам тебе пару часов на сборы, - он старался говорить напористо, но даже по теле-фону было слышно, что смущается, и совсем не так уверен в себе, как пытается показать. – Давай, собирайся, и встретимся. Ты где живёшь?
- В Медведково.
- Далековато… Ну ничего, ты сможешь подъехать в центр, на Старый Арбат? Там есть такой уютный ресторанчик «Гоголь». Точнее, он называется рюмочная, но это неважно.
Соня несколько секунд медлила. Отложить на другой день? Опять отложить? Потом у неё снова не хватит решимости позвонить… Потом… Всё опять пойдёт по-старому. Нет!!!
- Да. – твёрдо сказала она. – Я смогу!
- Ну и отлично! Я буду тебя там ждать, скажем, в восемь часов? Идёт?
- М… да.
- Тогда договорились! Но я буду ждать! Ты уж не подводи меня! – весело сказал голос и от-ключился.

Соня некоторое время сидела, тупо глядя на трубку в руке, потом вдруг заметалась по кварти-ре. Сначала в душ, помыть голову, потом одеться… Боже, во что же одеться? Она сто лет никуда не выходила. И что это ещё за «Гоголь» такой? Не шикарный же ресторан, в конце кон-цов. Рюмочная какая-то… При слове «рюмочная» у неё возникала стойкая ассоциация с маленьким прокуренным помещением, где за залитыми всякой всячиной столами сидят небри-тые мрачные люди и пьют пиво, мешая с водкой. Да-а, ей на старости лет только и осталось пойти в подобное заведение, чтобы встретиться с мальчишкой в два раза её моложе…
Нет, хорош! Если она сейчас будет раздумывать, то точно никуда не пойдёт. Соня вытрясла из шкафа весь свой гардероб и принялась перемеривать его содержимое. Платья безнадёжно устарели и выглядели нелепо. Юбки сваливались с бёдер (она похудела в последнее время), блузки смотрелись так, словно их вытащили не то что из second, а, по меньшей мере, из forth или fifth hand.
В конечном итоге она приняла единственно возможное решение – натянула свои самые приличные джинсы и обтягивающую красную футболку, выгодно подчёркивающую её красивую грудь, к тому же она очень эффектно смотрелась на фоне её длинных чёрных волос.
Что ещё? Ах, да, подкраситься. Взгляд на часы. Чёрт, так она опоздает. Соня подлетела к зер-калу и, крутясь вокруг оси, придирчиво осмотрела своё отражение.
Удивительно.
Вопреки ожиданиям, её взгляду предстала очень даже хорошенькая молодая женщина, в обтя-гивающей, подчёркивающей фигуру одежде, огромной копной чёрных-пречёрных волос и совсем юным лицом. Лицо. Тут дело было даже не в косметике. В глазах впервые за много лет появился блеск, даже чёртики какие-то заплясали. Она с трудом узнавала сама себя. Соня схватила сумку и, громко хлопнув дверью, вылетела из дома.

Про лифт она напрочь забыла, и неслась сломя голову по лестнице. Ей, конечно, неизбежно пришлось миновать квартиру № 34, откуда немедленно высунулось хмурое лицо Кира, бормочущего: - Эй, куда это ты так спешишь? А вырядилась-то… Неужто мужика себе нашла, наконец?
- Иди ты к чёрту! – подумала Соня. А потом, обернувшись, громко крикнула, с удовольствием произнося каждое слово: - ИДИ! ТЫ! К ЧЁРТУ!

Ответа она уже не слышала.

