Наши рассылки



Люди обсуждают:




Сейчас на сайте:

natocnkakom tasha1963 утюжок

Зарегистрированных: 3
Гостей: 44


Тест

Тест Ты и твои коллеги
Ты и твои коллеги
пройти тест


Популярные тэги:



Наши рассылки:

Женские секреты: знаешь - поделись на myJulia.ru (ежедневная)

Удивительный мир Женщин на myJulia.ru (еженедельная)



Подписаться письмом





"Роман с собою...". Отрывки

"Роман с собою...". Отрывки 25

Она открыла глаза. Гул стоял повсюду… не только в салоне самолета и на соседних сидениях слева, но и, казалось, даже у нее в голове.

- Чай, кофе, сок? - голос стюардессы прозвучал неожиданно громко.

Она отрицательно помотала головой и повернулась к иллюминатору. Яркий солнечный свет ударил в глаза, но ей удалось рассмотреть поле из перьевых облаков под самолетом. Неужели на этот раз ей посчастливилось задремать еще до того, как шасси оторвались от земли? И как долго она находилась во сне, если самолет даже успел набрать высоту?

В ввиду последних событий, она совершенно забыла о своем довольно сильном страхе и о том, как все происходило обычно: будучи просто ощутимым, он подбирался к ней уже при выходе на посадку, в стадию бесконтрольного переходил при входе в самолет, и парализующим становился, когда в левой руке оказывалась маленькая семейная иконка, которую она всегда носила с собой. Апофеозом же являлись ее многочисленные попытки уговорить стюардесс принести чего-нибудь горячительного еще до взлета и получая отказ, в большинстве случаев, она начинала, в прямом смысле, трястись от страха. В тот момент она мечтала потерять сознание, оказаться под гипнозом, резко провалиться в сон... одним словом, она была согласна на любые физически-нежелательные проявления своего организма, лишь бы пропустить момент взлета при полном сознании. И вот, наконец-то, ей впервые это удалось, причем абсолютно естественным образом.

- Будьте любезны, принесите бокал вина... белого, - тихо попросила она.

Стюардесса по имени Светлана одарила ее белоснежной улыбкой и отправилась за вином. Она перевела взгляд со стюардессы на впереди стоящее сидение, точнее на его кармашик. Помимо некоего подобия меню, плана эвакуации и прочей бортовой ерунды ее взгляд привлекла книга в глянцевой обложке формата А5. Странно, кто мог оставить ее здесь? И что, разве после каждого рейса уборка салона теперь отменена? Обложка была оформлена по всем правилам, сочетая в себе 3 цвета: белый, черный и красный. Она не помнила в соответствии с чем именно они употреблялись, но знала точно, что они собой олицетворяют. Секс... ни что иное, как секс. А что может продаваться лучше и охотнее, чем секс?

Она усмехнулась и взяла книгу в руки. На оборотной стороне она прочла маленькую выдержку из биографии совершенно незнакомого автора. «Молодая, - отметила про себя она, рассматривая ее фото, - и красивая». Интересно, а есть молодые и некрасивые писательницы? Немолодые и некрасивые имеются и в довольно большом количестве, «выплевывающие» стабильно по книге в месяц, а на досуге занимающиеся разведением собак, а вот молодые и некрасивые? Красота не только спасет мир, но и сотворит его. Куда ты нынче без красоты? Не видать тебе «зеленого» цвета, будь ты хоть 7 пядей во лбу... Хотя если 7, то быть может и дадут тот самый «зеленый». Все таки не все еще потеряно для нашего алчного и циничного «рулевого» общества и интерес в реальных личностях имеет место быть. Ведь надо же на чем-то зарабатывать деньги, но лучше на ком-то. А самим загорать на пляжах Ниццы, или ловить кайф в джунглях Перу, а еще лучше, стимулируя свой организм на выработку адреналина, щедро спускать то самое заработанное в игорных домах… Лас-Вегаса, например.

Она снова посмотрела на фото на обложке. Интересно, а каково это быть писательницей? Через что нужно пройти, что бы написать ну хоть какую-нибудь мало-мальски читабельную книгу? И нужно ли вообще через что-то проходить? А быть может вполне достаточно просто уметь красиво складывать слова в предложения? Или нужно действительно обладать талантом. А может ли это открыться внезапно? Так же как, например, дар ясновидения после удара молнии? Или же нужно в своем развитии дойти до какого-то определенного уровня и настолько наполниться, что бы из тебя это просто-напросто полилось…

Она закрыла глаза и отпустила на волю свою бурную фантазию. А что если сменить профессию? Ведь пережитого за, уже теперь полные, 30 может хватить как минимум на 3 книги. Стать писательницей... Какие горизонты откроются тогда?! Путешествия... ей на ум пришли путешествия, из которых она бы и стала черпать вдохновение. Все те страны, в которых ей еще пока не довелось побывать, станут доступными и, практически, в режиме рабочего времени: Сейшелы, Майорка, Монако ну и, конечно, Сардиния...