«Гоголь» против её ожиданий оказался вовсе не прокуренной пивнушкой с залитыми столами, а вполне себе приличным заведением. Она поднялась на второй этаж. Народу было много, все столы заняты, в углу наяривали музыканты, тщетно пытаясь перебить гул голосов в зале. – Ну и где же он? – подумала Соня, пробираясь по проходу. Сидящие за столиками мужчины с интересом смотрели на неё. Может, над ней всё же подшутили?...
И тут из-за столика возле окна он поднялся ей навстречу. – Какой высокий, - подумала Соня, - И очень похож на своё фото.
- Привет! – просто сказал он. – Присаживайся.
Она села напротив него. Надо было что-то сказать.
- Привет! Я - Соня.
- А я тебя сразу узнал.
- Как? – кокетливо улыбнулась она. – Ты же не видел моей фотографии.
- Ты очень красивая.
Она чуть поперхнулась. – Спасибо.
- За что спасибо? Что будешь пить?
- Пить? – она растерялась…, - Нуу.. пиво, наверное.
- Ты же не любишь пиво.
- Откуда ты знаешь?
- Если б ты была любительницей пива, то сказала бы твёрдо и однозначно: «Пиво!» А ты замялась, и брякнула первое, что пришло на ум. Потому что здесь почти все пьют пиво.
- Тогда я не знаю…
- Сразу водку? – он явно хихикал над ней.
- Нет, водку я не люблю.
Возле столика возникла официантка и положила перед ними меню.
- Знаешь, что я думаю? Здешнее заведение славится своими фирменными настойками. Вот, посмотри, их тут много, и все, кстати, вкусные. Хочешь попробовать?
- Я…, - Соня отчаянно пыталась взять себя в руки. – Да, хочу.
- Ты голодна?
- Я? Да… нет…
- Так да или нет?
- Нет, не голодна, твёрдо сказала она. – Давай пить эти, как их, настойки. Я хочу попробовать их все!
- Ой-ёй, если ты попробуешь все, мне придётся, пожалуй, нести тебя домой на руках. Впрочем, - он внимательно осмотрел её фигуру, - Ты лёгкая. Пожалуй, донесу.
- До Медведково?
Они прыснули со смеху. Обстановка понемногу разряжалась.
Официантка принесла ежевичную настойку. Они чокнулись «за встречу» и Соня пригубила. Эта штука и впрямь оказалась вкусной, она никогда прежде не пила подобного.
Соня исподтишка рассматривала своего кавалера. Он явно пытался вести себя уверенно и не-принуждённо, а на самом деле отчаянно стеснялся. Вертел в руках рюмку и внимательно рассматривал потолок.
- Что там такого интересного? – поинтересовалась она.
- Где?
- На потолке?
- Да фиг его знает. Потолок и потолок.
- Ты просто так внимательно его разглядываешь. Я думала, вдруг я упустила что-то.
- Нет, извини, я просто…
- Просто ценитель потолков. Неспециалистам этого не понять. Для нас, обывателей, это – просто обычный ободранный потолок, тогда как на самом деле…
Он хрюкнул от смеха. – Хватит издеваться! Я просто думал, с чего начать разговор…
- Придумал?
- Не-а.
- Тогда, как говорил Король в «Алисе», пожалуй, лучше с начала…

Из «Гоголя» они вышли, слегка покачиваясь, уже в первом часу. Все настойки попробовать так и не удалось, но за 80% Соня могла поручиться. Всё это время они непрерывно говорили, но о чём – тут было трудно определиться. Просто несли какую-то смешную ерунду и непре-рывно ржали. Она напрочь забыла кто она и где, и казалась себе снова студенткой на развесёлой вечеринке, где все, перекрикивая друг друга, наперебой плетут несусветную чушь, и помирают со смеху над любой, самой идиотской, шуткой. Прошлись вдоль Старого Арбата, ос-танавливаясь возле каждой группы местных музыкантов, пытаясь подпевать им дурными голосами, и щедро раскидывая мелочь. С трудом отбились от пары художников, жаждущих изобразить Сонин портрет, а потом танцевали возле открытого кафе, из которого лилась медленная приятная музыка. Соня словно оказалась в каком-то другом мире, который неожиданно стал цветным, из серого, каким он был за последние долгие годы её жизни… существования. Вовка подарил ей букет, чудо современной флористики, украшенный, как усердно настаивал продавец, «серебряным ананасом». Он так долго расписывал его достоинства, будто этому ананасу цены не было ни в этом мире, ни в том. Хотя, им обоим было ну совершенно всё равно.

- Ты наверно устала? – вдруг спросил Вовка. – Хочешь домой?
Домой ей абсолютно не хотелось. Что она там не видела?
- Наверно…, - пожала плечами Соня, - Поздно уже.
- Я тебя отвезу! – заявил он, махнув рукой, подзывая машину.
До дома они ехали молча. Соня не знала, о чём думает Вовка, самой же ей думать не хотелось ни о чём. Она просто наслаждалась прогулкой, лениво разглядывая в окно ночную Москву. Добравшись до дома, они вышли из машины, и Вовка, расплатившись, отпустил её.

Они немного постояли молча возле подъезда.
- Зайдёшь? – вдруг спросила Соня, совершенно не ожидая от себя ничего подобного.
- Я бы зашёл, но… Поздновато для визитов, а?…
- Ерунда! Зайдём, выпьем по последней! – Соня широко махнула рукой, и неожиданно покачнулась. Он поймал её. Лифт опять не работал, так что они поднимались по лестнице, продолжая что-то обсуждать, и довольно шумно гогоча. Впрочем, соседей, спавших сладким сном это, похоже, не обеспокоило. Не считая жильца квартиры № 34, которому, видимо, не спалось, несмотря на поздний час. Он как обычно приоткрыл дверь и долго наблюдал за ними сквозь щель. Впрочем, ни Соня, ни Вовка этого не заметили, да и заметить не могли. Не до того им было.

Чуть позже Вовка, краснея до ушей, признался Соне, что «никогда раньше не был с женщиной». Ещё чуть позже они лежали в постели. И ничего поначалу толком не получалось. Но вместо того, чтоб смущаться или расстраиваться по этому поводу, они только смеялись, вози-лись под одеялом и толкали друг друга.

Потом они уснули, обнявшись, и спали так, как не спали, наверняка, со времён младенчества.

А потом проснулись. И всё было хорошо.


II

Теперь они встречались каждый день. Вернее, каждый вечер. Днём Вовка ходил в институт (впрочем, по обыкновению, нечасто) или занимался делами. Соня по-прежнему посещала собеседования по работе, впрочем, без особой надежды, всё больше впадая в отчаяние по этому поводу.

Квартирная хозяйка звонила всё чаще, угрожая выгнать её, если в ближайшее время не полу-чит денег. Однажды она явилась без предупреждения вечером, когда Вовка с Соней лежали в постели. Она не открыла дверь.

Соня чувствовала себя абсолютно, совершенно счастливой. Она никогда и помыслить не могла, что на неё ещё может свалиться такое огромное, неимоверное женское счастье. Она всё время пребывала будто в эйфории. Вовка оказался совсем не тем избалованным маменькиным сынком, каким она себе его представляла. Он был предупредительным, заботливым и невероятно нежным. И, к тому же, через какое-то время, превосходным любовником. Они всё боль-ше и больше привязывались друг к другу. Проводили всё возможное время вместе, гуляя, вы-ходя поразвлечься, общаясь с Вовкиными друзьями, с которыми, как ни странно, Соня мгновенно нашла общий язык. Они как будто и не догадывались, какая возрастная разница разде-ляет нашу парочку. Или деликатно молчали. О ней непрестанно спрашивали, восхищались ей, и говорили комплименты. Она так давно отвыкла от этого. Поначалу ужасно смущалась, а потом стала принимать как должное. Соня боялась признаться себе, что всё, что происходило между ними, давно перешло границы просто «интимной связи».

- Не смей даже думать об этом! – одёргивала она себя. – Вспомни сколько тебе лет и сколько ему! Это – всего лишь кратковременное помутнение и не более того. Это скоро закончится. Наслаждайся моментом!
Она и старалась наслаждаться моментом, и не думать о том неизбежном времени, когда Вовка встретит «девушку своей мечты», ровесницу, и им придётся расстаться. Когда это ещё будет, неизвестно. Соня старалась не заглядывать в неумолимое будущее.