Она стала представлять себя то на знаменитой красной дорожке, то в гамаке на берегу Индийского океана, то под Эйфелевой башней. Еще давно, в какой то из книг по позитивному мышлению, она узнала о процессе визуализации, который заключался в четком мысленном представлении себя в желаемых обстоятельствах: то есть мечтая о машине, нужно представлять себя за рулем той самой машины, о которой мечтаешь, а мечтая об отпуске нужно видеть себя на песках тех морей, побывать на которых грезишь. Но представить себя, лежащей на берегу Карибского моря, в огромной шляпе и белоснежном парео с не менее белоснежным ноутбуком на коленях и заканчивающей написание финальной главы, она все же не решилась, будто бы опасаясь что ее мысли воплотятся в реальность сразу же после того, как она покинет борт этого самолета.

- Ваше вино, пожалуйста, - голос Светланы прервал полет ее фантазии, и ей пришлось сменить визуальные ощущения на вкусовые.

Вино оказалось паршивым, но под влиянием красочных картинок в воображении, она не сразу распробовала это. Она открыла книгу на первой попавшейся странице... 147.


«Она думала о том, что уже через полчаса самолет приступит к снижению и совсем скоро она ступит на родную землю, а так же о том, что скажет руководство, узнав обо всех нюансах сделки, и, конечно же, о том, сколько времени в среднем дает издательство начинающему автору на написание книги. А еще она думала о том, что.... зачем? И к чему было все это? Все то, что происходило с ней на протяжении последних пару лет... Вся эта совершенно ненужная и ни к чему не ведущая гонка по вертикали и постоянные доказательства всем а, в первую очередь, и себе самой, что могу... что способна... что достойна... К чему были все эти многочисленные образования, перманентные состояния «вечного» студента, если работа, на которой она проводит добрые 70% всего времени, не приносит ей морального удовлетворения? И которая в последнее время превратилась ни во что иное, как в очередной полигон для оттачивания своих профессиональных навыков и личностных деловых качеств. И весь абсурд заключался в том, что значимость работы в ее жизни стала выходить на первое место, и уже ничего не стоило послать к черту за 2 недели подтвержденный визит к косметологу во имя двухминутной отправки e-mail в послерабочее время, и отменить запланированную поездку с друзьями за город с целью доработать контракт в выходные... И все бы ничего, вот только стремительное течение Жизни, проходящей мимо, с каждым днем становилось все ощутимее, а радость от провозглашенной приоритетности становилась все менее и менее искренней... Что она получила в итоге 3-летней работы на «убой» в своей компании? Если не считать 2 повышений, одно из которых стало условным, незначительное расширение географии своих путешествий, и покупку иномарки, безусловно, в кредит, то ровным счетом ничего... То, к чему она стремилась - к достойному месту под солнце - все еще оставалось впереди, потому как параметры этой достойности систематически расширялись и конца и края этому видно не было... И только сейчас, с каждым днем, все тоскливее становилось ощущение пустоты в Душе, которую уже не удавалось заполнить никакими достижениями и материальными ценностями... а еще элементарное понимание того, что а, собственно, счастья то как не было так и нет... Да и было ли вообще что-то настоящее и искреннее во всем этом? Что то от себя-истинной... от той, которая внутри, очень глубоко, покрыта слоем пыли и железной брони? Пустота, которую она четко ощущала внутри себя уже очень продолжительно, явно свидетельствовала о том, что нет. Было все надуманное и расчетливое... от себя же самой не было ни-че-го. И сейчас все зависело только от нее... будет ли когда нибудь...»

Она медленно подняла глаза, оторвавшись от прочтения книжки… снова опустила… перечитала несколько предложений… снова оторвала взгляд от нее. Что это... дежа вю? Или ей привиделось... Посмотрела на совершенно полный бокал. Книжка выскользнула из руки и, подняв ее, она снова уставилась на прочитанные мгновеньем ранее строки. Этого не может быть... и кто она вообще такая, этот неизвестный ей автор, но пишущий про нее... И как могло получиться так четко и достоверно передать все то, что было у НЕЕ в душе, но о чем сознательно она никогда не задумывалась? Неужели это действительно... все про нее? А может эту книгу специально ей подбросили? Но кто... и зачем... ЗАЧЕМ?!