Неумолимое настоящее, однако, было более жестоко. В последний раз квартирная хозяйка по телефону, срываясь на визг, обещала выселить Соню с милицией. Никакие уговоры и умасливания не неё уже не действовали. Соня живо представляла себе картину, как её спускают с лестницы судебные исполнители, и она, собрав в котомки немногочисленные пожитки, идёт устраиваться на ночлег в уютном ящике из-под телевизора у ближайшей теплотрассы.
Ещё противнее было оттого, что периодически, минуя квартиру № 34, она видела физиономию Кира, который победоносно шипел из-за двери: - Ну что, соседка, скоро выгонят вон? Да не печалься, заходи, для тебя здесь всегда угол найдётся!
Вовке она, разумеется, ничего не говорила. Да и с какой стати? Ведь они изначально договаривались, что он – всего лишь её «интимный друг», и не более того. Что ему до её проблем, в которых, тем более, полностью виновата она сама. Он давал ей деньги «на хозяйство», покупал продукты, устраивал время от времени милые праздники «для двоих», которые неизменно являлись для неё сюрпризом и приводили в неописуемый восторг. Чего ещё можно было желать?
Она ещё раз перебрала в уме всех немногочисленных знакомых и родственников, и пришла к печальному выводу, что просить взаймы решительно не у кого. Она чувствовала, как эта петля всё туже сжимается на её тонкой шейке. – А, ну да, конечно, ещё всегда можно было попроситься на постой в квартиру № 34. Там её всегда приняли бы с распростёртыми объятия-ми.
Её чуть не вывернуло от этой мысли.

Однажды утром они вместе вышли из подъезда. Вовка в тот день решил осчастливить своим редким посещением институт, а Соня ехала на очередное собеседование. Они быстро поцеловались у подъезда, но Вовка вдруг задержал её в своих руках.
- Подожди секунду! Знаешь, что я придумал?
- Что?
- Я перевезу к тебе свой компьютер!
- Зачем? – изумилась Соня.
- Послушай! Я поставлю свой комп к тебе. Мне это удобно, вдруг нужно будет что-то поделать ночью. Но это не главное. Главное – я найду тебе телеработу, пока ты ищешь постоянную.
- Теле – что?!!
- Ну, это так называется. Ты же умеешь работать на компьютере? Набирать текст, заполнять таблицы, и всё такое прочее…
- Умею, конечно! Ну и что?
- А то, что многие фирмы нуждаются в этом. Ну, чтобы не брать на содержание лишнего сотрудника в офис. Установим Интернет. Они присылают тебе работу по и-мейлу, ты её выпол-няешь, отсылаешь обратно, они переводят тебе деньги. Много так не заработаешь, но если найти хорошую фирму, то вполне. Тем более, тебе будет чем занять себя днём, когда ты не ходишь на интервью.
- Здорово! – удивилась Соня, - Я и не слышала о таком!
- Это нормально! Многие люди зарабатывают этим, у меня есть знакомые, они помогут найти надёжную контору.
- Да, и вправду неплохо, - Соня вдруг погрустнела и отвернулась в сторону, словно в этот мо-мент её сильнейшим образом занимали стоявшие поодаль мусорные баки. – Только, знаешь… Это - невозможно…
- Да почему невозможно? Почему?!
- Я не могу тебе сказать…
- Скажи! Ты не должна ничего скрывать от меня! – Вовка сжал её за плечи и ощутимо встряхнул.
- Ну, потому…. Потому что нельзя перевозить твой комп ко мне домой…
- Это с какой стати?!
- Потому что…, - Соня чувствовала, что сейчас не выдержит, голос её предательски задрожал. – Потому что меня выселяют из квартиры…
- ?!!!
- Да, выселяют…
- Как выселяют? Почему?!
- Я… Я не платила за квартиру несколько месяцев, - Соня почувствовала, как слезинка покатилась по её щеке.
- А почему ты не платила? – недоуменно пробормотал Вовка.
- Потому что мне нечем платить! Ты же знаешь, я не работаю, уже давно! – Соня отвернулась и заплакала, она не могла уже больше сдерживаться. – У меня нет денег! Хозяйка грозит меня выселить с милицией!
Вовка выглядел совершенно ошеломлённым. На несколько минут наступило молчание, прерываемое только Сониными судорожными рыданиями.
- И ты мне ничего не говорила?!!! – наконец выдавил из себя Вовка. – Почему? Почему ты мне ничего не сказала?
- Ну… А с какой стати… Это… мои… проблемы…
- Твои проблемы?! Твои?! Ты хочешь сказать, что меня это ни в коей мере не волнует?
- А с каа-кой стати…, - Соня совсем расплакалась, забыв про макияж, размазывая слёзы по щекам носовым платком.
Вовка схватился за голову. Некоторое время он стоял так, глядя на неё исподлобья. Потом мягко повернул её к себе и принялся успокаивать. Когда Соня перестала всхлипывать, он поднял её голову к себе и заглянул в лицо.
- Так ты полагаешь, что это меня не касается? Ты что, по-прежнему считаешь меня чужим человеком? Случайным? Мне казалось, за последнее время мы сблизились… Разве нет?
- Да…, - тихо сказала Соня.
- И ты не могла сказать мне, что у тебя нет денег, чтобы заплатить за квартиру? Ты же знаешь, что я работаю, у меня есть деньги!
- Я не могла!
- Дура!
Соня вывернулась из его рук и теперь стояла, отвернувшись, глядя в землю.
- Дура! – в отчаянии повторил Вовка, - Ты меня иногда убиваешь, честное слово. Ты мучилась из-за этого и молчала? Давно ли?
- Да, - едва слышно выдохнула Соня.
- Вот что, для начала. Сколько тебе нужно денег, чтобы эта мегера унялась?
Соня неохотно выдавила из себя сумму. Вовка достал из кармана смятую пачку денег и отсчитал несколько стодолларовых купюр. – Вот тебе всё, чтобы расплатиться. И дай ей денег вперёд, чтобы оставила тебя в покое. Договорились?
- Я… не знаю…
- Никаких «не знаю»!!! – Вовка потерял терпение, голос его теперь звучал уже по-настоящему зло. – Возьми деньги и немедленно отправляйся к этой своей фурии. Заплати за квартиру. Если там что-то останется… купи что-нибудь себе. Словом, используй, как сочтёшь нужным. Соня подняла на него заплаканное лицо.
- С ума с тобой сойти! – кусая губы, пробормотал Вовка, потом вдруг улыбнулся. Соня, глядя на него, вдруг тоже улыбнулась сквозь слёзы. – Мне надо бежать, я и так уже опоздаю.
Он быстро поцеловал её и рванул быстрым шагом к остановке. Соня стояла, комкая в руках деньги и глядя ему вслед.