А что если... если это не про нее... а про таких, как она? О, Господи... это явление уже стало массовым... а проблема общественной? Отсутствие простого женского счастья, компенсирующееся присутствием трезвого расчета в голове и наличием не совсем здоровых амбиций... постоянно повышающаяся перед собой планка, постоянное жертвоприношение себя во имя успеха, хроническое отсутствие простой, банальной, радости, уже давно заменяющееся лишь на материальные достижения. И что она имеет в итоге?

Да, она выросла за 5 лет работы с Сергеем из простого ответственного исполнителя в прекрасного управленца с сильной хваткой и великолепной интуицией. Но разве это ее сильно обогатило? Не будем говорить о духовной стороне, с этим итак все ясно. Волчица-одиночка по жизни, понятия не имеющая о том, что есть дети, да что там дети… кто такие мужчины то на самом деле и то не очень хорошо ей знакомо.

А что с материальной… той, к взращиванию которой она стремилась всю жизнь? Что она имеет в итоге? Да, машину о которой мечтала с 10 класса имеет… возможность в любой момент улететь на другой конец света, что бы позагорать тоже имеет… блажь носить одежду люксовых марок… да не вопрос! А вот, ограничив себя на время от всего этого для того, что бы купить квартиру… нет! она не готова… А почему ты до сих пор не сделала это, детка? Почему ты до сих пор не решила этот вопрос, ведь у тебя все карты на руках. Ну да, снижаться не хочется... уровень свой жизненный понижать, то бишь…

Конечно, 2 комнаты в 120 квадратов на Цветном, да и еще оплачиваемые компанией, безусловно, прекрасное подспорье. Но не для того ли, что бы уже давно, подумав головой, решить квартирный вопрос?! Естественно, ввязываться в долговые обязательства на 20 лет вперед это не твой метод, а снизить их до 3-4 лет, выплачивая ежемесячно все свободные средства которые имеешь, ты не готова. Ты не готова лишать себя ежемесячно очередной спонтанно купленной пары обуви за 600 евро, сменить авторские рестораны на просто кафе, перестать сидеть в звездном кресле мастера, а пересесть в кресло попроще… куда уж там, ведь это твои волосы.

Дура… и что теперь? Когда ты наконец поняла, что все… предел… что дальше? Да, имеется кругленькая сумма на счету, но что она даст? Первый взнос за квартиру… а на что жить? Продолжать работать, упахиваясь? Продолжать делать все то, что делала до этого? Все то, что говорит Сергей? Опротивело.. надоело… устала… Да! Последнее будет вернее…. Устала!

Где жизнь? Она проходит стороной… за тонированными стеклами авто, живущего в пробках, за панорамными окнами переговорных, находясь в которых даже не замечаешь солнечного света, на другом конце провода у друзей на даче, дорогу к которой уже в упор и не вспомнишь, хотя еще пару лет назад проводила там почти каждые выходные… а еще дома, на Родине, лететь до которой каких то 1,5 часа, но что делаешь максимум пару раз в год… А когда же жить?!

Когда, наконец-таки, начать замечать, что весна наступает не потому что сапоги в прихожей покрылись слоем пыли, а потому что все вокруг становится зеленым на улице… не потому что на каждом светофоре тормозишь так, что слышно за километр, напоминая что пора «переобуться», а потому что солнце светит ярко и маняще зовет за собой… в мир облегченных одежд и такого же состояния, исполнения желаний и безрассудной влюбленности.

Влюбленности… слово, неприятно режущее внутри… Что оно напоминает? Весна и влюбленность… Ах, да… ту самую весну, и ту самую влюбленность, ставшую для нее первой и… последней. А еще то самое 8 Марта, после которого она престала любить и его, а заодно и всех мужчин… Господи! Неужели ей так и не удастся избавиться от последствий той боли, почти 10 летней давности, ставшей для нее роковой, а именно отсчетом обретения нового мировоззрения… а и почему, собственно, она должна менять свои приобретенные принципы, разве ей не прекрасно и без мужчин?

И действительно… так ли уж прекрасна ее жизнь без мужчин… без влюбленности? Боже.. что это вообще такое? Она уже и позабыла об этом.. Что ощущаешь, когда влюбляешься? Кажется, сердце начинает учащенно биться, а иногда даже и вовсе уходить в пятки… А еще ты вроде как паришь… ну, типа летаешь от счастья… все верно? Да, кажется было так… интересно, а как было бы сейчас?

Она поморщилась, будто бы съела порцию чего-то горького и соленого. Откинувшись на спинку кресла и вновь закрыв глаза, она почувствовала, как все тело ноет. Практически, бессонная ночь в аэропорту. Но, ничего… скоро Москва, где она, наконец-таки, выспится, завернувшись в теплый уютный мамин плед, на любимой постели, одна…

От этих мыслей она даже слегка улыбнулась. Как же ей было комфортно всегда дома. Ей не нужен был никто. Зачастую она даже не снимала трубку домашнего телефона, попросту не слыша его. А зимними долгими вечерами так особенно. С книжкой в руках, в объятиях того же пледа и с бокалом Пино она могла пролежать всю ночь, и закрыть ее на последней странице уже на рассвете. Одиночество всегда было для нее самым комфортным отдыхом. Даже последние пару раз в путешествия она ездила одна, потому как прочувствовав это на себе однажды, она поняла, что вот это самый что ни на есть настоящий отдых.

Она резко открыла глаза. Путешествия… да! Ей нужно срочно куда-нибудь улететь… все равно куда, лишь бы отсюда подальше. Ей необходимо побыть одной и обо всем подумать… так, что бы свыкнуться со всеми этими мыслями и если и принимать какое-то решение, то обдуманно, а не сгоряча. На душе тут же потеплело… Пришедшая в голову перспектива прельщала невероятно, и от этого становилось светлее в ее потемневшем за последнее время сознании.

Пляжный отдых… точно! Это же именно то, что ее наполняет как ничто другое и где она получает огромный заряд сил и энергии. Как она не подумала об этом сразу… еще там, в Мадриде? А хотя… что бы это изменило… Она бы все равно не полетела из Мадрида напрямую… скажем, в Индонезию… Нет! Только не Таиланд… шумно, влажно, слишком свободно… и потом, он почему всегда ассоциировался у нее с чисто мужским отдыхом. Но Азия манила, даже не смотря на перелет, длиною в целый день или ночь…

И она решила подумать об этом в Москве, потому как сейчас больше думать уже просто не могла. После того, как мысль об отдыхе озарила ее, она чувствовала себя совершенно опустошенной, будто бы потратила много сил на ее рождение. И потому, вновь закрыв глаза, она попыталась провалиться в сон, но услышала:
- Дамы и Господа, командир сообщил, что самолет приступил к снижению...

26

В 13.45 я стояла в холле одной из башен Москва Сити и ждала пока аккуратным каллиграфическим почерком, сотрудник охраны выпишет мне пропуск. Я смотрела по сторонам и у меня сложилось впечатление, что этот, один из самых крупных и динамичных бизнес-центров города, является государством в государстве со своими законами, устоями, нормами, правилами, и даже со своим правителем, неустанно все контролирующим и жаждущим навести в нем идеальный порядок. Звук дорогих современных автомобилей… красивые и умные люди в деловых костюмах… уверенные женщины… сильные мужчины… последние новинки мобильных телефонов… высококлассные рестораны бизнес-уровня… деловые встречи и переговоры. Они серьезны и постоянно решают важные вопросы, ведь именно от принятых ими решений зависит будущее всего государства. Они стремятся сделать свою жизнь лучше, и потому действуют слаженно, четко и без промедления, зная, что каждая их минута стоит очень и очень дорого. Здесь царит справедливость и равноправие, и каждый имеет право быть тем, кем он хочет стать. Вот только силы, как и везде, у всех разные, а значит, как и везде, успеха добиваются… сильнейшие!

Моя фантазия понесла меня далеко, и я уже даже стала представлять современные детские садики, оборудованные по последнему слову техники, но строгий голос охранника вывел меня из забытья.

- Проходите, пожалуйста.

Я прошла через турникет и нажала кнопку вызова лифта, в ожидании которого, достала из сумки мобильный и набрала номер Сергея.

- Я в Сити… поднимаюсь к нему, - как можно более спокойнее сказала я.
- Ты справишься, детка - сказал твердо и уверенно он, а перед тем как отключиться, добавил, - другого варианта не дано…

Я нервно сглотнула и убрала телефон в сумку. Я шла на встречу с Заболоцким. О чем он еще не знал. «Напичканная» всевозможной полезной информацией от Сергея, я решила поступить ва-банк и добиться встречи с ним наверняка. За несколько дней до этого в моей голове созрел план, на счастливое осуществление которого я сейчас и рассчитывала. В одной башне с Заболоцким находился офис моей хорошей знакомой, которая, безусловно, не отказала мне в выписке пропуска на имя своей компании. Я сказала ей о своих истинных целях визита в Сити, о чем пожалела.