Из окна квартиры № 34 за этой сценой внимательно наблюдали мутные красноватые глазки.

Три часа этого же дня.

Соня отдала хозяйке долг, заплатила за два месяца вперёд и уверила, что больше подобных проблем не будет. Та немного поверещала для порядка, но деньги взяла и про выселение больше не заикалась. На прощание даже рассыпалась в комплиментах по поводу того, как чудесно Соня выглядит. Расстались они вполне мирно.
Поднимаясь по лестнице, Соня пыталась собрать воедино свои мысли по поводу сегодняшне-го утра, когда дверь квартиры № 34 распахнулась, и прямо ей в лицо дохнул клубок вонючего сигаретного дыма. Кир, навалившись всем телом на дверь, внимательно смотрел на неё.
- Ну что, соседушка, привет!
- Привет, - тихо пробормотала она, стараясь, как всегда, побыстрее проскользнуть мимо него. Но он преградил ей путь.
- Дела налаживаются, - мерзко подмигнул он и захихикал.
- В каком смысле?
- Ну как же… Думаешь, я про тебя ничего не знаю?
- Что ты можешь знать про меня?! Пусти сейчас же! – но он загородил ей путь.
- А вот что! – он торжествующе замахал перед ней какой-то газетой. – Думала провести меня? А я нашёл твою объяву!
Он сунул ей газету прямо под нос. О, ужас, на измятой странице Соня увидела своё собственное объявление, старательно обведённое несколько раз синей ручкой.
- Задумала сделаться профессионалкой? То-то я смотрю, денежки у тебя завелись! - осклабился Кир.
- Какой… профессионалкой? – запинаясь, пробормотала Соня. Она совершенно ничего не понимала.
- А то ты не знаешь, какой? – на лице Кира опять появилось мерзкая сальная ухмылка. – Во-дишь клиентов к себе домой, они тебе деньги платят… А объяву замаскировала, будто бы не профи, а обычная одинокая дамочка… Хитро, ничего не скажешь! Только кто же тебе поверит! Ха-ха! Я-то тебя насквозь вижу!
- Что ты несёшь?! Гадость какая! Пусти меня сейчас же!
- Ну да… хахалей водишь, а на меня как будто ноль внимания… А чем мои деньги хуже других? Чем?! Я могу заплатить по высшему разряду! – он попытался схватить её ниже талии.
- Пусти меня, ты, урод! Ты – гадость, и мысли у тебя гадкие! Ты всё неправильно понял! – Соне наконец удалось вырваться, и она побежала со всех ног вверх по леснице.
- Ничего! Ты ещё ко мне придёшь, куда денешься! Цаца! – рявкнул ей вслед Кир, но Соня уже захлопнула дверь.