- Прекрасно выглядишь, дорогая, - встретила меня Карина, и, оглядев с ног до головы не удержалась, что бы не съязвить, - а ты к нему по деловому вопросу или… как?

Не мне был темно-фиолетовый костюм, украшенный неяркой, но разноцветной вышивкой. Юбка-карандаш эффектно удлиняла ноги, а до безумия узкий пиджак, купленный с этой целью на размер меньше, подчеркивал тонкую талию. Поскольку костюм был летний, то под пиджаком не было ровным счетом ничего, кроме белья, что «родной» женский глаз, безусловно, заметил.

- И не надейся, - ответила я и одарила ее взглядом, пресекающим всякую надежду на возможное продолжение этой темы. – Лучше расскажи о своих впечатлениях о Заболоцком…

- Да ничего особенного, - отвела в сторону потерявший интерес взгляд Карина. – Работать у него, мягко говоря, несладко… Не ставит ни во что своих сотрудников, «упахиваются» они у него… правда платит при этом хорошо. Вот и терпят этого придурка годами…

- Почему придурка-то? – аккуратно пыталась выудить нужную мне информацию, спросила я.

- Да потому что, - многозначительно ответила Карина, - заслуг особых перед Отечеством так и не приобрел, зато амбиции взрастил в себе выше крыши… Ну, опять таки, это только со слов… а там кто его знает какой он, северный олень…

И, войдя в лифт, она протяжно засмеялась. С Кариной мы учились в первом институте основам туристского, гостиничного и ресторанного бизнеса. Весьма недолго… поскольку после 2 курса она уехала практиковать свои теоретические знания в Египет, где… и осталась. Она перевелась на заочное отделение и с головой ушла в заграничную жизнь. К середине 3 курса все и думать о ней перестали, лишь изредка вздрагивая при упоминаний о ней преподавателями в преддверии очередной сессии. А к получению диплома и вовсе забыли, что она когда-то училась с нами.

Тем радостнее было спустя несколько лет, совершенно случайным образом найти ее профайл на Одноклассники.ru, зарегистрированным ни где-нибудь, а в Москве. Судя по фото, выложенным на сайте, все в ее жизни складывалось замечательно, в чем я и сама убедилась, встретившись с ней на Арбате в «StarBacks». Она рассказала о своей заграничной жизни и о том, почему оказалась в Москве.

Влюбившись в местного араба, принадлежащего к высшим слоям общества настолько, что даже успела сменить религию, ей довольно быстро дали понять, что его родители не отдадут свое чадо на растерзание «русской Наташе» и потому устав бороться с многослойностью, а вместе с тем и многосложностью, египетского общества, а заодно и разочаровавшись в арабских мужчинах в целом, она и сбежала оттуда.

Перед побегом, она заблаговременно позаботилась о своем месте под солнцем, и потому, приехав в Москву, на следующий же день вышла на работу в отдел продаж в то время только открывшегося отеля «Ritz Carlton». Своей работой она очень гордилась. Будучи старше меня на полгода и ниже на целую голову, она являла собой тот ни с чем несравнимый образ Дюймовочки, правда при этом была жгучей шатенкой с очень необычными иссиня-черными бровями.

Она была умна и красива, образованна и коммуникабельна, и представить ее в какой-то другой сфере, ну никак не удавалось. Сфера гостеприимства и туризма все равно, что была создана для нее… Каково же было мое удивление, когда спустя год после той встречи, она сообщила, что ее пригласил к себе на работу *N, рассмотрев в ней достойного кандидата на должность своей «правой руки». Помимо солидного оклада он вложился еще и в ее обучение на МВА. Сообщив мне об этом, она заговорщически заверила меня в том, что между ними «чисто деловые отношения». Я поверила. Потому как мне было абсолютно все равно. А еще потому, что с недавних пор я и сама находилась в подобном положении. Правда об МВА пока не думала…
Двери лифта распахнулись перед нами на 13 этаже. «Символично»,- подумала я.

- Ну что ж… тебе туда, - указала она мне на массивную темную дверь в самом конце коридора. – Если что звони… приду на помощь.

- Спасибо, - искренне поблагодарила я, и тут же соврала. – Я позвоню, как выйду от него.