Двумя часами позже.
Кир сидит на скамейке возле подъезда, уже сильно навеселе и пьёт пиво. Возле него вьётся стайка местных «трудных» подростков, а попросту говоря, малолетних наркоманов со стажем. Кир не то чтобы водит с ними дружбу, он сам их побаивается. Они и за мелочь готовы перерезать горло кому угодно. Но сейчас он угощает их пивом и сигаретами и ведёт разговор, как будто бы сам с собой.
- Ишь, фифа, видели? Бормочет Кир себе под нос. - Профи она теперь. Разоделась как. И денежки водятся, факт. Прямо с собой в сумочке носит. Доллары! Сам видел. Сука. Да что она… Так, мелочь, уклейка. Вот хахаль, что ходит к ней. У того точно денег куры не клюют. Полные карманы таскает с собой. Везёт же некоторым в жизни, эх! Ведь верно?!
Подростки согласно кивают головами.
Подростки внимательно прислушиваются.


- Соня! Да послушай же, Соня! Ты у меня и вправду Соня! – смеялся Вовка, тряся её за плечи. – Ну, просыпайся же!
После всего пережитого за сегодняшний день она внезапно свалилась на кровать и заснула. Не выдержали нервы.
- Угадай что?
- Что? – сонно пробормотала она, притягивая его голову к себе. – Что?
- Нет, ты проснись сначала!
Соня медленно поднялась и села на постели. – Ну что?
- Я получил первую премию на конкурсе исследовательских работ! Её специально отметили!
- Поздравляю! – она обняла его, сонно и счастливо улыбаясь. Все идиотские переживания се-годняшнего дня вдруг отступили на второй план. Как это всё неважно…
- А завтра будет что-то вроде тожественного отмечания. Я тебя жду! Ты ведь придёшь поздравить меня? – спросил он, с надеждой заглядывая ей в глаза.
- Я… Не знаю, уместно ли…
- Прекрати! – вдруг разозлился он. – Если ты ещё раз скажешь что-нибудь про свой возраст, ты меня выведешь из себя! Не желаю ничего слышать об этом! Я хочу тебя видеть и всё!
- Ладно, - робко произнесла Соня. – Я приду…
- И ты наденешь то обалденное платье, которое без дела висит у тебя в шкафу?
Платье и впрямь было роскошное, а надевала его Соня всего раз в жизни, больше случая не представилось, и ей страшно хотелось выйти в нём «в свет». Всё-то он знал. Соня улыбнулась.
- Надену!
- Обещаешь?
- Обещаю!
- Урра! Ты будешь самой красивой женщиной на этом празднике! – Вовка улыбнулся ещё шире. Он вдруг наклонился к ней, глядя прямо в глаза, и сказал совершенно серьёзно: - Знаешь, я люблю тебя.
Соня на мгновение растерялась.
- Нет. Никогда не говори так!
- Почему?
- Потому что… Потому что, - она не знала, как объяснить.
- А я буду говорить! И ещё кое-что скажу тебе там, на празднике… Важное!
- Что?
- Не-ет, это сюрприз, терпи до завтра!
- Ну что, что, скажи, скажи, пожалуйста!
- Не-а. Только завтра. Когда я увижу тебя на празднике в том платье.
- Ну ладно, - Соня закусила губу и замолчала, хотя любопытство так и разбирало её. Придётся потерпеть до завтра. Если Вовка упёрся, его не переупрямить.

Назавтра она собиралась и прихорашивалась с самого утра. Платье сидело по фигуре, волосы ложились как надо, кожа светилась, всё, всё в ней было идеально. Соня покрутилась перед зеркалом, глянула на часы – ой, пора, опаздывает! И выбежала за дверь. Перед выходом, не удержавшись, заглянула к соседке.
- Ну что, как я выгляжу?
- Ой! – Соседкины глаза округлились. – С ума сойти! Прям на обложку!
Соня просияла.
- Ты такси вызвала? – озаботилась соседка. – А то как в таких туфлях по камням…
- Да нет, не вызвала, забыла, - досадливо поморщилась Соня. – Ну, ничего, добегу до дороги, там поймаю машину.
- Смотри, там эти гаражи, глухое место, грязь. Не испорти туфли!
- Не испорчу. Не страшно, там всего-то несколько метров надо пробежать. Тем более, я не бе-гу, я лечуууу!!!
Соня послала соседке воздушный поцелуй и помчалась вниз по лестнице. Та с улыбкой смот-рела ей вслед.

Соня выбежала из подъезда, пронеслась по асфальтовой дорожке, потом по аллее к гаражам, там уже недалеко было и до дороги. Вот гаражи – там и впрямь было глухое место. С одной стороны – высокий бетонный забор, с другой – эти ужасные железные коробки, лужи, грязь, ни души кругом, прямо западня. И не успела она подумать про западню, как увидела впереди их. Эти мрачные зловещие подростки стояли прямо у неё на пути. Она попыталась пройти мимо, но они сомкнулись стеной, не давая прохода.
- В чём дело, мальчики?
Молчание.
- Что вам нужно?
Она беспомощно оглянулась назад. Там её окружали ещё несколько, явно из той же шайки. Она снова дёрнулась вперёд. – Дайте пройти!
Один, постарше и понаглее выступил вперёд.
- Вот что, дамочка, можете пройти, только дайте посмотреть вашу сумочку. Больше нам ничего не надо.
-Что-о?! Да вы обнаглели! Какая вам сумочка?
- А лучше дайте, - вступил в разговор другой, - Вам же лучше будет.
Соня судорожно соображала, что делать. Отдать сумку, в самом деле? Чёрт с ними, с деньгами, да там не так и много. А если всё равно не отпустят? Кричать? Никто тут не услышит, а если и услышит, то не сунется… И почему она не вызвала такси?
- Так что насчёт сумочки? – первый протянул руку. – Давай сумочку, и иди куда хочешь…
- Ну хорошо. Возьми, - согласно кивнула Соня. Стая переглянулась.
Первый сделал ещё шаг вперёд, в строю образовался небольшой промежуток. Совсем небольшой, но…
-На!!! – Соня изо всех сил ударила парня сумочкой по голове и метнулась бежать. Ох, если бы не эти проклятые туфли на высоком каблуке… Может, у неё был бы шанс…Может быть…
-Су-ука! Эта сука ударила меня, слышите, - завопил раненый. Впрочем, он вовсе и не был ранен, скорее, оскорблён тем, что какая-то баба вдруг посмела оказать ему сопротивление. – Ло-ви её, держи!
Соня почувствовала, как кто-то ударил её по ногам. Она упала, попыталась подняться, но тут же получила новый удар. Они налетели на неё всей стаей. Почти все были под кайфом и плохо понимали, что творят. Её ударили ещё раз, потом ещё, затем, распаляясь, войдя в раж, били всё сильнее, пинали ногами, круша рёбра, ломая кости… Она потеряла сознание.