Она снова вошла в лифт, и дверь за ней закрылась. Я осталась одна наедине со своей решительностью и, одновременно, набирающими силу сомнениями. Одернув юбку, не спеша я прошла по коридору к двери и глубоко вздохнув, нажала кнопку. Щелкнув, дверь отворилась, и я очутилась в очень современном офисе, оформленном по последнему слову дизайна. Стиль конструктивизм негласно правил балом, и все вокруг было подчинено ему: четкие прямые линии, блеклые, но вместе с тем очень стильные тона в отделке мебели. Все было пропитано высоким вкусом и даже гостевое кожаное кресло, стоящее в углу было не очевидного бежевого цвета, а кофейного… по-домашнему уютного кофейного цвета.

- Я могу Вам чем-то помочь?- холодный голос нарушил процесс моего созерцания и я обернулась.

Передо мной стояла блондинка типичной модельной внешности, с явными признаками отсутствия высокого уровня IQ, достойно компенсирующимся наличием четвертого размера груди, явно силиконовой. Судя по ее внешнему виду, она была приверженицей люксовой марки одежды, на которую, вполне вероятно, уходила вся ее зарплата.

Хотя, если учесть, что г-н Заболоцкий являлся большим ценителем женской красоты, то вполне логично было бы предположить, что ее зарплата составляла лишь жалкую часть вероятных премиальных.

- Да… пожалуй, - неуверенно протянула я, но тут же войдя в продуманный заранее образ, уверенно добавила, - у меня назначена встреча с г-ном Заболоцким.

Она посмотрела куда то сквозь меня, абсолютно отсутствующим взглядом, однозначно разочаровавшись в моем внешнем виде, в котором она не увидела ни одной знакомой буквы… да и вообще ни одного лейбла, пристроченного наружу, и уже отвернувшись, монотонно произнесла:

- Пойдемте…

Мы шли по длинному коридору, и стук ее каблуков четко, как будто бы в такт, аккомпанировал стуку моего сердца. Волнение охватило меня с ног до головы, и я не знала, как скоро может наступить конец всей моей профанации. Я была готова ко всему. Перед входом в приемную, я еще раз глубоко выдохнула и вошла вслед за не обремененной интеллектом блондинкой.

- Катя, девушка к Стасу Витальевичу… говорит, что назначено, - повернулась она ко мне с такой ехидной улыбкой, что мои сомнения по поводу ее недалекости развеялись тут же.

- Да что ты?! – в тон блондинке ответила Катя, изобразив на лице как можно более искреннее удивление.

И они обе молча посмотрели на меня. Я понимала, что теперь мой черед отбивать теннисный мячик и потому собрав всю свою волю в кулак и подогрев ее на природном артистизме, я с непоколебимой твердостью в голосе принялась врать:

- У меня было назначено еще 2 недели назад, но я неожиданно улетела в Китай. И только сейчас смогла приехать. Он знает об этом и ждет меня. Я пройду?

И с этими словами я было направилась к единственной, помимо входной, мощной дубовой двери в этом кабинете, но была остановлена холодным голосом теперь уже Кати:

- Нет, не пройдете, потому как Стаса Витальевича нет в офисе.

Этого не могло быть. Потому как утром я сама лично звонила сюда и, представившись курьерской службой, под предлогом передать «лично в руки» пакет, проверяла на месте ли он или нет. Безусловно, могло случиться непредвиденное, вследствие чего он мог неожиданно уехать, но вместо того, что бы подумать об этом, теперь уже неожиданно для себя самой, я блефанула:

- Я знаю, что он на месте. Я разговаривала с ним час назад. Он ждет меня.

- Вы, вероятно, не знаете, - с ехидцей начала свою театральную речь Катя,- что все встречи Стаса Витальевича планирую я сама, и потому, даже не спрашивая Вашего имени, с абсолютной уверенностью говорю Вам, что сегодня он НИ-КО-ГО не ждет.

- Тем лучше, - парировала я, - нам не станет никто мешать. Эта дверь?

- Милая девушка, - преградила она мне дорогу, - я не знаю кто Вы…

Это было уже слишком.

-… и тем не менее являясь настолько недальновидной, что у Вас, в отличие от хорошего личного помощника, отличающегося высоким профессионализмом, даже не возникло мысли узнать это, - она опешила, а я, поймав фору во времени, пока она вникала в только что сказанное, продолжила, - Однако же, Вы, вопреки всем правилам этикета, позволили себе столь панибратское обращение к совершенно незнакомому посетителю. А знаете ли Вы чем это может обернуться для Вас… милая девушка?

На последнем предложении я сделала такой сильный акцент, что они обе вздрогнули. Я наступала так решительно и отважно, что им даже в голову не могла прийти мысль о том, что это всего лишь мастерски «закамуфлированная» оборона. А врала так отчаянно и уверенно, что уже даже сама начинала верить во все сказанное. Я чувствовала, что вхожу в роль, и азарт разгорался во мне со страшной силой. Под конец своей речи, я ощущала себя уже настолько свободно, что пока говорила, даже успела подумать о том, что… а быть может еще не поздно сунуться в театральный… и к черту бизнес?

И я не знаю, что бы последовало за всем этим и какова была бы их реакция на мои последние слова, если бы массивная дубовая дверь не отворилась и из-за нее не появился, судя по всему, сам г-н Заболоцкий собственной персоной. Голова, бритая наголо, тяжелый проницательный взгляд поверх очков в тонкой оправе, в рубашке с характерной темно-синей полоской... От него шла такая мощная волна, что я едва устояла на месте. Он кинул еле уловимый взгляд на меня, и, не отрывая мобильного от уха, стремительно вышел из приемной.

Девушки при виде его вытянулись по струнке смирно, а я лишь успела кинуть изучающий взгляд в ответ и отметить про себя, что он очень не дурен собой. Скрывшись за входной дверью приемной, мы остались в безмолвном молчании смотреть друг на друга.

- Не откажусь от кофе, - ледяным тоном закрепила я вновь обретенный образ, и, кивнув головой в сторону кофемашины, добавила, - надеюсь что капуччино здесь имеет место быть?

Они посмотрели на меня теперь уже с некоторой опаской, а я с этими словами «плюхнулась» в кресло и принялась ждать возвращения Стаса Витальевича, который не заставил себя долго ждать. Едва я успела допить довольно безвкусный напиток, сделанный «заботливой» рукой Кати, как он вновь появился в приемной.

- Стас Витальевич, - демонтстративно-уважительным голосом обратилась к нему Катя, - к Вам девушка… говорит, что Вы ее ожидаете…

Он посмотрел мне в глаза, потом опустил взгляд на уровень груди, потом перевел на ноги, а после снова посмотрел в глаза. Я уж было начала пытаться собрать в одну кучу сексуальность, дозировано смешанную с искусственно вызванными теплотой и нежностью, что бы обезоружить его одним только взглядом, и выиграв хотя бы у этих безмозглых девиц возможность лицезреть мой провал, но, к счастью, делать этого мне не пришлось, поскольку Стас Витальевич низким басом произнес:

- Пойдемте.

Я не верила своим ушам. Пришлось поверить глазам. Я увидела его направляющимся в свой кабинет, и обернувшимся при входе в мою сторону. Он вроде бы как даже ждал, что я последую за ним. Тут я перестала верить своим глазам. И все-таки проследовав за ним, попутно одарив девиц взглядом, опускающим ниже плинтуса, я вошла в кабинет.

- Слушаю Вас, - по-деловому начал он, усаживаясь в кожаное кресло цвета «горький шоколад» и заинтересованно рассматривая меня. – Откуда Вы?

- Я представляю компанию ITGroop и хочу сделать Вам то самое пресловутое предложение, от которого невозможно отказаться. Я знаю, что у Вас сейчас возникла небольшая накладка с программным обеспечением для последнего поставленного оборудования, в связи с чем….
Я начала выдавать заранее обработанную и подготовленную информацию, наблюдая за его реакцией, и в тот момент, когда, как мне показалось, уже начал вникать в нюансы сделки, он, перебив меня, произнес:

- Какую фирму Вы представляете? – он проговорил это с таким пренебрежением в голосе, сделав акцент на первое слово, что я даже потеряла мысль. А как же хорошо начала… И тем не менее не могла поверить в то, что он так быстро вспомнил нас. Я предприняла попытку исправить ситуацию:

- ITGroop, - уверенно произнесла я, - мы представляем большой спектр услуг по…

- Как Вы здесь оказались? – он смотрел на меня и, казалось, его глаза сейчас нальются кровью. – Кто Вас прислал?!

- Простите, - сердце ушло пятки, и я прекрасно понимала, что это начало конца, - я Вас не понимаю…

- Вас прислал Сергей? – он смотрел на меня с уже не скрываемой яростью, - самому не хватило смелости появиться мне на глаза…?

- Я не понимаю о чем Вы, - предприняла еще одну попытку я, - я здесь для того, что бы предложить Вам выход из сложившейся у Вас ситуации…

- Я хочу, что бы Вы мне ответили, - это был конец, и выжидающе посмотрев на меня, он спросил, - Ваш директор - Маркин Сергей?

- Да, - невозмутимо сказала я, понимая, что врать не имеет смысла.