- Эй, слушай, пацаны, стой! – один из мальчишек отошёл назад и в ужасе взирал на что-то, похожее на безжизненную окровавленную куклу, только что, пару минут назад, бывшую живым человеком. – Пацаны, мы ведь, кажется, убили её…
Стая переглянулась. – Да, чёрт, мы, похоже, перестарались…
- А не надо было сопротивляться этой сучке! Сама виновата!
- Линяем отсюда! Быстро! Пока никого нет!
Вся шайка кинулась врассыпную, кто куда, через секунду на месте не было уже никого, кроме главного. Он неторопливо подобрал её сумочку, оглянулся и тоже исчез.

Через секунду никого не осталось в глухом переулке возле гаражей, кроме Сони. Она осталась лежать, нелепо раскинув руки и ноги, с неестественно вывернутой шеей, бывшее когда-то роскошным платье всё в грязи в крови, кровь струйкой стекала у неё изо рта, широко распахнутые огромные красивые глаза с недоумением смотрели в такое безучастное небо.

Вовка на вручении наград за лучшие исследовательские работы. Торжество начинается. Он в первом ряду. В числе отмеченных. Он немного непривычно и смешно смотрится в костюме и при галстуке. Вовка возбуждён и взволнован, это первое в его жизни событие такого рода. Он немного обеспокоен отсутствием Сони и нервно оглядывается по сторонам. Почему она опаздывает? Он ждёт её. Он никого ни разу в жизни ещё так не ждал.



Nordlicht   11 марта 2009   1261 0 15  


Рейтинг: +15


Вставить в блог | Отправить ссылку другу
BB-код для вставки:
BB-код используется на форумах
HTML-код для вставки:
HTML код используется в блогах, например LiveJournal

Как это будет выглядеть?

Короткометражка / Окончание
мои рассказы, проза, жизнь, бытовое, психология

Начало здесь: http://www.myjulia.ru/article/33993/
Проходит ещё несколько дней (описывать их нет никакого смысла, так как один Сонин день с точностью повторяет другой).
Время четыре часа дня. Соня, не очень веря в то, что она сейчас сделает, сняла трубку и набрала номер. Тот самый номер, указанный на фото улыбающегося парня. Длинные гудки.
- Алло?
Голос совсем не такой, какой она ожидала услышать, и так не соответствует мальчику, запе-чатлённому на фотографии.
Читать статью

 



Тэги: мои рассказы, проза, жизнь, бытовое, психология



Статьи на эту тему:

Короткометражка
Невезучие
Телефон
Убрать дорогу назад..
Вся наша жизнь – это выбор


Последние читатели:




Комментарии:

Фетиния # 11 марта 2009 года   +1  
Красиво и печально  
Nordlicht # 13 марта 2009 года   0  
Да, бывает и такое.
Doronchik_L # 11 марта 2009 года   +1  
как грустно стало...по прежнему отлично пишите
Nordlicht # 13 марта 2009 года   0  
Спасибо!
natocnkakom # 11 марта 2009 года   +3  
Мне понравилось
Nordlicht # 13 марта 2009 года   +2  
Спасибо!
YuliYa # 11 марта 2009 года   +3  
Да, не стоило ей оставаться в этой квартире, ведь проблема нарастала, печальная история, но жизненная
Nordlicht # 13 марта 2009 года   +3  
Да вот, жизнь - она такая.
Fiona-v # 12 марта 2009 года   +3  
Написано хорошо, но ужастики и мистика, всё-таки, лучше
Nordlicht # 13 марта 2009 года   +3  
А что не понравилось, если не секрет?
Fiona-v # 13 марта 2009 года   +3  
Реалистичность.
Нарваться на банду отморозков больше шансов, чем увидеть зомби.
Nordlicht # 16 марта 2009 года   +2  
Поняла. Ну, я в принципе, так и думала.
YuliYa # 13 марта 2009 года   +3  
это точно - прям кри-кри - захватило , хотя почему - не понятно, наверно написано хорошо
Fiona-v # 13 марта 2009 года   +4  
Согласна. Написано потрясающе.
Nordlicht # 16 марта 2009 года   +2  
Спасибо! Я стараюсь


Оставить свой комментарий


или войти если вы уже регистрировались.