- Так вот, - так же невозмутимо продолжил он, - я не желаю работать с Вашей компанией. Поэтому не смею Вас больше задерживать…

Он уткнулся взглядом в бумаги на столе, и я поняла, что говорить что-либо еще было бесполезно. Разговор однозначно был закончен.

Я чувствовала себя оплеванной и выкинутой. Мои щеки пылали нездоровым румянцем от самого настоящего стыда и, мне казалось, что даже поднялась температура. Это был очень серьезный проигрыш. Не Заболоцкому. И даже не Сергею. Это был проигрыш самой себе. Своим амбициям. Это был невероятной силы удар по самолюбию. По уверенности, решительности, а еще напористости. Это было так словно, ты уверенно открываешь с десяток одну за другой двери, а последнюю не можешь, и над тобой начинают смеяться взрослые, и ты уже воспринимаешь все открытые до этого двери, не иначе как детскую мозаику. Что в итоге заставляет тебя понять, что ты всего лишь игрался, а выполнить серьезное, взрослое дело не смог.

Я чувствовала себя разбитой и уничтоженной. На секунду задержавшись, я поднялась и направилась к выходу. Взявшись за ручку двери, позади себя я услышала:

- И передайте Сергею… что бы больше не устраивал такого цирка. Здесь не детский сад…

Эти слова прозвучали как контрольный выстрел. Мне стало обидно за Сергея. В отличие от Заболоцкого, о Сергее никто и никогда не мог сказать что-либо, способное скомпрометировать его деловую репутацию. Сергей был профессионалом высокого уровня, интуитивно разбирающимся во всем на лету и каким-то чудным образом, не сильно углубляясь, способным решить даже самые сложные вопросы в кратчайшие сроки.

О причинах такой вражды к нему со стороны Зболоцкого, Сергей рассказал мне вскользь, сделав упор на то, что условия все были выполнены, а товар был обменян на деньги. Но для меня оставалось загадкой, ЧТО же на самом деле произошло между ним и Заболоцким, что заставляет последнего отказаться от фактически единственного возможного варианта.

- Всего доброго, - ответила я и открыла дверь.

Увидев в приемной снова лица двух офисных стерв, я облегченно вздохнула, с благодарностью подумав о том, что все это произошло не в их присутствии. И потому, позволив себе вольность, и еще не успев покинуть уже такой родной для меня образ, я сказали им на прощание:

- Развивайте интуицию, девушки. Ибо она же синоним дальновидности. Что бы лучше разбираться в людях. И прекращайте врать… дабы не пристало…

Сама толком не поняв, что сказала и, разумеется, не став дожидаться их реакции, я стремглав покинула офис Заболоцкого, но перед тем, как войти в лифт, я выскочила в лестничный пролет между этажами и, достав мобильный, набрала последний исходящий номер. Услышав его голос, который в тот момент до боли в сердце показался мне таким родным и близким, я сказала одну-единственную фразу:

- Сережа… я провалилась….



Lucky741   30 августа 2010   1385 0 4  


Рейтинг: +8


Вставить в блог | Отправить ссылку другу
BB-код для вставки:
BB-код используется на форумах
HTML-код для вставки:
HTML код используется в блогах, например LiveJournal

Как это будет выглядеть?

"Роман с собою...". Отрывки
бизнес, женщина, встреча, офис

25
Она открыла глаза. Гул стоял повсюду… не только в салоне самолета и на соседних сидениях слева, но и, казалось, даже у нее в голове.
- Чай, кофе, сок? - голос стюардессы прозвучал неожиданно громко.
Она отрицательно помотала головой и повернулась к иллюминатору. Яркий солнечный свет ударил в глаза, но ей удалось рассмотреть поле из перьевых облаков под самолетом. Неужели на этот раз ей посчастливилось задремать еще до того, как шасси оторвались от земли?
Читать статью

 



Тэги: бизнес, женщина, встреча, офис



Статьи на эту тему:

Знакомство под Новый Год
Тумбочки с мышами
Мелодия
Роковая встреча (окончание)


Последние читатели:




Комментарии:

yana_novaya # 6 сентября 2010 года   +3  
мне нравится, буду ждать продолжения! Meriz, а ты книгу еще не выпустила? Я бы с удовольствием почитала полную версию.
Lucky741 # 6 сентября 2010 года   +2  
Еще даже не дописала... хотя сегодня уже разговаривала с издательством)) все случится вовремя...
спасибо)
yana_novaya # 6 сентября 2010 года   +3  
спасибо тебе, что пишешь
Lucky741 # 12 сентября 2010 года   +2  
спасибо, что читаете)


Оставить свой комментарий


или войти если вы уже регистрировались.